Про любовь википедия – Про любовь (фильм, 2015) — Википедия (с комментариями)

Содержание

Любовь (в Википедии) | Наука

Файл:Love heart uidaodjsdsew.gif

Любовь:

  1. Интенсивное, стойкое чувство сильной привязанности, симпатии.
  2. По психоанализу, эмоция, подлежащая сублимации или торможению, эквивалент Эроса (Либидо).
  3. Сильное позитивное чувство к какому-либо объекту.

Любовь — отношение, основанное на добровольном самоотречении. Чаще всего используется для обозначения отношений между людьми, однако бывает любовь к идеям и предметам. Любовь следует отличать как от взаимовыгодных партнерских (дружеских) отношений, так и от мании (паранойи) — слепой безотчетной одержимости. В любви важно понятие свободного избранничества и самоотречения, доходящего в крайних проявлениях до взаимного самоубийства (ср. гибель Ромео и Джульетты в западной традиции или митиюки — в японской).

    Древнегреческие смыслы слова «любовь» Править

    • Агапэ — αγάπη (возвышенная, в том числе божественная любовь). Жертвенная любовь, любовь к ближнему. Первоначально обозначала вечера дружеских застолий.
    • Эрос — ἔρως (романтическая любовь — страсть, физическое влечение). Стихийная и страстная самоотдача, восторженная влюбленность. У Платона обрела значение стремления к совершенству через обладание красотой.
    • Филия — φιλία (любовь-дружба, приязнь одного человека к другому). В философии Эмпедокла филия — это космическая сила притягивания, противоположная силе вражды.
    • Сторге — στοργή (семейная, родственная любовь, привязанность).

    Файл:SwansHeart.jpg

    • Культ любви зародился в древних цивилизациях Греции и Индии, где половое (эрос или кама) или социальное чувство (агапе) было культвировано до самодостаточно-прекрасного отношения (бхакти и эрос Платона).
    • Дальнейшее развитие культ любви получил в христианстве, где любовь превратилась в бескорыстную добродетель, связанную с верой и надеждой. Отсюда евангельский императив: «Возлюбите!», который теряет смысл, если мы сводим любовь к спонтанно возникшей симпатии. Особенно стоит упомянуть развитие понятия любви в европейской куртуазной рыцарской субкультуре, связанной с культом Прекрасной Дамы, где окончательно сформировалось представление о любовной клятве. Отсюда любовь из простой симпатии превращается в решимость, требующей немалой силы воли для преодоления преград, появляющихся на пути любви. Под влиянием христианства зародилось представление о единственной любви.
    • В философии экзистенциализма — любовь превращается в проект становления совершенством в глазах другого. Отсюда идея подвига и доказательства ‘любви.’
    • Танюша очень сильно любит Лешу.

    В отношениях между людьми любовь может сопрягаться с половым влечением, так и протекать без него — т. н. платоническая любовь. Ярким проявлением подобной любви стала любовь итальянского поэта Данте Алигьери к Беатриче, с которой он не обмолвился ни единым словом, но преданность к ней пронес через всю свою жизнь. Философ Сартр доказывал, что в любви главное личность (то есть духовные отношения), ибо никто не захочет любить бездушный труп.

    В последнее время проводятся исследования о том, какие биохимические процессы сопровождают состояние любви. Так, мозг влюбленных вырабатывает больше дофамина — вещество, физиологически вызывающее ощущение счастья.

    Использование слова в разных языках Править

    • В русском языке слово любовь может часто быть использовано в совершенно разном контексте (например, как по отношению к человеку, так и к мороженому — в смысле «мороженое нравится»).
    • Во многих других языках в разном контексте обычно используются только разные слова (например, если в русском: Люблю (нравится) мороженое — любовь к человеку, то в украинском: любов — кохання, в английском: like — love).
    Научные
    Художественные
    Практические
    • Большой толковый психологический словарь/Ребер Артур: Пер. с англ. — М.:Вече, АСТ, 2000. ISBN 5-78380606-4
    • Ильин Е. П. Эмоции и чувства. — СПб:Питер,2001.—752с. ISBN 5-318-00236-6

    ar:غرام (حب)

    bat-smg:Meilė
    bg:Любов
    bs:Ljubav
    ca:Amor
    cs:Láska
    da:Kærlighed
    de:Liebe
    el:Αγάπη
    en:Love
    eo:Amo
    es:Amor
    et:Armastus
    fa:عشق
    fi:Rakkaus
    fr:Amour
    gd:Gràdh
    gl:Amor
    he:אהבה
    hr:Ljubav
    hu:Szerelem
    ia:Amor
    id:Cinta
    it:Amore
    ja:愛
    ko:사랑
    la:Amor
    li:Leefde
    lt:Meilė
    mk:Љубов
    nl:Liefde
    no:Kjærlighet
    pl:Miłość
    pt:Amor
    qu:Khuyay
    scn:Amuri
    sh:Ljubav
    simple:Love
    sk:Láska
    sl:Ljubezen
    sq:Dashuria
    sr:Љубав
    sv:Kärlek
    th:รัก
    tl:Pag-ibig
    tr:Aşk
    ug:ياخشى كۆرمەك
    uk:Любов
    vi:Tình yêu
    yi:ליבע/ליבע
    zh:愛
    zh-yue:愛

    ru.science.wikia.com

    Любовь — Википедия

    Любо́вь — чувство, свойственное человеку, глубокая привязанность к другому человеку или объекту, чувство глубокой симпатии[1][2][3][4].

    Любовь рассматривается также как философская категория, в виде субъектного отношения, интимного избирательного чувства, направленного на предмет любви[5]. Любовь выступает важнейшим субъективным индикатором счастья[6].

    Любовь — одна из фундаментальных и общих тем в мировой культуре и искусстве. Рассуждения о любви и её анализ как явления восходят к древнейшим философским системам и литературным памятникам, известным людям.

    Русское «любовь» восходит через др.-рус. любы к праслав. *l’uby (тот же корень, что и у глагола «любить»). Данное слово, так же, как и *kry «кровь», *svekry «свекровь» и многие другие, относилось к типу склонения на *-ū-. Уже в древнерусском языке этот тип распался, лексемы, относящиеся к нему, перешли в более продуктивные типы, тогда же форма именительного падежа была вытеснена первоначальной формой винительного падежа любовь (праслав. *l’ubъvь). Существует также гипотеза о заимствованном характере данного слова в русском языке[7].

    Основы понимания любви[править]

    Ты — рядом, и всё прекрасно:
    И дождь, и холодный ветер.
    Спасибо тебе, мой ясный,
    За то, что ты есть на свете.

    Терминология[править]

    Сложность и диалектическая многоплановость любви породила значительное количество трактовок феномена в различных языках, культурах в течение всей истории человеческого общества.

    Классификация форм любви[править]

    Различение отдельных типов любви можно видеть уже в древнегреческом языке[2][8]:

    Также греками выделялось ещё 3 разновидности[8]:

    • «людус» (лат. ludus) — любовь-игра до первых проявлений скуки, основанная на половом влечении и направленная на получение удовольствий;
    • «мания» (др.-греч. μανία) — любовь-одержимость, основа которой — страсть и ревность. Древние греки называли манию «безумием от богов»;
    • «прагма» (др.-греч. πράγμα) — рассудочная любовь, когда переживание этого чувства в человеке побуждается не сердечной привязанностью, а лишь в корыстных интересах с целью извлечения выгод и удобств.

    В дальнейшем на этой основе был разработан ряд классификаций, в том числе предложенная канадским социологом Дж. А. Ли концепция шести любовных стилей: три основных стиля — эрос, сторге и людус — в своих смешениях дают ещё три: агапэ, любовь-манию и рациональную любовь-прагму[9].

    Владимир Сергеевич Соловьёв определяет любовь как влечение одного одушевлённого существа к другому для соединения с ним и взаимного восполнения жизни и выделяет три её вида[10]:

    1. Любовь, которая более даёт, чем получает, или нисходящая любовь (лат. amor descendens) — к этому виду любви он относит родительскую любовь, преимущественно материнскую любовь к детям. У человека эта любовь, или попечение старших о младших, защита слабых сильными, создаёт отечество и постепенно организуется в национально-государственный быт[10];
    2. Любовь, которая более получает, чем даёт, или восходящая любовь (лат. amor ascendens) — к этому виду любви он относит любовь детей к родителям, а также привязанность животных к своим покровителям, особенно преданность домашних животных человеку. У человека, по его мнению, эта любовь может распространяться также на умерших предков, а затем и на более общие и отдалённые причины бытия (до всемирного провидения, единого Отца Небесного), и является корнем всего религиозного развития человечества[10];
    3. Любовь, которая равно даёт и получает, или половая любовь (лат. amor aequalis) — к этому виду любви он относит любовь супругов друг к другу, а также устойчивую связь между родителями у других видов животных (птиц, некоторых животных и т. п.). У человека эта любовь может достигать вида совершенной полноты жизненной взаимности и через это становиться высшим символом идеального отношения между личным началом и общественным целым[10].

    Соловьёв подчёркивает, что в Библии отношения между Богом (в том числе в лице Христа и Церкви) и избранной им народностью изображаются преимущественно как супружеский союз, из чего он делает вывод, что идеальное начало общественных отношений, по христианству, есть не власть, а любовь[10].

    Также Соловьёв пишет, что с точки зрения этики любовь представляет собой сложное явление, состоящее из:

    1. Жалости, преобладающей в родительской любви;
    2. Благоговения[en], преобладающего в любви детей к родителям и вытекающей из неё религиозной любви;
    3. Чувства стыда, в соединении с двумя первыми элементами образующего человеческую форму половой или супружеской любви[10].

    Истоки и эволюция понятия любви[править]

    В истории религий любовь дважды получила первенствующее значение: как дикая стихийная сила полового влечения — в языческом фаллизме (ещё сохраняющемся кое-где в виде организованных религиозных общин, каковы, например, индийские сактисты с их священно-порнографическими писаниями, тантрами), и затем, в противоположность с этим, как идеальное начало духовного и общественного единения — в христианской агапэ (греч. άγάπη)[10].

    Естественно, что и в истории философии понятие занимало видное место в различных системах. Для Эмпедокла любовь (греч. φιλια) была одним из двух начал вселенной, именно началом всемирного единства и целости (интеграции), метафизическим законом тяготения и центростремительного движения. У Платона любовь есть демоническое (связывающее земной мир с божественным) стремление конечного существа к совершенной полноте бытия и вытекающее отсюда «творчество в красоте» (см. Платонизм). Это эстетическое значение любви было оставлено без внимания в философии патриотической и схоластической[10]. Платон в своём трактате «Пир» вводит существенно формулировку о связи любви и познания. Любовь у него процесс непрерывного движения. Платонический эрос — есть эрос познания.

    Согласно Аристотелю, целью любви является дружба, а не чувственное влечение[11]. Аристотель предложил так определить понятие любви: «любить значит желать кому-нибудь того, что считаешь благом, ради него [то есть этого другого человека], а не ради самого себя, и стараться по мере сил доставлять ему эти блага»[12].

    Иной смысл в понятие вкладывали суфийские философы и литераторы Персии и Арабского востока во времена Средневековья. Так в поэзии Омара Хайяма и Алишера Навои любовь в духе суфийской традиции отождествляется с вином. Вино, наливаемое в сосуд, то есть в бренную человеческую оболочку, наполняет людей духовной составляющей, диалектически вводя понятие любви к Богу[13]. Тем не менее, существование Бога само по себе не являлось у них обязательной атрибутикой. И направление, вектор любви, могло иметь различные значения.

    В Средневековье своеобразное слияние христианских и платонических идей об этом предмете мы находим у Данте. Вообще в средние века любовь была предметом религиозной мистики, с одной стороны (Викторинцы, Бернард Клервоский и особенно Бонавентура в его сочинениях «Stimulus amoris», «Incendium amoris», «Amatorium»), и особого рода поэзии с другой; эта поэзия, из Южной Франции распространившаяся по всей Европе, была посвящена культу женщины и идеализованной половой любви в смысле гармонического соединения всех трёх её элементов: благоговения, жалости и стыдливости[10].

    В эпоху Возрождения трудами Марсилио Фичино, Франческо Каттани, Джордано Бруно и других начинает развиваться течение неоплатонизма. В основе этой любовной философии находится учение о красоте. Природа любви есть стремление к красоте. Эта концепция связывает этику и эстетику и оказывает значительное воздействие на искусство эпохи Возрождения[11].

    В эпоху барокко Бенедикт Спиноза дал следующее определение: «Любовь есть наслаждение, сопровождающееся идеей внешней причины» (лат. Amor est Laetitia concomitante idea causae externae)[14]. Спиноза отождествляет любовь с абсолютным познанием (amor Dei intellectualis) и утверждал, что философствовать есть не что иное, как любить Бога[10].

    В новой философии следует отметить теорию половой любви у Шопенгауэра («Metaphysik der Liebe» в «Parerga u. Paral.»). Индивидуализацию этой страсти у человека Шопенгауэр объясняет тем, что жизненная воля (нем. Wille zum Leben) стремится здесь не только к увековечению рода (как у животных), но и к произведению возможно совершеннейших экземпляров рода; таким образом, если этот мужчина страстно любит именно эту женщину (и наоборот), то значит, он именно с ней может в данных условиях произвести наилучшее потомство[10].

    В XX веке взаимосвязь между любовью и сексуальностью легла в основу работ Зигмунда Фрейда. Любовь по Фрейду — иррациональное понятие, из которого исключено духовное начало. Любовь в теории сублимации, разработанной Фрейдом, низводится к первобытной сексуальности, являющейся одним из основных стимулов развития человека[11].

    Впоследствии были предприняты попытки развития теории Фрейда и перехода от чистого биологического описания к социальной и культурной составляющей как основе явления. Это новое направление, зарождённое в США, было названо неофрейдизмом. Одним из лидеров неофрейдизма считается психоаналитик Эрих Фромм[15].

    В январе 2009 года ученые института Стони Брук (Нью-Йорк, США) подвели научную базу под существование «вечной любви»: они пришли к выводу, что уровень дофамина (гормона удовольствия жизнью) одинаков и у старожилов любви, и у только что полюбивших[16]. Однако они не учитывали уровень окситоцина, который отвечает за привязанность, и его уровень изменяется с течением времени[17].

    Значение любви[править]

    Известный философ-неофрейдист Эрих Фромм считал, что человеку свойственно «стремление к межличностному единению», но считал, что этого единения можно достигать принципиально разными путями, в связи с чем использовал в своих работах слово «любовь» для обозначения конкретной формы межличностного единения, имеющей, по его мнению, «идеальную ценность во всех великих гуманистических религиях и философских системах, прошедших четырёх тысячелетий истории Запада и Востока». Именно теме такой любви посвящена часть его работ. По мнению Фромма, такая любовь является «зрелым ответом на проблему человеческого существования», в то время как другие формы межличностного единения являются разрушительными[18]. В частности, Фромм считал примером такого разрушительного единения отношения Гитлера с народом Германии[19].

    Л. Н. Толстой полагал, что «Любовь есть единственная разумная деятельность человека»[20] и предостерегал:

    Любовь эта, в которой только и есть жизнь, проявляется в душе человека, как чуть заметный, нежный росток среди похожих на неё грубых ростков сорных трав, различных похотей человека, которые мы называем любовью. Сначала людям и самому человеку кажется, что этот росток, – тот, из которого должно вырастать то дерево, в котором будут укрываться птицы, – и все другие ростки все одно и то же. Люди даже предпочитают сначала ростки сорных трав, которые растут быстрее, и единственный росток жизни глохнет и замирает; но еще хуже то, что еще чаще бывает: люди слышали, что в числе этих ростков есть один настоящий, жизненный, называемый любовью, и они вместо него, топча его, начинают воспитывать другой росток сорной травы, называя его любовью. Но что еще хуже: люди грубыми руками ухватывают самый росток и кричат: «вот он, мы нашли его, мы теперь знаем его, возрастим его. Любовь! Любовь! высшее чувство, вот оно!», и люди начинают пересаживать его, исправлять его и захватывают, заминают его так, что росток умирает, не расцветши, и те же или другие люди говорят: все это вздор, пустяки, сентиментальность. Росток любви, при проявлении своем нежный, не терпящий прикосновения, могущественен только при своем разросте. Все, что будут делать над ним люди, только хуже для него. Ему нужно одного, – того, чтобы ничто не скрывало от него солнца разума, которое одно возращает его[21].

    В религиозно-философском мировоззрении Л. Н. Толстого, которое он основывал, в первую очередь, на евангельском учении Иисуса Христа и на Нагорной проповеди, «любовь не есть какое-либо особое чувство, это — сознание единства»[22], а «любить вообще значит желать делать доброе»[23].

    Любовь в работах Фромма[править]

    Эрих Фромм в своих работах сравнивает две противоположные формы любви: любовь по принципу бытия или плодотворную любовь, и любовь по принципу обладания или неплодотворную любовь. Первая «предполагает проявление интереса и заботы, познание, душевный отклик, изъявление чувств, наслаждение и может быть направлена на человека, дерево, картину, идею. Она возбуждает и усиливает ощущение полноты жизни. Это процесс самообновления и самообогащения»[24]. Вторая означает лишение объекта своей «любви» свободы и держание его под контролем. «Такая любовь не дарует жизнь, а подавляет, губит, душит, убивает её»[25][26][27]. Он также говорит о глубоком отличии зрелой любви от её незрелых форм[28][29] и всесторонне исследует предмет любви[30].

    «Если человек любит только одного человека и безразличен ко всем другим, его любовь — это не любовь, а симбиотическая привязанность, или расширенный эгоизм»[31].

    Плодотворная любовь подразумевает заботу, ответственность, уважение и знание, а также желание, чтобы другой человек рос и развивался. Она является деятельностью, а не страстью[32].

    Любовь с точки зрения нейробиологии[править]

    В нейробиологии, на основе изучения работы мозга влюблённых, любовь была определена как «дофаминэргическая целеполагающая мотивация к формированию парных связей» (англ. dopaminergic goal-directed motivation for pair-bonding).[33][34]

    1. ↑ Любовь // Толковый словарь Ожегова (копия)
    2. 2,02,1 Аверинцев С. С., Спиркин А. Г. Любовь // БСЭ
    3. ↑ Love // Oxford English Dictionary. — Oxford University Press, 2008
    4. ↑ Love // Merriam-Webster Dictionary (англ.)русск.
    5. ↑ Любовь // Новейший философский словарь: 3-е изд., исправл. / под ред. А. А. Грицанова. — Мн.: Книжный Дом. 2003. — 1280 с. — (Мир энциклопедий). ISBN 985-428-636-3.
    6. ↑ Философская антропология эволюции образов пола и любви в отечественной культуре последних столетий
    7. ↑ Этимологический словарь славянских языков. — Издательство «Наука». — 1988. — Т. 15. — С. 185-186.
    8. 8,08,1 Светлана Коппел-Ковтун Несколько слов о любви // Всеукраинский журнал «Мгарскій колоколъ». —№ 108. — январь 2012
    9. Кон И. С. Дружба. — 4-е изд. — СПб.: ИД «Питер», 2001. — С. 269. — ISBN 9785469001805.
    10. 10,0010,0110,0210,0310,0410,0510,0610,0710,0810,0910,10 Вл. С.: Любовь // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
    11. 11,011,111,2 Шестаков В. Эрос и культура: философия любви и европейское искусство. Глава 1. Философия любви в Древней Греции и Риме
    12. Аристотель. Риторика. Книга II. Глава IV.
    13. ↑ Омар Хайям // Новейший философский словарь: 3-е изд., исправл. / под ред. А. А. Грицанова. — Мн.: Книжный Дом. 2003. — 1280 с. — (Мир энциклопедий). ISBN 985-428-636-3.  (Проверено 13 октября 2012) (копия)
    14. ↑ V.— Письмо четвертое: свет истины // Флоренский П. А. Столп и утверждение истины — М.: Правда, 1990. — 490 с. Репринт 1914 года.
    15. ↑ Эрих Фромм // Карпенко Л. А., Кондаков И. М. История психологии в лицах.
    16. ↑ Наука поверила, что любовь не умирает // Мой район, 04.01. 2009 г.
    17. Genie James, C. W. Randolph. In the Mood Again: Use the Power of Healthy Hormones to Reboot Your Sex Life. — Simon & Schuster, 2009 ISBN 1-4391-4916-X, 9781439149164
    18. Фромм, Эрих Зелигманн. Абзац «Желание межличностного слияния…». Любовь – ответ на проблему человеческого существования // Искусство любить. Исследование природы любви = The Art of Loving. An Enquiry into the Nature of Love (1956) / Перевод Л. А. Чернышёвой. — М.: Педагогика, 1990. — 160 с. — (Philosophy). — 50 000 экз. — ISBN 5-7155-0516-X.
    19. Фромм, Эрих Зелигманн Искусство любить. От абзаца: «Итак, что же мы будем иметь в виду…» до абзаца «В противоположность симбиотическому…».
    20. Толстой Л. Н. О жизни. Глава XXII. Абзац: «Жизнь есть деятельность…».
    21. Толстой Л. Н. О жизни. Глава XXV. Абзац: «Любовь эта, в которой только и есть жизнь…».
    22. Толстой Л. Н. Записная книжка № 1, запись № 3 за 23 июня 1907 г. // Полн. собр. соч. : в 90 т., — Юбилейное издание. — М.: Художественная литература, 1928—1958. / Серия вторая. Дневник, записные книжки и отдельные записи 1907—1908. Т. 56, С. 219.
    23. Толстой Л. Н. О жизни. Глава XXIII. Абзац: «Любить вообще значит желать делать доброе».
    24. Фромм, Эрих Зелигманн Иметь или быть (недоступная ссылка с 15-05-2013 (1839 дней) — история) Абзац: «Может ли человек…»
    25. Фромм, Эрих Зелигманн Иметь или быть (недоступная ссылка с 15-05-2013 (1839 дней) — история) Абзац: «Если человек испытывает…»
    26. ↑ Абзац: «В понимании Э. Фромма плодотворная ориентация…» и далее. — Глава 8. Гуманистический психоанализ Э. Фромма. Раздел: «Индивидуальный и социальный характер» // Лейбин В. М. Постклассический психоанализ. Энциклопедия. Том 2.. — С. 106.
    27. Корнетов Н. А., Янковская А. Е., Китлер С. В., Силаева А. В., Шагалова Л. В. «К вопросу динамики развития представлений об организационном стрессе и подходов к его оценке». // «Фундаментальные исследования». — № 10. — 2011.
      Часть 3. — С. 600. Абзац: «Факторами, провоцирующими ОС, являются также особенности социально-экономических условий страны» и следующий.
    28. Фромм, Эрих Зелигманн Искусство любить Абзац: «Итак, что же мы будем…»
    29. ↑ Абзац: «Когда Э. Фромм говорил о любви как действенной силе…» — Глава 8. Гуманистический психоанализ Э. Фромма. Раздел: «Природа человека и его потребности» // Лейбин В. М. Постклассический психоанализ. Энциклопедия. Том 2. — С. 89.
    30. ↑ Эрих Фромм (1900—1980) // Великие мыслители. Абзац: «Тема любви к человеку…»
    31. Фромм, Эрих Зелигманн Искусство любви. Абзац: «Любовь, в основе своей, это не только…».
    32. ↑ Абзац: «В понимании Э. Фромма плодотворная ориентация…». — Глава 8. Гуманистический психоанализ Э. Фромма. Раздел: «Индивидуальный и социальный характер» // Лейбин В. М. Постклассический психоанализ. Энциклопедия. Том 2.. — С. 106.
    33. Марков А.В. Эволюционная биология любви (Лекция в Политехническом музее 14.02.2012)
    34. Ortigue S., Bianchi-Demicheli F., Patel N., Frum C., Lewis J.W. Neuroimaging of love: fMRI meta-analysis evidence toward new perspectives in sexual medicine // The Journal of Sexual Medicine. V.7 (11). — 2010. — P. 3541-3552
    • Болонь Жан-Клод История любовных побед от античности до наших дней. М., Текст, 2010. ISBN 5-7516-0803-3
    • Вышеславцев Б. П. Этика преображенного Эроса. Проблемы Закона и Благодати (недоступная ссылка с 15-05-2013 (1839 дней) — история). — М.: Республика. — 1994. — 368 с.
    • Дроздов. В. Мистическая любовь в иранском суфизме // Востоковедение: Филологические исследования Вып. 26: Сб. статей. — СПб.: 2005. — С. 129—138
    • Иванченко Г. В. Логос любви. — М.: Смысл, 2007. — ISBN 978-5-89357-236-0
    • Ильин Е. П. Эмоции и чувства. — СПб: Питер, 2001. — 752 с. ISBN 5-318-00236-6
    • Карпов М. М. Что такое любовь? Очерк. — Ростов н/Д. 2005. — 76 с.
    • Орлов А. Б. Демистификация любви // Консультативная психология и психотерапия. — М.: МГППУ, 2004. —. —. — ISSN 2311-9446. — DOI:10.17759/cpp.
    • Ребер, Артур С. Большой толковый психологический словарь = The Penguin Dictionary of Psychology: Second Edition. — 2-е издание. — М: Вече, АСТ, 2001. — Т. 1-2. — 1152 с. — 8000 экз. — ISBN 5-17-009151-6, ISBN 5-17-009148-6, ISBN 5-17-008900-7, ISBN 5-7838-0606-4, ISBN 5-7838-0605-6.
    • Слободяник А. П. Любовь, определение // Психотерапия, внушение, гипноз. Киев: Здоров’я, 1977. — С. 345—346
    • Чавдарова Д. Метафора «любовь — пища» в русской литературе XIX века // Алфавит: Строение повествовательного текста. Синтагматика. Парадигматика. — Смоленск: СГПУ, 2004. — С. 222—230
    • Fromm, Erich. The Art of loving. An Enquiry into the Nature of Love. — N.Y.: Harper & Row, 1956.

    wp.wiki-wiki.ru

    Ещё раз про любовь — Википедия. Что такое Ещё раз про любовь

    «Ещё раз про любовь» — советский чёрно-белый художественный фильм, снятый режиссёром Георгием Натансоном на киностудии «Мосфильм» в 1968 году. Сценарий для картины был написан молодым драматургом Эдвардом Радзинским по своей пьесе «104 страницы про любовь» (1964).

    Исполнителями главных ролей стали актриса Ленинградского Большого драматического театра Татьяна Доронина (Наташа) и актёр Московского академического театра имени Владимира Маяковского Александр Лазарев (Евдокимов). Невероятный успех картины был предрешён оглушительной популярностью пьесы и удачно подобранным актёрским составом.

    Премьера фильма в Москве состоялась 11 мая 1968 года. После выхода фильма на экран Татьяна Доронина окончательно закрепила за собой статус звезды, а к Александру Лазареву пришло настоящее признание. Фильм, ставший лидером проката Советского Союза 1968 года, посмотрело за год около 40 млн зрителей[1].

    Картина была высоко отмечена на Международном кинофестивале в Картахене (Колумбия) в 1969 году, где демонстрировалась вне конкурса. Жюри кинофестиваля присудило ей Гран-при «За мастерство режиссуры и высокие моральные качества»[2]. Фильм вошёл в золотой фонд кинематографа и считается классикой советского кино.

    Сюжетная основа

    Впервые бортпроводница Наташа (Татьяна Доронина) увидела физика Евдокимова (Александр Лазарев) в Политехническом музее, куда она пришла с давним другом Феликсом (Александр Ширвиндт). Тогда ей очень понравился уверенный в себе молодой докладчик. В дальнейшем отношения с Феликсом не сложились. Однажды в кафе, перед очередным вылетом, она вновь встречает Евдокимова. Они знакомятся. Интеллектуал, избалованный вниманием, самоуверенный и высокомерный Евдокимов удивлён и поражён, но и очарован случайной знакомой. «Вы — лучшая девушка в СССР!», — пытается оригинальничать он, понимая, что нравится Наташе.

    После второго свидания, выйдя из кафе ночью, они пытаются поймать такси, так как Наташе утром надо на самолёт. Евдокимов предлагает девушке зайти к нему, вызвать такси по телефону. Наташа остаётся у Евдокимова до утра. В эту ночь она признаётся ему в любви. Евдокимов слушает её холодно и отстранённо, не понимая, что за словами Наташи стоят её открытость и воспоминания о нём. Утром Евдокимов дежурно договаривается о встрече. Лишь после её ухода он замечает записку. «Встречаться не будем», — пишет Наташа, однако в этот день они оба приходят в условленное время к стадиону «Динамо». Так начинается их роман. Их отношения складываются непросто: они слишком разные, слишком далеки от совпадения их интересов.

    Но любовь Наташи к Евдокимову оказывается сильней предубеждений. Они учатся понимать друг друга, то ссорясь, то испытывая нежность друг к другу. Евдокимов неожиданно для себя самого тоже влюбляется в Наташу. Эксперимент учёного близится к завершающей и самой опасной точке.

    Он уезжает в командировку. Она отправляется в обычный рейс. Его мечта сбывается: сделано важное открытие. Для полного счастья Евдокимову нужно только поделиться случившимся с Наташей. Ожидая её из рейса, он впервые приходит на свидание с цветами. Но оказывается, что Наташа погибла при пожаре в самолёте, спасая пассажиров.

    В ролях

    Съёмочная группа

    История создания

    За четыре года до майской (1968) кинопремьеры Анатолий Эфрос, первым в стране, поставил на сцене московского театра «Ленком» спектакль по пьесе малоизвестного тогда автора Эдварда Радзинского «104 страницы про любовь» с Ольгой Яковлевой в роли стюардессы Наташи. Постановка оказалась очень успешной, пьеса тут же разошлась по разным театрам. Она шла с огромным успехом более чем в 120 театрах в нашей стране и за рубежом. В Ленинграде пьеса шла под названием «Ещё раз про любовь» и принесла автору заслуженную известность. Вскоре пьеса была поставлена Г. А. Товстоноговым в Ленинградском БДТ с Татьяной Дорониной в главной роли.

    Георгий Натансон вспоминал, что идея поставить фильм принадлежала Эдварду Радзинскому. Дело было на съёмках «Старшей сестры». Когда было снято уже полфильма, Доронина пожелала посмотреть отснятый материал. После просмотра она была в ужасе: «Это не искусство! Это не кино!». Но вот всем другим из киногруппы отснятые эпизоды понравились.

    Тогда Доронина предложила пригласить и посмотреть отснятый материал одной своей знакомой: «Её имя вам ничего не скажет». Натансон согласился. Приехала старенькая, маленькая, худенькая женщина. С ней молодой рыженький тип. Поздоровались и сразу приступили к просмотру. Когда зажёгся свет, старушка произнесла: «Таня, это гениально! Продолжайте сниматься». И рыженький тип также произнес несколько хороших слов. Это были мать Эдварда Радзинского и сам Эдвард Станиславович. Не теряя времени, Радзинский спросил Натансона: «Вы, конечно, видели спектакль по моей пьесе „104 страницы про любовь?“» — «Нет». — «Как?! Вся страна смотрит! У меня масса предложений экранизировать».

    У Натансона времени было в обрез, было не до театра, и он попросил Радзинского дать ему почитать пьесу, что тот и сделал, сопроводив пьесу надписью: «Георгию Натансону с верой в успех нашей совместной работы. 6 июля 1967 г.»[3].

    Спустя некоторое время Радзинский пригласил Натансона в «Ленком» посмотреть этот спектакль. Ещё до входа в театр автор пьесы сказал, что отдаст режиссёру право на экранизацию «104 страницы про любовь», если произведение ему понравится. Натансон вышел из театра в восторге и тут же загорелся идеей киносценария. Радзинский довольно быстро написал сценарий, который назвал «Ещё раз про любовь»[4]. Принятый «Мосфильмом» для запуска картины сценарий был однако отвергнут редакционной комиссией Госкино как пошлый и аморальный, при этом все чиновники от кино твердили в один голос, что фильм снимать нельзя. Режиссёру Натансону потребовался целый год, чтобы переубедить моралистов от кино, прежде чем в обход одиозной фигуры председателя Госкино ему разрешили приступить к работе[3].

    Съёмки

    Многие московские сцены в фильме были сняты в Сочи, так как съёмочные работы в Москве были приостановлены. Когда было получено разрешение на продолжение съёмок — пошёл снег. В картине очень узнаваемы и сочинский аэропорт, и набережная, и фрагменты улиц, где разворачивается действие, и знаменитая лестница в финале.

    Подбор актёров

    С самого начала у Георгия Натансона не возникало сомнений, кто будет играть главную героиню. Только Татьяна Доронина. Во-первых, он уже работал с этой актрисой в картине «Старшая сестра» (1966) и был от неё в восторге. Во-вторых, Доронина играла бортпроводницу Наташу в постановке ленинградского БДТ. Ну и, в-третьих, у Татьяны Васильевны и Эдварда Станиславовича Радзинского был головокружительный роман, переросший позднее в брак.

    Роль молодого физика Электрона Евдокимова очень хотел сыграть Владимир Высоцкий. Было отснято несколько сцен, для которых ему специально сшили ботинки на высоких каблуках, так как он был намного ниже Татьяны Васильевны. По словам Э. Радзинского, проба у Высоцкого была блестящая, вся киногруппа очень хотела видеть его, но, посмотрев материал, Натансон, Доронина и Радзинский поняли, что нужно срочно искать другого актёра — уж больно не подходили герои друг другу по темпераменту. Кто именно пригласил на пробы актёра Александра Лазарева, уже не помнят. «Свой выбор я остановил на молодом, никому не известном Александре Лазареве, — рассказывал Георгий Натансон — Саша играл очень сильного человека и идеально вписался в образ. А в жизни очень боялся Татьяны Васильевны. К счастью, этого не заметил ни один из многомиллионных поклонников этого фильма»[1].

    Георгий Натансон считал, что оказался всё же прав, предпочтя Высоцкому Александра Лазарева. По его мнению, в этом дуэте была какая-то гармония «и не мнимая — настоящая любовь, а уж это чувство Доронина всегда играет потрясающе — такой уж у неё уникальный аппарат, такова актёрская природа»[2].

    По замыслу Натансона, никто лучше, чем Олег Ефремов (Карцев) в роли командира воздушного судна, на котором летала Наташа, своим грубоватым обаянием и несовременной, рыцарской любовью к ней не смог бы так чудесно и убедительно оттенить избалованного раскрепощённого физика в исполнении Александра Лазарева.

    Музыка к фильму

    Георгий Натансон обратился к Александру Флярковскому с просьбой написать музыку к кинофильму не случайно. К этому времени композитор написал музыку к известным фильмам «Путь в „Сатурн“» (1967) и «Конец „Сатурна“» (1968) и был известен как автор многих замечательных песен и романсов. Это — его любимый жанр, к которому он часто обращался. В его песнях была та сердечность и искренность, на которую всегда отзывались люди. Такими стали лёгкая и завораживающая путешествием по ночному городу музыка к фильму и запоминающаяся своей метафоричностью и исполнением песня, часто называемая как «Солнечный зайчик», «Бумажный кораблик» или «Я мечтала о морях и кораллах…» (текст песни Роберта Рождественского, часто встречается ошибочная информация, что песня написана на стихи Новеллы Матвеевой[5]) и своей раскрепощённостью отчасти определившая успех картины.

    В фильме «Ещё раз про любовь» Доронина и спела о солнечном зайчике, как о метафоре притягательного и постоянно ускользающего счастья:

    А весной я в несчастья не верю
    И капелей не боюсь моросящих.
    А весной линяют разные звери,
    Не линяет только солнечный зайчик.

    Режиссёры часто давали ей в руки гитару — это всегда было удвоение женственности.[6][7]

    Песня стала очень популярной после выхода фильма. Её исполняют многие барды, артисты театра и кино. Она стала песней туристов, её часто поют у костра, в детских и молодёжных лагерях. «Я шагнула на корабль, а кораблик оказался из газеты вчерашней», — спела Доронина в фильме. Её героиня грезила океанским берегом и экзотическими пейзажами, не догадываясь о том, что ей готовила судьба.

    Стилистика

    Знаменитая картина «Ещё раз про любовь» была снята в рамках идеологии советского кино и являла собой сам факт психологической истории советского общества 60-х — 70-х.

    Мелодраматическая конструкция ставила во главу угла отношения двоих, подстёгивая и драматизируя эти отношения присутствием опасности, роковых предзнаменований. Неожиданный финал был не только данью эффектности сюжетного построения, но и толчком к размышлению о ценности каждой человеческой жизни. Основная нагрузка в режиссёрском плане легла на долю исполнителей главных ролей. При минимальной разработке фона действия, общей атмосферы Татьяна Доронина и Александр Лазарев должны были не только раскрыть характеры главных действующих лиц, но и принести с собой воздух времени, стать выразителями жизни 1960-х годов[8].

    Чёрно-белый фильм. Мужчина и женщина идут по ночным, омытым дождём улицам города. Безукоризненность в одежде и уверенность в жизни. Новые герои. Романтические профессии: не рабочие и не студенты, с известной степенью риска. Новая жизнь. Иллюзия документальности, запоминающаяся песня, выдержанный элегантный стиль и простое человеческое содержание фильма очаровывали зрителя. Любовь была главным действующим лицом фильма, заканчивающегося смертью в авиакатастрофе главной героини, словно обрываясь на высокой трагической ноте, похожей на крик, на призыв к человечности, к пониманию между людьми. Фильм с восторгом были принят зрителем, который ощутил живой трепет обычной жизни, сквозь будничную оболочку которой прорываются совсем не будничные страсти.

    Невольно напрашивается параллель со знаменитой картиной Клода Лелуша «Мужчина и женщина», в которой режиссёр поместил на край фильма всю интригу и событийность, делая предметом своего интереса только зарождающиеся и мучительно развивающиеся отношения двух людей[9].

    Эдвард Радзинский вывел в культурное пространство советской эпохи новый романтичный женский образ, красавицу, блондинку, стюардессу. Тогда обращали на себя внимание странные женщины, умевшие нести свою красоту с достоинством, рождённые в пику советской унитарности и существующие вопреки лозунгу той поры: „Будь как все!“. Такую женщину искали прежде, такую хотели встретить в будущем, потому что изначально и таинственно стремление человека к нравственным основам, окрашенным романтизмом[10].

    Доронина с её особой манерой говорить и такой же особой манерой смотреть и двигаться мгновенно влюбила в себя миллионы мужчин СССР, а неотразимый Лазарев и безответно обожавший героиню обаятельный Ефремов только подчёркивали её мечтательную созерцательность. История любви была снята просто и сентиментально. Единственным экстравагантным элементом во всём визуально-вербальном ряду была Доронина и её странный детский тонкий голос[11]. Актриса нашла для своей героини манеру говорить нарочно медленно, нарочито негромко, почти шёпотом, создав тем самым для неё ауру исключительности[12]. В задыхающемся пришепётывании героини Дорониной бился сбивчивый пульс, выстукивая одно и то же „ещё, ещё, ещё раз про любовь…“ Про любовь несбыточную, хрупкую, как бумажный кораблик, и неуловимую, как солнечный зайчик[13].

    Татьяна Доронина демонстрировала максимум эротики, хлещущей через край во всех жестах и словах, причём эротики внутренней и не осознаваемой её героиней[14].
    В фильме проступает та чистота натуры героини, для которой измена — даже пошлая, беглая, сиюминутная — не могла быть явлением обычным и которая вызывает восхищение зрителя, которому важно было видеть в ней сочетание красоты и характера, важно было понимать, что героиню обошла масса соблазнов, которым покоряются красивые женщины: в фильме она внимательно чувствительна к слабостям и недостаткам других, она талантливо человечна. Роль, сыгранная, как говорится, на вечные времена[10].

    Радзинский и Натансон фактически осуществили в СССР мягкую нравственную революцию, поместив героев в необычные для советского зрителя обстоятельства. Одна из самых сильных сцен фильма — в постели, самоотверженность женщины в чувствах, открытость их проявления и сам поступок героини — были правильно поняты далеко не всей мужской и женской частью советского общества, упрекавшей героиню в отсутствии морали.

    Впрочем, тот же Лелуш, вспоминая историю создания своего фильма, говорил, что «самые прекрасные истории любви — те самые, прожить которые нам не хватило времени»[15].

    Популярность и влияние

    Фильм Г. Натансона при всей его камерности насквозь пропитан неповторимой атмосферой 1960-х. Это — история любви на фоне общественных надежд, которые обещала «оттепель». Профессии влюблённых — стюардесса и учёный-физик — стали в те годы особенно важны и символизировали актуальные приметы времени: знаменитые споры между «физиками» и «лириками». Обе профессии находятся как бы на грани риска, одна требует женственности, красоты, милосердия, другая — мужественности, ума и таланта.

    Чтобы понять, какую роль в эти годы в советском обществе играл научный работник, или, как говорили тогда, «молодой учёный», достаточно вспомнить ещё один популярный фильм тех лет «Девять дней одного года» (1962) Михаила Ромма. Пьеса с эпатажным названием «104 страницы про любовь» (1964), написанная далёким ещё от кинотриумфов Э. Радзинским, была обречена стать экранной историей.

    В 1966 году на киноэкраны вышла знаковая картина французского режиссёра Клода Лелуша «Мужчина и женщина» с неповторимым дуэтом Анук Эме и Жан-Луи Трентиньяна и незабываемой музыкальной композицией Франсиса Лэя. Фильм рассказывал о непростых отношениях между овдовевшим мужчиной и одинокой женщиной. Магия углублённого взгляда на отношения — Его и Её — с верно расставленными психологическими акцентами, почти электрическим напряжением чувств между полюсами, была велика.

    Эта тема для пристального анализа и размышления в советском обществе назрела давно. Картина «Ещё раз про любовь», вышедшая в годы оттепели и потрясшая силой и искренностью сердца соотечественников, вывела на экран новую нетипичную героиню и историю любви несоветского формата, покорившую зрителей.

    Это был первый советский фильм о любви, в котором девушка, познакомившись с молодым человеком в ресторане, осталась у него в первый вечер знакомства ночевать и объяснилась ему в любви.

    Уже в самом названии проявилась некая знаковость фильма: банальная тема, но взгляд на происходящее совершенно новый. История довольно простая. Вот мужчина, вот женщина, вот их любовь, а вот «что-то», что всё портит. Наблюдать за борьбой любви и «чего-то» — одно из самых захватывающих зрелищ, позволяющих хоть на шаг приблизиться к разгадке этого противостояния и найти способ подыграть любви. Она его полюбила, причём, открыто, честно и безоглядно. А он — не сразу, постепенно, насторожённо. Хрупкое и вечное чувство неожиданно обрушивается на двух одиноких людей. И только потеряв её, он понимает, что у него на многое открылись глаза.

    В этой картине элегантные Доронина и Лазарев создали необычно гармоничный дуэт, привнеся в картину дух 1960-х с портретами Хемингуэя и географическими картами на стенах малогабаритных квартир. Девушкой 1960-х, разбившей сердца целому поколению и такой не похожей на всех прочих советских кино- и литературных героинь своей индивидуальностью, была Татьяна Доронина. Скольких людей покорила она своими огромными глазами, своим странным, с хрипотцой и прерывистым дыханием, голосом. Девушки бежали в парикмахерские осветляться, копировали её стиль одежды, манеры, вешали её изображение на стены: она была идеалом. Все женщины Советского Союза мечтали походить на блондинку Татьяну Доронину и встретить красавца Александра Лазарева. У каждого советского человека была своя история любви, многие хотели её сравнить с простой и душевной экранной историей и увидеть в ней свою, хотелось прикоснуться к истинной любви и насладиться ею, хотя бы со стороны[16].

    Дуэт Дорониной и Лазарева открыл для советского зрителя не только экранную чувственную любовь, но и показал тот накал страстей и даже некую борьбу в отношениях, которые долгое время считались у нас чуть ли не запретными.

    Татьяна Доронина играла материнскую женственность, которая каким-то образом одухотворяла даже обывателей. Это была новая героиня, которая с экрана говорила о новой жизни, о новом взгляде на отношения между мужчиной и женщиной. Её странные, прерывистые, с придыханием интонации одних завораживали, других раздражали, но никого не оставляли равнодушными[17].

    Георгий Натансон снял один из самых пронзительных фильмов о любви, фильм поэтический, очень добрый, который так же, как и история Ромео и Джульетты, долго ещё будет вызывать неподдельный интерес, а тема, затронутая в пьесе Радзинским, находится вне времени — её можно ставить и через 50, и через 100 лет. Успех картины и её героев был так велик, что люди стояли в очередях даже на улицах, а в кинотеатрах ставили нулевой ряд на все сеансы картины. Выход картины был по существу своеобразным вызовом официальному ханжеству и экранному пуританству, предубеждениям и условностям, которые были характерны для советского общества той поры.

    Перефразируя известные слова автора пьесы «104 страницы про любовь», можно сказать, что каждая любовь похожа и одновременно совершенно не похожа на предыдущую. Каждый человек вступает в эту любовь, как в новый мир, который обещает всё и редко даёт хоть что-нибудь. Но когда она уходит, он понимает, что ему дали всё, — он просто этого не понял[18].

    Отзывы

    Фильм «Ещё раз про любовь» и по сей день никого не оставляет равнодушным и со временем приобретает несвойственный ему до этих пор аромат и известную долю изыска.[19]

    Интересные факты

    • Название «104 страницы про любовь» было дано автором под влиянием истории катастрофы самолёта ТУ-104 с экипажем лётчика Гарольда Кузнецова, произошедшей в 1958 году. Экранизация проходит очень близко к судьбе самого Гарольда Кузнецова, он также влюблён в стюардессу, но не находит взаимности до самой катастрофы.[20]
    • Широкую известность пьеса получила после постановки Анатолием Эфросом в Московском Театре имени Ленинского Комсомола в 1964 году с Ольгой Яковлевой в главной роли.
    • Зарубежная премьера фильма состоялась 21 марта 1969 года в Финляндии.
    • Картину «Ещё раз про любовь» на фестивале в Картахене (Колумбия) пришлось показывать вне конкурса — советские чиновники от кинематографа всячески перестраховывались, боясь, что этой «антиморальной» лентой будет нанесён ущерб стране. По итогам показа картине был присуждён Гран-при.
    • В 1968 году по итогам опроса журнала «Советский экран» Татьяне Дорониной присуждено звание «Лучшая актриса года» (за фильмы «Три тополя на Плющихе» и «Ещё раз про любовь»). Это звание присуждалось актрисе также в 1967 (за фильм «Старшая сестра») и 1973 годах (за фильм «Мачеха»).
    • Настоящая известность к Александру Лазареву, как к киноактёру, пришла в конце 1960-х после выхода фильма «Ещё раз про любовь». Как признаётся сам артист, эта картина вынесла его «на гребень киноволны»[21].
    • Картина «Ещё раз про любовь» была не единственной совместной работой в кино Татьяны Дорониной и Александра Лазарева. Вместе они ещё раз встретились в картине «На ясный огонь» (1975), снятой режиссёром Виталием Кольцовым по повести Михаила Зощенко «Возмездие» (1936)[22].
    • Многие фразы и выражения из сценария и песни фильма стали крылатыми фразами как, например, «К чему бы это? — Я думаю, к дождю» (Евдокимов), «Неплохой человек ― это ещё не профессия» (Владик) или «Если я неправильно считаю, пусть старшие товарищи меня поправят» (Феликс). Крылатым выражением стало и само название фильма «Ещё раз про любовь», употребляемым часто в том случае, когда надо напомнить о высоких чувствах или о забываемой иногда первооснове человеческой сущности — любви[23].
    • В кафе, где Наташа встречается с Евдокимовым, играла бит-группа «Скифы», состоявшая из студентов Московского университета и пользовавшаяся в конце 1960-х годов огромной популярностью. После показа фильма в Москве в 1968 году началась форменная «скифомания»[24].

    Награды и премии

    • 1969 — Гран-при «За мастерство режиссуры и высокие моральные качества» на Международном кинофестивале в Картахене (Колумбия)[2].

    См. также

    Примечания

    1. 1 2 Монологи «Ещё раз про любовь» Архивная копия от 11 апреля 2008 на Wayback Machine // Московский комсомолец.
    2. 1 2 3 Георгий Натансон: «Ещё раз про любовь к Булгакову, Тарковскому и Дорониной» Архивная копия от 30 августа 2008 на Wayback Machine // Новая газета № 34, 16 мая 2002.
    3. 1 2 Елена Константинова. Георгий Натансон: «Я влюблялся в своих актрис» // «Труд», № 115 от 24.06.2000
    4. ↑ «Только в полёте». К юбилею фильма «Ещё раз про любовь» (недоступная ссылка) // «Московский комсомолец», 5 мая 2008
    5. ↑ Авторство текста и даже музыки к этой песне приписывают известной поэтессе Новелле Матвеевой, но ни в одном из сборников Н. Матвеевой такая песня не значится. Песня Н. Матвеевой «Кораблик» («Жил кораблик, весёлый и стройный…») — совершенно другое произведение, именно оно дало название сборнику Н. Матвеевой «Кораблик». Можно лишь согласиться с тем, что авторы песни к фильму находились под влиянием творчества Н. Матвеевой.
    6. ↑ Одинокий тополь на Тверском бульваре // «Известия», 11 сентября 2008
    7. ↑ Песня из кинофильма «Ещё раз про любовь» на сайте «Multimidia»
    8. ↑ О фильме „Ещё раз про любовь“ Архивная копия от 15 декабря 2013 на Wayback Machine в Энциклопедия кино Кирилла и Мефодия
    9. ↑ Сентиментальный роман продолжается двадцать лет // „Коммерсантъ“, № 3(471), 13 января 1994
    10. 1 2 Татьяна Доронина как миропонимание Архивная копия от 29 июня 2012 на Wayback Machine // Литературная газета, выпуск № 36 (6188) от 10 сентября 2008
    11. ↑ Шокирующая простота Архивная копия от 2 марта 2009 на Wayback Machine // «Искусство кино», № 2 от 2003
    12. ↑ Богиня в зазеркалье // Российская газета № 4061, 5 мая 2006
    13. ↑ «Ирония судьбы» одна, только лица разные Архивная копия от 6 сентября 2008 на Wayback Machine // Новая газета, № 16, 5 марта 2001
    14. ↑ Кино под мирным небом // рубрика в газете «Взгляд», 5 мая 2008
    15. ↑ «История любви» Архивная копия от 2 января 2008 на Wayback Machine // «Pro кино» в Новые известия, 5 октября 2006
    16. Эдвард Радзинский: «Я никогда ничего не делал потому, что это было кому-то надо. Надо было только мне…» // Грамота.ру
    17. ↑ Ещё раз про Татьяну // «Российская газета» №4750 от 12 сентября 2008 г.
    18. ↑ «Ещё раз про любовь» на сайте журнала для женщин «Люблю!»
    19. ↑ Самолёт с трагической красавицей // «Культура» № 10 (7317), 7—13 марта 2002
    20. ↑ д/ф «Ту-104. Последние слова лётчика Кузнецова» (Россия-1, реж. Г. Ратушев)
    21. ↑ Александр Сергеевич Лазарев на сайте «Актёры советского и российского кино»
    22. Информация о фильме «На ясный огонь» на сайте ruskino.ru
    23. Кожевников А. Ю. Крылатые фразы и афоризмы отечественного кино. Издательский Дом «Нева», Санкт-Петербург. 2004, ISBN 5-7654-2567-4, 9-785-76542567-1
    24. Николай Добрюха Фрагменты из книги «Рок из первых рук». Москва, «Молодая гвардия», 1989

    Ссылки

    wiki.sc

    Ещё раз про любовь Википедия

    «Ещё раз про любовь» — советский чёрно-белый художественный фильм, снятый режиссёром Георгием Натансоном на киностудии «Мосфильм» в 1968 году. Сценарий для картины был написан молодым драматургом Эдвардом Радзинским по своей пьесе «104 страницы про любовь» (1964).

    Исполнителями главных ролей стали актриса Ленинградского Большого драматического театра Татьяна Доронина (Наташа) и актёр Московского академического театра имени Владимира Маяковского Александр Лазарев (Евдокимов). Невероятный успех картины был предрешён оглушительной популярностью пьесы и удачно подобранным актёрским составом.

    Премьера фильма в Москве состоялась 11 мая 1968 года. После выхода фильма на экран Татьяна Доронина окончательно закрепила за собой статус звезды, а к Александру Лазареву пришло настоящее признание. Фильм, ставший лидером проката Советского Союза 1968 года, посмотрело за год около 40 млн зрителей[1].

    Картина была высоко отмечена на Международном кинофестивале в Картахене (Колумбия) в 1969 году, где демонстрировалась вне конкурса. Жюри кинофестиваля присудило ей Гран-при «За мастерство режиссуры и высокие моральные качества»[2]. Фильм вошёл в золотой фонд кинематографа и считается классикой советского кино.

    Сюжетная основа

    Впервые бортпроводница Наташа (Татьяна Доронина) увидела физика Евдокимова (Александр Лазарев) в Политехническом музее, куда она пришла с давним другом Феликсом (Александр Ширвиндт). Тогда ей очень понравился уверенный в себе молодой докладчик. В дальнейшем отношения с Феликсом не сложились. Однажды в кафе, перед очередным вылетом, она вновь встречает Евдокимова. Они знакомятся. Интеллектуал, избалованный вниманием, самоуверенный и высокомерный Евдокимов удивлён и поражён, но и очарован случайной знакомой. «Вы — лучшая девушка в СССР!», — пытается оригинальничать он, понимая, что нравится Наташе.

    После второго свидания, выйдя из кафе ночью, они пытаются поймать такси, так как Наташе утром надо на самолёт. Евдокимов предлагает девушке зайти к нему, вызвать такси по телефону. Наташа остаётся у Евдокимова до утра. В эту ночь она признаётся ему в любви. Евдокимов слушает её холодно и отстранённо, не понимая, что за словами Наташи стоят её открытость и воспоминания о нём. Утром Евдокимов дежурно договаривается о встрече. Лишь после её ухода он замечает записку. «Встречаться не будем», — пишет Наташа, однако в этот день они оба приходят в условленное время к стадиону «Динамо». Так начинается их роман. Их отношения складываются непросто: они слишком разные, слишком далеки от совпадения их интересов.

    Но любовь Наташи к Евдокимову оказывается сильней предубеждений. Они учатся понимать друг друга, то ссорясь, то испытывая нежность друг к другу. Евдокимов неожиданно для себя самого тоже влюбляется в Наташу. Эксперимент учёного близится к завершающей и самой опасной точке.

    Он уезжает в командировку. Она отправляется в обычный рейс. Его мечта сбывается: сделано важное открытие. Для полного счастья Евдокимову нужно только поделиться случившимся с Наташей. Ожидая её из рейса, он впервые приходит на свидание с цветами. Но оказывается, что Наташа погибла при пожаре в самолёте, спасая пассажиров.

    В ролях

    Съёмочная группа

    История создания

    За четыре года до майской (1968) кинопремьеры Анатолий Эфрос, первым в стране, поставил на сцене московского театра «Ленком» спектакль по пьесе малоизвестного тогда автора Эдварда Радзинского «104 страницы про любовь» с Ольгой Яковлевой в роли стюардессы Наташи. Постановка оказалась очень успешной, пьеса тут же разошлась по разным театрам. Она шла с огромным успехом более чем в 120 театрах в нашей стране и за рубежом. В Ленинграде пьеса шла под названием «Ещё раз про любовь» и принесла автору заслуженную известность. Вскоре пьеса была поставлена Г. А. Товстоноговым в Ленинградском БДТ с Татьяной Дорониной в главной роли.

    Георгий Натансон вспоминал, что идея поставить фильм принадлежала Эдварду Радзинскому. Дело было на съёмках «Старшей сестры». Когда было снято уже полфильма, Доронина пожелала посмотреть отснятый материал. После просмотра она была в ужасе: «Это не искусство! Это не кино!». Но вот всем другим из киногруппы отснятые эпизоды понравились.

    Тогда Доронина предложила пригласить и посмотреть отснятый материал одной своей знакомой: «Её имя вам ничего не скажет». Натансон согласился. Приехала старенькая, маленькая, худенькая женщина. С ней молодой рыженький тип. Поздоровались и сразу приступили к просмотру. Когда зажёгся свет, старушка произнесла: «Таня, это гениально! Продолжайте сниматься». И рыженький тип также произнес несколько хороших слов. Это были мать Эдварда Радзинского и сам Эдвард Станиславович. Не теряя времени, Радзинский спросил Натансона: «Вы, конечно, видели спектакль по моей пьесе „104 страницы про любовь?“» — «Нет». — «Как?! Вся страна смотрит! У меня масса предложений экранизировать».

    У Натансона времени было в обрез, было не до театра, и он попросил Радзинского дать ему почитать пьесу, что тот и сделал, сопроводив пьесу надписью: «Георгию Натансону с верой в успех нашей совместной работы. 6 июля 1967 г.»[3].

    Спустя некоторое время Радзинский пригласил Натансона в «Ленком» посмотреть этот спектакль. Ещё до входа в театр автор пьесы сказал, что отдаст режиссёру право на экранизацию «104 страницы про любовь», если произведение ему понравится. Натансон вышел из театра в восторге и тут же загорелся идеей киносценария. Радзинский довольно быстро написал сценарий, который назвал «Ещё раз про любовь»[4]. Принятый «Мосфильмом» для запуска картины сценарий был однако отвергнут редакционной комиссией Госкино как пошлый и аморальный, при этом все чиновники от кино твердили в один голос, что фильм снимать нельзя. Режиссёру Натансону потребовался целый год, чтобы переубедить моралистов от кино, прежде чем в обход одиозной фигуры председателя Госкино ему разрешили приступить к работе[3].

    Съёмки

    Многие московские сцены в фильме были сняты в Сочи, так как съёмочные работы в Москве были приостановлены. Когда было получено разрешение на продолжение съёмок — пошёл снег. В картине очень узнаваемы и сочинский аэропорт, и набережная, и фрагменты улиц, где разворачивается действие, и знаменитая лестница в финале.

    Подбор актёров

    С самого начала у Георгия Натансона не возникало сомнений, кто будет играть главную героиню. Только Татьяна Доронина. Во-первых, он уже работал с этой актрисой в картине «Старшая сестра» (1966) и был от неё в восторге. Во-вторых, Доронина играла бортпроводницу Наташу в постановке ленинградского БДТ. Ну и, в-третьих, у Татьяны Васильевны и Эдварда Станиславовича Радзинского был головокружительный роман, переросший позднее в брак.

    Роль молодого физика Электрона Евдокимова очень хотел сыграть Владимир Высоцкий. Было отснято несколько сцен, для которых ему специально сшили ботинки на высоких каблуках, так как он был намного ниже Татьяны Васильевны. По словам Э. Радзинского, проба у Высоцкого была блестящая, вся киногруппа очень хотела видеть его, но, посмотрев материал, Натансон, Доронина и Радзинский поняли, что нужно срочно искать другого актёра — уж больно не подходили герои друг другу по темпераменту. Кто именно пригласил на пробы актёра Александра Лазарева, уже не помнят. «Свой выбор я остановил на молодом, никому не известном Александре Лазареве, — рассказывал Георгий Натансон — Саша играл очень сильного человека и идеально вписался в образ. А в жизни очень боялся Татьяны Васильевны. К счастью, этого не заметил ни один из многомиллионных поклонников этого фильма»[1].

    Георгий Натансон считал, что оказался всё же прав, предпочтя Высоцкому Александра Лазарева. По его мнению, в этом дуэте была какая-то гармония «и не мнимая — настоящая любовь, а уж это чувство Доронина всегда играет потрясающе — такой уж у неё уникальный аппарат, такова актёрская природа»[2].

    По замыслу Натансона, никто лучше, чем Олег Ефремов (Карцев) в роли командира воздушного судна, на котором летала Наташа, своим грубоватым обаянием и несовременной, рыцарской любовью к ней не смог бы так чудесно и убедительно оттенить избалованного раскрепощённого физика в исполнении Александра Лазарева.

    Музыка к фильму

    Георгий Натансон обратился к Александру Флярковскому с просьбой написать музыку к кинофильму не случайно. К этому времени композитор написал музыку к известным фильмам «Путь в „Сатурн“» (1967) и «Конец „Сатурна“» (1968) и был известен как автор многих замечательных песен и романсов. Это — его любимый жанр, к которому он часто обращался. В его песнях была та сердечность и искренность, на которую всегда отзывались люди. Такими стали лёгкая и завораживающая путешествием по ночному городу музыка к фильму и запоминающаяся своей метафоричностью и исполнением песня, часто называемая как «Солнечный зайчик», «Бумажный кораблик» или «Я мечтала о морях и кораллах…» (текст песни Роберта Рождественского, часто встречается ошибочная информация, что песня написана на стихи Новеллы Матвеевой[5]) и своей раскрепощённостью отчасти определившая успех картины.

    В фильме «Ещё раз про любовь» Доронина и спела о солнечном зайчике, как о метафоре притягательного и постоянно ускользающего счастья:

    А весной я в несчастья не верю
    И капелей не боюсь моросящих.
    А весной линяют разные звери,
    Не линяет только солнечный зайчик.

    Режиссёры часто давали ей в руки гитару — это всегда было удвоение женственности.[6][7]

    Песня стала очень популярной после выхода фильма. Её исполняют многие барды, артисты театра и кино. Она стала песней туристов, её часто поют у костра, в детских и молодёжных лагерях. «Я шагнула на корабль, а кораблик оказался из газеты вчерашней», — спела Доронина в фильме. Её героиня грезила океанским берегом и экзотическими пейзажами, не догадываясь о том, что ей готовила судьба.

    Стилистика

    Знаменитая картина «Ещё раз про любовь» была снята в рамках идеологии советского кино и являла собой сам факт психологической истории советского общества 60-х — 70-х.

    Мелодраматическая конструкция ставила во главу угла отношения двоих, подстёгивая и драматизируя эти отношения присутствием опасности, роковых предзнаменований. Неожиданный финал был не только данью эффектности сюжетного построения, но и толчком к размышлению о ценности каждой человеческой жизни. Основная нагрузка в режиссёрском плане легла на долю исполнителей главных ролей. При минимальной разработке фона действия, общей атмосферы Татьяна Доронина и Александр Лазарев должны были не только раскрыть характеры главных действующих лиц, но и принести с собой воздух времени, стать выразителями жизни 1960-х годов[8].

    Чёрно-белый фильм. Мужчина и женщина идут по ночным, омытым дождём улицам города. Безукоризненность в одежде и уверенность в жизни. Новые герои. Романтические профессии: не рабочие и не студенты, с известной степенью риска. Новая жизнь. Иллюзия документальности, запоминающаяся песня, выдержанный элегантный стиль и простое человеческое содержание фильма очаровывали зрителя. Любовь была главным действующим лицом фильма, заканчивающегося смертью в авиакатастрофе главной героини, словно обрываясь на высокой трагической ноте, похожей на крик, на призыв к человечности, к пониманию между людьми. Фильм с восторгом были принят зрителем, который ощутил живой трепет обычной жизни, сквозь будничную оболочку которой прорываются совсем не будничные страсти.

    Невольно напрашивается параллель со знаменитой картиной Клода Лелуша «Мужчина и женщина», в которой режиссёр поместил на край фильма всю интригу и событийность, делая предметом своего интереса только зарождающиеся и мучительно развивающиеся отношения двух людей[9].

    Эдвард Радзинский вывел в культурное пространство советской эпохи новый романтичный женский образ, красавицу, блондинку, стюардессу. Тогда обращали на себя внимание странные женщины, умевшие нести свою красоту с достоинством, рождённые в пику советской унитарности и существующие вопреки лозунгу той поры: „Будь как все!“. Такую женщину искали прежде, такую хотели встретить в будущем, потому что изначально и таинственно стремление человека к нравственным основам, окрашенным романтизмом[10].

    Доронина с её особой манерой говорить и такой же особой манерой смотреть и двигаться мгновенно влюбила в себя миллионы мужчин СССР, а неотразимый Лазарев и безответно обожавший героиню обаятельный Ефремов только подчёркивали её мечтательную созерцательность. История любви была снята просто и сентиментально. Единственным экстравагантным элементом во всём визуально-вербальном ряду была Доронина и её странный детский тонкий голос[11]. Актриса нашла для своей героини манеру говорить нарочно медленно, нарочито негромко, почти шёпотом, создав тем самым для неё ауру исключительности[12]. В задыхающемся пришепётывании героини Дорониной бился сбивчивый пульс, выстукивая одно и то же „ещё, ещё, ещё раз про любовь…“ Про любовь несбыточную, хрупкую, как бумажный кораблик, и неуловимую, как солнечный зайчик[13].

    Татьяна Доронина демонстрировала максимум эротики, хлещущей через край во всех жестах и словах, причём эротики внутренней и не осознаваемой её героиней[14].
    В фильме проступает та чистота натуры героини, для которой измена — даже пошлая, беглая, сиюминутная — не могла быть явлением обычным и которая вызывает восхищение зрителя, которому важно было видеть в ней сочетание красоты и характера, важно было понимать, что героиню обошла масса соблазнов, которым покоряются красивые женщины: в фильме она внимательно чувствительна к слабостям и недостаткам других, она талантливо человечна. Роль, сыгранная, как говорится, на вечные времена[10].

    Радзинский и Натансон фактически осуществили в СССР мягкую нравственную революцию, поместив героев в необычные для советского зрителя обстоятельства. Одна из самых сильных сцен фильма — в постели, самоотверженность женщины в чувствах, открытость их проявления и сам поступок героини — были правильно поняты далеко не всей мужской и женской частью советского общества, упрекавшей героиню в отсутствии морали.

    Впрочем, тот же Лелуш, вспоминая историю создания своего фильма, говорил, что «самые прекрасные истории любви — те самые, прожить которые нам не хватило времени»[15].

    Популярность и влияние

    Фильм Г. Натансона при всей его камерности насквозь пропитан неповторимой атмосферой 1960-х. Это — история любви на фоне общественных надежд, которые обещала «оттепель». Профессии влюблённых — стюардесса и учёный-физик — стали в те годы особенно важны и символизировали актуальные приметы времени: знаменитые споры между «физиками» и «лириками». Обе профессии находятся как бы на грани риска, одна требует женственности, красоты, милосердия, другая — мужественности, ума и таланта.

    Чтобы понять, какую роль в эти годы в советском обществе играл научный работник, или, как говорили тогда, «молодой учёный», достаточно вспомнить ещё один популярный фильм тех лет «Девять дней одного года» (1962) Михаила Ромма. Пьеса с эпатажным названием «104 страницы про любовь» (1964), написанная далёким ещё от кинотриумфов Э. Радзинским, была обречена стать экранной историей.

    В 1966 году на киноэкраны вышла знаковая картина французского режиссёра Клода Лелуша «Мужчина и женщина» с неповторимым дуэтом Анук Эме и Жан-Луи Трентиньяна и незабываемой музыкальной композицией Франсиса Лэя. Фильм рассказывал о непростых отношениях между овдовевшим мужчиной и одинокой женщиной. Магия углублённого взгляда на отношения — Его и Её — с верно расставленными психологическими акцентами, почти электрическим напряжением чувств между полюсами, была велика.

    Эта тема для пристального анализа и размышления в советском обществе назрела давно. Картина «Ещё раз про любовь», вышедшая в годы оттепели и потрясшая силой и искренностью сердца соотечественников, вывела на экран новую нетипичную героиню и историю любви несоветского формата, покорившую зрителей.

    Это был первый советский фильм о любви, в котором девушка, познакомившись с молодым человеком в ресторане, осталась у него в первый вечер знакомства ночевать и объяснилась ему в любви.

    Уже в самом названии проявилась некая знаковость фильма: банальная тема, но взгляд на происходящее совершенно новый. История довольно простая. Вот мужчина, вот женщина, вот их любовь, а вот «что-то», что всё портит. Наблюдать за борьбой любви и «чего-то» — одно из самых захватывающих зрелищ, позволяющих хоть на шаг приблизиться к разгадке этого противостояния и найти способ подыграть любви. Она его полюбила, причём, открыто, честно и безоглядно. А он — не сразу, постепенно, насторожённо. Хрупкое и вечное чувство неожиданно обрушивается на двух одиноких людей. И только потеряв её, он понимает, что у него на многое открылись глаза.

    В этой картине элегантные Доронина и Лазарев создали необычно гармоничный дуэт, привнеся в картину дух 1960-х с портретами Хемингуэя и географическими картами на стенах малогабаритных квартир. Девушкой 1960-х, разбившей сердца целому поколению и такой не похожей на всех прочих советских кино- и литературных героинь своей индивидуальностью, была Татьяна Доронина. Скольких людей покорила она своими огромными глазами, своим странным, с хрипотцой и прерывистым дыханием, голосом. Девушки бежали в парикмахерские осветляться, копировали её стиль одежды, манеры, вешали её изображение на стены: она была идеалом. Все женщины Советского Союза мечтали походить на блондинку Татьяну Доронину и встретить красавца Александра Лазарева. У каждого советского человека была своя история любви, многие хотели её сравнить с простой и душевной экранной историей и увидеть в ней свою, хотелось прикоснуться к истинной любви и насладиться ею, хотя бы со стороны[16].

    Дуэт Дорониной и Лазарева открыл для советского зрителя не только экранную чувственную любовь, но и показал тот накал страстей и даже некую борьбу в отношениях, которые долгое время считались у нас чуть ли не запретными.

    Татьяна Доронина играла материнскую женственность, которая каким-то образом одухотворяла даже обывателей. Это была новая героиня, которая с экрана говорила о новой жизни, о новом взгляде на отношения между мужчиной и женщиной. Её странные, прерывистые, с придыханием интонации одних завораживали, других раздражали, но никого не оставляли равнодушными[17].

    Георгий Натансон снял один из самых пронзительных фильмов о любви, фильм поэтический, очень добрый, который так же, как и история Ромео и Джульетты, долго ещё будет вызывать неподдельный интерес, а тема, затронутая в пьесе Радзинским, находится вне времени — её можно ставить и через 50, и через 100 лет. Успех картины и её героев был так велик, что люди стояли в очередях даже на улицах, а в кинотеатрах ставили нулевой ряд на все сеансы картины. Выход картины был по существу своеобразным вызовом официальному ханжеству и экранному пуританству, предубеждениям и условностям, которые были характерны для советского общества той поры.

    Перефразируя известные слова автора пьесы «104 страницы про любовь», можно сказать, что каждая любовь похожа и одновременно совершенно не похожа на предыдущую. Каждый человек вступает в эту любовь, как в новый мир, который обещает всё и редко даёт хоть что-нибудь. Но когда она уходит, он понимает, что ему дали всё, — он просто этого не понял[18].

    Отзывы

    Фильм «Ещё раз про любовь» и по сей день никого не оставляет равнодушным и со временем приобретает несвойственный ему до этих пор аромат и известную долю изыска.[19]

    Интересные факты

    • Название «104 страницы про любовь» было дано автором под влиянием истории катастрофы самолёта ТУ-104 с экипажем лётчика Гарольда Кузнецова, произошедшей в 1958 году. Экранизация проходит очень близко к судьбе самого Гарольда Кузнецова, он также влюблён в стюардессу, но не находит взаимности до самой катастрофы.[20]
    • Широкую известность пьеса получила после постановки Анатолием Эфросом в Московском Театре имени Ленинского Комсомола в 1964 году с Ольгой Яковлевой в главной роли.
    • Зарубежная премьера фильма состоялась 21 марта 1969 года в Финляндии.
    • Картину «Ещё раз про любовь» на фестивале в Картахене (Колумбия) пришлось показывать вне конкурса — советские чиновники от кинематографа всячески перестраховывались, боясь, что этой «антиморальной» лентой будет нанесён ущерб стране. По итогам показа картине был присуждён Гран-при.
    • В 1968 году по итогам опроса журнала «Советский экран» Татьяне Дорониной присуждено звание «Лучшая актриса года» (за фильмы «Три тополя на Плющихе» и «Ещё раз про любовь»). Это звание присуждалось актрисе также в 1967 (за фильм «Старшая сестра») и 1973 годах (за фильм «Мачеха»).
    • Настоящая известность к Александру Лазареву, как к киноактёру, пришла в конце 1960-х после выхода фильма «Ещё раз про любовь». Как признаётся сам артист, эта картина вынесла его «на гребень киноволны»[21].
    • Картина «Ещё раз про любовь» была не единственной совместной работой в кино Татьяны Дорониной и Александра Лазарева. Вместе они ещё раз встретились в картине «На ясный огонь» (1975), снятой режиссёром Виталием Кольцовым по повести Михаила Зощенко «Возмездие» (1936)[22].
    • Многие фразы и выражения из сценария и песни фильма стали крылатыми фразами как, например, «К чему бы это? — Я думаю, к дождю» (Евдокимов), «Неплохой человек ― это ещё не профессия» (Владик) или «Если я неправильно считаю, пусть старшие товарищи меня поправят» (Феликс). Крылатым выражением стало и само название фильма «Ещё раз про любовь», употребляемым часто в том случае, когда надо напомнить о высоких чувствах или о забываемой иногда первооснове человеческой сущности — любви[23].
    • В кафе, где Наташа встречается с Евдокимовым, играла бит-группа «Скифы», состоявшая из студентов Московского университета и пользовавшаяся в конце 1960-х годов огромной популярностью. После показа фильма в Москве в 1968 году началась форменная «скифомания»[24].

    Награды и премии

    • 1969 — Гран-при «За мастерство режиссуры и высокие моральные качества» на Международном кинофестивале в Картахене (Колумбия)[2].

    См. также

    Примечания

    1. 1 2 Монологи «Ещё раз про любовь» Архивная копия от 11 апреля 2008 на Wayback Machine // Московский комсомолец.
    2. 1 2 3 Георгий Натансон: «Ещё раз про любовь к Булгакову, Тарковскому и Дорониной» Архивная копия от 30 августа 2008 на Wayback Machine // Новая газета № 34, 16 мая 2002.
    3. 1 2 Елена Константинова. Георгий Натансон: «Я влюблялся в своих актрис» // «Труд», № 115 от 24.06.2000
    4. ↑ «Только в полёте». К юбилею фильма «Ещё раз про любовь» (недоступная ссылка) // «Московский комсомолец», 5 мая 2008
    5. ↑ Авторство текста и даже музыки к этой песне приписывают известной поэтессе Новелле Матвеевой, но ни в одном из сборников Н. Матвеевой такая песня не значится. Песня Н. Матвеевой «Кораблик» («Жил кораблик, весёлый и стройный…») — совершенно другое произведение, именно оно дало название сборнику Н. Матвеевой «Кораблик». Можно лишь согласиться с тем, что авторы песни к фильму находились под влиянием творчества Н. Матвеевой.
    6. ↑ Одинокий тополь на Тверском бульваре // «Известия», 11 сентября 2008
    7. ↑ Песня из кинофильма «Ещё раз про любовь» на сайте «Multimidia»
    8. ↑ О фильме „Ещё раз про любовь“ Архивная копия от 15 декабря 2013 на Wayback Machine в Энциклопедия кино Кирилла и Мефодия
    9. ↑ Сентиментальный роман продолжается двадцать лет // „Коммерсантъ“, № 3(471), 13 января 1994
    10. 1 2 Татьяна Доронина как миропонимание Архивная копия от 29 июня 2012 на Wayback Machine // Литературная газета, выпуск № 36 (6188) от 10 сентября 2008
    11. ↑ Шокирующая простота Архивная копия от 2 марта 2009 на Wayback Machine // «Искусство кино», № 2 от 2003
    12. ↑ Богиня в зазеркалье // Российская газета № 4061, 5 мая 2006
    13. ↑ «Ирония судьбы» одна, только лица разные Архивная копия от 6 сентября 2008 на Wayback Machine // Новая газета, № 16, 5 марта 2001
    14. ↑ Кино под мирным небом // рубрика в газете «Взгляд», 5 мая 2008
    15. ↑ «История любви» Архивная копия от 2 января 2008 на Wayback Machine // «Pro кино» в Новые известия, 5 октября 2006
    16. Эдвард Радзинский: «Я никогда ничего не делал потому, что это было кому-то надо. Надо было только мне…» // Грамота.ру
    17. ↑ Ещё раз про Татьяну // «Российская газета» №4750 от 12 сентября 2008 г.
    18. ↑ «Ещё раз про любовь» на сайте журнала для женщин «Люблю!»
    19. ↑ Самолёт с трагической красавицей // «Культура» № 10 (7317), 7—13 марта 2002
    20. ↑ д/ф «Ту-104. Последние слова лётчика Кузнецова» (Россия-1, реж. Г. Ратушев)
    21. ↑ Александр Сергеевич Лазарев на сайте «Актёры советского и российского кино»
    22. Информация о фильме «На ясный огонь» на сайте ruskino.ru
    23. Кожевников А. Ю. Крылатые фразы и афоризмы отечественного кино. Издательский Дом «Нева», Санкт-Петербург. 2004, ISBN 5-7654-2567-4, 9-785-76542567-1
    24. Николай Добрюха Фрагменты из книги «Рок из первых рук». Москва, «Молодая гвардия», 1989

    Ссылки

    wikiredia.ru

    Ещё раз про любовь — Википедия

    «Ещё раз про любовь» — советский чёрно-белый художественный фильм, снятый режиссёром Георгием Натансоном на киностудии «Мосфильм» в 1968 году. Сценарий для картины был написан молодым драматургом Эдвардом Радзинским по своей пьесе «104 страницы про любовь» (1964).

    Исполнителями главных ролей стали актриса Ленинградского Большого драматического театра Татьяна Доронина (Наташа) и актёр Московского академического театра имени Владимира Маяковского Александр Лазарев (Евдокимов). Невероятный успех картины был предрешён оглушительной популярностью пьесы и удачно подобранным актёрским составом.

    Премьера фильма в Москве состоялась 11 мая 1968 года. После выхода фильма на экран Татьяна Доронина окончательно закрепила за собой статус звезды, а к Александру Лазареву пришло настоящее признание. Фильм, ставший лидером проката Советского Союза 1968 года, посмотрело за год около 40 млн зрителей[1].

    Картина была высоко отмечена на Международном кинофестивале в Картахене (Колумбия) в 1969 году, где демонстрировалась вне конкурса. Жюри кинофестиваля присудило ей Гран-при «За мастерство режиссуры и высокие моральные качества»[2]. Фильм вошёл в золотой фонд кинематографа и считается классикой советского кино.

    Сюжетная основа

    Впервые бортпроводница Наташа (Татьяна Доронина) увидела физика Евдокимова (Александр Лазарев) в Политехническом музее, куда она пришла с давним другом Феликсом (Александр Ширвиндт). Тогда ей очень понравился уверенный в себе молодой докладчик. В дальнейшем отношения с Феликсом не сложились. Однажды в кафе, перед очередным вылетом, она вновь встречает Евдокимова. Они знакомятся. Интеллектуал, избалованный вниманием, самоуверенный и высокомерный Евдокимов удивлён и поражён, но и очарован случайной знакомой. «Вы — лучшая девушка в СССР!», — пытается оригинальничать он, понимая, что нравится Наташе.

    После второго свидания, выйдя из кафе ночью, они пытаются поймать такси, так как Наташе утром надо на самолёт. Евдокимов предлагает девушке зайти к нему, вызвать такси по телефону. Наташа остаётся у Евдокимова до утра. В эту ночь она признаётся ему в любви. Евдокимов слушает её холодно и отстранённо, не понимая, что за словами Наташи стоят её открытость и воспоминания о нём. Утром Евдокимов дежурно договаривается о встрече. Лишь после её ухода он замечает записку. «Встречаться не будем», — пишет Наташа, однако в этот день они оба приходят в условленное время к стадиону «Динамо». Так начинается их роман. Их отношения складываются непросто: они слишком разные, слишком далеки от совпадения их интересов.

    Но любовь Наташи к Евдокимову оказывается сильней предубеждений. Они учатся понимать друг друга, то ссорясь, то испытывая нежность друг к другу. Евдокимов неожиданно для себя самого тоже влюбляется в Наташу. Эксперимент учёного близится к завершающей и самой опасной точке.

    Он уезжает в командировку. Она отправляется в обычный рейс. Его мечта сбывается: сделано важное открытие. Для полного счастья Евдокимову нужно только поделиться случившимся с Наташей. Ожидая её из рейса, он впервые приходит на свидание с цветами. Но оказывается, что Наташа погибла при пожаре в самолёте, спасая пассажиров.

    Видео по теме

    В ролях

    Съёмочная группа

    История создания

    За четыре года до майской (1968) кинопремьеры Анатолий Эфрос, первым в стране, поставил на сцене московского театра «Ленком» спектакль по пьесе малоизвестного тогда автора Эдварда Радзинского «104 страницы про любовь» с Ольгой Яковлевой в роли стюардессы Наташи. Постановка оказалась очень успешной, пьеса тут же разошлась по разным театрам. Она шла с огромным успехом более чем в 120 театрах в нашей стране и за рубежом. В Ленинграде пьеса шла под названием «Ещё раз про любовь» и принесла автору заслуженную известность. Вскоре пьеса была поставлена Г. А. Товстоноговым в Ленинградском БДТ с Татьяной Дорониной в главной роли.

    Георгий Натансон вспоминал, что идея поставить фильм принадлежала Эдварду Радзинскому. Дело было на съёмках «Старшей сестры». Когда было снято уже полфильма, Доронина пожелала посмотреть отснятый материал. После просмотра она была в ужасе: «Это не искусство! Это не кино!». Но вот всем другим из киногруппы отснятые эпизоды понравились.

    Тогда Доронина предложила пригласить и посмотреть отснятый материал одной своей знакомой: «Её имя вам ничего не скажет». Натансон согласился. Приехала старенькая, маленькая, худенькая женщина. С ней молодой рыженький тип. Поздоровались и сразу приступили к просмотру. Когда зажёгся свет, старушка произнесла: «Таня, это гениально! Продолжайте сниматься». И рыженький тип также произнес несколько хороших слов. Это были мать Эдварда Радзинского и сам Эдвард Станиславович. Не теряя времени, Радзинский спросил Натансона: «Вы, конечно, видели спектакль по моей пьесе „104 страницы про любовь?“» — «Нет». — «Как?! Вся страна смотрит! У меня масса предложений экранизировать».

    У Натансона времени было в обрез, было не до театра, и он попросил Радзинского дать ему почитать пьесу, что тот и сделал, сопроводив пьесу надписью: «Георгию Натансону с верой в успех нашей совместной работы. 6 июля 1967 г.»[3].

    Спустя некоторое время Радзинский пригласил Натансона в «Ленком» посмотреть этот спектакль. Ещё до входа в театр автор пьесы сказал, что отдаст режиссёру право на экранизацию «104 страницы про любовь», если произведение ему понравится. Натансон вышел из театра в восторге и тут же загорелся идеей киносценария. Радзинский довольно быстро написал сценарий, который назвал «Ещё раз про любовь»[4]. Принятый «Мосфильмом» для запуска картины сценарий был однако отвергнут редакционной комиссией Госкино как пошлый и аморальный, при этом все чиновники от кино твердили в один голос, что фильм снимать нельзя. Режиссёру Натансону потребовался целый год, чтобы переубедить моралистов от кино, прежде чем в обход одиозной фигуры председателя Госкино ему разрешили приступить к работе[3].

    Съёмки

    Многие московские сцены в фильме были сняты в Сочи, так как съёмочные работы в Москве были приостановлены. Когда было получено разрешение на продолжение съёмок — пошёл снег. В картине очень узнаваемы и сочинский аэропорт, и набережная, и фрагменты улиц, где разворачивается действие, и знаменитая лестница в финале.

    Подбор актёров

    С самого начала у Георгия Натансона не возникало сомнений, кто будет играть главную героиню. Только Татьяна Доронина. Во-первых, он уже работал с этой актрисой в картине «Старшая сестра» (1966) и был от неё в восторге. Во-вторых, Доронина играла бортпроводницу Наташу в постановке ленинградского БДТ. Ну и, в-третьих, у Татьяны Васильевны и Эдварда Станиславовича Радзинского был головокружительный роман, переросший позднее в брак.

    Роль молодого физика Электрона Евдокимова очень хотел сыграть Владимир Высоцкий. Было отснято несколько сцен, для которых ему специально сшили ботинки на высоких каблуках, так как он был намного ниже Татьяны Васильевны. По словам Э. Радзинского, проба у Высоцкого была блестящая, вся киногруппа очень хотела видеть его, но, посмотрев материал, Натансон, Доронина и Радзинский поняли, что нужно срочно искать другого актёра — уж больно не подходили герои друг другу по темпераменту. Кто именно пригласил на пробы актёра Александра Лазарева, уже не помнят. «Свой выбор я остановил на молодом, никому не известном Александре Лазареве, — рассказывал Георгий Натансон — Саша играл очень сильного человека и идеально вписался в образ. А в жизни очень боялся Татьяны Васильевны. К счастью, этого не заметил ни один из многомиллионных поклонников этого фильма»[1].

    Георгий Натансон считал, что оказался всё же прав, предпочтя Высоцкому Александра Лазарева. По его мнению, в этом дуэте была какая-то гармония «и не мнимая — настоящая любовь, а уж это чувство Доронина всегда играет потрясающе — такой уж у неё уникальный аппарат, такова актёрская природа»[2].

    По замыслу Натансона, никто лучше, чем Олег Ефремов (Карцев) в роли командира воздушного судна, на котором летала Наташа, своим грубоватым обаянием и несовременной, рыцарской любовью к ней не смог бы так чудесно и убедительно оттенить избалованного раскрепощённого физика в исполнении Александра Лазарева.

    Музыка к фильму

    Георгий Натансон обратился к Александру Флярковскому с просьбой написать музыку к кинофильму не случайно. К этому времени композитор написал музыку к известным фильмам «Путь в „Сатурн“» (1967) и «Конец „Сатурна“» (1968) и был известен как автор многих замечательных песен и романсов. Это — его любимый жанр, к которому он часто обращался. В его песнях была та сердечность и искренность, на которую всегда отзывались люди. Такими стали лёгкая и завораживающая путешествием по ночному городу музыка к фильму и запоминающаяся своей метафоричностью и исполнением песня, часто называемая как «Солнечный зайчик», «Бумажный кораблик» или «Я мечтала о морях и кораллах…» (текст песни Роберта Рождественского, часто встречается ошибочная информация, что песня написана на стихи Новеллы Матвеевой[5]) и своей раскрепощённостью отчасти определившая успех картины.

    В фильме «Ещё раз про любовь» Доронина и спела о солнечном зайчике, как о метафоре притягательного и постоянно ускользающего счастья:

    А весной я в несчастья не верю
    И капелей не боюсь моросящих.
    А весной линяют разные звери,
    Не линяет только солнечный зайчик.

    Режиссёры часто давали ей в руки гитару — это всегда было удвоение женственности.[6][7]

    Песня стала очень популярной после выхода фильма. Её исполняют многие барды, артисты театра и кино. Она стала песней туристов, её часто поют у костра, в детских и молодёжных лагерях. «Я шагнула на корабль, а кораблик оказался из газеты вчерашней», — спела Доронина в фильме. Её героиня грезила океанским берегом и экзотическими пейзажами, не догадываясь о том, что ей готовила судьба.

    Стилистика

    Знаменитая картина «Ещё раз про любовь» была снята в рамках идеологии советского кино и являла собой сам факт психологической истории советского общества 60-х — 70-х.

    Мелодраматическая конструкция ставила во главу угла отношения двоих, подстёгивая и драматизируя эти отношения присутствием опасности, роковых предзнаменований. Неожиданный финал был не только данью эффектности сюжетного построения, но и толчком к размышлению о ценности каждой человеческой жизни. Основная нагрузка в режиссёрском плане легла на долю исполнителей главных ролей. При минимальной разработке фона действия, общей атмосферы Татьяна Доронина и Александр Лазарев должны были не только раскрыть характеры главных действующих лиц, но и принести с собой воздух времени, стать выразителями жизни 1960-х годов[8].

    Чёрно-белый фильм. Мужчина и женщина идут по ночным, омытым дождём улицам города. Безукоризненность в одежде и уверенность в жизни. Новые герои. Романтические профессии: не рабочие и не студенты, с известной степенью риска. Новая жизнь. Иллюзия документальности, запоминающаяся песня, выдержанный элегантный стиль и простое человеческое содержание фильма очаровывали зрителя. Любовь была главным действующим лицом фильма, заканчивающегося смертью в авиакатастрофе главной героини, словно обрываясь на высокой трагической ноте, похожей на крик, на призыв к человечности, к пониманию между людьми. Фильм с восторгом были принят зрителем, который ощутил живой трепет обычной жизни, сквозь будничную оболочку которой прорываются совсем не будничные страсти.

    Невольно напрашивается параллель со знаменитой картиной Клода Лелуша «Мужчина и женщина», в которой режиссёр поместил на край фильма всю интригу и событийность, делая предметом своего интереса только зарождающиеся и мучительно развивающиеся отношения двух людей[9].

    Эдвард Радзинский вывел в культурное пространство советской эпохи новый романтичный женский образ, красавицу, блондинку, стюардессу. Тогда обращали на себя внимание странные женщины, умевшие нести свою красоту с достоинством, рождённые в пику советской унитарности и существующие вопреки лозунгу той поры: „Будь как все!“. Такую женщину искали прежде, такую хотели встретить в будущем, потому что изначально и таинственно стремление человека к нравственным основам, окрашенным романтизмом[10].

    Доронина с её особой манерой говорить и такой же особой манерой смотреть и двигаться мгновенно влюбила в себя миллионы мужчин СССР, а неотразимый Лазарев и безответно обожавший героиню обаятельный Ефремов только подчёркивали её мечтательную созерцательность. История любви была снята просто и сентиментально. Единственным экстравагантным элементом во всём визуально-вербальном ряду была Доронина и её странный детский тонкий голос[11]. Актриса нашла для своей героини манеру говорить нарочно медленно, нарочито негромко, почти шёпотом, создав тем самым для неё ауру исключительности[12]. В задыхающемся пришепётывании героини Дорониной бился сбивчивый пульс, выстукивая одно и то же „ещё, ещё, ещё раз про любовь…“ Про любовь несбыточную, хрупкую, как бумажный кораблик, и неуловимую, как солнечный зайчик[13].

    Татьяна Доронина демонстрировала максимум эротики, хлещущей через край во всех жестах и словах, причём эротики внутренней и не осознаваемой её героиней[14].
    В фильме проступает та чистота натуры героини, для которой измена — даже пошлая, беглая, сиюминутная — не могла быть явлением обычным и которая вызывает восхищение зрителя, которому важно было видеть в ней сочетание красоты и характера, важно было понимать, что героиню обошла масса соблазнов, которым покоряются красивые женщины: в фильме она внимательно чувствительна к слабостям и недостаткам других, она талантливо человечна. Роль, сыгранная, как говорится, на вечные времена[10].

    Радзинский и Натансон фактически осуществили в СССР мягкую нравственную революцию, поместив героев в необычные для советского зрителя обстоятельства. Одна из самых сильных сцен фильма — в постели, самоотверженность женщины в чувствах, открытость их проявления и сам поступок героини — были правильно поняты далеко не всей мужской и женской частью советского общества, упрекавшей героиню в отсутствии морали.

    Впрочем, тот же Лелуш, вспоминая историю создания своего фильма, говорил, что «самые прекрасные истории любви — те самые, прожить которые нам не хватило времени»[15].

    Популярность и влияние

    Фильм Г. Натансона при всей его камерности насквозь пропитан неповторимой атмосферой 1960-х. Это — история любви на фоне общественных надежд, которые обещала «оттепель». Профессии влюблённых — стюардесса и учёный-физик — стали в те годы особенно важны и символизировали актуальные приметы времени: знаменитые споры между «физиками» и «лириками». Обе профессии находятся как бы на грани риска, одна требует женственности, красоты, милосердия, другая — мужественности, ума и таланта.

    Чтобы понять, какую роль в эти годы в советском обществе играл научный работник, или, как говорили тогда, «молодой учёный», достаточно вспомнить ещё один популярный фильм тех лет «Девять дней одного года» (1962) Михаила Ромма. Пьеса с эпатажным названием «104 страницы про любовь» (1964), написанная далёким ещё от кинотриумфов Э. Радзинским, была обречена стать экранной историей.

    В 1966 году на киноэкраны вышла знаковая картина французского режиссёра Клода Лелуша «Мужчина и женщина» с неповторимым дуэтом Анук Эме и Жан-Луи Трентиньяна и незабываемой музыкальной композицией Франсиса Лэя. Фильм рассказывал о непростых отношениях между овдовевшим мужчиной и одинокой женщиной. Магия углублённого взгляда на отношения — Его и Её — с верно расставленными психологическими акцентами, почти электрическим напряжением чувств между полюсами, была велика.

    Эта тема для пристального анализа и размышления в советском обществе назрела давно. Картина «Ещё раз про любовь», вышедшая в годы оттепели и потрясшая силой и искренностью сердца соотечественников, вывела на экран новую нетипичную героиню и историю любви несоветского формата, покорившую зрителей.

    Это был первый советский фильм о любви, в котором девушка, познакомившись с молодым человеком в ресторане, осталась у него в первый вечер знакомства ночевать и объяснилась ему в любви.

    Уже в самом названии проявилась некая знаковость фильма: банальная тема, но взгляд на происходящее совершенно новый. История довольно простая. Вот мужчина, вот женщина, вот их любовь, а вот «что-то», что всё портит. Наблюдать за борьбой любви и «чего-то» — одно из самых захватывающих зрелищ, позволяющих хоть на шаг приблизиться к разгадке этого противостояния и найти способ подыграть любви. Она его полюбила, причём, открыто, честно и безоглядно. А он — не сразу, постепенно, насторожённо. Хрупкое и вечное чувство неожиданно обрушивается на двух одиноких людей. И только потеряв её, он понимает, что у него на многое открылись глаза.

    В этой картине элегантные Доронина и Лазарев создали необычно гармоничный дуэт, привнеся в картину дух 1960-х с портретами Хемингуэя и географическими картами на стенах малогабаритных квартир. Девушкой 1960-х, разбившей сердца целому поколению и такой не похожей на всех прочих советских кино- и литературных героинь своей индивидуальностью, была Татьяна Доронина. Скольких людей покорила она своими огромными глазами, своим странным, с хрипотцой и прерывистым дыханием, голосом. Девушки бежали в парикмахерские осветляться, копировали её стиль одежды, манеры, вешали её изображение на стены: она была идеалом. Все женщины Советского Союза мечтали походить на блондинку Татьяну Доронину и встретить красавца Александра Лазарева. У каждого советского человека была своя история любви, многие хотели её сравнить с простой и душевной экранной историей и увидеть в ней свою, хотелось прикоснуться к истинной любви и насладиться ею, хотя бы со стороны[16].

    Дуэт Дорониной и Лазарева открыл для советского зрителя не только экранную чувственную любовь, но и показал тот накал страстей и даже некую борьбу в отношениях, которые долгое время считались у нас чуть ли не запретными.

    Татьяна Доронина играла материнскую женственность, которая каким-то образом одухотворяла даже обывателей. Это была новая героиня, которая с экрана говорила о новой жизни, о новом взгляде на отношения между мужчиной и женщиной. Её странные, прерывистые, с придыханием интонации одних завораживали, других раздражали, но никого не оставляли равнодушными[17].

    Георгий Натансон снял один из самых пронзительных фильмов о любви, фильм поэтический, очень добрый, который так же, как и история Ромео и Джульетты, долго ещё будет вызывать неподдельный интерес, а тема, затронутая в пьесе Радзинским, находится вне времени — её можно ставить и через 50, и через 100 лет. Успех картины и её героев был так велик, что люди стояли в очередях даже на улицах, а в кинотеатрах ставили нулевой ряд на все сеансы картины. Выход картины был по существу своеобразным вызовом официальному ханжеству и экранному пуританству, предубеждениям и условностям, которые были характерны для советского общества той поры.

    Перефразируя известные слова автора пьесы «104 страницы про любовь», можно сказать, что каждая любовь похожа и одновременно совершенно не похожа на предыдущую. Каждый человек вступает в эту любовь, как в новый мир, который обещает всё и редко даёт хоть что-нибудь. Но когда она уходит, он понимает, что ему дали всё, — он просто этого не понял[18].

    Отзывы

    Фильм «Ещё раз про любовь» и по сей день никого не оставляет равнодушным и со временем приобретает несвойственный ему до этих пор аромат и известную долю изыска.[19]

    Интересные факты

    • Название «104 страницы про любовь» было дано автором под влиянием истории катастрофы самолёта ТУ-104 с экипажем лётчика Гарольда Кузнецова, произошедшей в 1958 году. Экранизация проходит очень близко к судьбе самого Гарольда Кузнецова, он также влюблён в стюардессу, но не находит взаимности до самой катастрофы.[20]
    • Широкую известность пьеса получила после постановки Анатолием Эфросом в Московском Театре имени Ленинского Комсомола в 1964 году с Ольгой Яковлевой в главной роли.
    • Зарубежная премьера фильма состоялась 21 марта 1969 года в Финляндии.
    • Картину «Ещё раз про любовь» на фестивале в Картахене (Колумбия) пришлось показывать вне конкурса — советские чиновники от кинематографа всячески перестраховывались, боясь, что этой «антиморальной» лентой будет нанесён ущерб стране. По итогам показа картине был присуждён Гран-при.
    • В 1968 году по итогам опроса журнала «Советский экран» Татьяне Дорониной присуждено звание «Лучшая актриса года» (за фильмы «Три тополя на Плющихе» и «Ещё раз про любовь»). Это звание присуждалось актрисе также в 1967 (за фильм «Старшая сестра») и 1973 годах (за фильм «Мачеха»).
    • Настоящая известность к Александру Лазареву, как к киноактёру, пришла в конце 1960-х после выхода фильма «Ещё раз про любовь». Как признаётся сам артист, эта картина вынесла его «на гребень киноволны»[21].
    • Картина «Ещё раз про любовь» была не единственной совместной работой в кино Татьяны Дорониной и Александра Лазарева. Вместе они ещё раз встретились в картине «На ясный огонь» (1975), снятой режиссёром Виталием Кольцовым по повести Михаила Зощенко «Возмездие» (1936)[22].
    • Многие фразы и выражения из сценария и песни фильма стали крылатыми фразами как, например, «К чему бы это? — Я думаю, к дождю» (Евдокимов), «Неплохой человек ― это ещё не профессия» (Владик) или «Если я неправильно считаю, пусть старшие товарищи меня поправят» (Феликс). Крылатым выражением стало и само название фильма «Ещё раз про любовь», употребляемым часто в том случае, когда надо напомнить о высоких чувствах или о забываемой иногда первооснове человеческой сущности — любви[23].
    • В кафе, где Наташа встречается с Евдокимовым, играла бит-группа «Скифы», состоявшая из студентов Московского университета и пользовавшаяся в конце 1960-х годов огромной популярностью. После показа фильма в Москве в 1968 году началась форменная «скифомания»[24].

    Награды и премии

    • 1969 — Гран-при «За мастерство режиссуры и высокие моральные качества» на Международном кинофестивале в Картахене (Колумбия)[2].

    См. также

    Примечания

    1. 1 2 Монологи «Ещё раз про любовь» Архивная копия от 11 апреля 2008 на Wayback Machine // Московский комсомолец.
    2. 1 2 3 Георгий Натансон: «Ещё раз про любовь к Булгакову, Тарковскому и Дорониной» Архивная копия от 30 августа 2008 на Wayback Machine // Новая газета № 34, 16 мая 2002.
    3. 1 2 Елена Константинова. Георгий Натансон: «Я влюблялся в своих актрис» // «Труд», № 115 от 24.06.2000
    4. ↑ «Только в полёте». К юбилею фильма «Ещё раз про любовь» (недоступная ссылка) // «Московский комсомолец», 5 мая 2008
    5. ↑ Авторство текста и даже музыки к этой песне приписывают известной поэтессе Новелле Матвеевой, но ни в одном из сборников Н. Матвеевой такая песня не значится. Песня Н. Матвеевой «Кораблик» («Жил кораблик, весёлый и стройный…») — совершенно другое произведение, именно оно дало название сборнику Н. Матвеевой «Кораблик». Можно лишь согласиться с тем, что авторы песни к фильму находились под влиянием творчества Н. Матвеевой.
    6. ↑ Одинокий тополь на Тверском бульваре // «Известия», 11 сентября 2008
    7. ↑ Песня из кинофильма «Ещё раз про любовь» на сайте «Multimidia»
    8. ↑ О фильме „Ещё раз про любовь“ Архивная копия от 15 декабря 2013 на Wayback Machine в Энциклопедия кино Кирилла и Мефодия
    9. ↑ Сентиментальный роман продолжается двадцать лет // „Коммерсантъ“, № 3(471), 13 января 1994
    10. 1 2 Татьяна Доронина как миропонимание Архивная копия от 29 июня 2012 на Wayback Machine // Литературная газета, выпуск № 36 (6188) от 10 сентября 2008
    11. ↑ Шокирующая простота Архивная копия от 2 марта 2009 на Wayback Machine // «Искусство кино», № 2 от 2003
    12. ↑ Богиня в зазеркалье // Российская газета № 4061, 5 мая 2006
    13. ↑ «Ирония судьбы» одна, только лица разные Архивная копия от 6 сентября 2008 на Wayback Machine // Новая газета, № 16, 5 марта 2001
    14. ↑ Кино под мирным небом // рубрика в газете «Взгляд», 5 мая 2008
    15. ↑ «История любви» Архивная копия от 2 января 2008 на Wayback Machine // «Pro кино» в Новые известия, 5 октября 2006
    16. Эдвард Радзинский: «Я никогда ничего не делал потому, что это было кому-то надо. Надо было только мне…» // Грамота.ру
    17. ↑ Ещё раз про Татьяну // «Российская газета» №4750 от 12 сентября 2008 г.
    18. ↑ «Ещё раз про любовь» на сайте журнала для женщин «Люблю!»
    19. ↑ Самолёт с трагической красавицей // «Культура» № 10 (7317), 7—13 марта 2002
    20. ↑ д/ф «Ту-104. Последние слова лётчика Кузнецова» (Россия-1, реж. Г. Ратушев)
    21. ↑ Александр Сергеевич Лазарев на сайте «Актёры советского и российского кино»
    22. Информация о фильме «На ясный огонь» на сайте ruskino.ru
    23. Кожевников А. Ю. Крылатые фразы и афоризмы отечественного кино. Издательский Дом «Нева», Санкт-Петербург. 2004, ISBN 5-7654-2567-4, 9-785-76542567-1
    24. Николай Добрюха Фрагменты из книги «Рок из первых рук». Москва, «Молодая гвардия», 1989

    Ссылки

    wiki2.red

    Ещё раз про любовь — Википедия

    «Ещё раз про любовь» — советский чёрно-белый художественный фильм, снятый режиссёром Георгием Натансоном на киностудии «Мосфильм» в 1968 году. Сценарий для картины был написан молодым драматургом Эдвардом Радзинским по своей пьесе «104 страницы про любовь» (1964).

    Исполнителями главных ролей стали актриса Ленинградского Большого драматического театра Татьяна Доронина (Наташа), снявшаяся до этого у Георгия Натансона в картине «Старшая сестра» (1966), и актёр Московского академического театра им. Вл. Маяковского Александр Лазарев (Евдокимов). Невероятный успех картины был предрешён оглушительной популярностью пьесы и удачно подобранным актёрским составом.

    Премьера фильма в Москве состоялась 11 мая 1968 года. После выхода фильма на экран Татьяна Доронина окончательно закрепила за собой статус звезды, а к Александру Лазареву пришло настоящее признание. Фильм, ставший лидером проката Советского Союза 1968 года, посмотрело за год около 40 млн зрителей[1].

    Картина была высоко отмечена на Международном кинофестивале в Картахене (Колумбия) в 1969 году, где демонстрировалась вне конкурса. Жюри кинофестиваля присудило ей Гран-при «За мастерство режиссуры и высокие моральные качества»[2]. Фильм вошёл в золотой фонд кинематографа и считается классикой советского кино.

    Сюжетная основа[править]

    Впервые бортпроводница Наташа (Татьяна Доронина) увидела физика Евдокимова (Александр Лазарев) в Политехническом музее, куда она пришла с давним другом Феликсом (Александр Ширвиндт). Тогда ей очень понравился уверенный в себе молодой докладчик. В дальнейшем отношения с Феликсом не сложились. Однажды в кафе, перед очередным вылетом, она вновь встречает Евдокимова. Они знакомятся. Интеллектуал, избалованный вниманием, самоуверенный и высокомерный Евдокимов удивлён и поражён, но и очарован случайной знакомой. «Вы — лучшая девушка в СССР!», — пытается оригинальничать он, понимая, что нравится Наташе.

    После второго свидания, выйдя из кафе ночью, они пытаются поймать такси, так как Наташе утром надо на самолёт. Евдокимов предлагает девушке зайти к нему, вызвать такси по телефону. Наташа остаётся у Евдокимова до утра. В эту ночь она признаётся ему в любви. Евдокимов слушает её холодно и отстранённо, не понимая, что за словами Наташи стоят её открытость и воспоминания о нём. Утром Евдокимов дежурно договаривается о встрече. Лишь после её ухода он замечает записку. «Встречаться не будем», — пишет Наташа, однако в этот день они оба приходят в условленное время к стадиону «Динамо». Так начинается их роман. Их отношения складываются непросто: они слишком разные, слишком далеки от совпадения их интересы.

    Но любовь Наташи к Евдокимову оказывается сильней предубеждений. Они учатся понимать друг друга, то ссорясь, то испытывая нежность друг к другу. Евдокимов же неожиданно для себя самого тоже влюбляется в Наташу. Эксперимент учёного близится к завершающей и самой опасной точке.

    Он уезжает в командировку. Она отправляется в обычный рейс. Его мечта сбывается: сделано важное открытие. Для полного счастья Евдокимову нужно только поделиться случившимся с Наташей. Ожидая её из рейса, он впервые приходит на свидание с цветами…

    Создатели фильма[править]

    В ролях[править]

    Съёмочная группа[править]

    История создания[править]

    За четыре года до майской (1968) кинопремьеры Анатолий Эфрос первым в стране поставил на сцене Московского театра «Ленком» спектакль по пьесе малоизвестного тогда автора Эдварда Радзинского «104 страницы про любовь» с Ольгой Яковлевой в роли стюардессы Наташи. Постановка оказалась очень успешной, пьеса тут же разошлась по разным театрам. Она шла с огромным успехом более чем в 120 театрах в нашей стране и за рубежом. В Ленинграде пьеса шла под названием «Ещё раз про любовь» и принесла автору заслуженную известность. Вскоре пьеса была поставлена Г. А. Товстоноговым в Ленинградском БДТ с Татьяной Дорониной в главной роли.

    Георгий Натансон вспоминал, что идея поставить фильм принадлежала Эдварду Радзинскому. Дело было на съёмках «Старшей сестры». Когда было снято уже полфильма, Доронина пожелала посмотреть отснятый материал. После просмотра она была в ужасе: «Это не искусство! Это не кино!». Но вот всем другим из киногруппы отснятые эпизоды понравились.

    Тогда Доронина предложила пригласить и посмотреть отснятый материал одной своей знакомой: «Её имя вам ничего не скажет». Натансон согласился. Приехала старенькая, маленькая, худенькая женщина. С ней молодой рыженький тип. Поздоровались и сразу приступили к просмотру. Когда зажёгся свет, старушка произнесла: «Таня, это гениально! Продолжайте сниматься». И рыженький тип также произнес несколько хороших слов. Это были мать Эдварда Радзинского и сам Эдвард Станиславович. Не теряя времени, Радзинский спросил Натансона: «Вы, конечно, видели спектакль по моей пьесе „104 страницы про любовь?“» — «Нет». — «Как?! Вся страна смотрит! У меня масса предложений экранизировать».

    У Натансона времени было в обрез, было не до театра, и он попросил Радзинского дать ему почитать пьесу, что тот и сделал, сопроводив пьесу надписью: «Георгию Натансону с верой в успех нашей совместной работы. 6 июля 1967 г.»[3].

    Спустя некоторое время Радзинский пригласил Натансона посмотреть этот спектакль. Ещё до входа в театр автор пьесы сказал, что отдаст режиссёру право на экранизацию «104 страницы про любовь», если произведение ему понравится. Натансон вышел из «Ленкома» в восторге и тут же загорелся идеей киносценария. Радзинский довольно быстро написал сценарий, который назвал «Ещё раз про любовь»[4]. Принятый «Мосфильмом» для запуска картины сценарий был однако отвергнут редакционной комиссией Госкино как пошлый и аморальный, при этом все чиновники от кино твердили в один голос, что фильм снимать нельзя. Режиссёру Георгию Натансону потребовался целый год, чтобы переубедить моралистов от кино, прежде чем в обход одиозной фигуры председателя Госкино ему разрешили приступить к работе[3].

    Подбор актёров[править]

    С самого начала у Георгия Натансона не возникало сомнений, кто будет играть главную героиню. Только Татьяна Доронина. Во-первых, он уже работал с этой актрисой в картине «Старшая сестра» (1966) и был от неё в восторге. Во-вторых, Доронина играла бортпроводницу Наташу в постановке ленинградского БДТ. Ну и, в-третьих, у Татьяны Васильевны и Эдварда Станиславовича Радзинского был головокружительный роман, переросший позднее в брак.

    Роль молодого физика Электрона Евдокимова очень хотел сыграть Владимир Высоцкий. Было отснято несколько сцен, для которых ему специально сшили ботинки на высоких каблуках, так как он был намного ниже Татьяны Васильевны. По словам Э. Радзинского, проба у Высоцкого была блестящая, вся киногруппа очень хотела видеть его, но, посмотрев материал, Натансон, Доронина и Радзинский поняли, что нужно срочно искать другого актёра — уж больно не подходили герои друг другу по темпераменту. Кто именно пригласил на пробы актёра Александра Лазарева, уже не помнят. «Свой выбор я остановил на молодом, никому не известном Александре Лазареве, — рассказывал Георгий Натансон — Саша играл очень сильного человека и идеально вписался в образ. А в жизни очень боялся Татьяны Васильевны. К счастью, этого не заметил ни один из многомиллионных поклонников этого фильма»[1].

    Георгий Натансон считал, что оказался всё же прав, предпочтя Высоцкому Александра Лазарева. По его мнению, в этом дуэте была какая-то гармония «и не мнимая — настоящая любовь, а уж это чувство Доронина всегда играет потрясающе — такой уж у неё уникальный аппарат, такова актёрская природа»[2].

    По замыслу Натансона, никто лучше, чем Олег Ефремов (Карцев) в роли командира воздушного судна, на котором летала Наташа, своим грубоватым обаянием и несовременной, рыцарской любовью к ней не смог бы так чудесно и убедительно оттенить избалованного раскрепощённого физика в исполнении Александра Лазарева.

    Музыка к фильму[править]

    Георгий Натансон обратился к Александру Флярковскому с просьбой написать музыку к кинофильму не случайно. К этому времени композитор написал музыку к известным фильмам «Путь в „Сатурн“» (1967) и «Конец „Сатурна“» (1968) и был известен как автор многих замечательных песен и романсов. Это — его любимый жанр, к которому он часто обращался. В его песнях была та сердечность и искренность, на которую всегда отзывались люди. Такими стали лёгкая и завораживающая путешествием по ночному городу музыка к фильму и запоминающаяся своей метафоричностью и исполнением песня, часто называемая как «Солнечный зайчик», «Бумажный кораблик» или «Я мечтала о морях и кораллах…» (часто встречается ошибочная информация, что песня написана на стихи Новеллы Матвеевой[5]) и своей раскрепощённостью отчасти определившая успех картины.

    В фильме «Ещё раз про любовь» Доронина и спела о солнечном зайчике, как о метафоре притягательного и постоянно ускользающего счастья:

    А весной я в несчастья не верю
    И капелей не боюсь моросящих.
    А весной линяют разные звери,
    Не линяет только солнечный зайчик.

    Режиссёры часто давали ей в руки гитару — это всегда было удвоение женственности.[6][7]

    Песня стала очень популярной после выхода фильма. Её исполняют многие барды, артисты театра и кино. Она стала песней туристов, её часто поют у костра, в детских и молодёжных лагерях. «Я шагнула на корабль, а кораблик оказался из газеты вчерашней», — спела Доронина в фильме. Её героиня грезила океанским берегом и экзотическими пейзажами, не догадываясь о том, что ей готовила судьба.

    Популярность и влияние[править]

    Фильм Г. Натансона при всей его камерности насквозь пропитан неповторимой атмосферой 1960-х. Это — история любви на фоне общественных надежд, которые обещала «оттепель». Профессии влюблённых — стюардесса и учёный-физик — стали в те годы особенно важны и символизировали актуальные приметы времени: знаменитые споры между «физиками» и «лириками». Обе профессии находятся как бы на грани риска, одна требует женственности, красоты, милосердия, другая — мужественности, ума и таланта.

    Чтобы понять, какую роль в эти годы в советском обществе играл научный работник, или, как говорили тогда, «молодой учёный», достаточно вспомнить ещё один популярный фильм тех лет «Девять дней одного года» (1962) Михаила Ромма. Пьеса с эпатажным названием «104 страницы про любовь» (1964), написанная далёким ещё от кинотриумфов Э. Радзинским, была обречена стать экранной историей.

    В 1966 году на киноэкраны вышла знаковая картина французского режиссёра Клода Лелуша «Мужчина и женщина» с неповторимым дуэтом Анук Эме и Жан-Луи Трентиньяна и незабываемой музыкальной композицией Франсиса Лэя. Фильм рассказывал о непростых отношениях между овдовевшим мужчиной и одинокой женщиной. Магия углублённого взгляда на отношения — Его и Её — с верно расставленными психологическими акцентами, почти электрическим напряжением чувств между полюсами, была велика.

    Эта тема для пристального анализа и размышления в советском обществе назрела давно. Картина «Ещё раз про любовь», вышедшая в годы оттепели и потрясшая силой и искренностью сердца соотечественников, вывела на экран новую нетипичную героиню и историю любви несоветского формата, покорившую зрителей.

    Это был первый советский фильм о любви, в котором девушка, познакомившись с молодым человеком в ресторане, осталась у него в первый вечер знакомства ночевать и объяснилась ему в любви.

    Уже в самом названии проявилась некая знаковость фильма: банальная тема, но взгляд на происходящее совершенно новый. История довольно простая. Вот мужчина, вот женщина, вот их любовь, а вот «что-то», что всё портит. Наблюдать за борьбой любви и «чего-то» — одно из самых захватывающих зрелищ, позволяющих хоть на шаг приблизиться к разгадке этого противостояния и найти способ подыграть любви. Она его полюбила, причём, открыто, честно и безоглядно. А он — не сразу, постепенно, насторожённо. Хрупкое и вечное чувство неожиданно обрушивается на двух одиноких людей. И только потеряв её, он понимает, что у него на многое открылись глаза.

    В этой картине элегантные Доронина и Лазарев создали необычно гармоничный дуэт, привнеся в картину дух 1960-х с портретами Хемингуэя и географическими картами на стенах малогабаритных квартир. Девушкой 1960-х, разбившей сердца целому поколению и такой не похожей на всех прочих советских кино- и литературных героинь своей индивидуальностью, была Татьяна Доронина. Скольких людей покорила она своими огромными глазами, своим странным, с хрипотцой и прерывистым дыханием, голосом. Девушки бежали в парикмахерские осветляться, копировали её стиль одежды, манеры, вешали её изображение на стены: она была идеалом. Все женщины Советского Союза мечтали походить на блондинку Татьяну Доронину и встретить красавца Александра Лазарева. У каждого советского человека была своя история любви, многие хотели её сравнить с простой и душевной экранной историей и увидеть в ней свою, хотелось прикоснуться к истинной любви и насладиться ею, хотя бы со стороны[8].

    Дуэт Дорониной и Лазарева открыл для советского зрителя не только экранную чувственную любовь, но и показал тот накал страстей и даже некую борьбу в отношениях, которые долгое время считались у нас чуть ли не запретными.

    Татьяна Доронина играла материнскую женственность, которая каким-то образом одухотворяла даже обывателей. Это была новая героиня, которая с экрана говорила о новой жизни, о новом взгляде на отношения между мужчиной и женщиной. Её странные, прерывистые, с придыханием интонации одних завораживали, других раздражали, но никого не оставляли равнодушными[9].

    Георгий Натансон снял один из самых пронзительных фильмов о любви, фильм поэтический, очень добрый, который так же, как и история Ромео и Джульетты, долго ещё будет вызывать неподдельный интерес, а тема, затронутая в пьесе Радзинским, находится вне времени — её можно ставить и через 50, и через 100 лет. Успех картины и её героев был так велик, что люди стояли в очередях даже на улицах, а в кинотеатрах ставили нулевой ряд на все сеансы картины. Выход картины был по существу своеобразным вызовом официальному ханжеству и экранному пуританству, предубеждениям и условностям, которые были характерны для советского общества той поры.

    Перефразируя известные слова автора пьесы «104 страницы про любовь», можно сказать, что каждая любовь похожа и одновременно совершенно не похожа на предыдущую. Каждый человек вступает в эту любовь, как в новый мир, который обещает всё и редко даёт хоть что-нибудь. Но когда она уходит, он понимает, что ему дали всё, — он просто этого не понял[10].

    Знаменитая картина «Ещё раз про любовь» была снята в рамках идеологии советского кино и являла собой сам факт психологической истории советского общества 1960-х — 1970-х.

    Мелодраматическая конструкция ставила во главу угла отношения двоих, подстёгивая и драматизируя эти отношения присутствием опасности, роковых предзнаменований. Неожиданный финал был не только данью эффектности сюжетного построения, но и толчком к размышлению о ценности каждой человеческой жизни. Основная нагрузка в режиссёрском плане легла на долю исполнителей главных ролей. При минимальной разработке фона действия, общей атмосферы Татьяна Доронина и Александр Лазарев должны были не только раскрыть характеры главных действующих лиц, но и принести с собой воздух времени, стать выразителями жизни 1960-х годов[11].

    Чёрно-белый фильм. Мужчина и женщина идут по ночным, омытым дождём улицам города. Безукоризненность в одежде и уверенность в жизни. Новые герои. Романтические профессии: не рабочие и не студенты, с известной степенью риска. Новая жизнь. Иллюзия документальности, запоминающаяся песня, выдержанный элегантный стиль и простое человеческое содержание фильма очаровывали зрителя. Любовь была главным действующим лицом фильма, заканчивающегося смертью в авиакатастрофе главной героини, словно обрываясь на высокой трагической ноте, похожей на крик, на призыв к человечности, к пониманию между людьми. Фильм с восторгом были принят зрителем, который ощутил живой трепет обычной жизни, сквозь будничную оболочку которой прорываются совсем не будничные страсти.

    Невольно напрашивается параллель со знаменитой картиной Клода Лелуша „Мужчина и женщина“, в которой режиссёр поместил на край фильма всю интригу и событийность, делая предметом своего интереса только зарождающиеся и мучительно развивающиеся отношения двух людей[12].

    Эдвард Радзинский вывел в культурное пространство советской эпохи новый романтичный женский образ, красавицу, блондинку, стюардессу. Тогда обращали на себя внимание странные женщины, умевшие нести свою красоту с достоинством, рождённые в пику советской унитарности и существующие вопреки лозунгу той поры: „Будь как все!“. Такую женщину искали прежде, такую хотели встретить в будущем, потому что изначально и таинственно стремление человека к нравственным основам, окрашенным романтизмом[13].

    Доронина с её особой манерой говорить и такой же особой манерой смотреть и двигаться мгновенно влюбила в себя миллионы мужчин СССР, а неотразимый Лазарев и безответно обожавший героиню обаятельный Ефремов только подчёркивали её мечтательную созерцательность. История любви была снята просто и сентиментально. Единственным экстравагантным элементом во всём визуально-вербальном ряду была Доронина и её странный детский тонкий голос[14]. Актриса нашла для своей героини манеру говорить нарочно медленно, нарочито негромко, почти шёпотом, создав тем самым для неё ауру исключительности[15]. В задыхающемся пришепётывании героини Дорониной бился сбивчивый пульс, выстукивая одно и то же „ещё, ещё, ещё раз про любовь…“ Про любовь несбыточную, хрупкую, как бумажный кораблик, и неуловимую, как солнечный зайчик[16].

    Татьяна Доронина демонстрировала максимум эротики, хлещущей через край во всех жестах и словах, причём эротики внутренней и не осознаваемой её героиней[17].
    В фильме проступает та чистота натуры героини, для которой измена — даже пошлая, беглая, сиюминутная — не могла быть явлением обычным и которая вызывает восхищение зрителя, которому важно было видеть в ней сочетание красоты и характера, важно было понимать, что героиню обошла масса соблазнов, которым покоряются красивые женщины: в фильме она внимательно чувствительна к слабостям и недостаткам других, она талантливо человечна. Роль, сыгранная, как говорится, на вечные времена[13].

    Радзинский и Натансон фактически осуществили в СССР мягкую нравственную революцию, поместив героев в необычные для советского зрителя обстоятельства. Одна из самых сильных сцен фильма — в постели, самоотверженность женщины в чувствах, открытость их проявления и сам поступок героини — были правильно поняты далеко не всей мужской и женской частью советского общества, упрекавшей героиню в отсутствии морали.

    Впрочем, тот же Лелуш, вспоминая историю создания своего фильма, говорил, что «самые прекрасные истории любви — те самые, прожить которые нам не хватило времени»[18].

    Надо сказать, что фильм Георгия Натансона «Ещё раз про любовь» и по сей день никого не оставляет равнодушным и со временем приобретает несвойственный ему до этих пор аромат и известную долю изыска[19].

    Интересные факты[править]

    • Название «104 страницы про любовь» было дано автором под влиянием истории катастрофы самолёта ТУ-104 с экипажем летчика Гарольда Кузнецова, произошедшей в 1958 году. Экранизация проходит очень близко к судьбе самого Гарольда Кузнецова, он также влюблён в стюардессу, но не находит взаимности до самой катастрофы.[20]
    • Широкую известность пьеса получила после постановки Анатолием Эфросом в Московском Театре имени Ленинского Комсомола в 1964 году с Ольгой Яковлевой в главной роли.
    • Зарубежная премьера фильма состоялась 21 марта 1969 года в Финляндии.
    • Картину «Ещё раз про любовь» на фестивале в Картахене (Колумбия) пришлось показывать вне конкурса — советские чиновники от кинематографа всячески перестраховывались, боясь, что этой «антиморальной» лентой будет нанесён ущерб стране. По итогам показа картине был присуждён Гран-при[21].
    • В 1968 году по итогам опроса журнала «Советский экран» Татьяне Дорониной присуждено звание «Лучшая актриса года» (за фильмы «Три тополя на Плющихе» и «Ещё раз про любовь»). Это звание присуждалось актрисе также в 1967 (за фильм «Старшая сестра») и 1973 годах (за фильм «Мачеха»).
    • Настоящая известность к Александру Лазареву, как к киноактёру, пришла в конце 1960-х после выхода фильма «Ещё раз про любовь». Как признаётся сам артист, эта картина вынесла его «на гребень киноволны»[22].
    • Картина «Ещё раз про любовь» была не единственной совместной работой в кино Татьяны Дорониной и Александра Лазарева. Вместе они ещё раз встретились в картине «На ясный огонь» (1975), снятой режиссёром Виталием Кольцовым по повести Михаила Зощенко «Возмездие» (1936)[23].
    • Многие фразы и выражения из сценария и песни фильма стали крылатыми фразами как, например, «К чему бы это? — Я думаю, к дождю»(Евдокимов) «Неплохой человек ― это ещё не профессия» (Владик) или «Если я неправильно считаю, пусть старшие товарищи меня поправят» (Феликс). Крылатым выражением стало и само название фильма «Ещё раз про любовь», употребляемым часто в том случае, когда надо напомнить о высоких чувствах или о забываемой иногда первооснове человеческой сущности — любви[24].
    • В фильме, в кафе, где Наташа встречается с Евдокимовым, играла бит-группа «Скифы», состоявшая из студентов Московского университета и пользовавшаяся в конце 1960-х огромной популярностью. «Скифы» первыми из наших групп использовали в своей музыке фузз (педаль эффектов), причём отечественного изготовления. После показа фильма в Москве в 1968 году началась форменная «скифомания»[25].
    • Многие московские сцены в фильме были сняты в Сочи, так как съёмочные работы в Москве были приостановлены. Когда было получено разрешение на продолжение съёмок — пошёл снег. В картине очень узнаваемы и сочинский аэропорт, и набережная, и фрагменты улиц, где разворачивается действие, и знаменитая лестница в финале.
    • Режиссёр Вера Сторожева в 2003 году сняла ремейк картины — фильм «Небо. Самолёт. Девушка.» с Ренатой Литвиновой в главной роли.

    Премии и награды[править]

    • 1969 — Гран-при «За мастерство режиссуры и высокие моральные качества» на Международном кинофестивале в Картахене (Колумбия)[2].
    1. 1,01,1 Мария Давтян. Монологи «Ещё раз про любовь». По материалам газеты «Московский комсомолец»
    2. 2,02,12,2 Елена Константинова. Георгий Натансон: «Ещё раз про любовь к Булгакову, Тарковскому и Дорониной». Новая газета,
      № 34 от 16 мая 2002 г.
    3. 3,03,1 Елена Константинова. Георгий Натансон: «Я влюблялся в своих актрис». Газета «Труд», № 115 от 24.06.2000 г.
    4. ↑ «Только в полёте». К юбилею фильма «Ещё раз про любовь». Газета «Московский комсомолец», 5 мая 2008 г.
    5. ↑ Авторство текста и даже музыки к этой песне приписывают известной поэтессе Новелле Матвеевой, но ни в одном из сборников Н. Матвеевой такая песня не значится. Песня Н. Матвеевой «Кораблик» («Жил кораблик, весёлый и стройный…») — совершенно другое произведение, именно оно дало название сборнику Н. Матвеевой «Кораблик». Можно лишь согласиться с тем, что авторы песни к фильму находились под влиянием творчества Н. Матвеевой.
    6. Елена Ямпольская. «Одинокий тополь на Тверском бульваре». Газета «Известия», 11 сентября 2008 г.
    7. ↑ Песня из кинофильма «Ещё раз про любовь» на сайте «Multimidia»
    8. Эдвард Радзинский, писатель, историк, драматург, просветитель: «Я никогда ничего не делал потому, что это было кому-то надо. Надо было только мне…» на сайте «Грамота. ру»
    9. Ольга Шумяцкая. «Ещё раз про Татьяну». «Российская газета» — Федеральный выпуск, № 4750 от 12 сентября 2008 г.
    10. Светлана Погодина. «Ещё раз про любовь» на сайте журнала для женщин «Люблю!»
    11. «О фильме „Ещё раз про любовь“. Энциклопедия кино Кирилла и Мефодия
    12. Михаил Трофименков. „Сентиментальный роман продолжается двадцать лет“. Газета „Коммерсантъ“, № 3(471)
      от 13 января 1994 г.
    13. 13,013,1 Элла Матонина. „Татьяна Доронина как миропонимание“. Литературная газета, выпуск № 36 (6188) от 10 сентября 2008 г
    14. Елена Кутловская. „Шокирующая простота“. Журнал „Искусство кино“, № 2 от 2003 г.
    15. Юрий Богомолов. „Богиня в зазеркалье“. „Российская газета“ — Федеральный выпуск № 4061 от 5 мая 2006 г.
    16. Лариса Малюкова. „Ирония судьбы“ одна, только лица разные». Новая газета, № 16 от 05 Марта 2001 г.
    17. « Кино под мирным небом». Рубрика в газете «Взгляд», 5 мая 2008 г.
    18. Александра Иванова. «История любви». Pro кино. Новые известия, 5 октября 2006 г.
    19. Светлана Хохрякова. «Самолёт с трагической красавицей». Газета «Культура», № 10 (7317) 7 — 13 марта 2002 г.
    20. ↑ [1] Документальный фильм «Ту-104. Последние слова лётчика Кузнецова» режиссёра Георгия Ратушева.
    21. Лев Аннинский. «Горящее небо». Журнал «Искусство кино», № 6 от 2003 г.
    22. Александр Сергеевич Лазарев. Сайт «Актёры советского и российского кино»
    23. Информация о фильме «На ясный огонь» на сайте ruskino.ru
    24. Кожевников А. Ю. Крылатые фразы и афоризмы отечественного кино. Издательский Дом «Нева», Санкт-Петербург. 2004, ISBN 5-765-42567-4, 9-785-76542567-1
    25. Николай Добрюха. Фрагменты из книги «Рок из первых рук»». Москва, «Молодая гвардия», 1989 на сайте

    www.wikiznanie.ru

    Про любовь (фильм, 2015) — Википедия

    Материал из Википедии — свободной энциклопедии

    Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 24 ноября 2016;
    проверки требуют 8 правок.
    Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 24 ноября 2016;
    проверки требуют 8 правок.

    «Про любовь» — фильм-альманах режиссёра Анны Меликян, состоящий из пяти историй. Сюжет картины связан лекцией, которую читает героиня Ренаты Литвиновой. Фильм вышел в российский прокат 10 декабря 2015 года.

    Сюжет[ | ]

    Слушатели собрались на «Стрелке» послушать открытую лекцию «Про любовь». Женщина-лектор совмещает научные трактовки биологической сущности процессов организма с высокими чувствами, о которых пишут стихи и музыку. Лекция сопровождается опытами и экспериментами, участниками которых становятся сами же слушатели. Параллельно идут ответвления на серию новелл, так или иначе связанных с любовью.

    Ролевые игры

    Полицейский рейд в клубе, где собираются для свободного общения участники аниме-движения. Среди задержанных — Химея и Тайто, состоящие полгода в отношениях, но ни разу друг друга не видевшие без образов. Настоящие имена (Лена Грачёва и Игорь Петров) дают повод молодым людям встретиться в традиционном смысле, однако затея эта терпит крах. Отношения налаживаются только после возвращения юных влюблённых в яркие аниме-образы. Рекомендацией по подходящему образу воспользовалась и одинокая работник полиции, которая удостоилась знаков внимания уже при первом посещении клуба.

    Увольнение

    Крупный бизнесмен собирает сотрудников для того, чтобы объявить о кризисе в экономике и уволить всю команду. Офис-менеджер Лиза находится в подвешенном состоянии, поскольку теперь делать кофе оказалось некому. Однако выдающиеся достоинства Лизы не дают покоя её руководителю, и он совершенно открыто предлагает девушке полное содержание в обмен на удовлетворение его мужских желаний. Лизу одолевают сомнения по поводу поступившего предложения и не дают покоя остающиеся без развития отношения с её парнем Гришей, который третий месяц без работы и практически не отрывается от

    encyclopaedia.bid

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о