Фото парней чеченцев: «Парни чеченской национальности попросили парней русской национальности не шуметь». Полицейского из Чечни судят за убийство карельского коллеги

Содержание

В Чечне ответили на обращение родственников убитых полицией к Кадырову — РБК

Родственников убитых при нападении на полицейских в Грозном ждут в парламенте Чечни. Ранее они попросили Рамзана Кадырова доказать причастность убитых к преступлению

Грозный, место нападения на полицейских (Фото: Таисия Боршигова / ТАСС)

Председатель чеченского парламента Магомед Даудов пригласил родственников Хасана и Хусейна Темурзиевых, убитых полицией в Грозном 28 декабря, приехать в парламент республики. Об этом сообщает «Грозный Информ».

Согласно данным агентства, родственники застреленных полицией людей записали обращение к главе республики, в котором попросили доказать причастность двух братьев к убийству полицейского.

«В своем обращении вы говорите о вайнахских адатах, поэтому, наверное, понимаете, что когда вы получите доказательства, то ясность последствий будете осознавать еще лучше. А это — кровная месть за убийство невинного и безоружного», — цитирует Даудова агентство.

По его словам, в парламенте их будут ждать к 11:00 31 декабря.

Кадыров назвал личности напавших на полицейских в Грозном

Кавказский Узел | Член Общественной палаты вступился за чеченских юношей после драки в Саратове

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Уголовное преследование пяти юношей из Чечни за драку с силовиками в Саратове нуждается в проверке прокуратуры, заявил член Общественной палаты Росии Мансур Солтаев. По версии МВД, четверо полицейских подверглись избиению, попытавшись разнять драку. Силовики были пьяны и сами напали на молодых людей, утверждает защита.

Прокуратура России и прокуратура Саратовской области должны провести проверку в связи с арестом пяти подравшихся в Саратове выходцев из Чечни, заявил член Общественной палаты России и представитель Совета по развитию гражданского общества и правам человека при главе Чечни Мансур Солтаев. «Я уверен, что в данном факте нарушены права несовершеннолетних. Эту ситуацию я беру под свой личный контроль», — подчеркнул Солтаев.

По его данным, драку спровоцировали пьяные мужчины в гражданской одежде. «Как позже выяснилось, это были сотрудники правоохранительных органов, находящиеся не при исполнении своих служебных обязанностей, к тому же пьяные», — процитировал Мансура Солтаева 3 августа «Грозный-Информ».

Юношам грозят десятилетние сроки

Следствие, вопреки Солтаеву, утверждает, что все четверо силовиков на момент инцидента — около часа ночи 24 июля — находились на службе. Они увидели на проспекте Кирова в Саратове драку между двумя группами молодых людей и потребовали ее прекратить, но одна из сторон конфликта — двое 17-летних, двое 18-летних и 19-летний — напала на самих полицейских. Силовиков избивали руками и ногами, одному из полицейских ножом поранили кисть руки. Все сотрудники полиции были госпитализированы, сообщила пресс-служба управления Следкома по Саратовской области.

Уголовное дело возбуждено по статье о применении в отношении представителя власти насилия, опасного для здоровья. Обвиняемые не признали свою вину. Все пятеро решением суда заключены под стражу до 24 сентября, говорится в публикации сайте ведомства от 27 июля. Максимальная санкция, которую предусматривает часть 2 статьи 318 Уголовного кодекса, составляет 10 лет заключения.

Полицейские, ставшие участниками конфликта, в ночь на 24 июля проводили рейд, утверждает МВД. «Сотрудники полиции <..> вмешались в конфликт между двумя группами молодых людей и потребовали прекратить противоправные действия. После чего мужчины одной из групп стали наносить сотрудникам полиции телесные повреждения. В результате в отдел полиции № 6 были доставлены пять граждан», — привело 3 августа слова представителя управления МВД по Саратовской области издание «Вести — Саратов».

Ранее «Кавказский узел» писал, что 23 июля в Симферополе также произошла драка с участием приезжих из Чечни и местными жителями. В конфликт вмешались полицейские, что не помешало одному из чеченцев ударить крымчанина — тот потерял сознание. Инцидент прокомментировал пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков. По его мнению, ситуация не требует совместного обсуждения между Владимиром Путиным и Рамзаном Кадыровым.

На юношей напали мужчины в гражданской одежде, заявила адвокат

Обвиняемые — абитуриенты из Чечни, спортсмены, рассказала адвокат задержанных Юлия Аликова. «Поравнявшись с молодыми людьми, один из мужчин с силой ударил плечом 16-летнего парня, отчего тот вскрикнул и возмутился. Второй проходящий мужчина развернулся и пошел в сторону ребят с истошным криком о том, что данная компания — нетрадиционной ориентации и многое о Кавказе. Один из ребят вышел вперед, надеясь на мирные переговоры, но получил сильный удар по лицу, от которого образовалось рассечение и большое количество крови», — привело слова Аликовой издание.

Пятеро юношей в ту ночь прогуливались по улице в компании трех девушек, сообщила адвокат Лариса Легкова, которая представляет интересы одного из обвиняемых — Рамзана.

«Два мальчика чуть шли поодаль от их общей компании. Три мальчика и три девочки шли наравне. В этот момент двое мужчин, предположительно нетрезвые, вывернули из-за угла. По словам подзащитного, в руках у одного из них могла находиться бутылка, возможно, из-под алкоголя. Один из незнакомцев плечом столкнулся с мальчиком. У них произошел словесный конфликт. Это все увидели остальные ребята из компании. Они стали подходить к своим мальчикам, чтобы избежать конфликта и забрать их от этих мужчин. В это время, соответственно, сзади, когда они развернулись, на них нападают в, прямом смысле слова, четверо мужчин и начинают избивать, мальчики падают на землю. Впоследствии выяснилось, что это сотрудники полиции. Повторюсь, впоследствии, потому что мужчины были одеты в гражданскую одежду, что видно на всех видеозаписях, подтверждается свидетелями», — процитировало Легкову издание.

Адвокат не утверждает, что силовики были пьяны, но предполагает, что это было именно так. «Фактически все действия мужчин были направлены на то, чтобы положить мальчиков на землю. После того как они положили их на землю, садятся на них верхом, заламывают руки и наносят удары руками и ногами, преимущественно по голове и лицу. При этом в кратчайший срок приезжает <еще одна группа силовиков>. Мальчиков удерживают и продолжают бить, при том что они лежат лицом в землю, никакого сопротивления с заломленными руками не оказывают, никаких угроз они не представляют ни для кого», — привела свою версию событий Легкова.

По ее словам, первым драку начал мужчина, который задел юношу плечом. Он нанес второму молодому человеку удар в висок. Позже выяснилось, что он также работает в органах, заявила Легкова.

«Телесные повреждения жуткие у всех, их избили просто нереально. Но больше всего телесных повреждений у двух несовершеннолетних. У моего подзащитного выбит зуб, сломано ухо, огромная гематома на пол лица, глаза, головы, все на левой стороне. Это сделал сотрудник полиции, который был одет в красную футболку. Опознать он его сможет, и на видео он есть. Бил он его около 4-5 раз кулаком по лицу в тот момент, когда у него уже были заломлены руки, надеты наручники, то есть он лежал на земле. Второму мальчику этот же сотрудник в присутствии ОМОНа нанес удар ногой изо всех сил в глаз. Пока неизвестно, что у него будет со зрением, останется или нет. Других мальчиков избивали аналогичным образом, у них также телесные повреждения», — рассказала адвокат.

Она подчеркнула, что юноши только после задержания узнали, что в конфликт с ними вступили сотрудники полиции. «До сих пор неизвестно, какое же правонарушение совершили наши подзащитные для того, чтобы на них нападать, наносить телесные повреждения, оказывать давление. То есть до сих пор непонятно, что они сделали противоправного, что можно было применять такую жестокость к ним, а также иметь основания для задержания», — заявила Легкова.

Версию защиты подтвердил целый ряд свидетелей, однако они не хотят визировать показания из страха перед силовиками, добавила Легкова.

Она также раскритиковала версию следствия, согласно которой один из полицейских получил ранение. «Это неправда, потому что любой судмедэксперт скажет, была ли это колотая, резаная, рваная рана, и предположит, от чего это. У сотрудника полиции в руках имелась бутылка, которая в ходе происшествия была разбита. Естественно, он как-то там поранился, не более того. Порезов там вообще быть не должно. Они хотят привязать вот эту бутылку к какому-то ножу, который не изъят и которого априори вообще не было», — заявила адвокат.

Легкова считает, что версия о ранении силовика выдумана для того, чтобы оправдать нападавших. «Потому что как минимум переборщили, а тут еще и несовершеннолетние, которые с тяжкими телесными находятся. Считаю, что это их линия защиты», — заявила адвокат.

Лариса Легкова уточнила, что ее подзащитный находится в СИЗО, а не в больнице. Начальнику СИЗО адвокат написала письмо с просьбой о врачебном осмотре.

Вопросительный брак – Огонек № 20 (5373) от 25.05.2015

Почему «свадьба века» стала ударом по чеченским традициям

Ольга Алленова

История 17-летней жительницы Ножай-Юртовского района Чечни показала, что Чечня для России — непонятный, неизвестный, странный регион, в котором «все, не как у людей». Эта история еще раз подтверждает, что в России нет единого информационного и культурного пространства.

Для большинства россиян неулыбчивая невеста, отвернувшаяся в ЗАГСе от жениха и глядящая в пол,— это прямое свидетельство нежелания брака, свидетельство насилия над невестой.

На самом деле это совсем не так. На Кавказе и, в частности, в Чечне свадьбы — это мероприятие для родственников, а не для молодых. Жених и невеста на свадьбе не веселятся, а выполняют довольно скучные обязанности: девушка всю церемонию стоит в углу, не улыбаясь и не глядя на мужчин, а жених не может к ней подойти и взять ее, например, за руку. Со стороны это выглядит как равнодушие друг к другу, но так положено.

Вообще, во многих кавказских обществах публичное проявление чувств по отношению к мужчине или женщине — свидетельство несдержанности и легкомыслия, поэтому и о чувствах здесь на публике не говорят.

Сила традиций

В чеченской семье муж и жена не называют друг друга по имени (во всяком случае, на людях). Женщина вообще не может называть по именам родственников супруга — в ее лексиконе есть только такие слова, как «мама», «папа», «брат», «деверь», «сват». Сестер мужа она называет «хорошая девушка», «младшая девушка» — в чеченском языке это выглядит уважительно и мило. Для чеченской традиции также характерно использование двух имен, так что нет ничего удивительного в том, что девушку родные и друзья называют Хедой, а в паспорте она записана Луизой. Корни этих национальных особенностей уходят в далекое прошлое. Как многие другие народы, вайнахи боялись внешнего мира, считая его враждебным, и такое отношение обусловило закрытость общества от чужаков. А это, в свою очередь, как бы законсервировало общество, защитило его от сильного внешнего влияния, сохранило древние традиции и обычаи. Например, чеченский мужской обряд «зикр» многие ученые связывают с древним почитанием культа солнца, а наличие двух имен у многих чеченцев можно объяснить стремлением оградить ребенка от враждебного чужого глаза. Вообще, многие чеченские обряды таят в себе элементы древней языческой культуры. Например, под матрасом детской кровати можно найти ножницы (от сглаза), а стрельба вокруг невесты объяснялась стремлением отогнать от нее злых духов. Сейчас эти обычаи уже не несут той смысловой нагрузки, как раньше, но в чеченских семьях их стараются тщательно соблюдать.

Кстати, молодые мусульмане, уехавшие в свое время на обучение в исламские страны, а потом вернувшиеся в Чечню, видят некоторую разницу между чеченскими адатами и исламскими нормами, и многие из них, став сторонниками «чистого ислама» (без примесей национальных традиций), на этой почве даже вступают в конфликт с родственниками и властями.

Многоженство — одна из довольно острых тем для чеченского общества. Многоженство здесь не распространено и никогда не было социальной нормой. Еще пару десятков лет назад мужчина, имевший двух жен, становился местной знаменитостью, причем не в самом позитивном контексте. Считалось, что горец должен бороться с соблазнами и хранить верность семье. Чеченская женщина была прекрасно защищена адатами. Даже выйдя замуж, она оставалась «подчиненной» своей семье, а муж не становился ее полновластным хозяином. Если муж обижал или притеснял жену, то он имел дело с ее родственниками по мужской линии — любое насилие в отношении женщины каралось и даже приводило к объявлению кровной мести. Поэтому случаев насилия над женщиной было крайне мало, и, выходя замуж, девушка была уверена в своей безопасности. Собственно, браки в Чечне всегда в первую очередь заключал мулла, а в ЗАГСы шли потом или не шли вовсе. Здесь считается, что справка из ЗАГСа никогда не защитит женщину так, как защитит адат. Развестись с женой мужчина мог, только если она очень серьезно провинилась или не могла иметь детей. В случае развода мужчина должен был сообщить причину всему ее семейству. Просто так развестись с женой, потому что она надоела, никому бы не пришло в голову — это стало бы оскорблением не только самой женщины, но всего ее рода.

О роли женщины в чеченской традиции свидетельствует хотя бы тот факт, что даже самую горячую кровную вражду могла остановить чеченка, бросившая платок между врагами. После такого обряда кровная месть заканчивалась.

Новая мода

Положение женщины стало меняться с появлением моды на шариатские браки, говоря другими словами, на многоженство. Некоторые чеченские деятели заговорили о том, что в республике, пережившей две войны, нужно больше рожать и что мужчина может брать молодую жену, когда первая уже не в состоянии выполнять репродуктивную функцию. Стало модным говорить и о том, что мужчина по природе своей полигамен и лучше ему иметь несколько жен, чем любовниц, потому что жены — это похвально, а любовницы — порицаемо. И еще говорили, что многоженство — удобный социальный институт, который позволяет оградить женщин от мужских измен на стороне, переживаний и случайных болезней.

За годы, проведенные в Чечне, я слышала такие доводы неоднократно. Однако мужчины, приводившие эти доводы, все же жили с единственными женами, а их жены, когда я спрашивала их о многоженстве, выражали явное нежелание видеть в доме соперниц. Оказалось, что такое настроение женщины не просто крайне важно, именно от нее в итоге зависит, сможет ли муж привести в дом вторую жену. Если женщина не согласна, то о второй жене не может быть и речи. Кроме того, нужно учитывать еще авторитет родственников и их отношение к многоженству. В чеченском доме главной женщиной является мать мужа. Невестки ей подчиняются и, как правило, завоевывают ее расположение. Противостоять этому женскому союзу мужчине будет сложно, а кроме этого он вряд ли захочет огорчать свою мать, которая пользуется в местных семьях безграничным уважением.

Ну и наконец, большинство чеченцев прекрасно знакомы с шариатскими нормами, а поэтому знают, что многоженство — это в первую очередь обязанности, а потом уже удовольствия. Мужчина, имеющий двух жен, должен обеспечить каждую из них отдельным жильем, одеждой, деньгами. Ни одной из своих жен он не может отдавать предпочтение — ни в количестве бриллиантов, ни в количестве проведенных с нею часов. Если одну ночь мужчина проводит с одной женой, то вторую он обязан провести с другой. Если женщина почувствует себя обиженной, она может пожаловаться мулле или родственникам. Однажды я познакомилась с семьей, которая жила по шариатским законам. Это, правда, было не в Чечне, а в одной из соседних республик. Мужчина, священнослужитель, объяснил, что взял вторую жену только с согласия первой. От первой жены у него было трое детей. Вторая жена была немного моложе, стройнее, долго не могла выйти замуж, а незадолго до брака приняла ислам. Обе его любили, жили в разных домах, но дружно, созванивались, ходили друг к другу в гости. Я спросила его, как удается сохранить между ними мир, он ответил: «Ни одна из них не чувствует себя обиженной». Мне было сложно это понять, потом я, общаясь в разное время с его женами, спросила, почему они не ревнуют мужа друг к другу. Каждая из женщин по секрету сказала, что на самом деле муж любит ее больше, чем вторую, но он не может это показать, потому что это противоречит шариату и будет считаться грехом.

Собственно, рассказывая эту историю, я всего лишь хочу объяснить, что многоженство, одобренное шариатом, требует от мужчин огромных финансовых и душевных сил, а также времени, в мире существует не так много мужчин, которые способны пойти на такие жертвы ради возможности иметь вторую или третью жену.

Свадьба или похороны обычая?

Но чеченская история, прогремевшая на всю страну, совершенно не об этом. Она даже не о том, что Чечню России не понять, аршином общим не измерить. Эта история о том, как легко можно разрушить сложенные веками народные традиции.

С юридической точки зрения «свадьба века» была почти безупречной — жених расписался с несовершеннолетней невестой в ЗАГСе, зрителям продемонстрировали штампы в новеньких паспортах, а это значит, что с первой женой полицейский либо успел развестись, либо никогда не оформлял юридического брака, либо у него не один паспорт. На фото, которое распространили в Instagram гости свадьбы, обе женщины находятся рядом — первая жена сидит на стуле и выглядит спокойной, даже слегка улыбается, а вторая стоит за ней, прячет глаза. Или вот еще фото, где первая жена танцует со своим мужем на свадьбе его второй жены. Это не может не обидеть вторую жену. Создается четкое ощущение, что девушку и ее семью не уважают и что ее берут не женой, а наложницей. Впрочем, все это эмоции и предположения, а паспорта со штампами нам показал крупным планом телеканал LifeNews.

Есть, правда, еще одна неприятная деталь в виде грозненской журналистки, которая, как оказалось, проводила церемонию бракосочетания в ЗАГСе, что делает всю церемонию незаконной. Но я не удивлюсь, если выяснится, что девушка, имеющая орден от Рамзана Кадырова за журналистские подвиги, оформлена на полставки и сотрудником ЗАГСа. Журналистика нынче стала универсальной профессией, а журналист теперь не только рассказывает новости, он еще их создает.

Тем не менее при всей внешней благопристойности свершившейся свадьбы мы видим событие, разрушающее чеченские традиции и само общество.

Сегодня чеченские власти убеждают общество в том, что многоженство — это социальная норма, принятая в регионе; что журналистские публикации на эту тему являются «вмешательством в частную жизнь» и «нарушением традиций»; что 17-летнюю девушку зовут Луиза, а не Хеда, что ее жениху не 57, а всего 47; но при этом общество не знает ответа ни на один из по-настоящему важных для него вопросов. А вопросов много. Была ли девушка согласна на этот брак и почему она выглядит, как на похоронах? Я знаю о предписанном чеченской невесте поведении, демонстрирующем скромность, но совершенно потерянный вид ножай-юртовской жительницы слишком явно не вписывается в облик девушки, добровольно вступающей в брак. Почему на вопрос журналиста «Новой газеты» Елены Милашиной, заданный еще в апреле, жених ответил, что не собирается жениться на несовершеннолетней, а через пару недель, когда в дело вмешался глава Чечни, резко передумал? Выходит, жених и невеста не хотели этого брака, а глава республики заставил их в него вступить? Была ли согласна на этот брак первая жена начальника Ножай-Юртовского РОВД? Не будут ли ущемлены права обеих женщин и их детей в этом союзе? И почему, если в Чечне не принято расписываться в ЗАГСе, 17-летнюю невесту в предобморочном состоянии первым делом потащили в ЗАГС, устроив из семейного торжества шоу на всю страну? Зачем, наконец, в ЗАГС притащили жениха, который, по чеченской традиции, вообще не должен появляться на свадьбе и видеть невесту? Почему жених танцует на собственной свадьбе с первой женой, хотя это грубо противоречит чеченским традициям? Получается, что чеченские власти говорят нам о сохранении национальных традиций, которые пытаются попрать «либералы», но сами же эти традиции и нарушают?

И если помпезную свадьбу, противоречащую всем чеченским обычаям, устроили только для того, чтобы потешить задетое самолюбие главы республики, то не оскорбительно ли это для девушки, для ее семьи и для всего чеченского народа?

На самом деле это ключевые вопросы, которые лежат в основе многовекового института чеченских браков, и именно ответы на эти вопросы должны волновать чеченское общество. Только счастливые женщины могут рожать счастливых детей, и только от них, по сути, зависит будущее народа. Если женщина в обществе становится разменной монетой, товаром, средством свести счеты и утолить амбиции, то будущего у такого общества нет.

Но, вместо того чтобы задать эти вопросы и найти на них ответы, местные журналисты, вслед за Рамзаном Кадыровым, клеймят «Новую газету», либералов, невежественных россиян, не понимающих «традиций». По сути же они сейчас отстаивают право мужчин, имеющих безграничную власть, брать в жены несовершеннолетних девочек против их воли и вопреки желанию своих немолодых жен.

А вот это уже — действительно серьезный удар и по религиозным традициям, и по национальным.

Кондопога на скорую руку. Часть первая | Статьи

«Малая чеченская война» в городе Знаменске Астраханской области уже месяц будоражит умы русских националистов и защитников нацменьшинств. Информационные агентства выдают новости одна страшнее другой: двое убитых, нет — уже девять убитых, отрезанные пальцы, уволенные милиционеры, трусливые чиновники, полчища скинхедов, чеченские банды, терроризирующие гражданских, военных и даже армян. И все это уже не в какой-нибудь холостой Кондопоге, а в «колыбели ракетных войск», в городе, где расположено командование испытательного полигона баллистических ракет «Капустин Яр». Корреспондент «Известий» оказался единственным журналистом центральных СМИ, который попытался разобраться в случившемся на месте, а не по телефону.

Три очень кровавых воскресенья

— Алло! Машинку можно? Я возле «Дырки», в красной рубашке.

Это я вызываю такси. Дырка в бетонном заборе закрытого и очень секретного города Знаменск находится в пятистах метрах от официального КПП, возле заправки «ЛУКОЙЛ». О ней все знают. Для проходящих мимо маршруток есть даже такая неофициальная остановка — «Дыра». Вместе со мной на ней вышли два капитана и один полковник. Сквозь ядерный щит Родины мы прошли вместе.

ЗАТО Знаменск — чистенький, аккуратненький и по-хорошему советский городок. Все 32 тысячи жителей — либо действующие военные и члены их семей, либо бывшие военные и члены их семей. Чеченцев, по официальным данным, 41 человек, но еще несколько сотен проживает в окрестных селах. Когда гуляешь по улицам, все время натыкаешься на какой-нибудь секретный объект. Например, в КПП воинской части, где несут боевую вахту ракетчики. Человеку в красной рубашке туда тоже можно легко пройти. Надо просто сделать морду кирпичом и сказать: «Я в музей».

Хроника местного русско-чеченского противостояния, нарисованная сначала на сайте «Движения против нелегальной иммиграции» и оттуда перекочевавшая в ленивые СМИ, вкратце выглядит так. 12 июля двое местных парней подрались с превосходящими силами чеченцев. Одного русского убили, другому отрезали пальцы. Через несколько дней произошел еще один бытовой конфликт, последствием которого стала массовая драка 19 июля на окраине соседнего села Капустин Яр, в которой погиб еще один местный парень, а против остальных развернуты ожесточенные репрессии подкупленной милиции. Наконец, 26 июля неугомонные чеченцы снова ринулись в бой, правда, теперь уже с армянами. Еще семеро убитых. Эти три события уже вошли в летопись русского национального движения как «три кровавых воскресенья в городе Знаменске». Для любого, кто попытается разобраться в произошедшем на месте, эта формулировка в конце концов зазвучит трагикомично. Почему комично? Потому что из трех перечисленных событий в реальности произошло лишь одно. Первое и третье «кровавые воскресенья» не подтверждают ни работники правоохранительных органов, ни сами русские, которые схлестнулись с чеченцами, похоже — их просто выдумали. Почему трагично? Потому что один убитый все-таки есть.

Битва на реке Подстепке

То событие, которое все-таки имело место, произошло 19 июля между 15 и 16 часами на берегу реки Подстепки — в том месте, где она почти соприкасается с трассой Волгоград-Астрахань. Это была драка между членами спортивного клуба «Олимп» с одной стороны и чеченцами и дагестанцами — с другой. Точнее, даже не драка, а избиение первых последними. Юридический результат: арестованы подозреваемые зачинщики драки как с русской, так и с кавказской стороны. Еще двое лиц аварской и чеченской национальности арестованы по подозрению в нанесении телесных повреждений, повлекших смерть. Еще двое чеченцев и один русский находятся в розыске. Кроме того, в СИЗО сидят двое сотрудников милиции — начальник Знаменского РОВД Александр Колодяжный и участковый Сабир Агабеков. Одного из них будут судить за халатность, повлекшую за собою смерть, другого за превышение должностных полномочий. Первый знал о намечающейся буче, но не предпринял никаких действий. Второй умудрился в ней поучаствовать, причем на чеченской стороне. Остальным милиционерам теперь тоже не позавидуешь: у прокуратуры к ним масса вопросов, и, возможно, будут новые жертвы, а вступиться за них некому — в силу особого статуса города местная милиция подчиняется не областникам, а напрямую Москве, которая далеко. Местных блюстителей порядка не считают своими ни в Астрахани, ни в столице. Об этом на условиях анонимности мне с прискорбием сообщили сами сотрудники РОВД.

Список обвиняемых скорее всего увеличится не только за счет милиционеров, поэтому за откровения участников произошедшего нам пришлось заплатить их анонимностью.

— На встречу с чеченцами мы явились безоружными, потому что пришли не биться, а разговаривать, — рассказал мне один из участников драки с русской стороны. — Когда с холма стали спускаться десятки машин, мы все ох…ли. Из них вышло очень много людей — может, сто, может, триста. Они встали в цепь, и мы услышали крик: «Кто не хочет умирать — уходите!» Тут же свинтили всех казахов и часть русских. В сущности, остались только наши ребята из спортивного клуба «Олимп», человек 20-30. Чехи двинулись на нас, они начали стрелять поверх голов из боевого оружия. Против такой силы не попрешь, поэтому нам осталось только уе…вать в речку. Славка Кузнецов, наш президент, вышел навстречу к ним с поднятыми руками и закричал: «Э, ребята! Мы так не договаривались!» Но его тут же сбили с ног и ринулись догонять остальных, кого ловили — били битами, именно тогда и получил удар по голове тот парнишка из Капустина Яра. Все это время две патрульные милицейские машины стояли в стороне, но останавливать черных даже не пытались. Когда мы затаились в камышах, нападавшие развернулись, попрыгали по машинам и разъехались. Наверное, ноги мочить на захотели.

Погибший Виталий Милькин, из которого теперь националисты делают героя, ошибочно обзывая его Мильковым, не имел к конфликтующим сторонам никакого отношения. Это был простой житель села Капустин Яр, работал сторожем в местной больнице, скучал, гулял, выпивал. Одного удара битой хватило на серьезную черепно-мозговую травму. Через три дня он скончался в больнице.

— Ему 29 лет было, — плачет мать Наталья Александровна. — Жена Олеся осталась на шестом месяце беременности и с двухлетним малышом на руках. Еще один ребенок осиротел от первого брака. У меня самой год назад муж умер — и вот теперь сын.

Село Капустин Яр (Кап Яр) отличается от города Знаменска примерно так же, как Восточная Европа от Сомали. Лысая выжженная земля цвета тухлого лимона, полудохлые избушки, похожие на мертвых инопланетян, каждая третья смотрит пустыми окнами. ЗАТО и село разделены стеной, которая отличается от Берлинской только наличием дырки. Поселок относится к Ахтубинскому району, город — финансируется напрямую из Москвы. Кап Яр более криминогенный, но все противоречия тут разрешаются быстро. В более контролируемом Знаменске они дольше накапливаются, но зато сильнее бьют.

Запутавшиеся в понятиях

Русскую версию события на реке Подстепке я выслушал от нескольких человек и каждый раз она заканчивалась одинаково:

— Мы вылезли из камышей, и менты говорят: «Ну, что — писать заявления будете?» — «Какое заявление, начальник? Мы тут просто в речке купаемся».

— А почему вы так сказали?

— Понимаешь, мы живем по понятиям. Мы — люди порядочные. Нам иметь дело с милицией — западло.

В правоохранительных органах местные нравы никого не удивляют:

— В России бандитские 90-е уже давно закончились, а здесь они как будто еще в самом разгаре, — поделилась со мной впечатлениями руководитель Ахтубинского межрайонного отдела СКП при прокуратуре Гульнара Акмамбетова, которая ведет расследование этого дела (придется упомянуть, что по национальности она казашка). — Воровские понятия здесь в ходу не только в криминальной среде, но и среди обычной шебутной молодежи.

Дело в том, что на криминальной карте России Астраханская область традиционно считается «черным» регионом. Это термин не из националистического лексикона, а из воровского. В отличие от «красных» территорий, где доминируют законы РФ и элементарные нормы коррупции, в «черных» зонах, районах, городах криминальные традиции сильнее. И любой человек, который занимает более-менее активную жизненную позицию в бизнесе или общественной жизни, вынужден с этим считаться.

Цепочку событий, которая загнала активистов клуба «Олимп» в воды реки Подстепки, можно измерять по-разному. Версия попроще упирается в пьяную драку, которая произошла за несколько дней до инцидента в вечно неспокойном ночном клубе «Медведица». Повздорили двое нетрезвых русских. Один в качестве аргумента своей правоты задрал рубашку и продемонстрировал заткнутый за пояс пневматический пистолет. Другой счел это оскорблением и дал обидчику в морду. Разнимать конфликтующие стороны бросился нелицензированный охранник Анзор Исрапилов и ему это удалось в том смысле, что русские перестали бить друг друга и избили самого Исрапилова. Затем они ушли продолжать веселье в кабак под названием «Дон». Через несколько часов туда подтянулась уже целая группа чеченцев «поговорить за Анзора». Количество их противников тоже заметно увеличилось. Разговор состоялся громкий, с использованием твердых предметов, но и на этот раз убедительнее оказалась русско-казахская сторона. Затем в пятницу вечером была еще одна безуспешная попытка разобраться на задворках все той же «Медведицы». На нее, по словам «олимпийских», уже подтянулись милиционеры из Чечни. Они светили своими корочками и пытались морально давить на пэпээсников, которые стояли стеной между конфликтующими сторонами. Тогда драку удалось предотвратить, но стороны забили стрелку на воскресенье, в результате чего на реке Подстепке произошло то, что произошло.

Но на самом деле у описываемых событий есть второе, третье и даже десятое дно. Но для этого надо сначала понять, что такое спортивный клуб «Олимп».

Это действительно очень непростая организация. В ней причудливым образом плавились спортивные, криминальные, военные и патриотические традиции. И этого клуба могло бы и не быть, если бы не бестолковые действия местных властей.

— Пару лет назад как-то так получилось, что взрослым людям в городе просто негде заниматься спортом, — рассказал мне один из основателей «Олимпа» Стас Выченков, молодой человек со спортивным характером и телосложением. Встречу он назначил в кафе «Бабай-клуб», которое держит русский предприниматель. — Вот я 13 лет занимался карате, сначала в Детско-юношеской спортивной школе, потом в спорткомплексе, который принадлежал военным. И вдруг его передают городу и туда начинают пускать по каким-то непонятным спискам. Мы попытались вернуться в ДЮСШ — но там нас тоже развернули: извините, вы уже не дети. Что нам оставалось? Мы скинулись, арендовали помещение, создали собственный спортклуб и принимали туда всех: военных, невоенных, русских, нерусских, профессионалов, любителей, судей, адвокатов.

Однако криминальные традиции все-таки оказались сильнее по той простой причине, что из пяти основателей «Олимпа» трое успели посидеть лично. Из них лишь один — президент Вячеслав Кузнецов — в колонии, остальные далее СИЗО не ушли, потому что были либо оправданы, либо получили условные сроки. Сами они теперь утверждают, что «в этой стране любой человек, который не хочет терпеть беспредел, рано или поздно сядет». Как бы то ни было, небольшого тюремного опыта им хватило, чтобы хлебнуть криминальных традиций, причем в самой их ортодоксальной и романтической версии. Уголовный мир уже давно отказывается от воровских понятий, которые теперь не столько помогают, сколько мешают. Но в лице двадцатилетних знаменских «олимпийцев», многие из которых имеют высшее образование, а один, находящийся теперь в розыске Эдуард Потапов, даже проводил семинары по математике для местных учителей, — эти традиции удивительным образом обрели второе дыхание. Почему? Потому что «опереться больше не на что». Потому что «все, что связано с милицией и государством, прогнило до основания».

От русских не отставала и замешанная в криминальном бизнесе чеченская молодежь. Кавказская привычка быть красавчиком на любом поприще сработала и здесь. В стремлении обрести авторитет и русские, и чеченцы побежали впереди папы римского и деда Хасана. Чеченцы попытались подвести под воровскую мораль этническую основу, а «олимпийцы» не в меру поратовали за их чистоту. Собственно, знаменский конфликт на этот раз действительно оказался не межнациональным, а криминальным, но не криминально-экономическим, а криминально-идеологическим. Короче, молодняк — как русский, так и чеченский — слегка запутался в понятиях и в результате напугал всю страну.

Окончание читайте на сайте «Известий»

Монолог матери, чей сын пропал без вести на Первой чеченской войне

Меня зовут Ильючик Татьяна Георгиевна, мне 79 лет. Я дочь защитника Отечества и вдова пленного — муж был угнан в Германию во Вторую мировую. Прошла две чеченские войны. Не воевала, не брала в руки оружие, а просто поехала спасать своего сына.

Началась эта история очень давно, в 90-х. К тому времени я создала крепкую семью, родила троих детей, работала на заводе — обычная жизнь советского человека. Но потом все изменилось.

Мой сын Владимир был справедливым, непокорным, честным, никогда не врал. И вообще был самым лучшим на свете. В детстве мечтал заниматься самбо, но врачи запретили из-за здоровья, зрение — «минус шесть». Пока все мальчишки занимались спортом, он читал книги. Особенно любил русскую классику.

Учился хорошо, после школы поступил в машиностроительный техникум в Перми. Выучился наладчиком ЧПУ, защитил диплом. Еще Вова с детства мечтал овладеть кулинарным мастерством. Даже готовил со мной и умел пользоваться духовкой. Помню, уже перед армией просил отца подарить микроволновую печь. Это сейчас все у всех есть, а в то время мы жили бедно, микроволновка была роскошью.

Сын говорил: «Пап, ну купи. Буду тебе и маме все там готовить». Такие были планы: детские, школьные. Но построить свое будущее он не успел. И достичь ничего не успел — забрали.

По окончании техникума сын пошел в армию, тогда был 1994 год. Он служил в Пермской области, поселок Марково, там стоял мотострелковый полк номер 81.

В ноябре того же года их срочно отправили в Самару. Больше я его никогда не видела. Мы ждали нашего мальчика к Новому году. Хотели встретить праздник все вместе, как обычно. Но сын не приехал. Позже узнали, что он погиб в новогоднюю ночь.

В начале января 1995-го со мной связался командир. Он оказался очень человечным, честным. Переправил мне письмо от моего сына. Из него мы узнали, что он попал в Чечню.

Командир признался, что все письма, которые сыновья посылали своим семьям, отправлялись через Москву. Там они не проходили цензуру: нельзя было писать о войне. Поэтому родственникам их и не переправили. Как выяснилось позже, от солдат не дошли сотни последних весточек. Говорят, письма до сих пор хранятся где-то в московских архивах. Мешками.

После этой новости я сразу пошла в военкомат. Там мне сказали что-то невнятное. Мол, в новогоднюю ночь был сильный туман, вот они все и погибли. А вместе с ними — теперь уже известная Майкопская бригада.

Но еще сказали, что в списках погибших моего Вовы нет. С этими словами мне отдали солдатский билет сына и отправили восвояси.

Уже дома, открыв документ, я увидела, что в графе «зрение» вместо «минус шести» стояла единица. То есть он не должен был служить. Только из-за подделанной врачами информации его взяли в армию срочником. Потом выяснилось, что я была не единственной матерью, у кого таким образом забрали ребенка. Тысячи не знали, куда отправили их сыновей. И тысячи ребят вообще не должны были попадать на эту войну.

Временной отрезок между походом в военкомат и отъездом в Чечню я помню смутно. Вся семья была в шоке. Никто не знал, жив он или мертв. Мы ждали хоть какой-то информации каждый день. Но нас никто не оповещал. Из всего этого кошмара вспоминаю только «Марш мира», который я увидела по телевизору. Почти всеми участниками акции были женщины. Видимо, матери исчезнувших солдат. В тот момент приняла решение — нужно самой отправляться на поиски. Зачем сидеть и ждать? В итоге я провела в Чечне пять лет.

Разрешения у своих близких насчет поездки не спрашивала. Никому ничего не сказала и поехала. Единственное, поделилась со своим начальником на заводе, где работала. Он пошел навстречу, мне начали оформлять то просто отпуск, то отпуск без содержания. А потом устраивали какие-то липовые командировки — до пенсии мне оставалось дотянуть два года.

Муж догадывался о моих намерениях, говорил: «Вот возьму и не отпущу». А я отвечала: «Тебя даже спрашивать не буду. Я поеду, у меня там сын».

***

В апреле 1995-го я отправилась в Моздок, где размещалось наше федеральное правительство. Оказавшись там, поразилась: все изображения смешались передо мной в одну кучу. Помню, как прямо на вокзале скиталась куча детей. Они там жили. Некоторые с родителями, некоторые — без. Все было сумбурно, бешено, быстро. Одним словом — война. Точно такая же, как показывали в фильмах про Великую Отечественную. Страшно, жутко и очень больно. Еще ужаснее становилось от понимания, что это все происходит в России, моей стране.

Почти сразу после приезда удалось узнать, что там были другие матери, приехавшие на поиски сыновей. И они уже вовсю «штурмовали» военную часть. Эти женщины поселились в общежитии местного спортивного техникума. Прямо в спортивном зале там стояли матрасы и кровати, на которых располагались около 20 человек. Из-за нехватки мест я отправилась жить на вокзал. Там стояли пять небольших вагончиков, в них находилась миграционная служба, которая выдавала чеченцам пайки для детей. Пришла туда, рассказала о себе — и мне выделили свободную полку.

close

100%

Татьяна Ильючик (снизу)

Личный архив Татьяны Ильючик

Потихоньку я сгруппировалась с родителями, которые жили в техникуме. Мы часто ходили к местному аэродрому, где сидело наше правительство. На эту базу приезжали военные из Грозного, привозили какие-то сводки. А мы пытались выудить информацию о пропавших солдатах. Но вскоре поняли, что ничего узнать не удастся: никто не владел информацией о наших детях.

Со мной в вагончике иногда оставалась ночевать одна старушка из Грозного. Она ездила в Ставрополь получать пенсию. Как-то раз мы с ней разговорились. Я ей рассказала о своей жизни, она — о своей. Однажды эта женщина заявила: «Матушка, если будешь там, в Грозном, оставлю свой адрес. На всякий случай, вдруг — придется». И пришлось.

Через некоторое время я узнала, что нас переправляют в район аэропорта «Северный» в Грозном, где проживали другие матери. Говорили, что там будет больше информации о пропавших. И я решила срочно выезжать. А война к тому времени становилась все ожесточеннее.

Узнав о переселении, многие матери разъехались кто куда. Началась суматоха, и в один из дней я села на автобус до Грозного. Одна.

***

Путь туда был страшным: вокруг развалины, транспорт еле пробирался сквозь горные дороги. Когда мы наконец доехали, я вышла из автобуса и ужаснулась. Неба не было. Все черного цвета, в дыму. Горели дома, где-то далеко разрывались снаряды. А еще эта странная, непонятная чеченская речь вокруг. Я заревела, начала орать: «Господи, а дальше-то куда?»

Буквально через несколько минут я вспомнила о старушке, которая оставила свой адрес. Начала спрашивать у прохожих, как туда добраться. Отвечали только, что это далеко. По городу транспорт не ходил, все автобусы были сломаны. Помню, как начали бомбить боевики и наши. Мне кое-как удалось добраться до нужного адреса, не убили. У той женщины я осталась ночевать. Она меня накормила гречневым супом. Я его никогда прежде не ела и вообще — не знала, что из гречки можно сварить первое. Оказалось, это едят, потому что больше ничего и не было.

То, что я увидела, не опишешь словами, не расскажешь, не представишь. Когда я приехала в самое пекло и увидела этот ад, мне все стало понятно. Там была мясорубка. Всех наших маленьких парней просто бросили. Но им нужно было выполнять военные приказы. Нам, матерям, теперь самим кажется, что увиденное там — вымысел, неправда.

На следующий день бабушка рассказала мне, как добраться до «Северного». К этому времени уже начали подтягиваться и другие мамы.

Рядом с аэропортом находилась гостиница. Она была вся перестреляна, там жили военные и федеральные власти. Конечно, они были в шоке от нашего появления, но терпели. Военные нас и пристроили в одну из комнат, даже поставили солдатские кровати. Мы спали на них, потом уже и на полу улеглись — начали приезжать еще матери. Это помещение было длинным, нас там жило человек 16.

В гостинице не было воды. И еды толком не было. Мы где-то набирали 1,5-литровую бутылку и растягивали ее на целый день. Ходили по два-три человека в город с пачкой отксерокопированных фотографий наших сыновей.

Мы по ниточке вытягивали информацию о детках. То у местных, то у военных. И даже у боевиков. Любой мог владеть информацией о пропавших. Например, увидеть, как солдата захватывают в плен. Или убивают.

close

100%

Матери у стен судмедлаборатории в Ростове-на-Дону

Личный архив Татьяны Ильючик

Потом мы начали ходить по местам, где уже прошли боевые действия. Знали, что на железнодорожном вокзале была бойня, поэтому часто туда наведывались.

Шли дни, сын так и числился в списках пропавших. Собирая картину происходящего, мне удалось узнать, что в последний раз моего ребенка видели на небольшой улочке как раз близ вокзала.

Мне рассказали, что во время страшного тумана группу молодых парней на бронетехнике пустили по этому несчастному переулку. Сверху, сзади, сбоку солдат не прикрыли. Местные говорили, что подстрелили первую машину и последнюю. А что было дальше — никто не знал. Так я и продолжала искать своего сына.

Сейчас вспоминаются только огромные завалы боевой техники и взорванные дома вокруг. Мы смотрели, искали. Всего нас было около 130 матерей. И еще двое отцов.

Пока ходили по завалам, две матери погибли. Оля Осипенко пропала где-то. Также погибла Люба Мартынец, ее было особенно жалко. Нам же удалось найти живыми только двух парней. И один из них был Сережа, как раз ее сын. Когда его освободили из плена, Люба уже пропала без вести, погибла. Где она — неизвестно.

Сейчас, когда прошло столько лет, нас, родителей, вообще осталось всего около 25 человек. Умерли наши боевые друзья.

Во время поисков солдат матери сдружились друг с другом. Мы договаривались поочередно ездить домой. Месяцев по семь-восемь проводили вне боевых действий. Но все знали приметы детей других матерей. Было так, что осматриваем труп — и машинально обращаем внимание на какие-то примечательные черты не только своих мальчиков, но и детей наших боевых товарищей.

***

С течением времени родители стали осознавать, что найти и просто мертвые тела — уже удача. Часто местные передавали сведения о захоронениях солдат. Тогда мы отдавали эту информацию военным, и нам раскапывали указанную могилу. Тела поднимали из земли и увозили в Ростовскую лабораторию на опознание.

В Ростов-на-Дону мы ездили группами. Это было очень страшно. Нам по фотографиям показывали части трупов предполагаемых сыновей. У каждой матери была тетрадка, где она отмечала примечательные черты своего ребенка. По ней искали совпадения с останками и понимали, чье тело идем опознавать в морг.

close

100%

Тетрадь Ильючик, которую она вела для опознания тел

Личный архив Татьяны Ильючик

Один раз в Грозном нам передали информацию, что будет обмен. Мы, человек семь-восемь, поехали на рынок, где торговали оружием. На входе к рынку меня и других матерей встретил какой-то чеченец. Нас вели в неизвестном направлении, тыкая в спину автоматами. В итоге там действительно был обмен пленными, но своих мы не нашли.

Были и те, кто выманивал у нас деньги. Часто врали о местонахождении наших детей. Но было и так, что говорили правду, тут заранее не различишь. Мы проверяли все варианты.

Местонахождения наших ребят чаще всего предлагали командиры, за деньги. Они как-то просили несколько миллионов за информацию о мальчиках. Врали и простые люди, но они хотели не денег, а еды. Тоже ведь голые сидели.

Единственный человек, которого интересовала судьба русских матерей, — генерал Анатолий Романов. Он пользовался уважением даже среди чеченцев. Романов мне как-то сказал: «Легче пройти через строй боевых солдат, чем через строй матерей». Он за нас беспокоился и помогал как мог. Еще говорил: «Я не уйду, пока не найду последнего солдата». К сожалению, этого замечательного человека кто-то подорвал — и он остался инвалидом на всю жизнь.

***

К 1996-у все матери перебрались из «Северного» в Ханкалу. Там был военный городок, там мы уже жили в нормальной квартире. Военные выделили нам два этажа. Стало спокойнее, мы были под защитой, нас кормили.

Но война есть война. В Ханкале тоже было страшно и тяжело. Особенно, когда начинались бомбежки.

Помню, шли по городу с одной мамой, мимо нас пролетали пули. Мы с ней опустились на землю и думаем: «Господи, видно, нам и смерть тут». Но пули пролетели мимо, не задели. Осознавали только одно — надо продолжать поиски. Лишь потом уже начинали думать, как мы вообще выбрались из этого ада. Слава богу, пережили.

Еще одна история у меня до сих пор стоит перед глазами. Одной из наших мам в Ханкале выкопали парня. Его привезли и поставили на площадку, где набирались тела для отправки в Ростов. Ее Алеша лежал там два дня, и все это время мы к нему ходили. Помню, как та мать спросила: «В какой еще стране можно ходить вот так к сыну?»

Там же нас заставляли голосовать за Ельцина. Мы не пошли. Я ему долго не могла простить всей этой крови.

***

Находясь в Ханкале, мы наведывались в логово боевиков. Выискивали про них сведения среди местного населения. Многие соглашались помочь и поднимались в горы за ними, звали. Было и так, что мы сами натыкались на их след.

По возможности и нашим военным помогали. Мы же знали местонахождение боевиков. А наши солдаты, как к ним сами пойдут? Их ведь за версту всех перебьют. А мы ходили. Вот нас чеченцы и называли «российскими разведчицами».

Когда закончилась Первая чеченская война, наши свернули всю базу, забрали палатки из Ханкалы. Нам негде было жить — и почти на год мы пристроились к боевикам. Они нас сами пригласили к себе в дом. Думаю, им это тоже было выгодно. Они говорили: «Матери у нас живут. Вы, русские, им помочь не можете, так мы защитим».

Боевики относились к нам хорошо. Понимали, что уйдем от них, если будут издеваться. Кстати, даже привозили нам продовольствие. Что они ели, то и мы. Стирали, готовили, нас никто не пытал: куда пошли и зачем. Главное, у нас было где оставаться ночевать.

Мы понимали, что находимся не у себя дома, поэтому были как мышки. Права свои не качали. И не задумывались, что живем под одной крышей с людьми, которые убивали русских солдат. Нам жить было негде. Чего мы будем возникать? Мамы преследовали одну цель — найти своих детей. Живыми или мертвыми.

Предъявлять им какие-то претензии и высказывать свое мнение мы не могли. Но к матерям у них совершенно другое отношение, не как у нас. Для чеченцев мать — это святое.

Мы жили у тех чеченцев, которые вместе с нашими мужиками Афган прошли, плечом к плечу воевали. За год жизни с боевиками у меня был откровенный разговор с одним из их командиров. Я спросила, встречался ли он лицом к лицу с офицерами, с которыми воевал в Афганистане. Он ответил: «Вы знаете, я, к счастью, не встречался. Боюсь этой встречи. А мужики наши встречались». Им тоже больно было: там они воевали за одну сторону, а здесь они друг в друга стреляют.

Мы с ними пили чай, ели, консервы им носили. К нам они относились со снисхождением. Все изменилось, когда к власти пришел Хаттаб (террорист и один из руководителей вооруженных формирований самопровозглашенной Ичкерии, убит в 2002 году — «Газета.Ru»), зверь.

***

Многие из моих знакомых удивляются, почему с нами почти не было отцов. Во-первых, откуда им быть? Чеченцы убьют. Мужикам страшнее ходить. С нами ходили несколько, но почти все тут же пропали. Был один украинец, очень видный, взбалмошный и резкий. Говорил все что думает вслух, а там надо было соображать и следить за своей речью. Он очень лихо с чеченцами разговаривал, они его и зарыли заживо. Во-вторых, первой за сыном всегда ползет мать. И, конечно, боевики больше с женщинами разговаривали. Пусть было и опасно, но нас чеченцы все равно принимали.

Еще мы заходили в деревни, ночевали у местных. Чеченские матери нас принимали, кормили. Они ведь тоже потеряли своих сыновей. Кровь у всех одного цвета, слезы матерей одного вкуса. Что чеченская мать ревет, что наша.

Один раз проснулась с дурным предчувствием. Приснилось, что муж за покойником побежал. Сразу поехала звонить своим. Оказалось, родные меня искали. Связалась с дочерью, она говорит: «Папа умер». Я ответила: «Без меня не хороните, я прилечу». И вот на «Северном» наше руководство договорились с чеченцами, они меня на своем самолете отвезли до Самары, а оттуда я уже сама. Когда я прилетела домой, выяснилось, что наш папа постоянно плакал — и это спровоцировало кровоизлияние в мозг. Я похоронила мужа. А через 40 дней уехала обратно в Чечню.

Уже спустя годы дочь рассказала, как на меня реагировали наши местные, соседи. Так, один знакомый однажды заявил моей дочери: «А что, у мамы-то твоей крыша поехала?». А дочка ему лихо ответила: «У нашей мамы крыша крепче, чем у вас всех вместе взятых. Если бы она не поехала за сыном, это была бы не наша мама». Вот так.

***

И все-таки я его нашла. Почти через пять лет, но нашла зацепку о Вовочке. Мне удалось отыскать солдата, с которым мой сын ехал по туманной улочке.

Военные билеты парней были в Самаре, и я нашла имена тех, кто был с моим сыном. На тот момент мне уже удалось выяснить, что БМП, в которой находился Вова, загорелась. Узнала, что ребята забежали в дом к местным жителям. На этом след на время оборвался.

close

100%

Эксгумация тел для опознания

Личный архив Татьяны Ильючик

Уже в Перми через матерей я нашла сослуживца Вовы — Сережу Киселева из Ульяновска. Приехала к нему и попросила: «Ты мне расскажи, как было. У меня не будет истерики. Мне надо знать, погиб Вова или нет». Киселев мне ответил, что мой сын погиб — его в спину расстреляли, когда он хотел перескочить через забор. Сережа добавил: «Я его затаскивал в дом, он еще хрипел». В ответ я поблагодарила его за правду.

Теперь я убеждена, что «груз-200» с телом моего сына просто отправили куда-то чужой семье. Тогда это было сплошь и рядом. Всех остальных солдатиков, которые были с Вовой, нашли и отправили семьям. А моего — потеряли, забыли.

Я смирилась. Если кто-то ухаживает за его могилой, дай бог им здоровья. Я молюсь, лишь бы он только не остался в Чечне, большего не надо. А концов я уже не найду.

Нам, матерям, было нужно, чтобы останки сыновей просто похоронили. Как-то до нас дошла информация, что тела, пролежавшие шесть лет в лаборатории, хотят захоронить в братской могиле в Ростове-на-Дону. Мы тут же пригрозили: «Если вы это сделаете, мы их руками выроем».

Просили, чтобы ребят похоронили в Москве. Нам отвечали: «В Москве нет места, дорого везти тела». И мы завыли еще сильнее.

Помню, как один офицер сказал: «Вы что, хотите, чтобы ваших сыновей еще и у Кремлевской стены захоронили?» А когда мы в итоге отвоевали место на московском кладбище, этому офицеру поручили хоронить по 40 наших в день. Когда он нес гробы, плакал вместе с нами.

Парни лежат в Москве, на Богородском кладбище. Там поставили часовню. И только там теперь наше пристанище. Нет ни сына, ни могилы. Только это местечко, которое досталось потом и кровью. Каждое 25 сентября мы собираемся там, на кладбище. Ревем и поем.

Мы все прошли. Но мы знали, что нам это надо узнать. Парни в таком возрасте воевали, а мы что? Матери по их дорогам должны были пройти, найти, узнать. Не всем это удалось, но ничего.

***

После произошедшего я возвращалась в Грозный. Ездила с гуманитарной помощью. На тот момент я уже знала, что сын погиб, но это не имело значения. Просто надо было помогать. А как не поехать?

Думаю, у нашего поколения все было иначе, потому что мы воочию видели войну. А новое поколение не может ощутить, что это такое. В фильме «Прокляты и забыты» Сергея Говорухина есть кадр, где начинается война, а следующим кадром демонстрируются московские рестораны и дискотеки. Вот такая пропасть. Еще фильм Алексея Балабанова «Война» передает весь ужас произошедшего. Алексей Чадов отлично сыграл. Пожалуй, на этом все.

О нас — кроме Говорухина — никто и не говорил. А мамы у нас со всей России: с Дальнего Востока, с севера, с Кавказа — отовсюду. И как живет солдатская мать, нигде не показывают. Что, как она теперь живет? 26 лет прошло после войны, будет 27. Об этом речи не идет. Ни по телевизору, нигде.

close

100%

Татьяна Ильючик с внучкой Татьяной и правнуком Мишей

Личный архив Татьяны Ильючик

Поэтому о нас лет через 75 лет, наверное, будут говорить. Ведь об этом нельзя молчать. Об этой войне нельзя молчать. Потому что матери остались один на один, и дети, наши парни — тоже. Ветераны, которые вернулись, они на работу устроиться не могут, потому что у них психика была нарушена. В 18 лет такое пережить.

Сейчас я счастливая. У меня есть дочь, внуки. Я их всех очень люблю. Все, что я прошла, научило меня главному — при любых обстоятельствах нужно сохранять человечность, не обозлиться.

Но стоит закрыть глаза, и картинка всегда одна — Чечня. И забыть ее невозможно.

Убежище в США для гея из Чечни: угрозы, нападения и конфликты с американским гей-сообществом

Получить убежище в США гею из России вполне возможно. Фото: businessinsider.com

Гея из Чечни избили возле бара в Москве и отказались оперировать из-за ВИЧ. Теперь он просит убежища в США.

Мужчина, чье имя не раскрывается, в мае 2018 года выходил из московского гей-бара, когда на него напали шесть парней: сохранилось видео с камеры наблюдения, как его бьют по лицу. При этом, по словам мужчины, прохожие стояли рядом, но ничего не делали.

В результате драки у него серьезно пострадал глаз, из-за чего была нужна срочная операция. Однако в больницах – государственных и частных – ее отказывались делать, так как мужчина был ВИЧ-инфицирован. Его спас случай: в коридоре одной из клиник он наткнулся на пластического хирурга из Армении, который сам предложил помощь. Спустя месяц после травмы ему вставили в глаз титановую сетку.

В мусульманских регионах России быть геем крайне опасно. Преследования гомосексуалов в Чечне известны во всем мире: их задерживают и пытают, некоторые из них умирают из-за насилия, которому подвергаются в тюрьме. В 2017 году здесь арестовали более 100 представителей ЛГБТ-сообщества только из-за их сексуальной ориентации.

По информации российских СМИ, с начала “новой волны” преследований (декабрь 2018 года) местные власти убили около 20 геев, еще 40 пропали без вести. Выжившие представители гей-сообщества называют происходящее в Чечне “геноцидом” гомосексуалов. Глава республики Рамзан Кадыров объявил в интервью американскому каналу НВО, что в его регионе “нет геев”. “А если есть, заберите их в Канаду, подальше от нас”, – заключил он.

“В этом мире есть страны, где гомосексуалов преследуют, но общество признает тот факт, что среди них есть геи. Чечня – единственное место на земле, которое полностью отвергает саму возможность существования геев”, – объясняет избитый в баре мужчина.

Закон о гей-пропаганде запрещает любое выражение принадлежности к гомосексуалам на публике. Фото: aljazeera.com

Ему тоже начали угрожать на родине. Он закрыл свой бизнес в Грозном и уехал из Чечни, оставив родных. Россию ему покидать не хотелось, поэтому сначала мужчина переехал в Москву. Здесь он надеялся “залечь на дно”. Угроза его здоровью и жизни “уйдет со временем”, если он “исчезнет из социальной жизни”, считал тогда чеченец. “Трудно жить вне собственного общества”, – уверен он. Но после избиения в баре мужчина все-таки решил перебраться в США.

“Проблема в том, что угроза жизни существует не только в Чечне, – говорит он. – Она есть во всей Российской Федерации и за ее пределами, в других странах мира, где существует чеченская диаспора”.

Закон о гей-пропаганде, который действует в России с 2013 года, облегчил российским гомосексуалам получение убежища в США. Он запрещает демонстрацию однополых связей или сексуальной ориентации в общественных местах, упоминание о гомосексуализме на телевидении и интернет-ресурсах, где нет ограничений по возрасту. Европейский суд по правам человека признал закон дискриминационным, однако в России на это не обратили внимания.

Несмотря на явные притеснения, не всем представителям ЛГБТ-сообщества из России предоставляют убежище в США. Читайте, как бисексуалу с Северного Кавказа отказали, хотя его угрожали  убить на родине.

Преследования геев в Чечне известны по всему миру. Фото: benjaaquila.com

После чреды законов, задержаний и случаев избиения геев в России законодатели Калифорнии и Миннесоты даже предложили упростить процесс получения грин-карт для российский гомосексуалов. Проект, однако, пока не одобрили.

Как получить убежище в США на основании преследования геев, подробно рассказала иммиграционный юрист Анна Мореас в своем блоге на “Рубике”.

В американском русскоговорящем ЛГБТ-сообществе мужчина из Чечни тоже не прижился. У него возник конфликт из-за критики публикации одного из членов группы RUSA LGBT. Чеченец назвал его пост “ксенофобским, оскорбительным и расистским”. В результате его перестали пускать на ЛГБТ-мероприятия и прислали письмо-предупреждение.

Впрочем, основательница RUSA LGBT Елена Гольцман отвергает все обвинения. Она заявляет, что поведение мужчины было неподобающим. Его публикации об организации забанил Facebook, но мужчина все равно “продолжает клеветать” и “преследовать лидеров RUSA LGBT”.

Несмотря на все конфликты, мужчина уже прошел интервью в Нью-Йорке. Он говорит, что надеется “осуществить мечту о том, чтобы быть свободным и равным среди равных, достойным гражданином и партнером”.

“Я надеюсь, что в США закон, порядок и общество не допустят никакой дискриминации или угроз в отношении меня со стороны кого бы то ни было, независимо от их положения в обществе”, – заявляет он.

Уроженцу Чечни, который дрался на митинге с ОМОНом, рекомендовали сдаться властям

Молодому человеку, который попал на видео во время драки с сотрудниками ОМОНа в ходе несанкционированной акции протеста в поддержку оппозиционера Алексея Навального в Москве, порекомендовали как можно скорее сдаться властям. Об этом в своем видеообращении заявил депутат Госдумы Адам Делимханов, пишет телеграм-канал Baza.

Фото: «БИЗНЕС Online»

Накануне видео с потасовкой юноши с правоохранителями широко разошлось в сети. Позже молодого человека опознали — им, как утверждает Baza, оказался некий 20-летний Сайд-Мухамад Джумаев. Его ищет полиция.

Baza привела перевод слов Делимханова с чеченского языка. «Подобное не допускаем и не допустим, но все мы видели в соцсетях парня-чеченца, который оказывал сопротивление полиции. Так вот, ты совершил преступление, так как такие люди, как Навальный, поддерживающий однополые браки, нам не подходят и не подойдут как для мусульман и чеченцев. С твоим отцом мы поговорили, и если ты эту позицию не поддерживаешь и понимаешь, что такое мужество, ислам, то тогда любому из нас напиши в директ или как-то свяжись с нами. Все друг друга знаем через кого-то, ты в МГУ учишься и так далее. Так как говорят, что ты хороший парень, и отец твой говорит, что ты эти взгляды не поддерживаешь, но, если ты вдруг поддерживаешь их взгляды, тогда давай, иди до конца с ними, и мы будем знать, как с тобой быть», — якобы сказал депутат.

Он добавил, что молодого человека не могут найти со вчерашнего дня. «Ты свяжись с нами, так как мы со вчерашнего дня не можем найти тебя, если ты свяжешься, мы тебе вопрос с властями решим», — добавил, согласно переводу Baza, Делимханов.

Канал отмечает, что полиция побывала у семьи Джумаева и поговорила с его родными. Они утверждают, что им он рассказал о своем неадекватном состоянии на митинге. Юноша сообщил, что его кто-то ударил по голове, а когда он пришел в себя, уже был в невменяемом состоянии и начал драться с ОМОНом. Родные Джумаева подчеркнули, что он никак не связан с оппозиционной деятельностью и на митинги не ходит.

Лидер Чечни говорит, что позиция Макрона в отношении карикатур вдохновляет террористов

МОСКВА (Рейтер) — Глава российской Чечни, где преобладает мусульманское население, заявил во вторник, что президент Франции Эммануэль Макрон вдохновлял террористов, оправдывая карикатуры на пророка Мухаммеда тем, что они защищены правами на свободу слова.

Рамзан Кадыров, близкий соратник президента России Владимира Путина, сделал комментарии после того, как Франция предупредила своих граждан, проживающих или путешествующих в нескольких странах с мусульманским большинством, принять дополнительные меры предосторожности из-за гнева по поводу карикатур.

Спор возник в результате нападения с ножом у французской школы 16 октября, когда мужчина чеченского происхождения обезглавил Самюэля Пати, учителя, который показывал ученикам карикатуры на пророка Мухаммеда на уроке свободы слова.

Карикатуры, впервые опубликованные сатирическим журналом, парижский офис которого подвергся нападению боевиков, убивших 12 человек в 2015 году, многие мусульмане считают кощунственными.

Кадыров, бывший повстанец, поддержавший военную кампанию Кремля, которая подавила исламистское повстанческое движение в Чечне и близлежащих российских регионах, преуменьшает тот факт, что нападавший на Пати родился в Чечне, говоря, что он вырос во Франции.

В своем посте в Instagram во вторник Кадыров заявил, что Макрон был не прав, называя показ таких карикатур свободой слова.

«Вы принуждаете людей к терроризму, толкаете людей к нему, не оставляя им выбора, создаете условия для роста экстремизма в головах молодежи.Можете смело называть себя лидером и вдохновителем терроризма в своей стране», — написал Кадыров, обращаясь к Макрону.

Макрон назвал Пати «тихим героем» и пообещал бороться с «исламистским сепаратизмом» во Франции.

На просьбу Reuters прокомментировать ситуацию представитель администрации президента Франции сказал: «Мы не будем запугивать и предупредим тех, кто сеет ненависть, что в случае с Кадыровым неприемлемо».

Репортаж Эндрю Осборна; Дополнительный отчет Мишеля Роуза; Под редакцией Питера Граффа и Джона Бойла

Чеченский суд постановил, что похищение полицией двух геев-беженцев является законным -ЛГБТК + репрессии.

Ранее в этом месяце братья-подростки Салех Магамадов и Исмаил Исаев были похищены из конспиративной квартиры в Нижнем Новгороде на западе России и возвращены в полуавтономную республику Чечня, где более 200 человек были арестованы, избиты и подвергнуты пыткам. с 2017 года подозревается в принадлежности к ЛГБТК+. Два брата жили в России с прошлого года, когда они бежали из Чечни с помощью российской ЛГБТ-сети, местной правозащитной группы.

Сообщается, что Магамадов и Исаев содержатся в следственном изоляторе в чеченском городе Урус-Мартан без доступа к адвокату.Их отец отметил, что видел следы наручников на запястьях братьев, когда ему наконец разрешили свидание, как отмечается в заявлении групп защиты прав ЛГБТК+.

Сообщается, что подросткам предъявлено обвинение в оказании помощи незаконным вооруженным формированиям, за что им грозит до 15 лет лишения свободы. Магамадов и Исаев якобы признались в этих обвинениях, но адвокат Российской ЛГБТ-сети сообщил новостной ленте Agence France Presse , что «признания, скорее всего, были получены с помощью угроз и давления.

По словам активистов, Исаева ранее допрашивали чеченские полицейские по поводу использования «ЛГБТ-эмоджи» в онлайн-чате годом ранее — действие, запрещенное законом 2013 года о запрете про-ЛГБТК+ «пропаганды». «Они избили его, продержали в тюрьме три или четыре дня, пока его мать не заплатила взятку в 300 000 рублей, чтобы вытащить его», — сказал The Daily Beast представитель Российской ЛГБТ-сети Давид Истеев. «Ему было всего 16, он звучал испуганно, поэтому мы ему помогли.

Магамадов ранее также подвергался преследованиям со стороны властей. Во время ареста в 2020 году его заставили записать унизительное видео о том, что он «не мужчина». «Я — пустое место», — сказал он тогда.

Хотя Европейский суд по правам человека, как сообщается, обязал Россию предоставить дополнительную информацию об основаниях их задержания и предоставить им доступ к адвокату, в среду состоялся судебный процесс, сообщает новостное агентство RadioFreeEurope/RadioLiberty .Судебное заседание в Верховном суде Чеченской Республики проходило без присутствия адвокатов и родителей задержанных.

И Российская ЛГБТ-сеть, и правозащитная группа ЛГБТК+ Freedom House опубликовали заявления, в которых подчеркивается «смертельная опасность» для мальчиков, находящихся в заключении. Помимо якобы пыток со стороны чеченской милиции, отец мальчиков рассказал Российской ЛГБТ-сети, что «сотрудники милиции оказывали на него давление, шантажировали жизнью его сыновей и что они опозорят его в Чечне, предъявив компромат на местную Грозную». телеканала», — говорится в сообщении организации.

В ответ на ситуацию американские активисты призывают администрацию Байдена вмешаться в рамках недавнего обязательства президента по продвижению прав ЛГБТК+ за рубежом. Ранее в этом месяце правозащитные группы RUSA LGBT и Voices4 призвали Байдена вместе со спикером палаты представителей Нэнси Пелоси и лидером большинства в Сенате Чаком Шумером официально осудить российское правительство, которое контролирует Чечню.

«Мы призываем вас объявить чрезвычайное положение и публично осудить это грубое нарушение прав человека, когда двум людям грозит верная смерть от рук российского правительства», — написали группы в серии писем лидерам демократов.

Но еще неизвестно, ответит ли администрация Байдена на просьбу. Когда ранее в этом месяце пресс-секретаря Белого дома Джен Псаки спросили, будет ли президент бросить вызов Байдену в отношении прав ЛГБТК+, она ответила на этот вопрос уклончиво. «Ну, президент не боится разъяснить президенту Путину области, в которых у него есть разногласия, области, которые его беспокоят», — сказала она.

Получите лучшее из того, что интересно.  Зарегистрируйтесь на их .Еженедельный бюллетень здесь.

Чечня | республика, Россия | Британика

Чечня , также пишется Чечня или Чечня , республика на юго-западе России, расположенная на северном фланге Большого Кавказского хребта. Чечня граничит с собственно Россией на севере, Республикой Дагестан на востоке и юго-востоке, Грузией на юго-западе и Республикой Ингушетия на западе. В начале 21 века более чем десятилетний ожесточенный конфликт опустошил республику, вызвал массовый исход беженцев и остановил экономику.Площадь 4 750 квадратных миль (12 300 квадратных километров). Поп. (оценка 2008 г.) 1 209 040 человек.

Земля

Чечня делится на три физических региона с юга на север. На юге — Большой Кавказ, линия гребня которого образует южную границу республики. Самая высокая вершина — гора Тебулосмта (14 741 фут [4493 метра]), а главная река района — Аргун, приток Сунжи. Второй район — предгорье, состоящий из широких долин рек Терека и Сунжи, пересекающих республику с запада на восток, где они сливаются.В-третьих, на севере — ровные холмистые равнины Ногайской степи.

Большое разнообразие рельефа находит отражение в почвенном и растительном покрове. Ногайская степь в основном представляет собой полупустыню с полынной растительностью и широкими участками песчаных дюн. К югу и юго-западу, у реки Терек, она сменяется ковыльными степями на черноземных и каштановых почвах. Степь также занимает долины Терека и Сунжи. До высоты 6 500 футов (2 000 м) склоны гор густо покрыты лесами из бука, граба и дуба, выше которых хвойные леса, затем альпийские луга и, наконец, голые скалы, снег и лед.Климат меняется, но в целом континентальный.

Люди

Основная этническая группа Чечни — чеченцы, меньшинство составляют русские и ингуши. Чеченцы и ингуши являются мусульманами и являются двумя из многих горских народов Кавказа, чей язык принадлежит к нахской группе. Явно независимые чеченцы и другие кавказские племена оказывали длительное сопротивление русским завоеваниям с 1830-х по 1850-е годы под руководством мусульманского лидера Шамиля. Они оставались успешными, пока русские были заняты Крымской войной, но русские использовали более крупные силы в своих более поздних кампаниях, и, когда Шамиль был взят в плен в 1859 году, многие из его последователей мигрировали в Армению.Река Терек оставалась оборонительным рубежем до 1860-х гг. Постоянные стычки чеченцев и русских на Тереке легли в основу романа Льва Толстого « Казаки ».

Эконом

Основу экономики составляла нефть, а бурение в основном велось в долине реки Сунжа между Грозным и Гудермесом. Нефтепереработка была сосредоточена в Грозном, а трубопроводы шли к Каспийскому морю (восток) в Махачкале и к Черному морю (запад) в Туапсе.Также в этом районе есть природный газ. Сельское хозяйство в основном сосредоточено в долинах Терека и Сунжи. Транспортировка в основном осуществляется по железной дороге, которая проходит по долинам Терека и Сунжи и связывает Астрахань и Баку на Каспийском море, а также Туапсе и Ростов на Черном и Азовском морях. Автомобильные дороги соединяют Грозный с другими центрами внутри и за пределами республики.

История

Чеченская автономная область (район) была создана большевиками в ноябре 1920 года.В 1934 году она была объединена с Ингушской автономной областью и образовала совместную Чечено-Ингушскую автономную область, которая через два года стала республикой. Во время Второй мировой войны (1939–45) советский лидер Иосиф Сталин обвинил чеченцев и ингушей в сотрудничестве с немцами; в результате обе группы подверглись массовым депортациям в Среднюю Азию, а Чечено-Ингушетия была распущена. Позже ссыльным разрешили вернуться на родину, и республика была восстановлена ​​при советском лидере Никите Хрущеве в 1957 году.

Сепаратистские настроения возникли в 1991 году, когда упадок Советского Союза ускорился, а в августе 1991 года Джохар Дудаев, чеченский политик и бывший генерал советских ВВС, совершил переворот против местного коммунистического правительства. Дудаев был избран президентом Чечни в октябре, а в ноябре в одностороннем порядке провозгласил независимость Чечни от Российской Федерации (впоследствии России). В 1992 году Чечено-Ингушетия разделилась на две самостоятельные республики: Чечню и Ингушетию.Дудаев проводил агрессивную националистическую и антироссийскую политику, и в 1994 году вооруженные чеченские оппозиционные группы при поддержке российских военных безуспешно пытались свергнуть Дудаева.

11 декабря 1994 года российские войска вторглись в Чечню. Преодолев ожесточенное сопротивление, в марте 1995 года российские войска взяли столицу Грозный (Джохар). Однако сопротивление чеченских партизан продолжалось, и был заключен ряд соглашений о прекращении огня, которые были нарушены. В 1996 году Дудаев был убит во время российских обстрелов, а в следующем году президентом был избран бывший лидер партизан Аслан Масхадов.Русский Прес. Борис Ельцин и Масхадов подписали предварительный мирный договор в мае 1997 года, но не определили вопрос об окончательном статусе Чечни. По оценкам, в 1990-е годы в Чечне погибло до 100 000 человек и более 400 000 были вынуждены покинуть свои дома.

Российские войска, выведенные из Чечни после соглашений середины 1990-х годов, вернулись в конце 1999 года после того, как премьер-министр Владимир Путин обвинил чеченских сепаратистов во взрывах бомб, унесших жизни десятков мирных жителей в России.(Доказательства так и не доказали причастность чеченцев к взрывам.) Возобновились ожесточенные бои. Когда российские войска установили контроль над республикой, чеченские боевики, вытесненные в горы и холмы, продолжали использовать партизанскую тактику. В октябре 2002 года группа чеченских боевиков захватила московский театр и взяла в заложники около 700 зрителей и артистов. В ходе последовавшей спасательной операции погибло около 130 заложников — в основном в результате отравления наркотическим газом, выпущенным силовиками, который должен был вывести из строя чеченцев.После инцидента Россия активизировала боевые действия в Чечне.

В 2003 году чеченские избиратели одобрили новую конституцию, которая передала больше полномочий правительству Чечни, но оставила республику в составе федерации. В следующем году пророссийский президент Чечни Ахмад Кадыров был убит в результате взрыва бомбы, якобы устроенного чеченскими боевиками. Российские силы, в свою очередь, убили нескольких высших сепаратистских лидеров в 2005 и 2006 годах. При поддержке Путина Рамзан Кадыров, сын Ахмада Кадырова, стал президентом Чечни в 2007 году.Отвергая обвинения правозащитных групп в том, что он использовал похищения людей, пытки и убийства для подавления оппозиции, Кадыров сохранил поддержку России и в начале 2009 года заявил, что повстанцы подавлены. В апреле того же года русский Прес. Дмитрий Медведев объявил, что Россия прекратила операции по борьбе с повстанцами в республике. Тем не менее спорадические вспышки насилия продолжали происходить.

Эта статья была недавно отредактирована и обновлена ​​Эми Тикканен. 90 000 учителей французского языка обезглавлены после показа изображений пророка Мухаммеда; подозреваемой была чеченская тинка

Это архивная статья, и информация в статье может быть устаревшей.Пожалуйста, посмотрите на отметку времени в истории, чтобы узнать, когда она обновлялась в последний раз.

ПАРИЖ. Подозреваемый, застреленный полицией после чудовищного обезглавливания учителя истории в результате нападения под Парижем, был 18-летним уроженцем Москвы чеченским беженцем, сообщили официальные лица в субботу.

Прокуратура Франции по борьбе с терроризмом заявила, что власти, расследующие убийство Самюэля Пати в Конфлан-Сент-Онорин в пятницу, также арестовали девять подозреваемых, в том числе дедушку подростка, родителей и 17-летнего брата.

Пати обсуждал карикатуры на исламского пророка Мухаммеда со своим классом, что привело к угрозам и жалобе от родителей, заявили представители полиции. Ислам запрещает изображения пророка, утверждая, что они ведут к идолопоклонству. Чиновники не могут быть названы, потому что они не уполномочены обсуждать текущие расследования.

Французский прокурор по борьбе с терроризмом Жан-Франсуа Рикар заявил, что возбуждено уголовное дело по делу об убийстве с предполагаемым террористическим мотивом.

Рикар сообщил журналистам, что подозреваемый, получивший в марте 10-летний вид на жительство во Франции в качестве беженца и не известный спецслужбам, был вооружен ножом и страйкбольным ружьем, стреляющим пластиковыми шариками.

Прокурор сообщил, что в телефоне подозреваемого обнаружен текст с заявлением об ответственности и фотография потерпевшего. Рикард сказал, что подозреваемый был замечен в школе, спрашивая учеников об учителе, и директор получил несколько телефонных звонков с угрозами.

Французские лидеры выразили грусть, но также и надежду после убийства.

«Мы поднимемся вместе благодаря нашему духу солидарности», — сказал Лоран Бросс, мэр Конфлан-Сент-Онорин.

«Мы все затронуты, все тронуты этим гнусным убийством», — заявил министр образования Жан-Мишель Бланкер в видеообращении.

Скорбящие прошли возле школы в знак солидарности с табличками «Я учитель».

Сотрудник полиции сообщил, что подозреваемый был застрелен примерно в 600 метрах (ярдах) от того места, где умер Пати.Полиция открыла огонь после того, как он не ответил на приказ сложить оружие и вел себя угрожающе. Имя чиновника не может быть названо из-за продолжающегося расследования.

Президент Франции Эммануэль Макрон пришел в школу в пятницу вечером, чтобы осудить то, что он назвал «исламистской террористической атакой». Он призвал нацию объединиться против экстремизма.

«Сегодня был убит один из наших соотечественников за то, что он учил… свободе слова, свободе верить или не верить», — сказал Макрон.

Президентский Елисейский дворец объявил в субботу, что в будущем состоится национальная церемония в честь Пати, о которой пока известно немногое.

В видео, опубликованном недавно в Твиттере, мужчина, назвавший себя отцом студента, заявил, что Пати показала изображение обнаженного мужчины и сказала студентам, что это «пророк мусульман».

Перед показом изображений учитель попросил детей-мусульман поднять руки и выйти из комнаты, потому что он планировал показать что-то шокирующее, сказал мужчина.«Какое сообщение он хотел послать этим детям? Что это за ненависть?» — спросил мужчина. AP не смогло независимо подтвердить эти утверждения.

Чечня — преимущественно мусульманская российская республика на Северном Кавказе. Две войны 1990-х годов вызвали волну эмиграции, многие чеченцы направились в Западную Европу. Франция предоставила убежище многим чеченцам после того, как российские военные вели войну против исламистских сепаратистов в Чечне в 1990-х и начале 2000-х годов.

Во Франции в последние месяцы время от времени происходили акты насилия со стороны чеченской общины, которые, как полагают, были связаны с местной преступной деятельностью и сведением счетов.

Уже второй раз за три недели Францию ​​охватывает террор, связанный с карикатурами на пророка Мухаммеда. В прошлом месяце молодой человек из Пакистана был арестован после того, как напал на двух человек с ножом для мяса возле бывшего офиса сатирической газеты Charlie Hebdo.

В 2015 году еженедельник стал мишенью смертоносного нападения на отдел новостей, а в этом месяце он перепечатал карикатуры на пророка, чтобы подчеркнуть право на свободу информации, поскольку начался судебный процесс, связанный с этим нападением.

Террористическая атака в пятницу произошла в то время, когда правительство Макрона работает над законопроектом, направленным против исламских радикалов, которые, как утверждают власти, создают параллельное общество вне ценностей Французской Республики.

Закрыть модальный

Предложить исправление

Предложить исправление

Чеченский лидер обвиняет иностранных шпионов в убийстве его критиков его и запятнать имидж России.

Полиция Австрии не назвала имя жертвы. В российских новостях он был идентифицирован как Мамихан Умаров, который назвал себя «Анзором из Вены» в своем блоге и сообщил, что недавно выпустил видео, в котором он нецензурно осудил Кадырова.

Продолжение истории под рекламой

Австрийская полиция задержала двух этнических чеченцев по подозрению в причастности к убийству, которое расследуется как возможное политическое убийство.

Во вторник группа чеченцев провела акцию протеста у посольства России в Вене в знак протеста против убийства.

Кадыров обвинил иностранные спецслужбы в том, что «чеченцы даже спустя десятилетия привлекают к ответственности тех, кто их оскорбляет».

«Парадокс — нанятые спецслужбами киллеры спасают этих собак от позорной ответственности за каждое их слово», — сказал Кадыров. «Они знают наш менталитет и традиции, они знают, что мы привлечем их к ответственности, и поэтому они выставили их только для того, чтобы потом быстро ликвидировать».

Продолжение истории под рекламой

Глава Чечни предостерег чеченцев, проживающих за рубежом, от того, чтобы они не стали «расходным материалом» для иностранных спецслужб.«Иначе вас ждет та же участь, и обвинять будут Кадырова и его команду», — сказал он.

Субботнее убийство под Веной следует за несколькими другими нападениями на чеченцев за рубежом в последние годы.

Немецкая прокуратура в прошлом месяце предъявила россиянину обвинение в наглом дневном убийстве в Берлине этнического чеченца из Грузии. Жертва сражалась с российскими войсками в Чечне и бежала в Германию в 2016 году. Прокуратура заявила, что подозреваемому поручили убийство российские власти.

В феврале Имран Алиев, у которого был канал на YouTube с критикой Кадырова, был найден зарезанным в отеле в Лилле, Франция. В том же месяце в Швеции было совершено нападение на другого чеченского диссидента Тумсо Абдурахманова.

Продолжение истории под рекламой

Мария Захарова, пресс-секретарь МИД России, отвергла утверждения о возможной причастности чеченских властей к субботнему убийству в Австрии как необоснованные «инсинуации».

Пресс-секретарь президента России Владимира Путина Дмитрий Песков не стал комментировать заявление Кадырова.

Путин полагался на Кадырова, чтобы стабилизировать Чечню после двух сепаратистских войн, и он управлял преимущественно регионом как своей личной вотчиной, полагаясь на внушающие страх силы безопасности для обеспечения его правления и подавления инакомыслия. Международные правозащитные группы обвиняют чеченские власти в похищениях, пытках и убийствах своих противников.

Правозащитники также возлагают на власти региона ответственность за широкомасштабные репрессии против геев за последние несколько лет, в результате которых было арестовано и подвергнуто пыткам более 100 человек, некоторые из которых были убиты.Чеченские власти отвергли эти обвинения, а федеральные власти заявили, что расследование не нашло никаких подтверждений этим обвинениям.

История продолжается под рекламой

Кремль также поддержал Кадырова на фоне заявлений российской оппозиции о его причастности к убийству известного кремлевского критика Бориса Немцова в 2015 году, которые чеченский лидер отверг. Офицер силовых структур Чечни был осужден за стрельбу в Немцова на мосту рядом с Кремлем и получил 20 лет тюрьмы.

Copyright 2020 Ассошиэйтед Пресс. Все права защищены. Этот материал нельзя публиковать, транслировать, переписывать или распространять без разрешения.

Грозный | The Aftermath Project

Прогуляйтесь по проспекту Путина, главной улице Грозного, с сияющими мраморными фасадами, внимательно посмотрите на длинноногих женщин-мусульманок, выходящих из салонов красоты, на мужчин, едущих в новеньких внедорожниках, и вы никогда не поверите, что это место был снесен российскими воздушными и артиллерийскими атаками менее десяти лет назад.Пауза. Подождите, чтобы отпраздновать мир, заново изобретенную жизнь: внутри, за свежевыкрашенными бледно-розовыми стенами, ненависть и отчаяние все еще исполняют свой грустный танец. Разрушенные надежды и мечты — раны Чечни остаются открытыми, как глубокие лужи, отражающие высокое небо за пределами огромной центральной мечети. Никакие модные, только что открывшиеся суши-бары, никакие пропагандистские плакаты с изображением президента Чечни Рамзана Кадырова на каждом втором доме не могут скрыть одиночества Грозного.

Шаг за шагом документальный проект «Грозный. Девять городов» приподнимает завесу над вами, чтобы узнать, что же на самом деле происходит в непростой жизни чеченской столицы.Вдохновленные романом Торнтона Уайлдера «Теофил Норт» о множестве городов в одном, авторы показывают различные скрытые и вместе с тем основные аспекты жизни человека в послевоенном Грозном, городе, построенном на братских могилах двух кровопролитных войн. Девять тем (или девять городов) проекта, посвященных нации, веками пытавшейся вырваться из-под контроля Москвы, пронизывают неудержимые усилия чеченцев в поисках собственного пути к счастью.

Город Памяти отражает немеркнущую историю почти 300 000 человеческих жизней, уничтоженных двумя недавними войнами.Москва пообещала привлечь на свою сторону чеченских мирных жителей, восстановив их опустошенное общество, но, похоже, в основном была заинтересована в лояльности чеченцев Кремлю и в разграблении природных запасов Нефтяного города.

«Город войны» показывает, что Грозный, что переводится как грозный, никогда не переставал дышать войнами, насилие находит новые цели. Когда российские танки исчезли с его улиц, российские граждане оказались в изоляции в Городе незнакомцев. Чеченские террористы-смертники атакуют чеченские общественные места, чеченская милиция задерживает чеченских мирных жителей за участие в радикальном исламском подполье, терзающем Город войны.

Борясь с насилием, как с дождем и снегом, город примеряет на себя суфийскую идентичность: в каждом квартале Города религии появляются новые мечети, новые законы шариата, улицы переименовываются в имена суфийских шейхов. Непокрытые женские головы даже в уличной рекламе должны быть позором для чеченских мужчин, как взывает местное телевидение к Городу мужчин. Мужчины, гордящиеся своими черными BMW, штурмовыми винтовками и остроконечными черными туфлями, запрещают появление женщин в общественных местах. Город женщин, как симфония, посвященная красоте, представляет самое привлекательное лицо Грозного.

Получив больше полномочий из Москвы, президент Чечни Рамзан Кадыров, бывший боевик, известный тем, что заставляет замолчать разоблачителей, создает Город Слуг с подавляющими армиями своих фанатов, стадионы, полные людей, скандирующих его имя, и телевизионные хроники Ramzan News TV, освещающие его ежедневные рутина. Идолопоклонство одному лидеру никогда не было традиционным понятием для чеченского общества. Исторически сложилось так, что многие чеченские кланы строили на своей земле каменные башни, символ устойчивой обороны и уверенности в себе.В сегодняшнем Городе Нормальности мужчины и женщины, измученные более чем пятнадцатью годами подлой борьбы и самоуничтожения, покрывают полы в своих новых кирпичных домах толстыми яркими коврами, устраивают пиры и танцуют на многолюдных свадьбах в самом лучшем виде. красивую одежду, ухватившись за возможность насладиться счастливыми моментами, прежде чем в их страшный город обрушатся новые неприятности.

Текст Анны Немцовой, московского корреспондента Newsweek и Daily Beast.

Россия: политик угрожает обезглавить членов семьи чеченского активиста Европа и Средняя Азия, сказал:

«Российские власти должны немедленно начать достоверное, беспристрастное и независимое расследование этой леденящей кровь угрозы смерти.Такое заявление ни в коем случае не должен делать влиятельный депутат федерального российского парламента, и должны быть предприняты соответствующие ответные шаги. Крайне важно, что власти также должны обеспечить защиту семьи Абубакара Янгулбаева от вреда в соответствии с их желанием.

«Адам Делимханов — очередной высокопоставленный чеченский политик, угрожавший смертью семье адвоката-правозащитника Абубакара Янгулбаева. Его видео несет глубоко тревожный сигнал, который вселит страх в любого, кто захочет критиковать лидеров Чечни.

«Между тем Кремль либо не желает обуздать такого рода угрозы правам человека в Чечне, либо сознательно причастен к этому гнусному акту. В очередной раз федеральные российские власти продемонстрировали свое ледяное равнодушие».

Кремль либо не желает обуздать такого рода угрозы правам человека в Чечне, либо сознательно причастен к этому гнусному акту

Мари Стразерс, директор Amnesty International по Восточной Европе и Центральной Азии

Фон

1 февраля чеченский политик Адам Делимханов опубликовал в Instagram видео, в котором он прямо назвал семью адвоката-правозащитника Абубакара Янгулбаева, а затем сказал: «Мы будем вас преследовать, пока не отрежем вам головы и не убьем».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.