Шапка арабская – Фото арабского костюма, одежда в Арабских Эмиратах

Фото арабского костюма, одежда в Арабских Эмиратах

Фото арабского костюма.

Арабский Восток всегда был загадочным и манящим, немного непонятным и диким, но притом роскошным и щедрым. Не хватит никаких эпитетов, чтобы описать эти чудесные земли. Страны с преимущественно арабским населением во многом различаются между собой, но никогда не забывается их общая культурная основа, которая буквально невероятными темпами стала развиваться с возникновением последней религии Единобожия и в течение последнего века поддерживается благодаря консолидации арабов, разделенных государственными границами. Частью этой культуры стала арабская одежда – костюмы мужчин, женщин и детей, изготовленные в национальном колорите.

 

Первое, что нужно сказать об арабских костюмах – это их роль в современном обществе. Вряд ли в какой-то стране можно встретить такое широкое распространение национальной одежды в повседневной жизни. Она используется не только в праздничные дни, концерты и фестивали, как это происходит в большинстве государств Европы и Америки, но и любое другое время, так как многие арабы просто не представляют свой национальный образ без соответствующего одеяния. Заметить эту «привычку» можно, даже взглянув на официальные встречи шейхов: деловые партнеры и менеджеры высшего звена, несмотря на свой статус, остаются верны арабским костюмам.

 

Одежда Арабских Эмиратов

 

Арабский костюм фото



Говоря об основаниях той или иной одежды (Арабские Эмираты, Египет, Тунис, Саудовская Аравия или другая страна – не суть важна), нужно вспомнить прежде всего географические особенности: большая часть арабского мира – это бескрайние пустыни, хотя среди них и образовывались мегаполисы. Цифра за 40 на градуснике здесь – привычная вещь. Соответственно, обязательный атрибут одежды – головной убор, уберегающий от солнечного удара. К тому же, абсолютное большинство арабов – брюнеты, а значит, теплые лучи влияют на них с двойной силой. По причине все того же свойства темных поверхностей сильнее притягивать солнце, важен оттенок ткани – чем светлее, тем лучше (хотя это правило далеко не всегда выполняется среди женщин в силу сложившихся традиций). Следующий момент – широкая ткань, не облегающая тело, чтобы обеспечить хотя бы минимальное пространство для воздуха, давая коже возможность свободно «дышать». Наконец, можно добавить большое количество песка, который поднимается частым сильным ветром – это дополнительный повод для укрытия лица, в частности – глаз.

Кроме климатических условий, на национальную одежду повлияла и религия. Ислам в некой степени накладывает ограничение на внешний вид человека: у женщины могут быть открыты только лицо, кисти рук и ступни; мужчины обязаны прикрывать область от пупка до колен, притом одежда не должна опускаться ниже щиколоток – это категорический запрет; к этим же запретам для мужчин относятся золото и шелк – они только для прекрасной половины человечества. Суть всех обычаев заключается в повиновении Богу и сокрытии «неприличных» мест, отдалении от скверного.

Значение одежды на Востоке объясняется не только сохранением древних традиций, но и нравами населения: арабы обожают выбирать и приобретать костюмы, уделяя внимание каждой мелочи. Довольно распространен обычай дарить подобную продукцию на праздники или даже без повода, так как здешние люди знают цену вещам первой необходимости (и это не излишняя экономия, а всего лишь менталитет).

А теперь все в мелких подробностях. Мужской одеждой в Арабских Эмиратах, Саудовской Аравии, Катаре, Бахрейне и некоторых других государствах служит длинная белая рубаха (именно этот термин первым приходит на ум европейца) – «джалабия» или «дишдаша», которая по длине фактически является платьем. В прежние времена эта одежда была сделана из единого гладкого куска ткани, однако теперь приобрела дополнительные модификации в виде манжетов, воротников и карманов. Головной убор представляет собой платок «куфия» («шемах», «гутра»; на русском жаргоне – «арафатка» – этому термину она обязана Ясиру Арафату), закрывающая волосы, шею, а иногда и плечи, которая опоясана черным обручем «игаль». Под «куфией» многие привыкли носить легкую вязаную шапочку, которая особенно удобна во время молитв и не спадает при активном движении. Цвет платка практически ничем не ограничен, но более других распространены белый и красный. Материал – шерсть или хлопок. Среди арабов пожилого возраста можно увидеть и тюрбаны, полностью сохранившие свой исконный вид.


Что касается женщин, то их наряды, как это и бывает, гораздо разнообразнее. Здесь трудно создать определенный образ, но все же попытаемся это сделать. Как правило, в качестве верхней одежды надевается «абайя» – большое широкое платье без пояса, в котором принято появляться во всех общественных местах. Из-под него практически не видно основной одежды, что символизирует скромность. Но и в этом случае женщина не лишена возможности носить украшения – края «абайи» могут быть обведены серебром, золотом, драгоценными камнями и даже стразами удивительных орнаментов.

В зависимости от личных предпочтений и региона, лицо арабской женщины иногда закрывает легкая вуаль с небольшим отверстием для глаз. «Никаб» (дословно – «покрывало») также можно встретить на женщинах в ОАЭ, хотя он не является обязанным атрибутом, в отличие, скажем, от соседней Саудовской Аравии. В некоторых районах до сих пор сохранился элемент гардероба, называемый «бурка» — конструкция, похожая на черты ястреба, который считается положительным символом в странах Персидского залива. Она имеет и практическое применение – впитывание пота и защита нежной кожи от обжигающего солнца. В центре таких развитых городов, как Дубаи, одежда, называемая в нашей среде «паранджой», не пользуется особой популярностью, вопреки всем стереотипам. Арабские женщины всегда следят за своей внешностью, что отмечено даже знаменитыми дизайнерами и модельерами с мировыми именами, но притом не забывают и о внутреннем мире, сохраняя элементы таинственности.

Все то, что находится под верхней одеждой, доступно для обозрения лишь дома, но все же с некоторыми ограничениями, когда приходят гости.

Таким образом выглядит примерный образ одежды в Арабских Эмиратах. Все это, разумеется, лишь условно, разновидности национальных арабских костюмов варьируются в зависимости от крупных городов, провинций и сельской местности. Немаловажное значение имеет и семья человека, от которой исходят все традиции, их жизненные взгляды, религиозная практика, следование современной моде, желание выделиться среди толпы.

Что касается других арабских стран, то не везде прослеживаются консервативные взгляды на одежду. В Йемене и Палестине, к примеру, распространены пиджаки; в Тунисе и Ливане – фески, созданные византийцами и перенятые османами.

К слову говоря, многие виды арабской одежды, даже в современных ОАЭ, производятся в разных частях света – от Франции до Китая. Иностранные производители учитывают все пожелания арабов, рассчитывая на выгоду от сотрудничества, – богатые шейхи готовы выставлять крупные суммы за качество одежды и соответствие модным направлениям.

Post Thumbnail

evro-turist.ru

Арабская вязь на экспонатах Оружейной палаты Кремля

В Оружейной палате Московского Кремля под инвентарным номером 4411 хранится воинский головной убор, украшенный золотым орнаментом и драгоценными камнями. До середины XIX века его демонстрировали с указанием, что это шлем великого князя Александра Невского. Изображение шлема даже попало на герб Российской империи, несмотря на то, что среди украшающей его христианской символики выделяется арабская вязь со строкой из Корана.

Но каким образом эта надпись оказалась на головном уборе православного князя, и известны ли истории подобные случаи?

На основе традиционной истории логично предположить, что крестоносец напишет на щите девиз на латыни, мусульманин — аяты из Корана, а русский воин воспользуется хотя бы родным языком. Вместо этого мы наблюдаем засилье так называемого «восточного» оружия на Руси с надписями религиозного содержания, выполненными почти исключительно на арабском языке. Как правило, это аяты из Корана и обращения к Аллаху.

Причём речь идёт НЕ о трофейном оружии.

Половина «шапок иерихонских», являющихся важной частью торжественного воинского наряда русского царя, имеет религиозные арабские надписи. Поразительно, что другие языки, кроме арабского, при этом не используются.

Есть даже пример парадоксального, с точки зрения традиционной истории, соседства, казалось бы, совершенно чуждых друг другу религиозных символов на «шапках иерихонских» русских царей.

1. Шлем Александра Невского

На «шапке иерихонской» Михаила Федоровича Романова, работы мастера Оружейной палаты Никиты Давыдова 1621 года, в клеймах помещена арабская кораническая надпись:

نَصْرٌ مِّنَ اللَّهِ وَفَتْحٌ قَرِيبٌ وَبَشِّرِ الْمُؤْمِنِينَ

(смысл): «Всевышний Аллах дарует вам победу над врагами и близкое завоевание (Персии и Византии). И обрадуй же, о Мухаммад, верующих этим решением Всевышнего Аллаха» (сура Ас-Сафф).

Эта надпись соседствует с восьмиконечными православными символами.

Согласно легенде, шлем Невского был перекован в XVII веке специально для Михаила Федоровича, первого царя династии Романовых. Придворный мастер Никита Данилов дополнил его драгоценными камнями. Обновлённый шлем получил имя «Ерихонская шапка царя Михаила Федоровича». Никакой модернизации здесь не было – шлемы на Руси было принято так называть, поскольку русские монархи со времён Ивана Грозного любили сравнивать себя с Иисусом Навином, ветхозаветным царём, взявшим Иерихон.

В XX веке историки не поверили в легенду, усомнившись, что шлем когда-то принадлежал Александру Невскому. Подвергнув булатный головной убор бесчисленным экспертизам и анализам, учёные пришли к выводу, что «Ерихонская шапка» была выкована на Востоке (откуда и арабские надписи) в XVII веке. Затем с оказией шлем оказался у Михаила Федоровича, где подвергся «христианскому тюнингу».

Правда, никто не объясняет, а почему царь не распорядился убрать «басурманское письмо»? По халатности? Вряд ли. По незнанию? Едва ли. При царском дворе всегда было немало татар, знакомых с арабской каллиграфией.

Оказывается, шлем Александра Невского не единственный в своем роде. Таких украшенных арабской вязью экспонатов в Оружейной палате Кремля не один и не два.

2. Шлем – «шапка ерихонская» царя Алексея Михайловича

На головном уборе Алексея Михайловича написан «Аятуль Курси». Арабская надпись на шлеме гласит:

«Аллах — нет божества, кроме Него, вечно живого, вечно сущего. Не властны над Ним ни дремота, ни сон…».

3. Шапка-ерихонка Алексея Михайловича Львова

Боярин Алексей Михайлович Львов занимал при царе Михаиле Федоровиче высокую должность окольничего (придворный чин и должность в Русском государстве в XIII — начале XVIII вв. С середины XVI века — второй (после боярина) думный чин Боярской думы. Окольничие возглавляли приказы, полки). Он также покрыт арабскими узорами и – что интересно – изречениями из Корана. Складывается впечатление, что, заказывая шлем, весьма похожий на царский, только менее украшенный, боярин Алексей Львов хотел подчеркнуть свой статус.

Описавший шлем придворный дьяк (государственный служащий, начальник органа управления (приказа) или младший чин в боярской думе России XVI — начала XVIII столетий) не смог обойти иноземные буквы и внёс в опись такую пометку «венец и в венце в наводе слова Арабские». Впрочем, если в них не вникал писарь, это не значит, что смысл написанного на шлеме не знал его владелец.

4. Ерихонка царя Алексея Михайловича Романова

С ерихонкой Алексея Михайловича всё сложнее. Она произведена в Турции в XVII веке, украшена серебром и золотом, чеканкой и резьбой и вообще являет собой очень достойный своего хозяина шлем. Другое дело – надпись на арабском, которая гласит: «Нет бога кроме Аллаха, и Мухаммад – его посланник». Совершенно не православная надпись на шлеме православного царя вызывает один, но очень серьёзный вопрос. Что она там делает? Пока он остается открытым, и вы можете предлагать свои версии в комментариях.

5. Ерихонка боярина А. О. Прончищева

«Шлем был привезён в Россию в 1633 году Афанасием Прончищевым, побывавшим во главе русского посольства в Стамбуле. Посольство принимали с большими почестями, однако на обратном пути корабль попал в бурю, а жители Кафы (Феодосии) чуть не убили послов. Несмотря ни на что, Прончищеву удалось сберечь и доставить государю ценности, среди которых был и парадный шлем».

«Парадный шлем – "шапка ерихонская" – выкован из булатной стали. Назатыльник прикреплён к тулье тремя серебряными цепочками. На козырьке укреплена носовая стрелка с прорезной надписью. Почти всю поверхность шлема покрывает "кружево" насечённого золотом стилизованного орнамента и надписей — изречений из Корана».

Интересно, что арабская вязь украшала и шлем Ивана Грозного, а также других родовитых персон средневековой Руси. Конечно, можно говорить о том, что это были трофеи. Но сложно представить, чтобы регламентированный Иван IV водрузил на свою венценосную голову бывший в употреблении шлем. Причем, в употреблении у «басурманина»…

По материалам сайтов «Русская семерка» и «Людота»

Подготовил: Махач Гитиновасов

islamdag.ru

На шлеме Александра Невского - стих суры из Корана: sergey_verevkin — LiveJournal

Тайны любят окружать не только живых существ, но и неодушевленные предметы. Шлем Александра Невского, который хранится в Оружейной палате Московского Кремля, из этого числа.

Красиво, очень красиво... Такой убор мог венчать голову Рюриковича, истинного Избранника. Все к одному: красное железо, форма в виде купола храма, образ архистратига Михаила Архангела на носовой стрелке, призванный дрогнуть руку врага с вознесенным мечом, золотая насечка, алмазы, рубины, изумруды, жемчуг… И вдруг – арабская вязь! На шлеме православного князя! Что это? 13-й стих 61-ой суры Корана: «Обрадуй верных обещанием помощи от Аллаха и скорой победы».

Историки и коллекционеры всему найдут объяснение. В горизонте собственной эрудиции, опыта, сновидений, обсессий… Они любят логику. Логику педагогов начальных классов, разъясняющих школярам невозможность существования призраков.
Согласно легенде шлем Невского был перекован в XVII веке специально для Михаила Федоровича, первого царя от Романовых. Придворный мастер Никита Данилов дополнил его драгоценными камнями. Обновленный шлем получил имя «Ерихонская шапка царя Михаила Федоровича». Никакой модернизации здесь не было – шлемы на Руси было принято так называть, поскольку русские монархи со времен Ивана Грозного любили сравнивать себя с Иисусом Навином, ветхозаветным царем, взявшим Иерихон.
В XX веке историки не поверили в легенду, усомнившись, что шлем когда-то принадлежал Александру Невскому. Подвергнув булатный головной убор бесчисленным экспертизам и анализам, ученые пришли к выводу, что «Ерихонская шапка» была выкована на Востоке (откуда арабские надписи) в XVII веке. Затем с оказией шлем оказался у Михаила Федоровича, где подвергся «христианскому тюнингу».

Правда, никто не объясняет, а почему царь не распорядился убрать «басурманское письмо»? По халатности? Вряд ли. По незнанию? Едва ли. При царском дворе всегда было немало татар, знакомых с арабской каллиграфией.
Интересно, что арабская вязь украшала и шлем Ивана Грозного, а также других родовитых персон средневековой Руси. Конечно, можно говорить, о том, что это были трофеи. Но сложно представить, чтобы регламентированный Иван IV водрузил на свою венценосную голову бывший в употреблении шлем. Причем в употреблении у «басурмана»…
С большой долей вероятности царственные владельцы «ерихонских шапок» знали происхождение и перевод «арабских узоров». Но при этом проявляли толерантность к присутствию на собственных шлемах. Возможно, выгравированным сурам из Корана придавалось какие-то магические свойства – этакой «графической» иерихонской трубы, разрушающие стены крепостей не звуком, а письменами.

http://fishki.net/

sergey-verevkin.livejournal.com

Откуда на шлемах русских князей надписи об Аллахе. Русские победы "мусульманским" оружием

В развитие поста: Русские доспехи и оружие средневековья https://cont.ws/post/312426

Откуда на шлемах русских князей надписи об Аллахе

Накануне годовщины Куликовской битвы в интернете как по заказу появились фотографии шлемов русских князей и царей с арабской вязью

«Вот свидетельство того, что русские веками плясали под дудку Орды!» - тут же посыпались злорадные комментарии блогеров. Знатоки истории, конечно, посмеются над такими умозаключениями. Но и правда интересно: откуда арабские слова на наших шлемах?

НА ЦАРЕ ШАПКА ГОВОРИТ

Действительно, на шлеме Михаила Федоровича Романова написаны слова молитвы из Корана: «Радуй верных обещанием помощи от Аллаха и скорой победы». В XIX веке этот шлем даже поместили в центр герба Российской империи - на основе легенды, что его носил Александр еще Невский.

Но экспертиза показала, что эта «шапка» была выкована и украшена восточными изречениями в XVI веке в Турции и была доставлена в Россию с посольскими дарами. А веком позже шлем украсил христианскими ликами оружейный мастер Никита Давыдов. Что было обычной практикой. Сами подумайте: если бы царь, который считался в народе наместником Бога на земле, понимал, что на его шлеме изречения из Корана, стал бы он его носить?

- Так откуда у русских царей восточные доспехи? - спрашиваю у хранителя коллекции холодного оружия Музеев Московского Кремля Василия Новоселова:

- Они стали популярны среди русских царей на рубеже XV - XVI веков, когда на поле боя стал главенствовать лук. Закупали их на востоке, но еще чаще получали в подарок. В маневренном бою нужна была защита от стрел. Поэтому в доспехах родовитого воина появились сфероконические шлемы, кольчужные бармицы. Дополнялось все это булатной саблей.

А восточные мастера, украшая шлемы, вплетали в декор надписи на арабском или персидском языках, часто религиозного характера.

ВОСТОЧНУЮ ВЯЗЬ СЧИТАЛИ ОРНАМЕНТОМ

- Но цари вообще понимали, что там написано? Могли они знать арабский язык?

- Восточные надписи на оружии принимали за часть традиционного декора. Как пример можно привести украшение шлема Ивана Грозного, что хранится в Швеции (вывезен из Кремля поляками в Смутное время и перешел шведам при взятии Варшавы. -Авт.). На нем повторяются одни и те же фрагменты слова, в которых угадывается имя - Аллах. Видимо, и русский мастер наносил их как орнамент, не зная значения, а потому без всякого смысла повторял несколько раз часть имени.

Что до рядовых воинов, их доспех и оружие в нашем музее представлены единичными, чудом уцелевшими экземплярами, так как во время Смуты 1605 - 1613 гг. кремлевский арсенал был разграблен польским гарнизоном. Мы только можем предполагать, что воин-дружинник Куликовской битвы мог идти в бой с мечом (в конце XV века их вытеснили сабли и палаши) и длинным копьем для конного таранного удара.

19 Сент.2015 Александр БОЙКО @AlexBoykoKP http://www.kp.ru/daily/26435.7...

Русские победы "мусульманским" оружием

Русское оружие, которому было суждено одержать множество великих побед и быть воспетым поэтами, одно время было сплошь «мусульманским». На него не просто наносили арабские слова, но даже целые аяты из Корана и исламские молитвы (дуа). Зачем это делалось, как это объяснить сегодня и почему традиционная версия не выдерживает критики? Об этом ниже.

В собрании Оружейной палаты Московского Кремля привлекают внимание предметы эпохи XVI-XVII вв., покрытые арабскими надписями и характерными восточными узорами. В большом альбоме «Государственная Оружейная палата» приводятся некоторые такие предметы, и дается краткое пояснение их происхождения.

Авторы альбома предлагают свое «объяснение» арабским надписям на русском оружии. Дескать, русские мастера копировали восточное оружие, считавшееся лучшим в мире, и, подражая, копировали также надписи на незнакомом им языке, не особенно вдаваясь в их смысл.

Чтобы понять, насколько оружие с арабскими надписями типично для коллекции Оружейной палаты, обратимся к описи Оружейной палаты Московского Кремля, составленной в 1862 году помощником директора Оружейной палаты Лукианом Яковлевым. Этот редчайший документ существует лишь в каллиграфической рукописи и хранится в архиве Оружейной палаты Московского Кремля.

Как сказано в описи, при ее составлении восточные надписи были разобраны муллою Хейреддином Агъевым, братом его муллою Зейэддином и отцом их ахуном московского Мухамеданского общества имамом Магометом Рафиком Агеевым. Упомянутая бумага является наиболее полной среди других описей Московской Оружейной палаты, хранящихся в Музее Московского Кремля (Успенская Звонница) в Архиве Оружейной палаты, с которыми нам удалось познакомиться в 1998 году.

Кроме указанной описи Лукиана Яковлева, в Архиве Оружейной палаты мы видели еще несколько рукописных описей холодного оружия Оружейной палаты. Однако, в отличие от описи Л. Яковлева, в них нет прорисовок и переводов арабских надписей на оружии. Этих прорисовок и переводов почему-то нет и в печатном варианте описи Л.Яковлева, составленном и изданном Филимоновым в 1884 году. Таким образом, рукописная опись Оружейной палаты Л. Яковлева является, по-видимому, единственным полным источником по арабским надписям на предметах Московской Оружейной палаты.

В описи отмечено 46 сабель, принадлежащих Михаилу Федоровичу, Алексею Михайловичу, Ивану Алексеевичу Романовым, а также русским князьям XVI-XVII вв. В описи Л. Яковлева описания сабель снабжены указаниями вида: «Русская», «Восточная», «Турецкого образца» и т. д., относящимися либо к месту изготовления, либо к образцу, по которому изготовлена та или иная сабля. При этом не всегда понятно, что именно – место изготовления или название образца - имеется в виду.

Анализ данных однозначно говорит, что наиболее значительную часть холодного оружия Московской Оружейной палаты составляют сабли. Это не случайно.

Считается, что в XVI-XVII веках сабля была типичным наиболее популярным оружием русского воина. Так, например, в сборнике «Очерки русской культуры XVI-XVII веков» утверждается, что традиционным оружием ближнего боя в русском войске была сабля. Ею были вооружены все виды войск (!).

«Оружием ближнего боя в XVI веке стала сабля - о полном ее господстве и широком распространении говорят как русские, так и иностранные свидетельства. Так, все без исключения 288 человек детей боярских и дворян коломничей, 100 человек ряшан, в том числе и «новики», только что зачисленные на службу «в сабле», лишь несколько слуг были вооружены копьями. Рисунки Никоновской рукописи также изображают конников всегда с саблями». Мы приводим здесь два рисунка русских конных воинов из заимствованных П. П. Епифановым из средневекового описания Московии С. Герберштейна.

П. П.Епифанов далее пишет: «Десятни - списки дворян и их слуг, составляемые на периодических смотрах, дают наглядное представление о вооружении русской конницы XVI века. Вот типичные записи: «Быти ему на службе на коне, в пансыре, в шеломе, в зерцалех, в наручах, з батарлыке, в сабле, да за ним три человеки на конях, в пансырех, в шапках железных, в саадацех, в сабле, один с конем простым (запасным), два с копьи, да человек на мерине с юком (вьюком)»; «быти ему на службе на коне, в тегиляе толстом, в шапке в железной, в саадаке, в сабле, да человек на мерине с юком». В первом случае представлены оружие и доспехи знатного «дворового» дворянина, во втором - менее состоятельного «городового».

Сабля была на вооружении пеших войск, а также «пехоты огненного боя». В статье приведены два рисунка, на которых изображен русский пехотинец и русский воин «огненного боя» XVI века. В XVII веке такой порядок сохранялся до введения Романовыми солдатских и рейтарских частей, построенных и вооруженных на западный манер.

«Главным ударным оружием конницы была сабля. По свидетельству иностранного наблюдателя, большинство русских конников, одетых в железные кольчуги, были вооружены «кривыми короткими саблями», более редкими были палаши».

Несмотря на такую популярность сабли как оружия в московских войсках XVI-XVII веков, в описи Оружейной палаты 1862 года сабли «московского образца» встречаются далеко не так часто, как можно было бы ожидать. Даже если отнести к ним все сабли, относительно которых нет указания на тип или место изготовления.

Так, среди сабель, принадлежащих русским князьям и царям XVI-XVII веков, вплоть до Ивана Алексеевича Романова, доля сабель «московского образца», согласно документам, составляет всего 34,8%. Это почти в два раза меньше числа «иноземных» сабель, доля которых равняется 65,3%. Та же картина прослеживается и в собрании безымянных сабель и сабельных полос: 96,2% «иноземных» типов против 3,6% клинков, сделанных не по «иностранному» образцу.

Следует отметить, что существенную часть хранящихся в Оружейной палате сабель составляют клинки так называемого «восточного» образца. Так, среди сабель, принадлежащих Михаилу Федоровичу, Алексею Михайловичу, Ивану Алексеевичу Романовым, а также русским князьям XVI-XVII вв., доля сабель якобы «восточного» образца составляет 50% от общего количества. А среди сабельных полос – 39,7%, не считая 24% черкасских и тавризских сабель.

С точки зрения принятой сегодня версии русской истории получается, что собрание традиционного русского оружия Московского Кремля состоит в основном из сабель иностранных типов. Более того – из сабель, сделанных по образцам, принятым во враждебных вроде как Московской Руси государствах.

Ведь, как считается в традиционной истории, мусульманский Восток, и в частности, Османская империя, был постоянным военно-политическим и религиозным противником Руси. Да и с западными соседями - Польшей, Литвой и Ливонским орденом - отношения у Московской Руси, как нас уверяют, были далеко не дружественными. Трудно поверить, что в такой обстановке на Руси не существовало своего развитого производства оружия и его русского, национального оформления.

Поэтому собрание сабель Оружейной палаты в рамках традиционной истории выглядит неестественным. Оно требует специальных объяснений.

На основе традиционной истории логично предположить, что крестоносец напишет на щите девиз на латыни, мусульманин - аяты из Корана, а русский воин воспользуется хотя бы родным языком. Вместо этого мы наблюдаем засилье так называемого «восточного» оружия на Руси с надписями религиозного содержания, выполненными почти исключительно на арабском языке. Как правило, это аяты из Корана и обращения к Богу (ду´а).

Причем речь идет не о трофейном оружии. Сабли с арабскими надписями на Руси покупались, подносились в виде дани и изготавливались в Оружейной палате русскими мастерами.

В работе П. П.Епифанова отмечается, что русские сабли с несколько искривленным клинком были «похожи» на турецкие. «Несмотря на известные различия конструкции - одни имели крестовины лопастями, другие - с шариками, у одних была «елмань» (расширение в нижней части клинка), а у других не было, - в целом сабли были однотипны».

По-видимому, в XVII веке русский и турецкий (восточный) образцы просто не различались. С другой стороны, они противопоставлялись саблям западных образцов - польского, литовского, немецкого.

Аналогичная ситуация возникает и с зерцальными доспехами, и со знаменитыми «шапками иерихонскими» - парадными шлемами русских царей. Половина «шапок иерихонских», являющихся важной частью торжественного воинского наряда русского царя, имеет религиозные арабские надписи. Поразительно, что другие языки, кроме арабского, при этом не используются.

Есть даже пример парадоксального, с точки зрения традиционной истории, соседства казалось бы совершенно чуждых друг другу религиозных символов на «шапках иерихонских» русских царей. Так, например, на «шапке иерихонской» Михаила Федоровича Романова, работы мастера Оружейной палаты Никиты Давыдова 1621 года, в клеймах помещена арабская кораническая надпись: «Обрадуй правоверных обещанием помощи Божьей и скорой победы». Эта надпись соседствует с восьмиконечными православными крестами на самом шлеме и с образом архангела Михаила на стрелке шлема.

Другой пример. На зерцалах царских доспехов первых Романовых, хранящихся в Московской Оружейной палате, кириллицей по-русски написаны только титулы Михаила Федоровича и Алексея Михайловича. Религиозные же надписи на зерцалах выполнены сплошь на арабском языке.

В целом прослеживается следующая, поразительная с точки зрения внушенной нам версии русской истории, картина. Надписи обычно присутствуют на традиционном русском княжеском вооружении - сабле, зерцальном булатном доспехе и шапке иерихонской, - которое входило в «большой наряд» русских царей.

При этом кириллические надписи составляют явное меньшинство и, как правило, обозначают принадлежность владельцу. Таковы, например, надпись на сабле Мстиславского, надпись на рогатине великого князя Бориса Алексеевича, на булаве Михаила Федоровича («Божьей милостью мы великий Господарь Царь, Великий князь всея Руси Самодержец») и т. д.

В то же время на русском оружии много арабских надписей. Причем только арабские надписи, как правило, содержат религиозные формулы на русском оружии. Пожалуй, единственное исключение - это двуязычная «турецкая» сабля XVI века из собрания Московской Оружейной палаты, на которой религиозные надписи выполнены и по-арабски и по-русски.

На пяте этой сабли написано по-арабски: «Во имя Бога, благого и милосердного!», «О победитель! О заступник!». По обуху той же сабли идет надпись кириллицей также религиозного содержания: «Суди Господи, обидящьия мя. Побори борющьия мя. Прими оружие и щит и возстани в помощь».

Такое широкое применение арабского языка на старом русском оружии, причем преимущественно для религиозных формул, говорит о том, что арабский язык до XVII века мог быть одним из священных языков Русской православной церкви. Сохранились и другие свидетельства использования арабского языка в Русской православной церкви доромановской эпохи.

Например, драгоценная митра - головной убор православного епископа, до сих пор хранящаяся в музее Троице-Сергиевой лавры. Ее фотография приведена в альбоме Л. М. Спириной «Сокровища Сергиево-Посадского государственного историко-художественного музея-заповедника. Древнерус

cont.ws

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о