Шапки чеченские – Культ головного убора у чеченцев — Национальный костюм

Культ головного убора у чеченцев — Национальный костюм

У чеченцев издревле существовал культ головного убора — как женского, так и мужского. Шапка у чеченца — символ чести и достоинства — является частью костюма. «Если голова цела, на ней должна быть папаха»; «Если тебе не с кем посоветоваться, посоветуйся с папахой» — эти и подобные пословицы и поговорки подчеркивают важность и обязательность папахи для мужчины. За исключением башлыка, головные уборы не снимали и в помещении. При поездке в город и на важные, ответственные мероприятия, как правило, надевали новую, праздничную папаху. Поскольку шапка всегда была одним из основных предметов мужской одежды, для молодых людей стремились приобрести красивые, праздничные папахи. Их очень берегли, хранили, заворачивая в чистую материю. Сбить с кого-либо папаху считалось невиданным оскорблением. Человек мог снять папаху, оставить ее где-то и ненадолго уйти. И даже в таких случаях никто не имел права ее трогать, понимая, что будет иметь дело с ее хозяином. Если чеченец снимал в споре или ссоре папаху и ударял ею о землю — это означало, что он готов идти на все, до конца. Известно, что у чеченцев женщина, снявшая и бросившая свой платок к ногам насмерть дерущихся, могла остановить схватку. Мужчины, наоборот, не могут снимать папаху даже в такой ситуации. Когда мужчина просит кого-либо о чем-нибудь и снимает при этом папаху, то это считается низостью, достойной раба. В чеченских традициях есть только одно исключение по этому поводу: папаху можно снять только тогда, когда просят о прощении кровной мести. Махмуд Эсамбаев, великий сын чеченского народа, гениальный танцовщик, хорошо знал цену папахи и в самых необычных ситуациях заставлял считаться с чеченскими традициями и обычаями. Он, разъезжая по всему миру и будучи принят в самых высших кругах многих государств, ни перед кем не снимал свою папаху. Махмуд никогда, ни при каких обстоятельствах не снимал знаменитую на весь мир папаху, которую сам он называл короной. Эсамбаев был единственным депутатом Верховного Совета СССР, который на всех сессиях высшего органа власти Союза сидел в папахе. Очевидцы рассказывают, что глава Верховного Совета Л.Брежнев перед началом работы этого органа внимательно смотрел в зал, и, увидев знакомую папаху, говорил: «Махмуд на месте, можно начинать». М. А. Эсамбаев, Герой социалистического труда, народный артист СССР, через всю свою жизнь, творчество пронес высокое имя — чеченский къонах (рыцарь).
 
Делясь с читателями своей книги «Мой Дагестан» об особенностях аварского этикета и о том, как важно иметь всему и вся собственную индивидуальность, неповторимость и оригинальность, народный поэт Дагестана Расул Гамзатов подчеркивал: «Есть на Северном Кавказе всемирно известный артист Махмуд Эсамбаев. Он танцует танцы разных народов. Но он носит и никогда не снимает с головы свою чеченскую папаху. Пусть разнообразны мотивы моих стихов, но пусть они ходят в горской папахе».
Источник: http://www.chechentourism.ru/

russianroutes.ru

О типах и культе мужских головных уборов чеченцев и ингушей xix

ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ:

Важной и престижной частью комплекта мужской одежды была шапка во всех ее формах, какие существовали на Кавказе. Много чеченских и ингушских шуток, народных игр, свадебных и похоронных обычаев связано с шапкой. Головной убор во все времена являлся самым необходимым и наиболее устойчивым элементом горского костюма. Он был символом мужественности и о достоинстве горца судили по его головному убору. Об этом свидетельствуют присущие чеченцам и ингушам различные пословицы и поговорки, зафиксированные нами в ходе полевой работы. «Мужчина должен беречь две вещи — папаху и имя. Папаху сбережет тот, у кого на плечах умная голова, а имя сбережет тот, чье сердце в груди горит огнем». Но говорили и так: «Не всегда пышная папаха украшает умную голову». «Шапку носят не для тепла, а для чести», — говорили еще старики. И поэтому она должна была быть у вайнаха самой лучшей, на шапку не жалели денег, и уважающий себя мужчина появлялся на людях в папахе. Носилась она повсюду. Ее не принято было снимать даже в гостях или в помещении: холодно ли там или жарко, а также передавать для ношения другому лицу.

 

Когда умирал мужчина, вещи его полагалось раздать близким родственникам, но головные уборы покойного не дарили никому — носили их в семье, если были сыновья и братья, если их не было — преподносили самому уважаемому мужчине своего тайпа. К шапке привыкали с детства. Xочется особо отметить, что для вайнахов ценнее не было подарка, чем папаха. Чеченцы и ингуши традиционно брили голову, что тоже способствовало обычаю постоянно носить головной убор.

 

По нашему полевому материалу, никакой элемент одежды не имел столько разновидностей, как головной убор. Он имел не только утилитарное, но часто и сакральное значение. Подобное отношение к шапке возникло на Кавказе в древности и сохраняется в наше время.

 

Согласно полевым этнографическим материалам, у вайнахов установлены головные уборы следующих типов: кхакхан, месал куй — меховая шапка, холхазан, сурам куй — каракулевая шапка, жа1уьнан куй — пастушечья шапка. Чеченцы и кисты называли шапку — куй, ингуши — кий, грузины — куди. По мнению Ив. Джавахишвили, грузинское куди (шапка) и персидское худ одно и то же слово, что означат шлем, т. е. железная шапка. Этот термин означал шапки и в древней Персии, отмечает он [1, с. 129].

 

Существует и другое мнение, что чеч. куй заимствовано из грузинского языка. Эту точку зрения мы не разделяем.

 

Мы согласны с А.Д. Вагаповым, который пишет, что куй «шапка» — общенах. (*кау > *кеу- // *коу-: чеч. диал. куьй, куьда < *куди, инг. кий, ц.-туш. луд). Источником слова считается груз. кий «шапка». Однако на почве нахских языков фонетически невозможен переход куд(и) > куй. Поэтому привлекаем к сравнению и.-е. материал: *(§)кеи- «покрывать, покрытие», прагерм. *кийЫа, иран. *хаийа «шапка, шлем», перс. хо^ хой «шлем». Данные факты свидетельствуют, что интересующий нас -д-, скорее всего, расширитель корня кув- // куй-, как в и.-е. *(§) пей- «вить», *(§)поий- «витое; узелок», перс. нэй «камыш», соответствующих чеч. нуй «веник», нуьй- да «плетеная пуговка». Так что вопрос о заимство-вании чеч. куй из груз. яз. остается открытым. А что касается названия сурам: сурам-куй «каракулевая шапка», его происхождение неясно. Возможно, связано с тадж. сур «сорт каракуля коричневого цвета со светло-золотистыми концами волоса» [2, с. 32].

 

Летом вайнахи носили шапку из войлока, называемую мангалан куй (шапка косыря). Среди чеченцев и ингушей широко использовалась короткошерстная шапка, а также шапка, сшитая из цветной ткани, называемая у чеченцев пиэс, а у ингушей — феск. Схожее с термином пиэс слово песи, используемое в Месхет-Джавахетии, отмечено Л. Бараташвили. 

 

Как и у других народов Кавказа, у чеченцев и ингушей головные уборы типологически разделялись по двум признакам — материалу и форме. Головные уборы различной формы, изготовленные целиком из меха, относятся к первому типу, а ко второму — шапки с меховым околышем и головкой из сукна или бархата, оба типа этих шапок называют папахой. Есть еще третий и четвертый типы головного убора — это шляпы из войлока и башлык из ткани.

 

По этому поводу Е.Н. Студенецкая пишет: «Материалом для изготовления папах служили овечьи шкуры разного качества, а иногда и шкуры коз особой породы. Теплые зимние папахи, а также пастушьи делали из овчины с длинным ворсом наружу, часто подбивая их овчиной с подстриженной шерстью. Такие папахи были теплее, лучше защищали от дождя и снега, стекавших с длинного меха. Для пастуха лохматая папаха часто служила и подушкой.

 

Длинношерстные папахи делали также из шкур особой породы баранов с шелковистой длинной и кудрявой шерстью или козьих шкур ангорской породы. Они были дорогими и встречались редко, их считали парадными.

 

Вообще же для праздничных папах предпочитали мелкий кудрявый мех молодых барашков (кур- пей) или привозной каракуль. Каракулевые шапки называли «бухарскими». Ценились также папахи из меха калмыцких овец. «У него пять шапок, все из калмыцкого барашка, он изнашивает их, кланяясь гостям». Эта хвала не только гостеприимству, но и богатству [3].

 

В Чечне шапки делали довольно высокими, расширенными кверху, с выступающим над бархатным или суконным донышком околышем. В Ингушетии высота папахи чуть пониже чеченской. Это, видимо, связано с влиянием покроя шапок в соседней с ней Осетии. По мнению авторов А.Г. Булатовой, С.Ш. Гаджиевой, Г.А. Сергеевой, в 20-х гг. XX в. по всему Дагестану распространяются папахи с несколько расширенным верхом (высота околыша, например, 19 см, ширина основания — 20, верха — 26 см), шьются они из мерлушки или каракуля с матерчатым верхом. Папаху эту все народы Дагестана называют «бухарской» (имея в виду то, что каракуль, из которого она большей частью шилась, привозится из Средней Азии). Головка таких папах делалась из сукна или бархата ярких тонов. Особенно ценилась папаха из золотистого бухарского каракуля.

 

Аварцы Салатавии и лезгины считали эту папаху чеченской, кумыки и даргинцы называли ее «осетинской», а лакцы — «цудахарской» (вероятно, потому, что мастерами-шапочниками были в основном цудахарцы). Возможно, в Дагестан она проникла с Северного Кавказа. Такая папаха была парадной формой головного убора, ее носили чаще молодые люди, которые иногда имели несколько покрышек из разноцветной ткани для донышка и часто их меняли. Такая шапка состояла как бы из двух частей: простеганной на вате матерчатой шапочки, сшитой по форме головы, и прикрепленной к ней с внешней стороны (в нижней части) высокого (16-18 см) и широкого к верху (27 см) мехового околыша [4].

 

Кавказская каракулевая папаха со слегка расширенным кверху околышем (с течением времени высота ее понемногу увеличивалась) была и остается самым излюбленным головным убором чеченских и ингушских стариков. Ими также носилась шапка из овчины, которую русские называли папахой. Форма ее менялась в разные периоды и имела свои отличия от шапок других народов.

 

Издревле в Чечне существовал культ головного убора, как женского, так и мужского. Например, чеченец, охранявший какой-либо объект, мог оставить шапку и уйти домой пообедать — никто ее не трогал, ибо понимал, что будет иметь дело с хозяином. Снять с кого-либо папаху означало смертельную ссору; если горец снимал шапку и ударял ею о землю — это означало, что он готов идти на все. «Сорвать или сбить с чей-нибудь головы шапку считалось великим оскорблением, таким же, как отрезать рукав платья женщины», — говорил мой отец Магомед^аджи Гарсаев. Шапка у чеченцев была и, по правде говоря, до сих пор остается сим-волом чести, достоинства или «культа».

 

Сегодня мы все видим, как чеченские руководители носят папахи, не снимая, что символизирует национальную честь и гордость. До последнего дня гордо носил шапку великий танцор Махмуд Эсамбаев, да и сейчас, проезжая новое третье кольцо автодороги в Москве, можно увидеть памятник над его могилой, где он увековечен, конечно же, в своей папахе. Если человек снял шапку и попросил что-нибудь, считалось неприличным отказать ему в просьбе, но зато обращавшийся таким образом пользовался в народе нехорошей славой. «Кера куй биттина хилла церан иза» («Им это досталось в руки битьем шапки»), — говорили о таких [5. с. 243].

 

В Чечне и Ингушетии мужчины со времен принятия Ислама носят на голове шапочку типа тюбетейки (пес), сшитую из различных тканей и украшенную кисточкой (молла, к1ужал).

 

Войлочные шляпы. Вайнахи также носили войлочные шляпы, хотя они были у них менее популярны, чем у соседних народов (осетин, кабардинцев и некоторых народов Дагестана). Шляпы использовались весной и летом во время полевых работ, особенно во время косьбы. Поэтому этот вид головного убора называется, мангалан куй (шапка косаря). Изготовляли войлочные шляпы из валяной целиком шерсти разных цветов, но в основном белого цвета. Формой шляпа напоминала полусферу, имела мягкие, широкие, немного опущенные поля. Войлочная шляпа была очень консервативна, устойчива по технике изготовления и употребляемому сырью на протяжении длительного времени. Изготавливали шляпы из шерсти очень высокого качества — первой стрижки ягнят, родившихся в мае. Стригли их в начале сентября, чтобы шерсть достигала достаточной длины к зиме.

 

На каждую шляпу войлок изготовляли отдельно и натягивали на специальную деревянную форму (дечиган кеп) и крепко привязывали, определив его нужный размер и глубину. После высыхания заготовки ей обрезали края и формировали поля будущей шляпы, которые впоследствии окантовывались шнуром в тон. По форме шляпы были одинаковы для вайнахов любого возраста и социальной группы, но различия проявлялись лишь в цвете и качестве изделия.

 

Войлочная шляпа имела способность не пропускать воду, поэтому владелец ее мог использовать ее в качестве черпака для питья родниковой воды в горах.

 

Женщины, согласно адату, не имеют права носить мужской головной убор, но войлочную шляпу, как подтверждает полевой материал, она могла надеть только во время сельхозработ в поле. В настоящее время ни в Чечне, ни в Ингушетии войлочные шляпы не производят, если кто и носит их, то они имеют возможность купить их в магазине.

 

Башлык. Башлык является древнейшим головным убором и бытовал у всех народов Северного Кавказа под тем же названием тюркского происхождения (баш — голова), что в буквальном смысле означает «головной». Чеченцы его называют баш- лакх. (Общенахск.: инг. палчакх < палшакх < паш- лакх, цова-тушинск. башлакъ. Заимств. из тюрк. яз. (кум. башлыкъ), где является суф. образованием от баш «голова», буквально — «капюшон, наголовник». Отсюда же каб. башлыкъ, сван. Ьа81у^, груз. Ьа§1и§Ы, осет. баслыхъ, баслухъ, баслахъ) [2, с. 33]. «Башлуг! — турецкое слово», — отмечает Ив. Джа- вахишвили [1, с. 145]. Видимо, вайнахский термин произошел от этого слова. Башлык является элементом одежды, широко распространенным в Грузии, Осетии, Дагестане, в Кабардино-Балкарии и т. д. В изучаемый нами период он составлял неразделимую часть не только головного убора, но и вайнахского костюма в целом. Носился в любую погоду независимо от времени года.

 

Башлык имеет свои локальные отличия в пошиве и покрое. В качестве дорогого головного убора он неразделим с буркой и надевался поверх папахи. Шили его вайнахи из домотканого и фабричного сукна. По покрою башлык был подобен общекавказскому, представлял собой капюшон с отстроченным верхом и с длинными закругленными на концах лопастями. Кроили его из сложенной вдвое ткани, а сшивался он сзади. Когда он надевался на шапку, лопасти его заматывались вокруг шеи. Башлык мог носиться стариками на плечах или повязываться на талию для тепла. Носили его также пастухи и часто использовали его как сумку для продуктов, лесных дичков или для переноски ягнят во время окота.

 

Помимо будничного применения башлык использовался и как украшение мужского костюма в праздник. Богато украшенный башлык был нарядом жениха, когда он ехал за невестой. Его дарила невестка родственникам мужа. В этом случае его положено было вышить как можно красивее. Нарядные башлыки шили из белого, черного, серого или крашеного сукна. Украшали их галунами, вышивали золотыми нитями, шелковой тесьмой, кисточками из разных ниток, позументами. В настоящее время башлык, этот оригинальный и вместе с тем популярный элемент горской одежды, к сожалению, вышел из употребления. Но нарядный его вариант используется участниками художественной самодеятельности Домов культуры и профессиональными артистами танцевальных ансамблей кавказских республик.

 

Прически. Так как головной убор надевается на самую важную часть тела мужчины — голову, поговорим о прическах, усах, бороде как о главных признаках мужской внешности.

 

Мы согласны с мнением Ш.М.^. Арсалиева, что в понятие чеченского идеала мужской внешности, как правило, входили высокий рост (лекха деП), широкие плечи (шуьйра белшаш), широкая грудь (шуьйра некха ваз), тонкая талия (юткъа Подаюкъ), худощавость (векъа), аккуратные небольшие стопы и тонкоикряные высокие ноги, белый цвет кожи, прямой нос, усы кавказского типа, широкие брови, ровные некрупные зубы, маленькие рот и уши, борода, крепкая белая шея, прямая стремительная походка: «Цуьнан элдара (осет. кня-жеский. — Л.Г.) буоларе, мажмекхе хьаьжча хаьа иза муха ву!» («По красивой походке и бороде-усам можно судить, каков он»), — говорят чеченцы.

 

Во внешности вайнаха важное значение имели борода и усы (мажмекх).

 

Безбородый (куьйса) презирался, но бородой и клялись. «Если ты не мужчина, ты не должен носить усы», — говорили чеченцы. Есть такая старинная оригинальная поговорка у чеченцев, связанная с бородой и самой страшной крайностью: «Лаца ма лаца де маж, лаьцча д^ ма хеца» («Не хватай отца за бороду, но уж если схватил, не отпускай»). Борода у молодых вайнахов должна была быть короткой, окладистой в которой волосы могли скрыть в себе зернышко кукурузы. Длиннобородыми могли быть только старики и кровники. Так говорил великий устаз Кунта-Xаджи.

 

До принятия мусульманства чеченцы и ингуши брили голову, оставляя сначала на макушке, а позже на затылке клок волос. Это отражено у поэта М.Ю. Лермонтова в стихотворении «Дары Терека»: «.по затылку чуб заветный вьется черною космой». Впоследствии, с принятием мусульманства, пук волос вайнахи оставляли при бритье головы только у мальчиков, якобы против сглаза.

 

Мужчина, отпустивший усы, берет на себя некоторые обязательства: ему в горе нельзя не только плакать, даже прослезиться; ему и в радости нельзя хохотать, можно только скромно улыбаться, к тому же не показывая зубов; ему нельзя от страха, и даже в случае смертельной угрозы, убегать. Если это все случится, падает позор не только на него, но и на его семью, родственников и, наконец, на все село. Усатый мужчина должен быть максимально сдержан, несуетлив, малоразговорчив, не вступать в спор или ругань с женщинами и особенно скромно вести себя на мельнице (майдане, пейхане — чеч. пхьоьхана. — Л.Г.) или на базаре, где собирается много сельчан. Не случайно у чеченцев и ингушей герои народных пьес и драм наречены именами с компонентом «усач», например, Мекхаш-Мирза, Мекхаш-Ма!да, а нежный ковыль в ингушском языке назван Сеска Солса — Мекхаш — «усы Нарта — Се- ска Солсы» [5, с. 241].

 

Как явствует из выше сказанного, усы налагали на их владельца определенную ответственность морально-этического плана не только перед членами своей семьи, но и перед обществом, в котором он вращается, а также требовали и особого ухода. Они у вайнахов должны были быть закручены кверху, а не опущены вниз. Опущенные усы не вызывали уважения к их владельцу. Даже на вечеринке, свадьбах (синкъерам, ловзар) мужчины с подобными усами игнорировались.

 

В народе с презрением говорилось, что опущенные усы напоминают штаны, перекинутые на стог сена (такхоран т1екхоьссина шарбал санна ду цуьнан мекхаш). Зато уважались мужчины с прямыми, длинными, закрученными в виде штопора усами (буро санна мекхаш) или усами как бурки (б!оржамаш санна мекхаш). Выражение это отмечает густоту усов.

 

Молодой чеченец или ингуш начинал бриться по достижению 16-17-летнего возраста и оставлял усы — мекхаш. День первого бритья считался особой датой его вступления во взрослую жизнь. 

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1.Джавахишвили И.А. Материалы к истории материальной культуры грузинского народа. Тбилиси, 1962. Ш-ГУ.

2.Вагапов А.Д. Этимологический словарь чеченского языка // Ьшдиа-ип^егкит. Назрань, 2009.

3.СтуденецкаяЕ.Н. Одежда // Культура и быт народов Северного Кавказа. М.,1968. С. 113.

4.Булатова А.Г., Гаджиева С.Ш., Сергеева Г.А. Одежда народов Дагестана. Пущино, 2001. С. 86

5.Арсалиев Ш.М.-Х. Этнопедагогика чеченцев. М., 2007. С. 243

 

Л.М. ГАРСАЕВ

www.checheninfo.ru

как называется, грузинская шапка, предназначение, кто носит в соверенности

241

Автор статьи:

Время чтения: 4 мин.

У народов Кавказа есть поговорка: «Если тебе не с кем посоветоваться, советуйся с папахой». Почему головному убору придаётся такое большое значение, и чем он является в жизни горского мужчины, мы расскажем в этой статье.

Мужская кавказская шапка из овчины

Речь пойдёт о папахе.

Справка! Слово пришло из тюркских наречий, «папах» (правильный вариант названия) означает «шапка». Иногда её называют трухменкой.

Из статьи в Большой Советской энциклопедии можно почерпнуть сведения об истории этого самобытного головного убора:

  • долгое время шапки у кавказских народов шились из ткани, войлока, меха;
  • в XVIII веке папаху носили не только мужчины, она была и в женском гардеробе;
  • с начала XIX века военные, базировавшиеся на Северном Кавказе, ввели её в состав своего обмундирования;
  • с середины XIX века высокая меховая шапка официально становится зимним головным убором в казачьих войсках;
  • перед Великой Отечественной войной привилегия носить каракулевую папаху отдавалась высшему офицерскому составу Красной Армии, начиная с генерал-майора и выше;
  • во время войны к этому списку были добавлены полковники всех родов войск.

Грузинская шапка из овчины

Кавказский мужчина, уважавший себя, всегда носил головной убор. Чаще всего им являлась папаха. Мужчина в ней всегда выглядел гордо и благородно.

Важно! Эта шапка универсальна: в ней летом не жарко, а зимой не холодно. Она покроена таким образом, что прямо-таки заставляет держать спину прямо.

Сырьём для изготовления служит шерсть барана, овцы или козы. Особые экземпляры шились из шкуры ягнят.

Трухменки подразделяются на следующие виды:

  • Каракулевые – самые качественные и дорогие. Шьются из каракульчи, меха не родившихся ягнят, и каракуля, меха новорождённых барашков. Это самый желанный подарок для любого кавказца. Он обозначает статусность и уважение окружающих.
  • Чабанские – распространённый кавказский головной убор, называемый иногда «народной шапкой». Он пошит из косматой овчины, завитки её могут спускаться на лоб и скрывать глаза. Удобен на выпасе (не холодно и не жарко) и в случае необходимости справится с ролью подушки.
  • Казачьи – донышко имеет тканевую основу, красную или синюю, с белым крестом, символизирующим православие. Готовясь к бою, воины вкладывали в карман донца стальную пластину — тумак, который защищал от сабельного удара. Популярны среди кубанских и терских казаков.

Предназначение

Головной убор для мужчины всегда являлся особой гордостью. В гардеробе кавказцев может быть не одна трухменка. Хранились меховые шапки бережно обёрнутыми чистой тканью и передавались от поколения к поколению. Обычно для каждого мероприятия была своя:

  • на каждый день — тёмная или бурая;
  • для свадебного торжества и праздников — белая;
  • для похоронного обряда — чёрная.

Несколько интересных фактов о традициях кавказских народов, связанных с папахой.

  • Выйти из дома без головного убора считалось недопустимым, а появление на свадьбе с непокрытой головой являлось высшим неуважением к молодожёнам и всем присутствующим.
  • Молодые люди часто оригинальным образом делали предложения девушкам: они забрасывали шапку в открытое окно. Если папаха возвращалась, это означало отказ.
  • Головной убор не должен был покидать голову, пока она цела. Об этом есть народные поговорки и пословицы.
  • Трухменка не снималась даже просителем, кроме случаев просьбы прекращения кровной мести или войны.
  • Кинутая в пылу спора, она означала последний аргумент – хозяин был уверен в своей правоте.

Важно! Говорят, что папаха служит сейфом. Не стоит проверять – сбитый головной убор считается у кавказцев оскорблением.

Папаха в современности

Сейчас на все вопросы мы ищем ответ в интернете. Попробуйте забить в гугл «папаха» — вы увидите множество предложений о продаже этого головного убора. Им наполнены несколько интернет-магазинов, предлагающих меховые шапки чёрного, белого, коричневого, серого цветов. Как известно, спрос рождает предложение. Раз есть такое щедрое предложение, значит, в наше время папахи тоже пользуются популярностью.

Кто же покупает такие шапки и для кого кавказские мастера шьют головные уборы, каждый из которых является эксклюзивным?

  • Прежде всего, это актёры национальных песенных и танцевальных коллективов.
  • Мужчины из горских селений, до сих пор поддерживающие традиции предков, тоже покупают и носят папахи.
  • Генералы и полковники российской армии продолжают носить папахи из разных видов каракуля.

Некоторые известные кавказцы тоже занимаются популяризацией национального головного убора.

  • Махмуд Эсамбаев, танцовщик, солист Большого театра, Народный артист СССР, до конца своих дней не снимал каракулевую трухменку, находясь в ней даже на заседаниях Верховного Совета. Исключение делал только для театральных постановок.
  • Хабиб Нурмагомедов, российский борец, который является действующим чемпионом UFC, много лет подряд на публичных мероприятиях показывается в папахе. Даже на ринг он поднимается в национальном головном уборе, пренебрегая просьбами спортивных корпораций о рекламе их продукции. Хабиб гордо отвечает, что перед боем будет носить шапку своих предков. После одной из его громких побед в октябре 2016 года спрос на них поднялся в 16 раз.

Модные женские шапки из песца, чернобурки или другого меха с высокой тульей и плоским круглым дном называются кубанки, что является вариантом трухменки и скроено по её подобию. Кубанка также время от времени появляется и в мужском гардеробе. Одно из модных поветрий – светлая каракулевая шапка. Вязальщицы имитируют фасон плотной фактурной вязкой.

Мужчины и женщины смотрятся в папахах очень интересно и современно. Эта шапка на все времена – придавая рост и формируя гордую осанку, она всегда будет оставаться в моде.

Понравилась статья? Поделитесь ей

А какая Ваша оценка данному материалу?

Загрузка…

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter. Мы все исправим!

Подпишитесь на нас во Вконткте и в Одноклассниках

tkaner.com

символ чести, мужественности и достоинства чеченцев и ингушей. » ИА Чеченинфо

ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ:

Аннотация: описаны генезис, эволюция папахи, ее покрой, способы и манера ношения, культ и этическая культура чеченцев и ингушей. 

 

Обычно у вайнахов возникают вопросы, когда все-таки появилась папаха в обиходе горцев и каким образом. Мой отец Мохьмад-Хаджи из с. Элистанжи рассказывал мне услышанную им еще в юности легенду, связанную с этим почитаемым в народе головным убором и причиной его культа.

 

Когда-то, еще в VII веке, чеченцы пожелавшие принять ислам, пешком отправились в священный город Мекку и встретились там с пророком Мухаммадом (с.а.в.с.), чтобы именно он благословил их на новую веру – ислам. Пророк Муххамад, (с.а.в.с.) крайний удивленный и опечаленный видом странников, а особенно разбитыми, окровавленными от долгого странствия ногами, подарил им каракулевые шкурки, чтобы они обернули ими ноги для обратного пути. Приняв дар, чеченцы решили, что недостойно обертывать ноги такими красивыми шкурками, да еще принятыми от такого великого человека как Мухаммад (с.а.в.с.). Из них, решили они сшить высокие шапки, которые нужно носить с гордостью, достоинством.  С тех пор этот вид почетного красивого головного убора носится вайнахами с особым пиететом.

 

В народе говорят: «На горце должны привлекать особое внимание два элемента одежды – головной убор и обувь. Папаха должна быть идеального покроя, так как уважающий тебя человек смотрит тебе в лицо, соответственно видит головной убор. Человек неискренний обычно смотрит тебе в ноги, поэтому обувь должна быть качественной и начищенной до блеска».   

 

Самой важной и престижной частью комплекса мужской одежды была шапка во всех ее формах, какие существовали на Кавказе. Много чеченских и ингушских шуток, народных игр, свадебных и похоронных обычаев связано с шапкой. Головной убор во все времена являлся самым необходимым и наиболее устойчивым элементом горского костюма. Он был символом мужественности и о достоинстве горца судили по его головному убору. Об этом свидетельствуют присущие чеченцам и ингушам различные пословицы и поговорки, зафиксированные нами в ходе полевой работы. «Мужчина должен беречь две вещи — папаху и имя. Папаху сбережет тот, у кого на плечах умная голова, а имя сбережет тот, чье сердце в груди горит огнем». «Если тебе не с кем посоветоваться, посоветуйся со своей папахой». Но говорили и так: «Не всегда пышная папаха украшает умную голову». «Шапку носят не  для  тепла, а для чести», — говорили еще старики. И поэтому она должна была быть у вайнаха  самой лучшей, на шапку не жалели денег, и уважающий себя мужчина появлялся на людях в папахе. Носилась она повсюду. Ее не принято было снимать даже в гостях или в помещении- холодно ли там или жарко, а также передавать для  ношения  другому лицу.

 

Когда умирал мужчина, вещи его полагалось раздавать близким родственникам, но головные уборы покойного не дарили никому – носили их в семье, если  были сыновья и братья, если  их не было – преподносили самому уважаемому мужчине своего тайпа. Следуя тому обычаю, папаху своего покойного отца ношу я. К шапке привыкали с детства. Хочется особо отметить, что для вайнахов ценнее не было подарка, чем папаха.

 

Чеченцы и ингуши традиционно брили голову, что тоже  способствовало обычаю постоянно носить головной убор. А женщины, согласно адату, не имеют права носить (надевать) мужской головной убор кроме войлочной шляпы, надеваемой во время сельхозработ в поле. В народе также существует примета, что сестра не может надеть папаху брата, так как в этом случае брат может потерять свое счастье.

 

По нашему полевому материалу, никакой элемент одежды не имел столько разновидностей, как головной убор. Он имел не только утилитарное, но часто и сакральное значение. Подобное отношение к шапке возникло на Кавказе в древности и сохраняется в наше время.

 

Согласно полевым этнографическим материалам, у вайнахов установлены головные уборы следующих типов: кхакхан, месал куй — меховая шапка, холхазан, сурам  куй – каракулевая шапка, жа1уьнан куй — пастушечья шапка. Чеченцы и кисты называли шапку — куй, ингуши — кий, грузины — куди.  По мнению Ив. Джавахишвили, грузинское куди (шапка) и персидское худ одно и то же слово, что означат шлем, т. е. железная шапка. Этот термин означал шапки и в древней Персии, отмечает он [1].

 

Существует и другое мнение, что чеч. куй заимствовано из грузинского языка. Эту  точку зрения мы не разделяем.

 

Мы согласны с А.Д. Вагаповым, который пишет, что куй «шапка», общенах.  (*кау > *кеу- // *коу-: чеч.   диал.   куьй,  куьда  <  *куди,  инг.  кий,  ц.-туш.  куд).  Источником  слова считается груз. kudi «шапка». Однако на почве нахских языков фонетически невозможен переход куд(и) > куй. Поэтому привлекаем к сравнению и.-е. материал: *(s)keu- «покрывать, покрытие», прагерм. *kudhia, иран. *xauda «шапка, шлем», перс. xoi, xod «шлем». Данные факты свидетельствуют, что интересующий нас –д-, скорее  всего, расширитель корня кув- // куй-, как  в  и.-е. *(s)neu- «вить», *(s)noud- «витое; узелок», перс. нэй «камыш», соответствующих чеч. нуй «веник», нуьйда «плетеная пуговка». Так что вопрос о заимствовании чеч. куй из груз. яз. остается открытым. А что касается названия сурам: сурам-куй  «каракулевая шапка», его происхождение  неясно. 

 

Возможно, связано с тадж. сур «сорт каракуля коричневого цвета со светло-золотистыми концами волоса». И далее вот как Вагапов объясняет происхождение термина холхаз «каракуль» «Собственно чеченское. В первой части — хуол – «серый» (чам. ххолу-), хъал – «кожа», осет. хал – «тонкая кожа». Во второй части – основа – хаз, соответствующая лезг. хаз «мех», таб., цах. хаз, удин. хез «мех», лак. хаз.  «хорьковый мех». Эти формы Г. Климов выводит из азербайджанского, в котором хаз также означает мех (СКЯ 149). Однако последнее само идет из иранских языков, ср., в частности, перс. хаз  «хорек, мех хорька», курд. хеz «мех, шкура». Далее география распространения этой основы расширяется за счет др.-рус. хъзъ  «мех, кожа» хозь «сафьян», рус. хоз «дубленая козья кожа» [2]. Но сур на чеченском языке означает еще войско. Значит, можно предположить, что сурам куй – это шапка воина.

 

Как и  у  других  народов Кавказа, у чеченцев и ингушей  головные уборы  типологически разделялись по двум признакам — материалу и форме. Головные уборы различной формы, изготовленные целиком из меха, относятся к первому типу, а ко второму — шапки с меховым околышем и головкой из сукна или бархата, оба типа этих шапок называют папахой.

 

По этому поводу Е.Н. Студенецкая пишет: «Материалом для изготовления папах служили овечьи шкуры разного качества, а иногда и шкуры коз особой породы. Теплые зимние папахи, а также пастушьи делали из овчины с длинным ворсом  наружу, часто  подбивая  их  овчиной с подстриженной шерстью. Такие папахи были теплее, лучше защищали от  дождя и  снега, стекавших с длинного меха. Для пастуха лохматая папаха часто служила и подушкой.

 

Длинношерстные папахи делали также из шкур особой породы баранов с шелковистой, длинной и кудрявой шерстью или козьих шкур ангорской породы. Они были дорогими и встречались редко, их считали парадными.

 

Вообще же для праздничных папах предпочитали мелкий кудрявый мех молодых барашков (курпей) или привозной каракуль. Каракулевые шапки называли  «бухарскими».  Ценились  также  папахи из меха калмыцких овец. «У него пять  шапок,  все  из  калмыцкого   барашка,  он  изнашивает  их,  кланяясь гостям». Эта хвала не только гостеприимству, но и богатству» [3].

 

В  Чечне  шапки   делали  довольно  высокими,  расширенными   кверху, с выступающим над бархатным или суконным донышком околышем. В Ингушетии высота папахи чуть пониже чеченской. Это, видимо, связано с влиянием покроя шапок в соседней с ней Осетии. По мнению авторов А.Г. Булатовой, С.Ш.Гаджиевой, Г.А.Сергеевой, в 20-х годах XX века по всему Дагестану распространяются папахи с несколько расширенным верхом (высота околыша, например, 19 см, ширина основания — 20, верха — 26 см), шьются они из мерлушки или каракуля  с  матерчатым верхом. Папаху эту все народы  Дагестана называют «бухарской» (имея в виду то, что каракуль, из которого она большей частью шилась, привозится из Средней Азии). Головка таких папах делалась из сукна или бархата ярких тонов. Особенно ценилась папаха  из золотистого бухарского каракуля.

 

Аварцы Салатавии и лезгины считали  эту  папаху  чеченской,  кумыки и даргинцы называли ее «осетинской», а лакцы — «цудахарской» (вероятно, потому, что мастерами — шапочниками были, в основном, цудахарцы). Возможно, в Дагестан она проникла с Северного Кавказа. Такая папаха была парадной формой головного убора, ее носили чаще  молодые люди, которые иногда имели несколько  покрышек  из разноцветной ткани для донышка и часто их меняли. Такая шапка состояла как бы из двух частей: простеганной на вате матерчатой шапочки, сшитой  по   форме головы, и прикрепленной к ней с внешней стороны (в нижней части) высокого (16-18см) и широкого к верху (27 см) мехового околыша [4].

 

Кавказская каракулевая папаха со слегка расширенным кверху околышем (с течением времени высота ее понемногу увеличивалась) была и остается самым  излюбленным головным убором чеченских и ингушских стариков. Ими также носилась шапка из овчины, которую русские называли папахой. Форма ее  менялась в  разные периоды и имела свои отличия от шапок других народов.

 

Издревле в Чечне  существовал культ головного убора как женского, так и мужского. Например, чеченец, охранявший какой-либо объект, мог оставить шапку и уйти домой пообедать – никто ее не трогал, ибо понимал, что будет иметь дело с хозяином. Снять с кого-либо папаху означало смертельную ссору; если горец снимал шапку и ударял ею о землю — это означало, что он готов идти на все. «Сорвать или сбить с чей-нибудь головы шапку считалось великим оскорблением,  таким же, как  отрезать  рукав платья женщины»,- говорил  мой отец Магомед-Хаджи Гарсаев. 

 

Если человек снял шапку и попросил что-нибудь, считалось неприличным отказать ему в просьбе, но зато обращавшийся таким образом пользовался в народе нехорошей  славой. «Кера  куй  биттина хилла церан иза» — «Им это досталось в руки битьем шапки», — говорили о таких [5].

 

Даже во время огненного, экспрессивного, быстрого танца чеченец не должен был ронять головной убор. Еще один удивительный обычай чеченцев, связанный с головным убором: папаха ее владельца могла заменить его во время свидания с девушкой. Каким образом? Если чеченский парень по некоторым обстоятельствам не мог попасть на свидание к девушке, он посылал туда своего близкого друга, вручив ему свой головной убор. В этом случае папаха напоминала девушке о любимом, она чувствовала его присутствие, разговор друга воспринимался ею как очень приятная беседа со своим женихом.

 

Шапка у чеченцев была и, по правде говоря, до сих пор остается символом чести, достоинства или «культа».

 

Это подтверждают и некоторые трагические случаи из жизни вайнахов во время их пребывания в ссылке в Средней Азии. Подготовленные абсурдной информацией сотрудников НКВД о том, что высланные на территории Казахстана и Киргизии чеченцы и ингуши — рогатые людоеды, представители местного населения, бывало, из любопытства пытались сорвать со спецпереселенцев высокие папахи и обнаружить под ними пресловутые рога. Завершались такие инциденты либо жестокой дракой, либо убийством, т.к. вайнахи не понимали действий казахов и считали это посягательством на свою честь.

 

По этому поводу здесь позволительно привести один трагичный для чеченцев случай. Во время празднования чеченцами Курбан-байрам в г. Алга Казахстана, на это мероприятие явился комендант города, казах по национальности, и начал вести провокационные в отношении чеченцев речи: «Празднуете байрам? Разве вы мусульмане? Предатели, убийцы. У вас под папахами рога! А ну-ка, покажите их мне! – и начал срывать шапки с голов уважаемых старцев. Его попытался осадить элистанжинец Джанаралиев Жалавди, предупредив, что если он коснется его головного убора, будет принесен в жертву во имя Аллаха в честь праздника. Проигнорировав сказанное, комендант кинулся к его папахе, но мощным ударом кулака был сбит с ног. Дальше произошло немыслимое: доведенный до отчаяния самым унизительным для него действием коменданта, Жалавди зарезал его. За это он получил 25 лет тюрьмы.

 

Сколько чеченцев и ингушей были тогда заключены в тюрьмы, пытаясь отстоять свое достоинство!

Сегодня мы все видим, как чеченские руководители всех рангов носят папахи, не снимая, что  символизирует национальную честь  и гордость. До последнего дня   гордо носил шапку великий танцор Махмуд Эсамбаев, да и сейчас, проезжая новое третье кольцо автодороги в   Москве,   можно увидеть памятник   над  его  могилой, где  он увековечен, конечно же, в своей папахе.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Джавахишвили  И.А.  Материалы к истории материальной культуры грузинского народа  – Тбилиси, 1962. III – IУ. С. 129.

2. Вагапов А.Д. Этимологический словарь чеченского языка // Lingua–universum –Назрань,2009.С. 32.

3. Студенецкая Е.Н. Одежда // Культура и быт народов Северного Кавказа  — М.,1968. С. 113.

4. Булатова А.Г.,Гаджиева С.Ш.,Сергеева Г.А.Одежда народов Дагестана-Пущино, 2001.С.86

5. Арсалиев  Ш. М-Х.  Этнопедагогика чеченцев  – М., 2007. С. 243.

www.checheninfo.ru

“Холхазан куй” (Папаха) – НКН – МИН.КУЛЬТ

Чеченский мужской головной убор  «Папаха»  («Холхазан куй»).

Самой важной и престижной частью комплекса мужской одежды была шапка во всех ее формах, какие существовали на Кавказе. Головной убор у чеченцев во все времена являлся самым необходимым и наиболее устойчивым элементом горского костюма. Он был символом мужества, чести и о достоинстве горца судили по его головному убору.

Об этом свидетельствуют бытующие среди народа пословицы и поговорки,  зафиксированные нами в ходе сбора полевых данных: «Мужчина должен беречь две вещи – папаху и имя. Папаху сбережет тот, у кого на плечах умная голова, а имя сбережет тот, чье сердце в груди горит огнем»; «Шапку носят не для тепла, а для чести»; «Не мужчина тот, кто не может сберечь честь своей папахи».

Перу выдающегося чеченского поэта и писателя Ахмада Сулейманова принадлежат такие строки: «Шен дешан да воцуш мел верг куйна да вац хьуна шен» («Тот, кто не держит своего слова, не является хозяином своей папахи»). Это показывает, что у чеченцев  хранить неприкосновенность своей папахи также важно, как и выполнение обещаний. Об особом отношении горцев к папахе свидетельствует и тот факт, что головные уборы некавказского типа с трудом проникали в быт даже в советское время (Студенецкая, 1989).

Мужчины всегда носили головные уборы, даже в помещении. Если папаха и снималась, то вместо нее надевалась легкая шапочка. То есть голова всегда была прикрытой. Папахи делались из разных материалов, таких как овечьи шкуры, козьи шкуры и так далее. «Для праздничных папах предпочитали мелкий кудрявый мех молодых барашков (курпей) или привозной каракуль» (Студенецкая, 1989, стр. 113). Чеченские праздничные папахи отличались от папах других народов тем, что они были выше и с большим расширением кверху. Эти папахи шили только из каракуля различных цветов. Коричневый и золотистый цвета ценились больше других (Студенецкая, 1989, стр. 237).

Есть некоторые свидетельства, что папахи были подвержены моде: иногда их делали очень высокими, иногда низкими. Молодые люди и люди среднего возраста были в основном теми, кто следовал трендам, старики и дети же носили старомодные шапки. В то время как у других народов Северного Кавказа были распространены шапки конусообразной формы с широким околышем, у чеченцев и ингушей были шапки из курпея – высокие и прямые (Студенецкая, 1989, стр. 117).

«Папахи с довольно широким околышем и очень выпуклым круглым верхом носили чеченцы в 1820-1830-х годах» – пишет Студенецкая (1989, стр.36).

По словам Мунаева И.Б.: «Папаха – очень важный элемент  традиционной культуры чеченцев («нохчи»). Этот головной убор представляет собой каракулевую, довольно высокую, расширенную кверху шапку, которая является и украшением и одновременно символом святости, стойкости, мужества, честности.

Важно отметить то, что человек, который надевает папаху, как бы становится в ранг особого состояния – от него никогда нельзя ждать плохого,   он как бы взял на себя целый комплекс обязанностей: быть благочинным, занимать активную позицию в миротворческих делах, помогать слабым, обездоленным, содействовать добру, быть блюстителем всех святых ценностей, которые есть в человеческих отношениях.

Надеть  папаху –  это означает, что при необходимости он должен,  даже рискуя своей жизнью, быть готовым отстоять честь и достоинство девушки, женщины, нуждающейся в помощи».

Информатор А. А. Салатаев рассказывает следующую историю: «В 1919 году молодой человек из с. Старая Сунжа по имени Магомед приехал к своей возлюбленной в с.Цоци-юрт. После полудня, ближе к вечеру, он  пригласил ее  к роднику на свидание. После недолгого разговора девушка обратилась к нему с просьбой: – Магомед, говорят, что завтра готовится наступление Деникинских войск на наше село. Мужское население готовится к войне, к газавату. Я прошу тебя уехать домой, не оставаясь на ночь. Ты не с нашего села и тебя никто за это не осудит.

Магомед ответил: – Я никуда не уеду и останусь здесь. Подумай сама,  что ты обо мне подумаешь и как ты меня воспримешь, если я «убегу» от опасности и снова приду  к тебе на свидание,  когда эта опасность минует?

На второй день в неравном сражении  Магомед был убит. Его похоронили в с.Цоци-юрт, как и сотни его жителей, погибших за газават.

Девушка, после гибели  своего любимого, оставила себе на память его папаху,  бережно хранила ее, как реликвию, напоминавшую ей защитника и настоящего рыцаря.

Она не расставалась с ней и в Казахстане, когда целый народ безвинно стал жертвой депортации. Она  умерла, храня верность  своим чувствам, так и не соединив свою судьбу ни с одним молодым человеком».[8]

«Папаха является культурным элементом, и она всегда должна быть на голове. Но вместе с тем наши исследования говорят о том, что в древности папаха имела прикладное значение, т.е. внутри папахи пришивались несколько железных обручей, они складывались, и  при необходимости папаха превращалась в щит. Такая папаха сохранилась до нового времени у горцев (хевсуров, цова-тушинцев (нахи). Это тоже элемент нашей традиционной материальной культуры и мы должны об этом помнить.

Я такую папаху не видел, видимо, это было в тот  период времени, когда папаха имела и прикладное необходимое значение в жизни горцев, когда не было развито огнестрельное оружие, а большее вооружение представляло только холодное оружие» (И.Б.Мунаев).

Бурчаев Халим рассказывает: «У чеченцев была военная шапка под названием «таж» (шлем). Изготовляли их из латуни, меди или железа. Для удобства и мягкости внутреннюю отделку делали из шкур буйволов. Эти шкуры очень твердые и режутся с трудом.

 

По рассказам старожилов из нашего села Гиляны, которым было 90-100 лет, они были очевидцами, когда бились двое враждующих мужчин, и как один из них левой рукой снимал этот шлем с головы  и использовал его для отражения ударов,  а правой рукой кинжалом старался достать противника и наносить ему ответные удары. Эти военные шапки (шлемы) носили в целях самообороны и как оружие, если на тот момент не было другого способа защиты».[6]

Со слов Л.М.Гарсаева, существуют разные легенды об истории появления папахи: «Мой отец Магомед-Хаджи из с.Элистанжи рассказывал мне услышанную им еще в юности легенду, связанную с этим почитаемым в народе головным убором и причиной его культа.

Когда-то, еще в VII веке, чеченцы, пожелавшие принять ислам, пешком отправились в священный город Мекку и встретились там с пророком Мухаммадом (с.а.в.с.), чтобы именно он благословил их на новую веру – ислам. Пророк Муххамад  (с.а.в.с.), крайне  удивленный и опечаленный видом странников, а особенно разбитыми, окровавленными от долгого странствия ногами, подарил им каракулевые шкурки, чтобы они обернули ими ноги для обратного пути. Приняв дар, чеченцы решили, что недостойно обертывать ноги такими красивыми шкурками, да еще принятыми от такого великого человека, как Мухаммад  (с.а.в.с.). Из них решили они сшить высокие шапки, которые нужно носить с гордостью, достоинством.  С тех пор этот вид почетного красивого головного убора носится чеченцами с особым пиететом.

Хочется особо отметить, что для чеченца не было подарка значимее, чем папаха. И поэтому  она у него должна была быть самого лучшего качества, на ее приобретение не жалели денег. Уважающий себя мужчина появлялся на людях неизменно в папахе, ее не принято было снимать даже в помещении, а также передавать для  ношения  другому лицу. К шапке привыкали с детства.  Чеченцы  традиционно брили голову, что способствовало обычаю постоянно носить головной убор. А женщины, согласно адату, не имеют права носить (надевать) мужской головной убор кроме войлочной шляпы, надеваемой во время

сельскохозяйственных работ в поле. В народе также существует примета, что сестра не может надеть папаху брата, так как в этом случае брат может потерять свое счастье.

В народе говорят: «На горце должны привлекать особое внимание два элемента одежды – головной убор и обувь. Папаха должна быть идеального покроя, так как уважающий тебя человек смотрит тебе в лицо, соответственно видит головной убор. Человек неискренний обычно смотрит тебе в ноги, поэтому обувь должна быть качественной и начищенной до блеска».

Когда умирал мужчина, вещи его полагалось раздавать близким родственникам, но головные уборы покойного не дарили никому – носили их в семье, если  были сыновья и братья, если  их не было – преподносили самому уважаемому человеку из их клана. Следуя тому обычаю, папаху своего покойного отца ношу я» [1].

Халимом Бурчаевым приводится такая история: «После пленения имама Шамиля его самый верный наиб Байсангур около года вел неравную войну против царских войск.  Но, из-за превосходящих сил противника, он попал в плен. Байсангур не мог наложить на себя руки, так как мусульманская вера Ислам запрещает это (суицид в любом виде). В Хасав-юрте, на площади перед церковью, созвав чеченцев, беноевцев из села Ойсхар и его двух сыновей, палачи устроили над ним показательный суд через повешенье, чтобы остальным было неповадно восставать против них. Когда Байсангура подвели к виселице и накинули на шею петлю, он снял со своей головы папаху и, кинув ее в сторону сыновей, крикнул: – Алхазур, Тахир! С большой честью и достоинством я носил эту папаху, теперь на вас двоих огромная ответственность –  сберечь ее честь и святость.[6]

И.Б.Мунаев рассказывает: «Папаху не снимают. Сбить папаху с кого-либо считалось невиданным оскорблением и посягательством на честь и достоинство мужчины,  воспринималось, как большое святотатство и  могло быть смыто только кровью.  Это оскорбление  не только по отношению к нему, но и ко всем его родственникам».[5]

«Издревле шапка у чеченцев была и, по правде говоря, до сих пор остается символом чести, достоинства или «культа».

Снять с кого-либо папаху означало смертельную ссору; если горец снимал шапку и ударял ею о землю – это означало, что он готов идти на все, до конца.

Чеченец мог снять папаху, оставить ее где-то и ненадолго уйти. И даже в таких случаях никто не имел права ее трогать, понимая, что будет иметь дело с ее хозяином.

«Если человек снял шапку и попросил что-нибудь, это считалось и считается низостью, достойной раба. После этого он пользовался в народе нехорошей славой. «Кера  куй  биттина хилла церан иза» – «Им это досталось в руки битьем шапки», – говорили о таких людях. (Арсалиев Ш.М-Х. Этнопедагогика чеченцев  – М., 2007. С. 243). [4].

«Сорвать или сбить с чей-нибудь головы шапку считалось великим оскорблением,  таким же, как  отрезать  рукав платья женщины», – говорил  мой отец Магомед-Хаджи Гарсаев.

Это подтверждают и некоторые трагические случаи из жизни чеченцев во время их пребывания в ссылке в Средней Азии. Подготовленные абсурдной информацией сотрудников НКВД о том, что высланные на территории Казахстана и Киргизии чеченцы и ингуши – рогатые людоеды, представители местного населения, бывало, из любопытства пытались сорвать со спецпереселенцев высокие папахи и обнаружить под ними пресловутые рога. Завершались такие инциденты либо жестокой дракой, либо убийством, т.к. вайнахи не понимали действий казахов и считали это посягательством на свою честь.

По этому поводу здесь позволительно привести один трагичный для чеченцев случай. Во время празднования чеченцами Курбан-байрам в г. Алга Казахстана, на это мероприятие явился комендант города, казах по национальности, и начал вести провокационные в отношении чеченцев речи: «Празднуете байрам? Разве вы мусульмане? Предатели, убийцы. У вас под папахами рога! А ну-ка, покажите их мне! – и начал срывать шапки с голов уважаемых старцев. Его попытался осадить элистанжинец  Джанаралиев  Жалавди, предупредив, что если он коснется его головного убора, будет принесен в жертву во имя Аллаха в честь праздника. Проигнорировав сказанное, комендант кинулся к его папахе, но встретил мощный отпор и был убит, за что Жалавди получил 25 лет тюрьмы. В сознании чеченцев понятие чести так взаимосвязано с головным убором, что этот человек предпочел совершить незаконный поступок и получить за это наказание, чем уронить свою честь и достоинство.

Даже во время огненного, экспрессивного, быстрого танца чеченец не должен был ронять головной убор. Еще один удивительный обычай чеченцев, связанный с головным убором: папаха ее владельца могла заменить его во время свидания с девушкой. Каким образом? Если чеченский парень по некоторым обстоятельствам не мог попасть на свидание к девушке, он посылал туда своего близкого друга, вручив ему свой головной убор. В этом случае папаха напоминала девушке о любимом, а разговор друга воспринимался ею как очень приятная беседа со своим женихом.

«Девушка через друга или двоюродного брата своего избранника передавала ему весточку, что есть возможность увидеться, и она сегодня будет у кого-то на свадьбе или вечеринке. Если молодой человек в силу  каких-то причин не мог прибыть на условленное место, в знак глубокого уважения  к любимой, он  тому же  другу или родственнику доверял свою папаху. Этот головной убор занимал место  в ряду  сидящих молодых людей и заменял  ее владельца. Таким образом, на протяжении всего времени девушка чувствовала присутствие и внимание своего возлюбленного».[6]

«Известно, что у чеченцев женщина, снявшая и бросившая свой платок к ногам насмерть дерущихся, могла остановить схватку. Мужчины, наоборот, не могут снимать папаху даже в такой ситуации. В чеченских традициях есть только одно исключение по этому поводу: папаху можно снять только тогда, когда просят о прощении кровной мести.

М.А.Эсамбаев, Герой социалистического труда, народный артист СССР,    никогда, ни при каких обстоятельствах не снимал знаменитую на весь мир папаху, которую сам он называл короной. Он хорошо знал ей цену  и в самых необычных ситуациях заставлял считаться с чеченскими традициями и обычаями. Разъезжая по всему миру и будучи принят в самых высших кругах многих государств, он ни перед кем не снимал свою папаху.

Махмуд Эсамбаев был единственным депутатом Верховного Совета СССР, который на всех сессиях высшего органа власти Союза сидел в папахе. Очевидцы рассказывают, что глава Верховного Совета Л.Брежнев перед началом работы этого органа внимательно смотрел в зал, и, увидев знакомую папаху, говорил: «Махмуд на месте, можно начинать».

Делясь с читателями своей книги «Мой Дагестан» об особенностях аварского этикета и о том, как важно иметь всему и вся собственную индивидуальность, неповторимость и оригинальность, народный поэт Дагестана Расул Гамзатов подчеркивал: «Есть на Северном Кавказе всемирно известный артист Махмуд Эсамбаев. Он танцует танцы разных народов. Но он носит и никогда не снимает с головы свою чеченскую папаху. Пусть разнообразны мотивы моих стихов, но пусть они ходят в горской папахе».[1]

kult.mutsiev.ru

Прически и головные уборы вайнахских женщин Инфопортал » Чеченская энциклопедия » Этнография

Конец XIX — начало XX вв.

Айзанат Арцуевна Чермоева.

Фото из семейного архива Саракаевых

Для того, чтобы представить в целом женскую одежду чеченцев и ингушей, необходимо детальное изучение и описание правил, обычаев, связанных с прическами и элементами головных уборов.

Вайнахи видели красоту женщины в ее длинных, густых косах – к1ажарш (ч1абанаш). Женщины использовали всевозможные средства, чтобы отрастить длинные и густые волосы. Детям до 7-8 лет несколько раз брили голову, чтобы волосы росли густыми. Л. Маргошвили отмечает, что «для отращивания волос женщины-кистинки прибегали ко всем средствам: мыли кислым молоком, сывороткой, втирали в корни волос сливочное масло и др.»1.

Во время нашего пребывания в Панкиси, у живущих там кистов, мы беседовали с 85-летней Дз. Маргошвили из села Дуиси. Она рассказала: «Мы с подругами мыли голову яичным желтком, водным раствором золы и кислым молоком»2.

Вайнахские женщины разделяли волосы надвое (чкъор декъар) и, заплетая их в несколько кос, забрасывали за спину. С возрастом ограничивались двумя косами. А маленькие девочки, у которых были густые и длинные волосы – биаж, не заплетали волосы в косы, а перевязывали их у корня и носили свободными, распущенными за спиной.

В Чечне сохранилась присказка: «Йо1 янне яц, амма цуьнан биежие (ч1абанаш) хьераваьккхина со» — «Девочка – ничего особенного, но волосы ее свели меня с ума». Длинные волосы считались красотой женщины и в Ингушетии. Здесь также молодые женщины носили волосы за спиной, не заплетая их в косы, а пожилые женщины разделенные посередине волосы (месаш) оборачивали до кончиков в бумажную ткань и завязывали ниткой, чтобы они не выбивались и быстро не пачкались. Вычесанные волосы хранили до конца жизни, их клали вместе с усопшей в могилу. В последнее же время их стали сжигать, особенно те, у кого умер сын.

Согласно материалам, зафиксированным в Элистанжи, у вайнахских женщин не было традиции заплетать одну косу. Информант отмечает, что от наших предков идет поверье, что заплетание волос в одну косу означало остаться в одиночестве. Бог в таком случае не дает суженого и оставляет обслуживать домашних3.

Аналогичные явления наблюдаются и в Дагестане. Например, С. Агаширинова пишет о лезгинках: «Девушки с густыми волосами заплетали четыре косы, обычно же носили две косы. Заплетать одну косу было не принято. Считалось, что, если девушка будет ходить с одной косой, она останется одинокой»4. Вместе с тем автор отмечает, что такая прическа особенно запрещалась тем, у кого были отец или брат5.

Среди чеченских и ингушских женщин было принято изменение естественного цвета волос (г1ин диллар), но обрезать их считалось постыдным. Женщина в возрасте, как уже отмечалось, делила волосы надвое, а к концам волос подвязывала нанизанные на скрученную нить разноцветные бусины. Женщина с густыми и длинными косами вместе с бусинами подвешивала и амулет (х1айкал) против дурного глаза6.

Информант сообщает: «Дочь моего брата имела длинные, почти до щиколоток, волосы, заплетала их в четыре косы, но выходить из дому в таком виде не решалась, т.к. боялась дурного глаза. Идя за водой, обматывала волосы вокруг шеи». Женщина с длинными волосами привлекала усиленное внимание окружающих, поэтому она заинтересованно ухаживала за своими волосами и без посторонней помощи мыла и расчесывала их. Часто случалось так, что отправившаяся на какую-нибудь вечеринку или коллективную работу длинноволосая женщина возвращалась домой «сглаженная», т.е. больная, и лишь после прочтения молитвы приходила в себя. Поэтому перед тем, как обладательница роскошных волос отправлялась на свадьбу или развлечения – синкъерам, старшая в семье благословляла ее следующими словами: «Да будет с тобой Бог по пути туда и обратно. Да будет ангел защитником твоих кос» и т.д.7

Молодые чеченские и ингушские девушки носили высокие прически. У кого не было собственных волос, те накладывали искусственные (кур), для того чтобы прическа выглядела высокой. Высокие прически делали и семейные женщины.

Вайнахские женщины, несмотря на все трудности быта, весьма тщательно ухаживали за своей внешностью, в том числе и за лицом. Чтобы кожа  лица была нежной, перед сном ее смазывали кислым молоком, а вместо мыла использовали кукурузную муку. При сухой коже смазывали ее свежим сливочным маслом, березовым соком, пользовались самодельной пудрой, помадой… Информант сообщает, что вайнахские мужчины высоко ценили красоту женщин. Мужчина, бывало, говорил: «Природу женщины, ее бесхарактерность, ее лень перенести можно, лишь бы она выделялась среди людей своей красотой»8.

В результате раскопок могильников в Мецхал, Эрзи, Хамхи, Цори и других селах нагорной Ингушетии Л. Семенов пришел к выводу, что женщины, которые носили курхарс, туго заплетали косы, голову покрывали белым или цветным платком9. Из этого следует, что курхарс был не у всех, как отмечает Е. Крупнов, его носили лишь женщины из зажиточных семей. По мнению Л. Семенова, ингушские женщины носили этот головной убор с XVII до начала XIX вв.10,  а Е. Крупнов считает, что с XV по XIХ вв.11 Видимо, этот вопрос станет предметом дальнейшего исследования, хотя бы потому, что в 1990-1991 гг. Р. Арсанукаев выявил этот тип головного убора и в склепах Маасты в горной Чечне.

<!— Simple Image Gallery Extended — Plugin J1.5-14 — http://joomla-extensions.kubik-rubik.de/sige-simple-image-gallery-extended —>   Известно, что женский убор не был лишь утилитарным средством защиты головы. Он считался символом общественного могущества, сохранения сакральной чистоты женщины, перед которой в кризисный момент любые члены общества выражали свою покорность коленопреклонением.

Из женских уборов представляет интерес упомянутый выше курхарс. Е. Крупнов, Л. Семенов, В. Виноградов и другие исследователи12 описывают различающиеся между собой формы курхарса. Указанный головной убор не относится к исследуемому нами периоду, однако, как отмечалось выше, по сей день сохранилась его архаичная форма – шапочка, которая нашла распространение у ряда народов Северного Кавказа.

Как рассказывает 90-летняя Набисат Исраилова, она сама не видела указанный головной убор, но запомнила услышанное от своей бабки: «Прежний курхарс шили из выделанной, с подстриженным ворсом, шкуры, его обшивали цветной тканью и  разноцветными нитками. Это был рогообразный высокий головной убор, который подвязывался лентами под подбородком. У курхарса сзади был один шов, и к высоте он сужался. Был курхарс и другого вида, который шили из домотканой  шерсти, делая подкладку. Женщины из зажиточных семей шили курхарс из цветного шелка или бархата. Бедные – из простого материала, и вышивки было поменьше»13.

Головной убор, представленный Е. Крупновым как курхарс, более низкий, по лбу расшит серебряными пуговицами14.  Е. Крупнов отмечает, что «М. Герасимов, восстанавливая облик женщины по черепу из исследованного нами Нестеровского могильника V в. до н.э., установил грацильность лицевых костей черепа, присущую и современным горянкам Чечено-Ингушской Республики. А реконструируя (по остаткам украшений) женские головные уборы на  черепах из Нестеровского и Харачоевского могильников, он создал форму убора, близкую как к средневековому курхарсу, так и к современным северокавказским головным уборам, например, чеченским»15.

Языковед И.Ю. Алироев16 пишет, что «слово «курхарс» образовано из двух компонентов, первый из которых — «кур» — означает: 1) «рога оленя, кочкаря»; 2) «чуб, локон, прическа женщины», а семантика второго неясна. По-нашему мнению, слово курхарс вошло в научную литературу в искаженной фонетической транскрипции. В селе Армхи (Ингушетия) мы встретили старушку, которая, по нашему устному описанию этого головного убора, вспомнила его название, утверждая, что «ей в детстве рассказывали, якобы более состоятельные женщины-ингушки в бытность носили шелковые дорогие шапки с двумя ч1угулами, называемые курхьарс(аш)». Значит, второй компонент данного слова звучит не как харс, а как хьарс. Известно, что в вайнахских языках наличествует древнейший глагол хьарса, означающий «посыпать, обсыпать чем-либо, прикрывать чем-либо» (отсюда хьаьрса — «рыжий, обсыпанный веснушками»). Итак, понятие курхарс буквально означает «прическа или накидка на голову, прикрывающая женскую прическу».

Как видно, курхарс был самобытным вайнахским головным убором, который определенно датируется средневековьем.

Один из элементов наряда ингушской невесты – шапочка кий – представляется нам пережитком курхарса. Как отмечалось, соседние осетины, адыги, абазины, черкесы заимствовали этот головной убор. Кий шили из желтого, красного, голубого, зеленого бархата и шелка. Украшали позументами и разноцветными шелковыми кантами, изображающими национальный орнамент. Эту шапочку носили молодые девушки до свадьбы. Среди чеченских женщин ее носила лишь некоторая часть.

Значительный интерес представляет терминология женских головных уборов народов Северного Кавказа, в особенности головных уборов замужних женщин. Например, узел головного платка замужних женщин, завязываемый на темени, в Кабарде называется «рог» — бжьакъуэ. По-карачаевски такой узел называется чох – «гребень, чуб». Это значение близко к ингушскому курхарс, где «кур» обозначает «рог, чуб, хохол». Женский головной убор у осетинок носит название гопп, обозначающее «хохол, гребень у птиц», так же, как ч1угал у ингушей.

Рогатые головные уборы замужних женщин встречались и у  других народов, например, у русских – кичка рогатая, которую также носили только замужние женщины. Рога, петушиные гребни, по-видимому, связаны с древними магическими представлениями.

Конечно, эти выводы не исчерпывают весь спектр вопросов, возникающих при изучении курхарсов. Данная категория одежды нуждается в последующих исследованиях.

   Е.Н. Студенецкая отмечает, что «головной убор девушек состоял из большой шали. Замужние женщины предварительно повязывали на голову черный платок или косынку. Концы ее пропускали под волосы, заплетенные в косы, и завязывали на темени.    Чеченки вместо такого платка чаще надевали на голову чухта – длинные узкие мешки из черной ткани, в которые закладывались косы. Верхняя часть мешка была не зашита и укреплялась на голове при помощи завязок. Нижний конец чухты, падающий на спину, иногда украшали бахромой (чечакх) или монетами»17.

Из этой цитаты следует, что молодые чеченские и ингушские девушки покрывали голову большой шалью. Согласно зафиксированным нами в горных районах Чечни материалам, молодые девушки не носили больших шалей, которыми пользовались пожилые женщины в виде выходной одежды, дома же носили небольшую шаль, повязываемую крест-накрест, сложив ее треугольником. Девочки тоже носили небольшие шали, повязывая их сзади. А головным убором невесты и девицы были три метра уложенного на голове шифона. Молодые ингушские девушки под шифоном надевали вышеуказанную шапочку кий. «Замужняя женщина надевала головной убор той или иной формы, закрывающий волосы… После рождения первого ребенка (т.е. фактически в период перехода в разряд женщин-матерей) замужние женщины закрывали волосы, повязывая голову небольшим черным платком, поверх которого надевали обычную шаль»18,  — отмечает Е.Н. Студенецкая.

По свидетельству Л. Маргошвили, «вайнахская женщина постоянно носила традиционную головную шаль – кортали (инг. куортали, кист. коьртатиллар). Сами формы слов в вайнахских диалектах говорят об этимологии этого слова, которое буквально означает «накидка на голову» (корт — «голова», тиллар – от тилла — «накидывать, одевать»). Без нее она на людях не появлялась и даже в своей семье не показывалась мужчине.

Головная шаль выполняла большую роль при соблюдении невестой традиционных, самобытных норм, религиозной деятельности, при взаимоотношениях с женихом, споре, возникшем во время какого-либо случая и др. Тяжким проклятьем среди вайнахов считалось проклятье сниманием головного платка»19.

Так что, если женщина, желая разнять врагов (дерущихся), снимала платок, то сейчас же достигала цели. Игнорировать этот жест женщины считалось большим стыдом.

Этот же автор указывает, что «среди соседних тушин не среагировать на снятый с головы платок было равносильно оскорблению чести»20.

Согласно полевым этнографическим данным, чеченские и ингушские женщины носили чухту («плотный волосяной мешок, прикрывающий женские волосы»; инг. то же; авар. чух1т1у; лезг. шуткъу, чохту).

По материалам, зафиксированным в Самашки, Ведено, Шатое, Назрани, чухту шили из коричневого или черного ластика или атласа. Требовалась ткань шириной в 100 см и длиной в 80 см. Прошив вдоль, ей придавали форму мешка, в который вкладывали заплетенные в две косы волосы. Со стороны головы чухта была раскрыта на 18 см и с обоих краев имела пришитые шнуры, благодаря которым она укреплялась на голове. По кромке конца чухту украшали бахромой – чечакх. Поверх нее надевали головной убор из той же ткани, называемый чухтан кортали. Его назначением было укрытие волос, как того требовала мусульманская религия, хотя этот порядок среди молодежи не утвердился21. Этот элемент описан у Л. Маргошвили. Она отмечает, что после принятия мусульманской религии все вайнахские женщины после достижения 15-летнего возраста были обязаны носить чухту22.

Н. Грабовский отмечал, что ингушскими женщинами «голова повязывается куском белой бязи, костюм девушки нисколько не разнится с женским, но голова последних повязывается особым манером»23.

<!— Simple Image Gallery Extended — Plugin J1.5-14 — http://joomla-extensions.kubik-rubik.de/sige-simple-image-gallery-extended —>    Во времена Н. Мартиросяна одежда ингушской женщины претерпела заметные изменения, однако «тот обычай их повязывать голову бязевым или ситцевым платком сохранился до сих пор во всей горной Ингушетии»24.

Этот элемент был широко распространен и в одежде дагестанских народов. Например, С. Гаджиева отмечает, что «кумычки носили на голове повязку (чухту) в виде узкого, открытого сверху и снизу мешка длиной 100-120 см и шириной 40-45 см. Шили чухту из черной шерсти с яркими цветами. В чухту опускали волосы, сплетенные в мелкие косички, и закидывали на спину. Чухту, прикрыв ею на 2-3 см лоб, завязывали вокруг головы узкими полосами материи. Нижний конец чухты обшивали кружевами такого же цвета. К чухте не пришивали никаких украшений, как это имело место в горных районах Дагестана»25.

Почти аналогичная чухта описана С. Агашириновой у лезгин. Правда, лезгинки большое внимание уделяли украшению чухты, особенно налобной части, которую «обшивали позументами, галунами, бисером, серебряными блестками»26 и т. п.

Очень интересна описанная Г. Сергеевой чухта аварской женщины, которая шире и длиннее вайнахской чухты. По-видимому, аварка поверх чухты не всегда использовала головную шаль. Как отмечает Г. Сергеева, чухта «по форме… мешкообразная, цельнокройная, сшита из шелковой ткани голубого цвета, на подкладку использована желтая ткань с пестрым рисунком (ткань кон. XIX – нач. XX вв.), длина головного убора 150 см, ширина – 41 см. Лобная часть чепца отделана прямоугольным кусочком шелковой лиловой ткани, а хвостовая часть чухты украшена вышивкой из золотых и серебряных нитей и цветного шелка. Орнамент узора – растения и сидящие на побегах птицы. Нарядный вид чухте придают также мишурная бахрома и галун, пришитые к краю хвоста»27. Покрой указанных типов чухты, которые использовались в костюмах дагестанских народов, в основном, один и  тот же, но есть и разница в размерах, способе шитья, украшении, особенно в орнаменте.

Как видно, мешкообразная чухта попала к вайнахам из Дагестана, однако не достигла такого совершенства в своей отделке, украшениях, как среди аварцев, кумыков и др.

Интересна и описанная Г. Сергеевой чухта кубачинки, которая отличается от чухт соседей как длиной, так и шириной, а также оформлением.

Как и вайнахские женщины, кубачинки надевали поверх чухты большого размера шаль, из чего видно, что чухта – это головной убор, получивший распространение особенно в связи с  утверждением Ислама. Почти полная идентичность названия «чухта» в языках дагестанских народов и их соседей — вайнахов позволяет предположить, что Восточный Кавказ, а в частности Дагестан, является родиной этого типа головного убора.

alicefaway.livejournal.com

описание, история, культура чеченского народа

Чеченская национальная культура является самобытной и своеобразной, а еще она универсальна, поскольку находится в тесном взаимодействии с культурами других кавказских народов, развиваясь в симбиозе с ними. Одним из ее характерных и неотъемлемых элементов является национальный костюм чеченцев, в котором отражаются характер и обычаи, жизненный уклад, принципы и идеология этого гордого и непокорного народа. Как и все жители гор, чеченцы обладают свободолюбивым характером, и их традиционное одеяние является таким же ярким, немного торжественным, как и сами носящие его люди. Одной из отличительных особенностей является то, что все элементы одежды изготавливаются из натурального местного сырья: овчины, сукна, кожи, войлока и т. д.

Чеченский народный костюм: история

На формирование традиционного одеяния того или иного народа, безусловно, влияют условия жизни, климат, географические особенности, приверженность к той или иной религии, а также его социально-экономическое положение. Костюм чеченского народа – не исключение. Давайте совершим небольшой экскурс в прошлое этого горного народа. Чеченцы — истинные жители гор, такие гордые и свободолюбивые, как орлы, которые кружат над их селениями, расположенными высоко под самым небом. На протяжении многих веков они занимались овцеводством, а следовательно, обработкой и прядением шерсти. Именно этот материал был взят за основу при создании их традиционной одежды. Кроме шерсти и овчины, также использовались такое натуральное сырье, как кожа и мех. Чеченцы очень давно научились изготавливать сукно и войлок, а затем из них умелые местные мастера шили те или иные элементы, которые включала в себя чеченская национальная одежда.

Как вы знаете, на Кавказе бок о бок соседствуют христианская и мусульманская религии. Кроме мечетей и православных церквей, здесь можно встретить и синагогу, что говорит о толерантности проживающих здесь народов. Культурологи, этнографы и антропологи уже давно заметили, что национальный костюм зависит не только от климата и географических условий, а также от ментальности и веры того или иного народа. В одежде, как в зеркале, отображаются все эти особенности. Так, если национальный орнамент говорит нам об уровне художественного развития народа, то цветовая гамма и покрой дают представление о моральных ценностях представителей данного этноса. Например, чеченский костюм женский является образцом сдержанности и целомудренности. Даже сегодня чеченки не позовляют себе носить откровенные декольте, мини или платья в обтяжку. Не принято также открывать пупок.

Особенности

Если внимательно понаблюдать за одеянием этих горских людей, то можно заметить, что его отличительной чертой являются многочисленные функциональные и декоративные детали и аксессуары, и именно в них отражаются особенности жизни чеченцев. Так, например, в гардеробе представительниц этого народа особое место занимают платки. Замужняя чеченка никогда не позволит себе выйти в общество с открытой головой. Для мужчин папаха — обязательный чеченский головной убор. Да и вообще, покрытия для головы являются не просто элементами одежды, аксессуарами, а символами, которые для представителей сильного пола обозначают мужество, а для женщин — целомудрие, то есть сохранение сакральной чистоты. Если кто-то рукой дотронется до папахи, водруженной на голову мужчины, он нанесет ее хозяину смертельное оскорбление. Даже в бою мужчина не снимал свою папаху перед соперником, а воин, потерявший ее, терял честь и достоинство. Зная об этом, враг желал непременно сбить с головы чеченца символ его чести. А вот сила женского платка имела другой эффект. Чеченка могла вмешаться в кровавую схватку и бросить между дерущимися свою косынку, что означало прекращение борьбы. И горе тому мужчине, который бы не уважил такое волеизъявление женщины. Национальный костюм чеченцев имели несколько вариантов: мужской, женский, праздничный, боевой и свадебный. Что же касается детских нарядов, то они повторяли взрослые с небольшими изменениями. Так, например, мальчики до 14 лет не носили кинжала. И его появление на поясе говорило о переходе в другую возрастную категорию. Кинжал — городость и обязательный атрибут юноши.

Чеченский костюм мужской

Национальная одежда представителей сильного пола состояла из двух частей: полукафтана, который называется бешметом, и штанов, сужающихся книзу, чтобы их было удобно разместить в сапогах. И первое, и второе изготавливались из мягких материалов, чтобы носителю было комфортно, и костюм не стеснял движений. Бешмет считался и домашним, и выходным костюмом. Он застегивался на пуговицы, которые были сделаны из шнурков, свернутые в узелки. Эта деталь одежды имела длину на 10 сантиметров выше колена. Рукава бешмета сужались к запястью, а манжеты застегивались на такие же пуговицы, как и на груди. В талии кафтан сужается и расширяется к коленям. Для мужчин пожилого возраста бешмет изготавливался из более теплых материалов и имел длину ниже колен. Цветовая гамма мужской одежды скорее темная, нежели светлая, используются оттенки серого, коричневого, бурого и т. д. Однако бешмет, в частности, для молодых мужчин, часто шился из цветной ткани, таким образом выделяясь ярким пятном на общем темном фоне. Кстати, чеченский боевой костюм также состоит из бешмета — полукафтана. Одежду белого цвета, в особенности черкески, могли себе позволить только богатые чеченцы.

Одежда для торжеств

Праздничный чеченский костюм шился из яркой и блестящей ткани. Поверх бешмета в особых торжественных случаях надевалась черкеска, покрой которой совпадал с покроем кафтана. Черкеску, как правило, шили из сукна высшего качества. Она не имела воротника и застёгивалась исключительно на талии, подчеркивая стройность стана. Рукава были довольно длинными, ниже кисти, поэтому их огибали. На черкеске по обеим сторонам груди нашивались газырницы. Это маленькие кармашки, которые предназначались для хранения трубочек из дерева с зарядами для оружия. Со временем они утратили свое предназначение. Однако на костюме они сохранились, как дань традициям чеченского народа. Черкеску никогда не носили расстегнутой. Ее подпоясывали узким поясом, на котором висело оружие — кинжал, шашка или пистолет.

Верхняя одежда

Характерной частью национального костюма чеченцев была бурка – такая особенная накидка из шерсти и каракуля без рукавов, но с подчеркнутыми плечами. Всадникам было удобно ее накидывать на плечи во время езды на лошади. Она защищала владельца и от дождя, и снега, и холода, и даже от жары, как бы это парадоксально ни звучало. В случае когда приходилось ночевать вне дома, бурка могла послужить в качестве одеяла.

Головной убор и обувь

Национальный костюм чеченцев не может быть без папахи. Она имеет конусообразную форму и сделана из овчины. Как уже было отмечено выше, никто, кроме хозяина, не смел дотрагиваться до нее, иначе это могло бы расцениваться как оскорбление. У богатых чеченцев папахи изготавливались из шкур бухарских овечек. Летом же вместо папахи можно было носить шапку из войлока. В качестве обуви чеченские мужчины носили легкие кожаные сапоги, голенища которых доходили до колен. Штаны, сшитые из домотканого сукна, заправлялись внутрь. Для состоятельных мужчин изготавливались чувяки – мягкие туфли на плоской подошве. Вместе с ними поверх икр и колен натягивались кожаные ноговицы, которые не имели ступней и подошв.

Женский костюм

Чеченские девушки, в отличие от мужчин, носили более разнообразную по цветовой гамме, материалу и покрою одежду. По наряду можно было узнать практически все о возрасте, социальном статусе и положении женщины в обществе. Женский национальный костюм чеченцев состоял из 4 элементов: верхнего платья, платья-туники (нижнее платье), штанов, пояса. Для замужних женщин обязательной составляющей одежды был и является по сей день платок. Туника или нижнее платье, как правило, очень длинное, до самых щиколоток. Ее шьют из легкой однотонной материи. У туники на груди имеется разрез, а также есть маленький стоячий воротник, который застегивается на пуговицу. Под нижнее платье женщины одевают штаны-шаровары собранные внизу – обязательный атрибут одежды мусульманок. Пара туника — штаны, дополненная платком, в качестве головного убора, была вполне уместным нарядом для повседневной носки. Кстати, в праздничном варианте штаны в нижней части обшивались шелком тон в тон с туникой. Рукава у нижнего платья были прямые и длинные, чтобы закрывать кисти рук. Праздничный женский народный костюм чеченцев имел тунику с очень длинными, доходящими до пола рукавами. Украшались эти платья-рубашки нагрудниками, которые изготавливались из драгоценных металлов и обрамлялись камнями. Верхнее или распашное платье походило на халат, которое застегивалось в талии маленькими крючками. Его шили из дорогих тканей, например, парчи, бархата, атласа или сукна. В качестве украшений использовались тесьма, вышивка, складки и оборки. Платья ярких оттенков носили только чеченские девушки и молодые женщины, зрелые же предпочитали темные тона и редко пользовались украшениями.

Аксессуары

Обязательным атрибутом чеченского костюма как для мужчин, так и для женщин является пояс. Женские пояса, как и в костюмах других кавказских народов представляли собой ювелирные украшения. Они декорировались драгоценными камнями, жемчугом, пряжками различной формы. Некоторые из них представляли собой настоящие шедевры ювелирного искусства. Платок по сей день – обязательный элемент женского наряда. Девушки используют косынки из невесомой прозрачной ткани, а женщины – шелковый плотный платок с бахромой, который согласно традиции надевался поверх чухты (это особый мешочек, куда укладывались косы). Ювелирные изделия — массивные кольца, броши, ожерелья, височные подвески, браслеты, — также можно назвать обязательной частью традиционного наряда чеченок. В зависимости от состоятельности семьи украшения могли быть из бронзы или серебра, но не золотые.

Обувь

Чеченки на ноги надевали обувь самых разных моделей и из различных материалов: кожи, сафьяна, войлока, шерсти и т. д. Самыми популярными моделями были легкие туфли наподобие тапочек из кожи, которые носили как дома, так и на улицу. Молоденькие чеченки любили носить обувь без задников с подошвой из жесткого материала и с каблуками средней высоты, около 5 см. В прохладное время было принято носить сафьяновые сапожки. При их украшении модницы давали волю своей фантазии, вышивали на голенищах золотыми и серебряными нитями, обшивали жемчугом и камнями. Сапожки были двух видов – с каблуком и на плоской подошве. Естественно, первый вид больше подходил для девушек и молодух, второй же был в употреблении у женщин среднего и пожилого возраста. Однако самые большие модницы носили кожаные ботиночки. Их шили по индивидуальному заказу и меркам из нескольких кусков самой высококачественной кожи.

Современный чеченский костюм

Жители Чечни высоко чтут традиции и обычаи своего народа. В отличие от многих народов, они не полностью отказались от него и с удовольствием носят и в наши дни. Молодежь, конечно же, надевает национальный костюм только по праздникам, а в остальные дни предпочитает одеваться так, как принято в современном мире. Мужчины сохраняют дань традиции и носят папахи, сочетая их даже с деловыми костюмами. В Чечне можно встретить пожилых людей, облаченных в бешмет и даже черкеску. Женщины этой же возрастной категории тоже придерживаются национальных традиций, надевают в повседневной жизни длинные платья и шаровары и всегда ходят с покрытой головой. Некоторые современные чеченские дизайнеры, желая воплотить неразрывную связь между прошлым и настоящим, создают модели в так называемом этническом стиле, используя особенности древнего национального костюма чеченцев. Так, в модных коллекциях можно встретить кавказские рубашки с воротником “стойка” на одной пуговице и т. д. То же самое касается и женской одежды: здесь гораздо больше возможностей привнести национальное в современный образ.

Кстати, в последнее время не только чеченские дизайнеры одежды, но и мировые метры фэйшн-индустрии стали использовать элементы кавказского, в частности, чеченского костюма при создании моделей в стиле “этно” или “фольк”. Несколько лет назад российская известный модельер Ульяна Сергеенко в своей коллекции «Кавказ», на создание которой ее вдохновило творчество М. Ю. Лермонтова (кавказский период), представила несколько моделей женской одежды, которые представляли собой черкески, то есть элемент не женского, а мужского национального чеченского костюма. Сегодня также в тренде кавказские украшения и различные аксессуары (пояса, подвески, головные уборы или обувь. Довольно часто свадебные современные наряды авторства чеченских дизайнеров представляют собой адаптированные варианты старинного брачного платья. Каковы же их характерные черты?

Свадебный наряд

В отличие от европейских нарядов, предназначенных для венчания, чеченский свадебный наряд может быть самых разных цветов и оттенков, в том числе и белого. Советские годы внесли свои коррективы, и сегодня все же предпочтение дается белоснежному платью — символу непорочности и чистоты. Многие чеченские пары не против в свой самый торжественный день нарядиться в свое национальное одеяние и в этом костюме исполнить традиционный танец, который, кстати, сегодня очень популярен и в России, и в других странах СНГ, например в Армении. Мы уже описывали, что представляет собой праздничное традиционное платье чеченок. Именно в таком варианте шьется и платье невесты. Оно состоит из двух слоев – туники и распашного верхнего платья. Естественно, для свадебной церемонии подбирают самые лучшие, самые красивые и нарядные ткани: шелк, атлас, органза и т. д. Особенно красивым бывает нагрудник. Верхнее платье изготавливается из тяжелого атласа или шелка и украшается жемчугами, стразами и бисерной тесьмой. Вместо фаты надевается шелковый платок, а иногда он закрепляется в виде шлейфа. На традиционных чеченских свадьбах невесту одаривают большим количеством драгоценных изделий и все это она должна демонстрировать на себе во время свадебного танца. У верхнего платья рукава очень длинные, вышитые и доходят до самого пола. Самым главным элементом наряда невесты является серебряный пояс, который ей дарит жених перед свадьбой.

fb.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о