Кавказский мужчина фото: Stock royalty-free photos and images of D0 9a d0 b0 d0 b2 d0 ba d0 b0 d0 b7 d1 81 d0 ba d0 b8 d0 b5 d0 bc d1 83 d0 b6 d1 87 d0 b8 d0 bd d1 8b

Содержание

Легко ли быть горцем: как живется мужчинам на Северном Кавказе

Что делать, когда мать, жена и сестры считают, что ты в доме кормилец, а единственные места работы, куда тебя берут – это охранник на автостоянке или сторож на овощебазе? Как быть, если отец и дед завещали тебе защищать честь семьи, а тебя на каждом перекрестке может остановить с вымогательствами любой гаишник? Куда идти, если ты все время под подозрением – как террорист, как преступник, как наркоман?

Бедность, бытовая неустроенность, бесправие – проблемы, которые по данным исследования Фонда имени Генриха Бёлля и международного центра Free Happy People, больнее всего бьют по жизни мужчин на Северном Кавказе. О том, что гендерное неравенство в этом регионе растет из установленного в государственном порядке неравенстве социальном, oDR поговорил с координатором исследования, социологом Ириной Костериной.

Чем объясняется интерес к этой теме? Почему именно мужчины, почему именно на Кавказе?

Интерес возник на основании наших предыдущих исследований. Несколько лет назад мы (Фонд Генриха Белля в России – прим.ред.), по заказу некоторых северокавказских НКО, изучали положение женщин в регионе, чтобы лучше понимать, какие у них проблемы, с какими трудностями они сталкиваются и как лучше с этим работать. Например, выяснилось, что осведомленность о помощи, которую могут предоставлять местные НКО совершенно ничтожная – некоторые женщины даже и выражения “общественная организация” не знают. Кроме того, в этом исследовании вышел на поверхность огромный блок проблем про домашнее насилие: он вышел и при анкетировании, и в глубинных интервью с женщинами. Этой темы было невозможно избежать; мы увидели, что именно она волнует женщин больше всего.

Когда мы собрались группой – там были и исследователи, и активисты – чтобы обсудить эти свежие данные, мы поняли, что не ожидали такого масштаба трагедии в регионе. Мы оказались в растерянности и ужасе, было непонятно, что с этим делать. При этом было очевидно, что это насилие женщины не сами себе причиняют, оно не существует в вакууме, оно берется откуда-то, что-то его порождает, что-то его усиливает, что-то его легитимирует. И тогда появился импульс послушать и понять мужчин.

На Северном Кавказе есть пара десятков НКО, которые работают с женщинами, но где мужчины, что с ними происходит, чего они хотят, довольны ли они своей жизнью – этого мы вообще не знаем. До того момента вся работа была сосредоточена на женщинах, все руководители НКО и волонтеры – женщины, в 90% тренингах участвуют девочки или женщины, а мужчины выпадают.

Какие есть пересечения в исследованиях женщин и мужчин? Есть какие-то общие проблемы?

Мы сохраняли вопросы в анкетах примерно одинаковые, чтобы ответы были сравнимые. Оценка проблем в республиках у мужчин и у женщин очень схожая. В принципе, люди переживают за довольно базовые вещи – безработица, низкий доход, отсутствие возможностей для профессиональной самореализации, потому что рынок труда очень маленький. Экономические проблемы волновали одинаково и мужчин, и женщин. Люди также отмечали коррупцию, ощущение несправедливости, клановости. Какие-то бытовые неустроенности отличаются от Москвы, конечно же, но и схожи с российской глубинкой – типа незапланированного отключения света зимой, долгого отключения воды летом. В общем, жаловались на обычную бытовую неустроенность.

Застольные традиции народов Кавказа • Arzamas

Как едят дагестанцы, осетины, чеченцы, ингуши, адыги, армяне, грузины, азербайджанцы и тюркские народы Северного Кавказа

  • Дагестанцы
  • Чеченцы
  • Осетины
  • Ингуши
  • Адыги
  • Тюрки Северного Кавказа
  • Азербайджанцы
  • Армяне
  • Грузины

Дагестанцы

Аварский хинкал
Сварить крупные куски мяса. Пшеничное тесто, замешенное на кефире или кислом молоке, раскатать в пласт толщиной 6 милли­метров, порезать ромбами или квадратами и кинуть в оставшийся после мяса кипящий бульон. Варить минут пять, иногда помешивая. Если глаз еще не наме­тан, разрезать и попро­бо­вать одну хинкалину. Как только тесто готово, срочно вынуть, не забыв проко­лоть каждый кусок вилкой или зубочисткой. Для соуса смешать сметану или тушенные в бульоне помидоры без кожицы с чесноком. Мясо, тесто, соус и бульон подавать раздельно.

«Можно подумать, что юноши здесь не женятся и не играют свадеб. Сколько я ни ходил по улицам этого стран­ного города, ни разу не уви­дел ни одного барана. Но спраши­вается, что же режут москвичи, когда порог пере­ступит гость? Чем же, если не разре­занным бараном, отме­чают они приход кунака? Нет, я не зави­дую этой жизни. Я хочу жить в своем ауле Цада, где можно вволю поесть хин­калов, сказав жене, чтобы она побольше поло­жила в них чесноку…»

Расул Гамзатов. «Мой Дагестан»

Хинкал нередко путают с хинкали, однако это совер­шенно другое блюдо, зани­мающее центральное место в даге­станской кухне. Четыре ингре­диента — мясо, тесто, чесночный соус и бульон — в нем подаются раздельно. В Даге­стане живут деся­тки народов  Коренными малочислен­ными народами Даге­стана, согласно поста­новлению Государ­ственного совета РД № 191 от 18 октября 2000 года, официально считаются аварцы, агулы, азер­байджанцы, дар­гинцы, кумыки, лакцы, лезгины, таты, табаса­ранцы, ногайцы, руту­льцы, русские, цахуры и чеченцы-аккинцы. Данный список не учиты­вает десятки малых народов, полити­ческим реше­нием вклю­ченных в состав более крупных, но при этом обла­дающих нацио­нальным самосо­знанием, особой культурой и языком, — андийцев, дидойцев, ахвахцев, кара­тинцев и пр., и многие создали свои версии хинкала. Основное различие между ними — форма изделий из теста: у аварцев куски огромные, у лакцев — крошечные. Легенда гласит, что в старину у хорошей лакской хозяйки в ложке поме­ща­лось 99 хинка­лин. Не самое фанта­сти­ческое утвержде­ние, если учесть гигант­ские разме­ры хинкаль­ных ложек. Хинкал у кумыков, словно подчер­ки­вая их принад­леж­ность к тюркам, неотли­чим от средне­азиат­ского бешбар­мака (с мясом сосед­ствуют тонкие квадратики теста; бешбар­мак тради­ционно ели руками, отсюда и название, в переводе озна­чающее «пять пальцев»). Слоеный дар­гинский хинкал в виде рулетиков из слоеного теста, пересы­панного специями, напоми­нает немецкое блюдо штрули.

Даргинский хинкал © Ресторан горской кухни «Жи Есть» / jiest.ru

Раньше в хинкал шла в основ­ном бара­нина, теперь в равнин­ной части Даге­стана преоб­ладает говядина. Вместо свежего мяса часто исполь­зуют суше­ную колбасу и суше­ное мясо — отто­ченный веками способ сохра­нения еды в горных селе­ниях. Сушат мясо поздней осенью, когда стада возвра­щаются с летних пастбищ, а мухи исчезают. Тонкие пласты солят, наде­вают на палки и выве­шивают в тени, на сквоз­няке. Настру­ганное ломти­ками сушеное мясо напо­минает бастурму. Для хинкала его варят около часа, по возмож­ности сливая воду. Это сытное, калорий­ное блюдо можно встретить и на столе обыч­ной кавказ­ской семьи, и в меню ресторана.

Чеченцы

Чепалгаш
Пшеничное тесто замешать на кефире или кислом молоке, разде­лить на куски весом около 200 грамм в виде шари­ков и тонко раскатать. На сере­дину уло­жить пару столо­вых ложек начинки из домаш­него (это важно!) творога, зеле­ного лука, яиц и соли. Края соеди­нить и заще­пить, раска­тать лепешку до толщины менее санти­метра. Обжарить с обеих сторон на сухой сково­роде (первую сторону — с крышкой, вторую — без крышки). Гото­вые лепешки окунуть в горя­чую воду, сложить друг на друга, густо прома­зывая каждый слой сливоч­ным маслом. Всю горку разрезать, как торт, на 6 частей. Есть, пока не остыло.

«Одна была жена Садо, та самая немолодая, худая жен­щина, которая укла­дывала подушки. Другая была совсем молодая девочка в красных шаро­варах и зеленом бешмете, с закры­вавшей всю грудь зана­веской из сереб­ряных монет. На конце ее не длин­ной, но толстой, жесткой черной косы, лежав­шей между плеч худой спины, был приве­шен сереб­ряный рубль; такие же черные, сморо­динные глаза, как у отца и брата, весело блестели в молодом, старав­шемся быть строгим лице. Она не смот­рела на гостей, но видно было, что чувство­вала их присутствие.

Жена Садо несла низкий круглый столик, на котором были чай, пильгиши, блины в масле, сыр, чуре́к — тонко раска­танный хлеб — и мед. Девочка несла таз, кумган  Кумган — кувшин с носиком. и полотенце.

Садо и Хаджи-Мурат — оба молчали во все время, пока женщины, тихо двигаясь в своих красных беспо­дош­венных чувяках, устанав­ливали прине­сенное перед гостями. Элдар же, устремив свои бараньи глаза на скрещен­ные ноги, был неподвижен, как статуя, во все то время, пока женщины были в сакле». 

Лев Толстой. «Хаджи-Мурат»

Жена Садо  Садо — житель аула Махкет, в сакле которого ушедший от имама Шамиля Хаджи-Мурат в самом начале повести догова­ривается о контакте с русскими, к которым он плани­ровал перейти. вносит закуски, которые в кавказ­ских домах быстро подавали на стол, чтобы не заставлять голодного гостя ждать. Вопреки стерео­типу о шашлыках, основой северо­кавказ­ской кухни были и остаются мучные изделия, каши и сыр — простая, дешевая и кало­рийная пища, которую удобно носить с собой и пастуху, и воину. Поэтому каждый живу­щий в горах кавказ­ский народ создал свою разно­вид­ность лепешек или пирогов. В Дагестане это чуду, у кара­чаев­цев и балкар­цев — хычи­ны. Осетины до сих пор используют в рели­гиозных обрядах священ­ные пироги с сыром. В Чечне же наиболее попу­лярны хингалш (тыквен­ные лепешки) и чепалгаш (тонкие лепешки с творо­гом). Именно послед­ние Толстой называет пиль­гишами. Слово «чепал­гаш» проис­ходит, вероятно, от тюрк­ского корня, также обозна­чающего лепешку («чапе­лек» по-кумыкски и «чал­пак» по-узбекски), с добав­лением аффикса множе­ствен­ного числа «-аш».

Иллюстрация Евгения Лансере к повести Льва Толстого «Хаджи-Мурат». Петроград, 1916 годРоссийский аукционный дом

Чеченские лепешки гото­вятся на сухой сково­родке и густо прома­зываются маслом, уже когда их склады­вают в стопку. Их разре­зают вместе, как торт. В совре­менной город­ской кавказ­ской культуре тради­ционные мучные изделия серьезно потес­нила итальян­ская пицца.

У многих кавказ­ских народов и даже в неко­торых русских общинах, прожи­вающих на Кавказе, мужчины и женщины, как правило, питаются раздельно. Общение между полами сведено к мини­муму. В Чечне гостям-мужчинам нередко подавал еду сам хозяин или его сыновья. Крайне не одобря­лось, если перед посто­рон­ними крути­лась взрослая дочь. Другое дело — появление «совсем молодой девочки». Возможно, вынос умываль­ных принад­леж­ностей важным гостям был ее первым «выходом в свет», по волнительности сопо­стави­мым с первым балом Наташи Ростовой. Важно было не испор­тить его, вести себя скромно и с достоинством.

Высоко ценилось умение гостя дели­катно выразить почтение хозяйке дома. Она же, не вступая в беседу, коротко отвечала и удаля­лась в сосед­нюю комнату, готовая в любой момент вернуться и помочь гостям или мужу. В совре­менной Чечне этот обычай сохра­нился лишь частично, женщины нередко присутст­вуют при разговоре и сами бесе­дуют с гостями. Значи­тельный вклад в женскую эманси­пацию внесли недавние войны, когда мужчи­нам передви­гаться по респуб­лике было смертельно опасно и часть их обязан­ностей легла на женские плечи.

«Только когда женщины вышли и совер­шенно затихли за дверью их мягкие шаги, Элдар облегченно вздохнул, а Хаджи-Мурат достал один из хозырей черкески, вынул из него пулю, затыкаю­щую его, и из-под пули сверну­тую трубочкой записку.

— Сыну отдать, — сказал он, показывая записку.

— Куда ответ? — спросил Садо.

— Тебе, а ты мне доставишь.

— Будет сделано, — сказал Садо и переложил записку в хозырь своей черкески. Потом, взяв в руки кумган, он придви­­нул к Хаджи-Мурату таз. Хаджи-Мурат засучил рукава бешмета на мускулистых, белых выше кистей руках и подставил их под струю холод­ной прозрач­ной воды, которую лил из кумгана Садо. Вытерев руки чистым суро­вым полотенцем, Хаджи-Мурат подвинулся к еде. То же сделал и Элдар. Пока гости ели, Садо сидел против них и несколько раз благо­дарил за посе­щение. Сидевший у двери мальчик, не спуская своих блестящих черных глаз с Хаджи-Мурата, улыбался, как бы подтверждая своей улыбкой слова отца.

Несмотря на то, что Хаджи-Мурат более суток ничего не ел, он съел только немного хлеба, сыра и, достав из-под кинжала ножичек, набрал меду и намазал его на хлеб». 

Лев Толстой. «Хаджи-Мурат»

Этикет гостеприимства налагает обязан­ности не только на хозяи­на, но и на гостя. Не реко­мен­дуется хвалить вещи в чужой сакле — иначе их вам будут вынуж­дены подарить. Когда пригла­шают в дом «на чай» (в действи­тель­ности под «чаем» обычно разумеется основа­тельный обед), хоро­шим тоном считается не согла­шаться сразу: вдруг это лишь форма вежли­вости? Но если гость пришел, даже если к нему отно­сятся не слиш­ком хорошо, хозяин поставит на стол и послед­ний кусок хлеба. Пусть собственная семья будет голо­дать, госте­при­имство — это святое!

Чтобы не ставить гостя в неловкое поло­жение, никто не закан­чивал трапезу раньше него. В свою очередь, культур­ному гостю, особенно пони­маю­щему, что он пришел к бедня­кам, следо­вало попро­бовать угоще­ние, но не есть слишком много. Благо воздер­жанность в еде счита­лась важным достоин­ством горца, тем более автори­тетного лидера вроде Хаджи-Мурата. Поки­дать дом сразу после еды счита­лось непри­лич­ным. Во время следую­щего визита в селе­ние полага­лось остано­виться у того же хозяина.

Впрочем, от обычая госте­приим­ства следует отли­чать существо­вавший в Даге­стане и Грузии институт пахты, когда феодалы или пред­ста­вители крупных общин кормились за счет мелких и слабых селений. Здесь уже дело дохо­дило факти­чески до грабежа.

«— Наш мед хороший. Нынеш­ний год из всех годов мед: и много и хорош, — сказал старик, видимо доволь­ный тем, что Хаджи-Мурат ел его мед.

— Спасибо, — сказал Хаджи-Мурат и отстра­нился от еды.
Элдару хоте­лось еще есть, но он так же, как его мюршид, отодви­нулся от стола и подал Хаджи-Мурату таз и кумган.

Садо знал, что, принимая Хаджи-Мурата, он риско­вал жизнью, так как после ссоры Шамиля с Хаджи-Муратом было объяв­лено всем жителям Чечни, под угрозой казни, не прини­мать Хаджи-Мурата. Он знал, что жители аула всякую минуту могли узнать про присут­ствие Хаджи-Мурата в его доме и могли потре­бовать его выдачи. Но это не только не смущало, но радо­вало Садо. Садо считал своим долгом защищать гостя — кунака, хотя бы это стоило ему жизни, и он радо­вался на себя, гордился собой за то, что поступает так, как должно».

Лев Толстой. «Хаджи-Мурат»

Культура гостеприимства была естествен­ным инстру­ментом, позво­лявшим путе­шествовать по опас­ным горным дорогам, останавли­ваться в селе­ниях, где и не слышали про гости­ницы, вести успеш­ную торговлю. Каждый гость обретал защиту и покро­ви­тельство. Если он нарушал этикет, на это смотрели снисхо­дительно. Даже враг в гостях пользо­вался иммуни­тетом до тех пор, пока не поки­дал дома. Но особые права были у друга — кунака. Кунаков часто связы­вали не только дружеские, но и дело­вые отно­шения. К примеру, горшеч­ник, путе­шествуя по аулам, остав­лял товар у кунаков, а на обрат­ном пути заби­рал выручку. Хозяин дома знал, что всегда может рассчи­тывать на ответ­ное госте­приим­ство кунака. Кунаки посе­щали друг друга по случаю радост­ных или грустных событий. В отличие от обыч­ного гостя, интере­соваться делами и целью приезда кунака не возбра­нялось.

Приему гостей на Северном Кавказе служили две структуры: годекан и кунацкая. Годекан, под разными назва­ниями распро­стра­ненный у многих горных народов Кавказа, пред­ставлял собой свое­образный мужской клуб на сельской площади, где имелись навес и удобные для сидения камни или даже камен­ные кресла, а впослед­ствии — стулья. Здесь прини­мались решения по важным обще­ственным вопросам. Женщинам на годекане появляться не пола­галось, подростки могли прислу­шиваться к словам старших, находясь поблизости. Попавший в незна­комое село гость приходил на годекан, где глава общины назна­чал того, кто должен его принять. После сытного ужина, если хижина была тесной, странник отправлялся ночевать в мечеть, но обычно хозяева стара­лись преду­смотреть место для гостя у себя дома.

Кунацкая. Иллюстрация из книги Джона А. Лонгворта «Год среди черкесов». Лондон, 1840 год Shapero Rare Books

Кунацкая — специаль­ное поме­щение для приема гостей, распро­стра­ненное на северо-западе Кавказа. Была либо комнатой в доме, либо отдель­ной построй­кой (у некото­рых народов — за преде­лами усадьбы). В ней поме­щали самые лучшие вещи, на стенах разве­ши­вали оружие. Во время приема гостя в кунацкой соби­ралось много мужчин самого разного возраста — и выка­зать почтение, и узнать послед­ние новости. Но и без гостей она не пусто­вала. Глава чечен­ского семейства проводил в ней много времени с друзьями. Также в кунац­ких часто собира­лись моло­дые мужчины. Кунацкие за грани­цами усадьбы, по сути, были напо­ло­вину обществен­ными. «После обеда для отдыха или на ночь моло­дежь рассы­пается по кунацким; ложись в какой хочешь и спи спокойно: никто не спросит, кто ты таков, зачем ты здесь, какое имеешь право», — пишет Саукуй Кокиев о быте осетин  С. Кокиев. Записки о быте осетин. 1885 год.

По мнению этно­графов, и кунацкая, и годекан проис­ходят от архаи­ческих мужских домов, распро­стра­ненных у многих народов. Их следы до сих пор читаются в европей­ских сказках: вспомним хотя бы историю Бело­снежки, попавшей в странную компа­нию живу­щих одним домом семи гномов.


Осетины

Цахараджин
Замесить тесто на дрож­жах с молоком, солью и топле­ным маслом. Накрыть и оставить в теплом месте на час. Сделать начинку из све­жего моло­дого сыра, зеленого лука и наре­занной соломкой свеколь­ной ботвы без стеблей. Для жир­ности можно доба­вить топле­ное масло или сметану. Посолить и попер­чить. Сделать из теста лепешку толщиной чуть меньше сантиметра. На сере­дину положить начинку. Стянуть концы теста на середину, защип­нуть. Пере­вернуть, аккуратно разров­нять поверх­ность пирога, в сере­дине сделать надрез для пара. Выпекать в духовке 15–20 минут. Потом смазать маслом.

Новый год пришел сегодня.
Пусть он счастье вам приносит!
Пусть в своих благодеяньях
Не оставит вас Христос!
Дети пели хором дружным,
Старики взывали к небу:
«Мы к тебе, о Боже правый,
К духам гор, долин и рек
Обращаемся с молитвой…»

Коста Хетагуров. «Новый год»

Осетины — единствен­ный коренной народ Север­ного Кавказа, преобла­дающая рели­гия кото­рого — христиан­ство. Однако оно тесно спаяно с релик­тами веро­ваний прошлых веков. Многие осе­тины — привер­женцы так назы­ваемой народ­ной веры, син­теза христиан­ских и языче­ских тради­ций. Важная ее особен­ность — нацио­нальный уклон: если христиан­ство и ислам подчерк­нуто надна­цио­нальны, а проступки верую­щих — это грехи против Бога, вредя­щие душе совер­шившего, то народ­ная вера осе­тин направ­лена на сохра­нение нации во вре­мена прогрес­си­рующей асси­ми­ляции и утраты языка, а глав­ный грех в ней — отказ от веры пред­ков, цен­ность кото­рой прежде всего в том, что она своя. Такая разно­направ­лен­ность нередко приво­дит к свое­образ­ному совме­ще­нию различ­ных вер. К при­меру, осе­тин может счи­тать себя мусуль­мани­ном, но во время поста Рама­дан участво­вать в цере­монии у святи­лища Реком  Одна из наибо­лее значи­мых ежегод­ных церемо­ний народ­ной веры осе­тин, к кото­рой допус­каются только мужчины., пить пиво и есть пироги.

Современная народ­ная вера в значи­тельной степени воссоз­дана осетин­скими интел­лектуа­лами. Тол­чок для этого дали раскопки алан­ских горо­дищ в XIX веке (осе­тины счи­тают себя наслед­ни­ками алан  Аланы — ирано­язычные полу­коче­вые племена скифо-сармат­ского проис­хожде­ния, образо­вавшие на Север­ном Кавказе крупный племен­ной союз, извест­ный как Алания., благо они един­ствен­ный круп­ный народ регио­на, говоря­щий на языке иран­ской группы). Отби­рая самые привле­ка­тельные факты и гипо­тезы, интел­ли­генты несли в народ исто­рии о вели­ких предках и возрож­дали утра­ченные трад­иции — процесс, неред­кий для евро­пей­ских стран в момент подъема нацио­наль­ного само­созна­ния. Помимо сведе­ний, почерп­нутых у архео­логов, они вдох­новля­лись нарт­ским эпосом (его варианты унасле­до­вали несколько наро­дов Север­ного Кав­каза) и народ­ными обря­дами, важней­шими из кото­рых являются ритуаль­ные застолья.

«…Ты прости грехи нам, Боже!
Пусть все земли наши будут
Хлебом и скотом обильны!»
Вторя старшим, говорили
Младшие: «Аминь, аминь.
Пусть нам благо Бог дарует».
С частью жертвоприношенья
Юный виночерпий чашу
Передал для молодежи.
Турий рог подняв, старейший
Первый тост провозгласил
За Георгия святого.

Коста Хетагуров. «Новый год»

Порядок молений-тостов на осетин­ских церемо­ниях строго регла­менти­рован. Первый пред­наз­начен Вели­кому Творцу — вероятно, резуль­тат влия­ния христи­анства. Второй — Уастыр­джи, самому попу­лярному небожи­телю  Небожителями назы­вают персо­нажей пантеона осетин­ской народ­ной веры, покро­ви­телей различных людей, осетин­ских родов, местностей и сфер челове­ческой деятель­ности. Этот термин подчер­кивает главен­ствующую роль Верхов­ного Творца — един­ствен­ного Бога над небожи­телями, что дает осно­вание счи­тать народную веру моно­теисти­ческой. Хотя среди ее аполо­гетов есть и сторон­ники язы­чества, этот статус важен для нала­жи­вания отно­шений с христи­анами и в особен­ности с мусуль­ма­нами, крайне отри­ца­тельно воспри­ни­маю­щими много­божие. По-осетин­ски небожи­тели и посвя­щенные им святи­лища именуются дзуа­рами., покро­ви­телю мужчин, воинов и путников. На доро­гах Север­ной Осетии немало посвя­щенных ему котлов для пожертво­ваний, куда води­тели бросают монетки: недаром в совет­ское время Уастыр­джи в шутку назы­вали минист­ром путей сооб­щения. В третьем тосте гово­рится о при­чине собра­ния. Веро­ятно, раньше небо­жители осетин­ского пантеона называ­лись иначе, но под влия­нием мис­сио­неров обрели имена христи­анских святых. Владыка вод стал Донбет­тыром («водяным Петром»), поскольку апостол Петр был рыбаком. Покро­витель охоты превра­тился в Афсати, святого Евстафия. Гром, как и у славян, «пору­чили» святому Илие — Уацилле. Имя Уастырджи фило­логи произ­водят от Уас Герги, свя­того Геор­гия, с кото­рым отождеств­ляется этот небожитель.

Памятник Уастырджи. Алагирский район, Северная ОсетияWikimedia Commons

Поэт, конечно, не мог перепутать порядок тостов. И действительно, в ориги­нальном тексте на осетин­ском слова «первый» нет. Налицо ошибка перевод­чика, плохо знак­омого с тради­циями народа.

Нам хозяйка, улыбаясь,
Хлеб, кувшины подносила.
На столах дымилось мясо,
А для пирогов, для сыра
Даже места не хватало.

Коста Хетагуров. «Новый год»

Важная часть обрядовой трапезы — три риту­альных пирога с сыром. Иногда, в отличие от обычных круг­лых пирогов, их делают треуголь­ными. Исклю­чение составляет поми­нальный стол, на кото­ром четное число пиро­гов. Хотя в обря­дах у «мужских» святи­лищ участ­вуют только муж­чины, пироги всегда пекут женщины. На обыч­ных застольях также часто встре­чаются пироги с мясом, свеколь­ной ботвой, карто­фелем, капустой.

Осетинское застолье. Кадр из кинофильма «Чермен». Режиссер Николай Санишвили. 1970 год © Киностудия «Грузия-фильм»

Старший традиционно получает почет­ную часть туши — шею и голову.

В каждом роге белой пеной
Через край переливаясь,
Пиво как бы говорило:
«Пей! Тебе я впрок пойду.
Ты и через год захочешь
Пить до дна, живя счастливо!»

Коста Хетагуров. «Новый год»

Другим важным элемен­том цере­моний и у осетин, и у сосед­них ингушей было священ­ное пиво. Впрочем, от обыч­ного пива оно сильно отли­чается: в нем мало алко­голя, а вкус своеоб­разен и ближе скорее к квасу. Варят его в боль­ших котлах. Промыш­ленные ана­логи тради­цион­ного пива продаются по всей Север­ной Осетии. Каждый год в респуб­лике проходит множество цере­моний с пивом и пиро­гами. Круп­нейший из них — праздник Хетага во второе воскре­сенье июля, когда десятки тысяч человек съез­жаются в священ­ную рощу непо­далеку от трассы Влади­кавказ — Алагир.

В отличие от Север­ной Осетии, в мусуль­ман­ской Ингу­ше­тии тради­ции народ­ной веры почти не сохра­ни­лись. Послед­нее круп­ное языче­ское жертво­при­но­ше­ние на Столо­вой горе в горной Ингу­шетии состоя­лось в 1925 году. К тому вре­мени жрец в бело­снеж­ных одеждах с чашей пива смотрел уже не на восток, в сто­рону восхо­дя­щего солнца, а в направ­лении Мекки. Лишь изредка уви­дишь, как свадеб­ная процес­сия останав­ли­вается у ручья и невеста разби­вает кури­ное яйцо о камни в воде. Девушка и сама не знает, что отдает тем самым дань давно забы­той Хий-нане — «водной матери».


Ингуши

Бирх
Ингушский соус бирх отлично подхо­дит к галушкам, да и сам по себе весьма вкусен. Гото­вить его следует так: карто­фель сварить на мясном бульоне, тщате­льно раз­мять, добав­ляя в про­цессе сырые яйца. Смешать с бульо­ном так, чтобы пюре в нем раство­ри­лось. Варить пару минут, затем снять с огня, доба­вить мелко наре­зан­ный зеленый лук и прочую зелень по вкусу. Посо­лить, попер­чить, томить 10–15 минут. Доба­вить зажарку из репча­того лука и мор­кови, тушенных на сливоч­ном масле.

«Ужин был обильный и изыскан­ный. Молодая отвар­ная бара­нина с черем­шовой подли­вой и галуш­ками, бара­нья голова, гру­динка и курдюк на отдель­ном дере­вян­ном блюде, варе­ники, творог в масле, жаре­ные блины с начин­кой — всего этого было подано на деся­терых. Нако­нец Наси внесла индюка, за кото­рым после­до­вало особое лаком­ство — халва и чай с сахаром».

Идрис Базоркин. «Из тьмы веков»

Наси приносит гостю чуть ли не все основ­ные блюда ингуш­ской кухни, начи­ная с козыря — дулх халтам, мяса с галуш­ками. Подается оно в виде четы­рех раздель­ных ингре­диентов (мясо, галушки, чесноч­ный соус и бульон), что роднит его с даге­стан­ским хинка­лом. Сам же рецепт галу­шек из пшеницы или куку­рузы заимст­вован у казаков. Слово «галушка» переко­че­вало даже в чечен­ское назва­ние этого блюда — жижиг-галнаш. Использо­вание черемши типично для вайна­хов (чеченцев и ингушей), кото­рые кладут ее во множество блюд — от омле­тов до вареников.

Жижиг-галнаш (мясо с галушками)© Wikimedia Commons

Горячая баранья голова считается на Север­ном Кавказе изыскан­ным лаком­ством. До сих пор в горных селе­ниях Даге­стана попа­даются ларьки, торгую­щие этим блюдом. На пирах голову барана предла­гали старшему. Тот брал кусок мяса и один глаз, а осталь­ное пускал по кругу. Второй глаз доста­вался хозяину дома.

Свиное сало запре­щено исла­мом, а потому в регионе ценится бара­ний курдюк, особенно копченый, кото­рый называют мох-мох. Творог с маслом, а порой и с рубле­ным яйцом — это кушанье калд-дятта. Его часто подают к лепешкам.

«Хасан был тронут таким обилием угощения, но ел очень мало.
— Гость, кажется, боится растолстеть! — язви­ла Наси, принося обратно почти нетро­нутые блюда, на что сосе­дка отве­тила, что умерен­ность в пище — признак благо­род­ства и воспи­тан­ности человека.
— Конечно! — не удержа­лась, чтобы не позлосло­вить, Наси. — К чему бобылю еда? На что ему силу тра­тить? На чтение книг? А настоя­щий мужик без мяса что конь без овса — борозды не вспашет!..»

Идрис Базоркин. «Из тьмы веков»

Героиня Наси откро­венно насме­хается над гостем-муж­чиной, показы­вая резкий боевой харак­тер. Вопреки стерео­типу о «скромных горян­ках», кавказ­ские женщины порой пускали в ход кинжалы или в отсут­ствие мужчин защи­щали селения от врагов. Этно­граф Башир Далгат утверждал: «Несмотря на внешнее бесправное поло­жение свое, женщина при уме и энергии играет выдаю­щуюся роль и в родо­вом быту народов». Когда мюриды Кунта-Хаджи — леген­дар­ного суфия, про кото­рого расска­зывают, что именно он обратил ингу­шей в ислам — пошли на русские войска после ареста учителя, среди трупов обнару­жили женщин, переодетых в мужскую одежду. В Даге­стане XIX века известен случай, когда 16-летняя девушка, остав­шись сиротой с детьми брата на ижди­вении, остригла волосы и яви­лась в сель­ский суд с просьбой прирав­нять ее к мужчи­нам. Те согла­сились. Вместе с одно­сель­ча­нами храб­рая жен­щина пахала, скакала на коне, стала прекрас­ным охот­ником и не знала равных в мет­кости. В итоге ей удалось добиться рав­ного с мужчи­нами права голоса на сель­ских сходах. Недаром неко­торые кавказ­ские народы (и в первую очередь ингуши) верят, что их предками были амазонки.


Адыги

Гедлибже
Куриные голени натереть солью и перцем, запани­ровать, обжарить. Лук и чеснок мелко поре­зать и отдельно обжа­рить до золо­тистого оттенка. Сложить все вместе в кастрюлю, посыпать папри­кой. Налить немного воды, посо­лить, тушить 15 минут. Доба­вить соус из сметаны, муки и воды, тушить около полу­часа до готов­ности.

«Наш обед проходил в турец­ком стиле, состоял из разно­образ­ных блюд, отдельно пода­ваемых на малень­ких круглых столах около полфута высотой. Их не могло быть менее чем от 12 до 15. Многие были бы намного лучше, если б их меньше припра­вили. Они были в основ­ном сделаны из домаш­ней птицы, бара­нины, молока, меда и фрук­тов, теста».

Эдмонд Спенсер. «Путешествия в Черкесию»

Адыги жили на северо-западе Кавказа. После разгрома алан Тамерланом в конце XIV века они продви­нулись на восток, заняли терри­торию, ставшую известной как Кабарда, и создали феодальные княжества, активно торго­вавшие с Азией и Европой. Именно тут из похо­жего на мачете ножа для рубки лозы возникла леген­дар­ная шашка, впослед­ствии ставшая глав­ным холод­ным оружием россий­ской армии. В совет­ское время адыг­ские народы стали титуль­ными нациями в трех респуб­ликах — Адыгее, Кабар­дино-Балка­рии и Кара­чаево-Черкесии. В двух последних их искус­ственно объеди­нили с тюрками — балкар­цами и кара­чаевцами.

К еде адыги относи­лись уважи­тельно. Ею клялись, а хлеб считался единст­венной вещью, кото­рую можно класть на Коран. К столу запре­щалось повора­чи­ваться спиной. Когда сотра­пезники подни­мались для тоста, старший оста­вался сидеть, отда­вая дань уваже­ния столу. Благо адыг­ская пого­ворка гласила: «Стол старше всех».

О старинной кухне адыгов можно судить по адыг­ской версии нарт­ского эпоса. Корни его уходят в глубо­кую древ­ность, а в XIII–XIV веках разроз­ненные сказа­ния стали объеди­няться в циклы. В эпосе упоми­наются пастэ (круто заварен­ная плотная каша из проса, заме­нявшая хлеб), мясной соус щипс, брага и вино. В XVI веке до адыгов дошла приве­зенная из Америки куку­руза. Она стала настолько попу­лярной, что полу­чила название «нартыху» — «еда нартов (бога­тырей)». Зерно­вые горцев отли­ча­лись мелкостью и скоро­спелостью, что обес­пе­чивало хоро­шие урожаи даже при засухе.

Османский путешествен­ник Эвлия Челеби, посетив­ший земли адыгов в сере­дине XVII века, отме­чал, что они уже обрати­лись в ислам, но продол­жали есть свинину. Также он опи­сывал баранов, цели­ком зажа­ренных в тандыре, кебабы из дичи, толокно (до сих пор попу­лярное на Север­ном Кавказе), айран, кумыс и несколько видов бузы. «Воды большин­ство людей пьет мало», — подыто­жи­вает Челеби длинный пере­чень напитков. Агроном Иван Клинген в конце XIX века писал, что адыги до эмигра­ции выращи­вали в Сочин­ском округе орехи, хурму, яблоки, груши и вино­град, экспор­тиро­вали тысячи пудов меда.

Несмотря на выход к морю и изоби­лие рек, в тради­ционном меню адыгов практи­чески нет рыбных блюд. Вероятно, это послед­ствие древних религиоз­ных запре­тов, восхо­дящих к покло­нению морскому божеству Кодеш — огром­ной рыбе, не дающей Черному морю выйти из бере­гов и устроить потоп. Среди совре­менных адыгов бытует мнение, что причина запрета — поедание черно­мор­скими рыбами тел черке­сов, утонувших при массо­вой эмигра­ции в Турцию после пора­жения в Кавказ­ской войне.

Сейчас из адыг­ских блюд наиболее попу­лярны гедлибже (курица, тушен­ная в сливках) и, конечно, адыгей­ский сыр. Адыг­ская еда не острая. Вероятно, недоволь­ство Спен­сера вызвал присущий северо­кавказ­ской кухне избыток чеснока.

«Но все мои просьбы заста­вить моего хозяина при­нять участие в еде вместе с нами были безуспеш­ными; он, согласно обычаю этого народа, оста­вался в комнате все это время, в самой вежливой форме преду­преж­дая каждое желание гостей. Во время еды мы обслу­живались, в добавле­ние к нашему хозяину, несколь­кими рабынями».

Эдмонд Спенсер. «Путешествия в Черкесию»

Кабардинцы, в особен­ности знатные, руковод­ство­вались адыгэ хабзэ — непи­саным этико-философ­ским кодексом, регла­менти­ровавшим разные стороны жизни: отно­шение к смерти, немного­слов­ность, умерен­ность в пище, уваже­ние к роди­телям (местные исто­рики прово­дят парал­лели между адыгэ хабзэ и япон­ским кодексом бусидо). Многие правила каса­лись приема пищи. Цар­ский офицер Федор Торнау вспоми­нал: «По прави­лам черкес­ской вежли­вости никто не касается кушанья прежде стар­шего гостя, и, когда он кончил, все сидя­щие с ним за одним столом также пере­стают есть, а стол пере­дают второ­сте­пенным посе­тите­лям, от кото­рых он перехо­дит дальше, пока его не очис­тят совер­шенно, потому что горец не сбере­гает на дру­гой раз что было однаж­ды приго­тов­лено и подано. Чего не съедят гости, выно­сится из кунац­кой и отда­ется во дворе детям или неволь­никам, сбегаю­щимся на каждое угощение».

Черкешенки на невольничьем рынке. Гравюра из «Иллюстри­рован­ного путе­шествия по пяти частям света». Мадрид, 1853 годCircassian Voices

До середины XIX века среди адыгов было распро­стра­нено рабство. Продажа рабов (унаутов), захва­ченных при набе­гах на соседей, обеспе­чи­вала значи­тель­ную часть дохо­да феода­лов. На рабов не распро­стра­нялись адаты — нормы тради­цион­ного права, приме­няе­мые для свобод­ных людей. Так, убийство раба не влекло за собой кров­ной мести, преступ­ник лишь возме­щал стои­мость жертвы. Оживлен­ная торговля рабами обоего пола шла с Осман­ской импе­рией через Черное море. С 1830-х годов она стала пресе­каться россий­ским флотом и окон­ча­тельно прекра­тилась с уста­новле­нием россий­ского контро­ля над регионом после завер­шения Кавказ­ской войны и массо­вой эмигра­цией адыгов в Турцию в 1862–1867 годах.

«Напиток представ­лял собой разновид­ность меда и татар­ской бузы, сделан­ной из проса, на вкус напо­ми­нал слабое пиво. Хлеб был сделан из пше­ницы и куку­рузы, прекрас­ного аромата, в плове, кото­рым невоз­можно было пренеб­речь, гречи­ха была прекрас­ным замени­телем риса. Конечно, мы имели оловян­ный поднос вместо скатерти, дере­вян­ную чашу вместо стака­нов, кинжалы вместо режу­щих ножей, пальцы вместо вилок и ладони наших рук вместо ложек; но все эти неудоб­ства, общие для Востока, были для меня пером на весах по срав­нению с обя­зан­ностью сидеть в течение часа на ковре скрестив ноги; и, я уверяю вас, я чувство­вал немалое удоволь­ствие, когда цере­мония завер­шилась, чтобы прогу­ляться по дворам».

Эдмонд Спенсер. «Путешествия в Черкесию»

Согласно нартскому эпосу, просо людям дал бог плодо­родия Тхаголедж, впослед­ствии нарт Сосруко спас волшеб­ные зерна от чудо­вища Емынежа. Буза — слабо­алко­гольный напиток, предпо­ложи­тельно зане­сен­ный на Кавказ монго­лами. Несмотря на нега­тив­ное отно­шение к алко­голю в исламе, ее пьют до сих пор. В Даге­стане буза имеет обря­довое значе­ние и часто гото­вится для праздника первой борозды  Весенний праздник начала пахоты, призван­ный обеспе­чить хороший урожай. Восходит к старин­ному ритуалу свадьбы земли и быка как сим­вола фер­тильности..

Впрочем, слабоалкоголь­ный напиток адыгов зовется бузой в основ­ном в русских источ­никах. Сами они именуют его «махсыма». Сейчас ее гото­вят, сбра­живая с медом осо­бые лепешки, испе­ченные из солода, муки и хмеля. Если махсыму выдер­жать пару лет, полу­чится питье покрепче — мармажей.

Традиции производ­ства и употреб­ления алко­голя у адыгов уходят в глубо­кую древность. Еще в 1502 году итальян­ский этнограф Джор­джио Инте­риано писал: «Они выпи­вают постоянно и во славу Божию, и во имя святых, и во здра­вие роди­чей, и в честь памяти умер­ших друзей, и в память каких-либо важных и заме­ча­тель­ных подвигов, и пьют с боль­шою торже­ствен­ностью и почте­нием, словно совер­шая священ­но­действие, всегда с обна­жен­ной головой в знак наивыс­шего смире­ния». Упоми­нание святых — не ошибка: в то время среди адыгов было распро­стра­нено христи­анство. Традиции вино­делия сохра­нились до сих пор. Так, в Кабардино-Балка­рии произво­дится одно из самых доро­гих россий­ских вин — айсвайн «Шато Эркен».


Тюркские народы Северного Кавказа

Сёк
Пшено просеять и тща­тельно промыть. Варить в кипя­щей воде около 10 минут, пока зерна не разбух­нут. Отки­нуть на дуршлаг, выло­жить на холщо­вую ткань, дать подсох­нуть и остыть. Затем обжа­рить в сухом, заранее раска­ленном казане, постоянно поме­шивая, в течение 1–1,5 часа, пока просо не приобре­тет темно-золоти­стый оттенок. Достать, дать остыть и снова просеять. Залить доверху кипят­ком, хоро­шенько укутать и оставить на 10 часов. Снова ровным слоем выло­жить для просушки на ткань. Перед употреб­лением смешать со сметаной и сахаром, можно доба­вить молоко и моро­женое.

«Карачаевские барашки известны целому Кавказу своим особенно нежным и вкусным мясом. В этом случае Карачай может сопер­ни­чать даже с известным островом Уайта, славя­щимся также барашками, мясо которых состав­ляет гордость королев­ского стола в Англии. Между жите­лями Карт-юрта и нашими солда­тами скоро устано­ви­лись самые друже­ские отношения. Весь словарь кавказ­ского солдата исчерпы­вался только словами: яман, якши, кушай, работай, тащи, сату и некото­рыми другими; словарь кара­чаев­цев оказы­вался еще беднее, а между тем и те и дру­гие, допол­няя мими­кой и вырази­тель­ными жестами то, для чего не хвата­ло слов, отлично пони­мали друг друга. Захо­чется, напри­мер, солдату достать яйцо — он пальцем правой руки чертит на левой ладони овал и в то же время кричит пету­хом. И его пони­мают:
тата­рин  В XIX веке тата­рами имено­вали всех кавказ­ских тюрков — от карача­евцев до азербай­джанцев. Адыгов звали черке­сами (причем у итальян­ских путешествен­ников эпохи Ренес­санса Черка­сия тяну­лась вплоть до Дербента), а жителей гор­ного Даге­стана — лезгинами. Впослед­ствии, когда за народами закре­пились совре­менные названия, это привело к немалой путанице. Так, лезгин­ские нацио­налисты претендуют на честь изобре­тения лезгинки, хотя это слово приду­мано русски­ми для обозна­чения десят­ков объеди­нен­ных единым ритмом кавказ­ских танцев, каждый из кото­рых имеет собствен­ное назва­ние на языке соответ­ствующего народа. смеется, кивает головой и бежит в саклю за яйцами».

Василий Потто. «Кавказская война»

Карачаевцы и балкарцы унасле­до­вали от тюрк­ских кочевых ското­водов целый набор класси­че­ских блюд и напит­ков, попу­ляр­ных не только на Кавказе, но и в Средней Азии: лепешки, шурпу, бузу, соус тузлук, жарен­ные в жире кусочки теста баур­саки, кисло­молоч­ные продукты айран и каймак и разно­об­разные варианты приго­тов­ления бара­нины. Карачаев­ские овцы и сейчас ценятся не меньше, чем во време­на Кавказ­ской войны, причем самыми вкус­ными счита­ются барашки с черной шерстью. В пищу идет практи­чески вся туша: мясо, ножки, голова, курдюк. Из желудка, кишок и ливера делают тради­цион­ные колбасы джерме и сохту, кости приго­дятся для буз­ламы — мест­ного холодца. Почти несоле­ный бульон подается отдельно.

Самое известное блюдо местной кухни — хычины, лепешки со всевоз­мож­ными начин­ками. А вот напиток, кото­рый продают по всей России под назва­нием «айран», здесь назы­вают сууса­бом. Для приго­тов­ления сууса­ба густой айран взби­вают и разбав­ляют обыч­ной или минераль­ной водой. Есть немало люби­телей суусаба из старого, начи­наю­щего бродить айрана.

Кроме того, тюркское населе­ние «менялось» блю­дами с сосед­ними народами. Совре­менные кара­чаевцы и балкар­цы охотно гото­вят адыг­ское блюдо гедлибже; подобно осети­нам, пекут пироги со свеколь­ными листья­ми и пьют солоно­ватый калмыц­кий чай. Укра­шают их стол местные фрукты и травы.

Хотя кочевые ногайцы тоже любили баур­саки и шурпу, их рацион заметно отли­чался. Осман­ский путешест­вен­ник Эвлия Челеби писал: «Они пита­ются [мясом] лисиц, волков  Справедливости ради, в записках Челеби наряду с точными наблю­де­ниями попа­даются довольно сомни­тель­ные, а порой и фанта­сти­ческие подроб­ности. К приме­ру, он утвер­ждал, что даге­станцы обрастают боро­дой уже в десять лет. (Прим. авт.), крупой, вареным супом, кониной, лошади­ными потро­хами… прося­ным хлебом. <…> Они совер­шенно не едят пшенич­ного хлеба и не пьют воды, а пьют бузу и разбав­ленную бузу». Его совре­менник домини­кан­ский монах Джо­ванни Лукка добав­лял: «В праздни­ки они пьют кобы­лье молоко, кото­рое у них назы­ва­ется кумысом. На десять дней его хорошо заку­пори­вают; оно охме­ляет подобно вину. К тому же они сушат также на солнце кислое молоко, едят его вместо хлеба с мясом и употреб­ляют главным образом на пирушках. Есть у них также немно­го проса, получае­мого от черкесов и выме­нивае­мого на скот. Из этого проса они гото­вят с маслом и кислым моло­ком род супа, называе­мого шурпа. Лошади­ное мясо едят полу­испе­ченным».

Разнообразные угоще­ния из конины до сих пор встре­чаются у ногай­цев. Однако более популярны блюда из бара­нины. Особое место среди них зани­мает курлеме — ягня­тина, томлен­ная 12 часов в засыпан­ной землей разо­гре­той жаровне. Так же долго делают слад­кое блюдо сёк из пшена и сметаны. Поэтому раньше его гото­вили сразу в боль­ших количе­ствах, засы­пали в мешки и возили с собой в кибитках.

К XIX веку излюбленным напитком ногай­цев стал соле­ный плиточ­ный чай с моло­ком и специями, сдобренный смета­ной, маслом или бараньим жиром. От калмыц­кого ногай­ский чай отлича­ется тем, что молоко не кипя­тится вместе с завар­кой, а добав­ляется после снятия с огня и проце­живания.


Азербайджанцы

Довга
В кастрю­лю влить катык, поло­жить сырое яйцо, немного риса и замочен­ного гороха нут. Разме­шать, доба­вить воды — чуть меньше, чем катыка, чтобы полу­чи­лась жид­кость консистен­ции кефира. Довести до кипения на сред­нем огне, постоянно поме­шивая ложкой по часо­вой стрелке (иначе довга свер­нется и испор­тится). Продол­жать помеши­вать еще пару минут. Доба­вить петрушку, кинзу, мяту и укроп. Иногда в суп также добав­ляют фрика­дельки из бара­нины, риса и яйца. Пода­вать холод­ным или горячим.

«Еще час спустя они сидели на откры­той веранде, выхо­дившей в тенистый сад, где посере­дине журчал малень­кий фонтан, и пили чай. То есть чай пил Фандо­рин, а Гасым к чашке почти не притра­ги­вался — он ел. Чуреки, халву, суше­ные фрукты, орехи. Время от времени обли­зывал пальцы, поры­гивал, говорил: „Ай, хорошо“».

Борис Акунин. «Черный город»

Черный байховый чай для азербайджан­цев — не просто всена­родно люби­мый напиток. Чай­ханы — аналоги англий­ских клубов для джентль­менов, где ува­жае­мые люди прово­дят досуг и обсуж­дают важные воп­росы. Еще недавно туда не пус­кали женщин, а на дверях одной дербент­ской чайной до сих пор висит таб­личка: «Лицам до 18 лет вход воспре­щен». В чайха­нах весь день кипят разго­воры и игра в нарды. Сюда захо­дят по поводу и без повода, загля­ды­вают поздоро­ваться с друзья­ми — и оста­ются до вечера, попивая чай из тюльпано­образ­ных стаканчиков — армуд.

Чайная в Баку. 1888 годWikimedia Commons

Чай лучше готовить по старинке, в само­варе на дровах. Если заварка заки­пела, напиток безна­дежно испорчен. Вместе с чайни­ком на стол ставят варе­нье, нарезан­ный лимон, коло­тый сахар, само­дель­ные конфеты и всевоз­можные сла­дости. По статистике, азербай­джанец в среднем завари­вает за год больше кило­грамма чая. А вот собствен­ный чай здесь стали выращи­вать только в конце XIX века. Его произ­водят мало, но он высоко ценится кавказ­скими люби­те­лями чаепитий.

«И действительно, было хорошо. Свежий вете­рок приятно ласкал бритый, непри­вычно чувстви­тель­ный скальп. Посмотреться в зеркало отстав­ной стат­ский совет­ник пока не осме­лился. Сидел он по-турецки, привы­кал к кавказ­ской одежде.
— Не буду тебя звать „Агбаш“, — сказал Гасым. — Будешь Юмру­баш, Круглый Голова. Э, чашка так не надо держать! Ты больше не русский. Надо, как это, манеры хоро­шие, а то люди увидят, не поверят, что ты мусуль­ман.
— „Хорошие манеры“ — это как?
— Зачем шапка снял? Уважае­мый человек всегда шапка сидит. Чай тихо пьешь, невежливо. Вот так пей. — Гасым с шумным хлюпа­ньем отпил из чашки. — Понял?
Фандорин тоже попро­бовал. С третьей попытки получи­лось неплохо.
— Кушать пилав будешь — только пра­вый рука бери. Никогда левый. Три палец бери, вот так. Ладонь не пачкай».

Борис Акунин. «Черный город»

По азербайджанской кухне, как по откры­той книге, отчет­ливо читается исто­рия этого народа. Еще в эпоху неолита обита­тели побе­режья Каспия возде­лы­вали пшеницу и ячмень. До сих пор из злако­вых гото­вят лепешки и кутабы. Найден­ные при раскоп­ках посе­ле­ний бронзо­вого века глиня­ные маслобойки говорят о разви­тии ското­вод­ства и появ­лении молоч­ных продуктов. Их и сейчас немало: к примеру, кисло­молоч­ный суп довга, который одина­ково хорош и в холод­ном, и в горя­чем виде.

Многие элементы азербайджан­ской кухни, такие как айран и блюдо из бара­ньих потро­хов джиз-быз, тюрк­ского проис­хожде­ния. Но еще заметней влия­ние персов. В сере­дине III века Кавказ­ская Албания  Государ­ство в Закав­казье, занимав­шее с конца II века до нашей эры и до араб­ского нашествия в начале VIII века терри­то­рию совре­мен­ного Азер­байджана. стала васса­лом импе­рии Сасани­дов и оста­ва­лась им вплоть до при­хода арабов. Впослед­ствии Персия контро­лиро­вала терри­то­рию современ­ного Азер­байджана с неболь­шими пере­ры­вами с XVI по начало XIX века. Гурма­нам это, впрочем, пошло только на пользу: восточ­ная сладость пахла­ва и знаме­ни­тая специя шафран укра­сили азер­бай­джан­ский стол и стали нацио­наль­ными. Даже распро­стра­нен­ные у тюрков блюда имеют отчет­ливый персид­ский акцент — например, азер­бай­джан­ский плов, рис для кото­рого подается отдельно и не смеши­вается с мясом и фрук­тами даже во время еды.

Не остались в стороне и сосе­ди по Кавказу: блюда разных кухонь столь тесно перепле­лись, что порой за пальму первен­ства идет нешуточ­ная борьба. Вспомним хотя бы долму, в равной степени люби­мую и в Армении, и в Азер­бай­джане. Все народы Закав­казья гото­вят овощное соте аджап­сан­дал. В север­ной части страны распро­странен типич­ный для Даге­стана хинкал. В этом нет ничего удиви­тель­ного, ведь и живут там те же народы: аварцы, лез­гины и цахуры.

Благодаря щедрой природе азербай­джан­ская кухня отли­чается изоби­лием зелени, фрук­тов и рыбных блюд. С давних пор в пищу употреб­ляются каштаны и лепестки роз. Привычка крайне мало солить компен­сиру­ется изоби­лием кисло-сладких соусов из вино­града, граната, барба­риса и алычи. Вообще, кислинка (будь она от фруктов или от молочных продуктов) — харак­тер­ная особен­ность и местной, и гру­зинской кухни.

Азербайджанцы умеют полу­чать неспешное удоволь­ствие от простых радостей жизни, не погля­дывая на часы. А потому семей­ный обед длится несколько часов, с чередо­ванием многих блюд. Они могут варьиро­ваться, но начи­нается и закан­чивается пиршество непре­менно чаем.


Армяне

Ишхан в вине
У севан­ской форели удалить жабры, через них ложкой вынуть внутрен­ности. Полость тщательно прополо­скать и набить измель­ченной смесью алычи, граната, лука и эстра­гона. Припускать на слабом огне около 10 минут в белом вине из расчета 1 стакан на 1 кило­грамм блюда, не допус­кая контакта рыбы с дном кастрю­ли. Для этого ее можно поло­жить на камни или дере­вянные палочки.

«Мы сидели с друзьями под вино­градом. Он свисал с дере­вянной реше­точки, образуя нам тень, пока вокруг плави­лось армян­ское солнце и поспе­вал в жаровне уголь для шашлыка.
— Видишь, — сказал мне друг, когда к столу, в ожида­нии шашлыка, были поданы не видан­ные мною голубцы, крошеч­ные, темно-зеленые, которые следо­вало поли­вать просто­квашей. Но просто­кваша была „мацун“, а голубцы — „долма“, ибо завер­нуты были не в капуст­ный, а в вино­градный лист… — Видишь, — сказал он, — ничто так не отдает себя цели­ком, как вино­град. Его можно есть (он сорвал вино­гра­дину), его можно пить (он пригу­бил коньяк), в тени его можно сидеть, лист его идет на долму, и даже когда он умрет, его можно сжечь…
Вокруг валя­лись виноград­ные дрова — тонень­кие и коря­вые. Они дают самый жар­кий жар. Что лучше всего для шашлыка».

Андрей Битов. «Путешествие из России»

Слово «долма» происхо­дит от тюрк­ского глагола «заполнять» и, по сути, означает «начинен­ная». В России так назы­вают фарш, завер­нутый в вино­град­ные листья, но в Закав­казье есть десятки видов этого блюда. Всем известные голубцы — частный случай долмы. В Арме­нии долма (или толма, как ее здесь назы­вают) столь много­образна, что, как и в соседнем Азер­бай­джане, по праву счита­ется нацио­нальным блюдом. Армяне фарши­руют и овощи, и фрукты вроде яблок и айвы, в начинку идут не только мясо и рис, но также грибы, курага, зелень. И, конечно, долма немыс­лима без соуса мацони с чесноком.

«Армянский кутеж». Дореволюционная открытка из серии «Кавказские типы»CRÓNICAS ARMENIAS

По мнению Вильяма Похлеб­кина, армян­ская кухня — самая древняя в Закав­казье, ее исто­рия охваты­вает более трех тысяче­летий. Предки армян были опыт­ными ското­водами и охотни­ками, и порой в армян­ских блюдах встре­чаются редкие сочета­ния видов мяса — к примеру, олени­на, варенная в кури­ном бульоне. Парал­лельно, как и всюду на Кавказе, разви­ва­лись кисло­молоч­ные продукты и сыры, отличаю­щиеся в Арме­нии большим разно­обра­зием. Большин­ство блюд гото­вилось на топленом масле из ове­чьего мацуна. Озера щедро дели­лись рыбой. До сих пор глав­ным кули­нар­ным шедев­ром Армении счита­ется ишхан, или севан­ская форель. Ее потро­шат ложкой через жабры, без вспары­вания живота. Затем нежная рыба фарши­руется эстра­гоном и припуска­ется в вине. Разви­тие земле­делия обусло­вило разно­обра­зие зерновых и бобо­вых. Причем, в отли­чие от русской кухни, в армян­ской они нередко объеди­няются в одном блюде. В пищу употреб­ля­лись сотни дико­расту­щих трав. Еду гото­вили в очаге тонир (тандыр) и в разно­образ­ных керами­ческих емкостях — путук, кчуч, тапак, — давших наз­вание и самим кушаньям.

Нашествия завоевателей — персов, арабов, монголов, — а впослед­ствии и раздел армян­ских земель между персами и Осман­ской импе­рией привели к упадку, но в то же время и к взаим­опроник­нове­нию культур. Армян­ские рецепты перени­ма­лись захват­чи­ками, в то же время армян­ские диаспоры по всему миру твор­чески осваи­вали местные кухни. Поэтому многие блюда армян и сосед­них народов совпа­дают, а национа­листы со всех сторон не устают доказы­вать, что честь изобре­тения того или иного кушанья принад­лежит именно их нации.

Грузины

Чкмерули
Курицу разре­зать вдоль грудки, удалить лишний жир, гузку и кончики кры­льев, несильно отбить. Натереть солью, попер­чить и смазать расти­тель­ным маслом. Поло­жить на раска­лен­ную сково­роду под гнет, обжарить с двух сторон до золо­тистой корочки. Залить соусом из сливок, измель­чен­ного чеснока, кинзы, петрушки и хмели-сунели. Закрыть крыш­кой, тушить в духов­ке около 20 минут.

«Грузины пьют не по-нашему и удиви­тельно крепки. Вины их не терпят вывоза и скоро портятся, но на месте они прекрасны. Кахетин­ское и карабах­ское стоят неко­торых бургон­ских. Вино держат в маранах, огром­ных кувши­нах, зарытых в землю. Их откры­вают с торже­ствен­ными обря­дами. Недавно русский драгун, тайно отрыв таковой кувшин, упал в него и утонул в кахе­тин­ском вине, как несчаст­ный Кларенс в бочке малаги».

Александр Пушкин. «Путешествие в Арзрум во время похода 1829 года»

Хотя Александр Сергеевич не ночевал под разве­си­стой клюквой и не расска­зывал, подобно своему тезке Дюма-отцу, о жен­щине по имени Теля­тина, ошибок в опи­са­нии своего кавказ­ского путе­шест­вия он, как и Дюма, наде­лал немало. Карабах­ское вино, конечно, не грузин­ское. Согласно энциклопе­диче­скому словарю 1847 года, оно «имеет красно­ватый цвет, кислый вкус и редко может сохра­ниться, не портясь, дольше года. Лучшим вином почита­ется выделы­ваемое в садах около Ах-Огдана и в селе­ниях Астазур и Ашан. Виноде­лием занима­ются одни только армяне». Впрочем, помимо вина из Ашана, Пушкину понра­ви­лось и кахетин­ское, воспе­тое многи­ми поэтами. Оно бывает как белым, так и красным. В первом случае для него исполь­зуют абори­генные сорта ркатицели и мцване, во вто­ром — сапе­рави. Собран­ный в сухую осен­нюю погоду вино­град давили ногами, а затем вместе с косточ­ками, кожу­рой и веточ­ками (это прида­вало вину допол­нитель­ную крепость и аромат) зали­вали в огром­ные глиня­ные кувши­ны, емкость которых дости­гала 500 дека­литров. В таком немуд­рено было утонуть пьяному драгуну. Вот только называ­ется этот кувшин не марани, а квеври.

Квеври до закапывания. 2009 год © Levan Totosashvili / CC BY-SA 2.0

Грузины говорят, что квеври не лепят, как прочие кув­шины, а строят. Глиня­ные кольца накла­ды­вают друг на друга, а швы заглажи­вают специаль­ным гребеш­ком. Обжигают гигант­ские емкости откры­тым спосо­бом, раскла­дывая внутри и вокруг квеври костры. Такой кувшин полностью закапы­вают в землю, закры­вают крышкой и запеча­ты­вают глиной. Поэтому сусло и в жару, и в холод бродит при стабиль­ной темпе­ратуре около 14 граду­сов, а нераспе­чатан­ное вино сохра­няется много лет. Иногда квеври зали­вают заблаго­вре­менно, чтобы от­празд­новать событие из дале­кого буду­щего — свадьбу или рожде­ние пер­венца. Благо вино из сорта сапе­рави стареет медленно и вкусовые свой­ства сохра­няет до полу­века.

«Два грузина в марани». Картина Нико Пиросмани Собрание И.Сановича / NikoPirosmani.com

Хранятся квеври в особых помеще­ниях, которые и назы­ваются марани. Нередко их укра­шали изыскан­ным орнамен­том. При раскоп­ках города Армази обнару­жено марани с почти двумя десят­ками квеври времен поздней Антич­ности. Армази был уничто­жен араб­ским полко­водцем Мухам­мадом ибн Марва­ном в 736 году, так что такая техно­логия вино­делия существует не меньше 13 веков. Османы и персы, разде­лившие в XVI веке страну на две части, немало повлияли на ее кухню, но эту традицию прервать не смогли. Самые же древние свиде­тель­ства производ­ства вина на терри­тории Грузии уходят в прош­лое на 8 тысяч лет, в эпоху неолита. Поэтому грузины позицио­ни­руют свою страну как родину вина. Интересно, что даже в камен­ном веке в вино добав­ляли для со­хран­ности бактери­цидный компонент — древесную смолу, из-за чего оно имело соответ­ствующий привкус. Зная про такие традиции великих предков, с куда большей терпи­мостью отно­сишься к совре­менным консер­вантам вроде диоксида серы. ­­­­

Доминируй, властвуй, унижай

ПРАГА—Фонд имени Генриха Белля провел социологическое исследование о положении мужчин на Северном Кавказе. Его результаты были представлены в Берлине на конференции под названием «Мужчины Северного Кавказа: власть, бессилие и насилие». Социологи представили итоги 80 интервью с мужчинами Чечни, Дагестана, Ингушетии и Кабардино-Балкарии. Казалось бы, именно на Кавказе, где нет феминистического движения, проблема демаскулинизации не должна быть актуальной. В публичном дискурсе ее и нет. Однако сама проблема существует. Ее причины кроются в поведении властей, которые унижают мужчин. Это порождает порочный круг бессилия и насилия, поскольку сами мужчины дезориентированы, и это отражается на всем – в том числе на гендерном поведении. Воспитание мужества у кавказских мальчиков всегда имело целью, чтобы они ощутили себя хозяевами своей судьбы, сильными и независимыми. Как раз этого и не происходит. С одной стороны – воспитание «настоящего джигита» и мужество как устойчивая категория кавказской этики, с другой стороны – публичные порки, растущая статусность многоженства для богатых чиновников и массовая безработица. В условиях таких расхождений мужчины теряют понимание своей роли в обществе и семье. Обо всем этом мы поговорили с Ириной Костериной, координатором программы «Гендерная демократия» Фонда имени Генриха Белля в Москве, экспертом в области гендерных отношений.

Катерина Прокофьева: Ирина, ваш круглый стол носил название «Мужчины Северного Кавказа: власть, бессилие и насилие». Вот с этого я хочу начать, к примеру, с Чечни. Я сама задавалась вопросом: как чеченские мужчины реагируют на сильнейшее давление со стороны власти? В общении с ними я видела, что они очень фрустрированы – они не знают, как правильно реагировать психологически, это отнимает у них роли главы, кормильца, традиционные для кавказского мужчины, и чеченские порядки подавляют саму природу маскулинности, когда вождь заставляет буквально снимать штаны, публично каяться. Очень традиционная картина на ТВ «Грозный», как Рамзан отчитывает мужчин, они не смеют глаз на него поднять. Наркоманов, я помню, он даже за шкирку таскал… Как мужчины реагируют потом на такое публичное унижение, что показало ваше исследование – как это отражается в семье, на детях и женах?

Ирина Костерина: Собственно говоря, как раз об этом давлении очень много говорили. У нас были вопросы об этом в нашей анкете, мы специально ставили эту альтернативу, т.е. там был вопрос: «С какими проблемами сталкиваются мужчины вашей республики?», и в Чечне было очень сильно видно, по сравнению с другими республиками, что эта проблема актуальна. Но, знаете, эта проблема обнаружилась и в Ингушетии, и она связана не просто с давлением со стороны властей, с этими публичными унижениями, показами по телевидению, но также с тем, что сейчас продолжается давление на местных нетрадиционных мусульман. Эта практика распространена в основном в отношении мужчин, когда мужчину с бородой, подкатанными штанами или еще какими-то атрибутами, которые могут приписываться ортодоксальным мусульманам, просто могут обвинить в пособничестве боевикам, в связи с ISIS или еще в других вещах. Людей похищают, люди пропадают без вести, их избивают, иногда под пытками выбивая из них показания.

Поскольку эта ситуация распространяется, это тоже очень сильный такой новый триггер, который обнаруживается, и он, в том числе, связан именно с маскулинностью. Мужчины действительно перестали понимать правила, а на Кавказе же правила очень важны – раньше там были традиции, по которым было понятно: ты делаешь так, как делали твои предки, и результат будет такой, ожидаемый; потом пришел ислам – тоже в общем-то в шариате довольно правил, как себя должен вести мусульманин, чтобы быть правоверным мусульманином, чтобы после смерти попасть в рай. Сейчас правила вообще непонятны. Они именно непонятны с точки зрения всяких новых социальных факторов, политических, и мужчины очень болезненно реагируют на это, многие из них откровенно признаются, что их лишают мужского достоинства, они перестают себя чувствовать мужчинами. Конечно, как вы правильно заметили, часто потом это отражается на семье, потому что семья – в общем-то приватная жизнь, приватная сфера, и там уже мужчина может себя вести как хозяин, как основной человек, как не только кормилец, потому что женщины в основном тоже работают, но в основном как человек, который все контролирует и который отдает приказы, и его обязаны беспрекословно слушаться. Мы обнаружили очень много ситуаций, связанных с насилием, но интересно, кстати, что мужчины рассказывали и про ситуации, когда к ним применялось насилие со стороны их отцов, т.е. это такой цикл насилия, который продолжается.

Катерина Прокофьева: Вот вы упомянули Ингушетию… Я вспомню еще Евкурова и помпон, когда глава республики со смехом портит шапку этому растерянному ребенку с целью показать ему, как должен выглядеть настоящий джигит. Эту ситуацию как восприняли в самой Ингушетии мужчины, скажем, отец того самого мальчика?

Ирина Костерина: С отцом мальчика мы не знакомы, но в целом людям в Ингушетии, конечно, очень неприятна была эта ситуация. Опять же получается, что не люди сами определяют, как им жить и как им выглядеть, а власть, которая говорит, в том числе и о маскулинности, – как должен выглядеть настоящий мужчина или мальчик. Людям все это очень неприятно и болезненно, конечно. Они не считают, что современные люди должны придерживаться каких-то устаревших порядков. Кстати, что касается этой истории, наши исследования убедительно показали, что люди хотят переосмыслять правила – мужчины не согласны со старыми порядками. Очень мало кто из нашего исследования говорил, что они поддерживают традиции, и то, как было сто лет назад, как жили их родители, это правильно. Нет, все говорят, что мир изменился, стал современным, они тоже хотят жить по-другому, быть более самостоятельными, определять, что им делать.

В исследовании довольно много было интервью с мужчинами, которых женили без их участия. В той же Ингушетии было потрясающее интервью мужчины, который рассказывает, что его родители поженились, ни разу не видя друг друга, и папу вызвали телеграммой, в которой ему написали: «Приезжай домой, тут у тебя жена». И молодые мужчины тоже рассказывают, что когда их родители принуждают жениться на каких-то незнакомых девушка, эта ситуация для них чудовищна, т.е. никто не радуется этим вынужденным договорным бракам – ни мужчины, ни женщины. Мужчины восстают против этого. Очень часто они сопротивляются и придумывают всякие способы, как избежать этого, и говорят, что это несовременная и неадекватная практика, что нужно многое менять.

Катерина Прокофьева: Вы говорили о том, что демонизация салафитов и охота за ними со стороны правоохранительных органов способствует увеличению их количества. Почему так происходит?

Ирина Костерина: Ну, не только в этом причина. Есть много причин тому, почему люди уходят в нетрадиционный ислам – салафизм или еще как-то можно его называть. Во-первых, это часто поиск ответов на какие-то жизненно важные вопросы и защита от несправедливости. Другая причина – это как раз противостояние традициям. Очень многие мужчины-мусульмане, для которых быть мусульманином – это самое главное, говорили, что они категорически не согласны со своими родителями, которые выполняют какие-то чеченские или ингушские традиции, например. Они чувствуют очень сильное давление со стороны своих родственников, потому что некоторым родственникам не нравится, когда люди уходят в нетрадиционный ислам – они начинают устраивать скандалы, выгоняют из дома, порывают всякие отношения, что очень тяжело для людей.

Катерина Прокофьева: К вам подходили мужчины из всех четырех республик Северного Кавказа и благодарили вас. За что? Вы можете как-то практически им помочь, кроме того, что поднять и озвучить эту проблему?

Ирина Костерина: Мы хотели это исследование мыслить в большей степени как прикладное, чтобы это был материал для общественных организаций, социальных работников и других организаций и структур, которые работают в республиках, чтобы отрефлексировать это все и найти новые пути для помощи как мужчинам, так и женщинам. Конечно, изначальный план был, что мы как-то так смотрели на ситуацию: северокавказские мужчины нам казались как главные насильники, контролеры, узурпаторы, патриархи, которые «отрываются» на своих женах, детях, сестрах и т.д. Но в исследовании мы увидели, насколько мужчины сами несчастные, бесправные и загнанные в угол, пытающиеся сопротивляться этим порядкам, поэтому мы придумали серию тренингов по тем темам, которые у нас возникли как самые актуальные. Для мужчин на Северном Кавказе все-таки центральная роль – это роль в семье, роль мужа, отца и сына, поэтому первый тренинг был именно посвящен ответственному отцовству и роли мужчин в семье. На этом тренинге и после него мужчины действительно очень раскрылись и очень сильно благодарили, говорили, что многие из них впервые в жизни имели возможность поговорить о том, что их волнует, отрефлексировать какие-то вещи и начать искать какие-то новые решения и выходы. Поэтому у нас еще запланирована серия тренингов, и мы надеемся, что дальше тоже сможем активно работать с теми мужчинами, которых мы воспринимаем как активистов, местных лидеров, не важно в чем, главное, что у них есть какой-то авторитет, влияние в их обществе. Мы видим, что они хотят что-то менять к лучшему у себя в республиках, поэтому мы с ними работаем, чтобы они были проводниками перемен.

Катерина Прокофьева: Ирина, все четыре республики небогаты, и безработица там большая проблема, работают и мужчины, и женщины. Часто ли мужчины на Северном Кавказе зарабатывают меньше, чем их жены, и воспринимают ли они это как проблему?

Ирина Костерина: Бывает, что не просто иногда меньше зарабатывают, а что жена – единственный кормилец в семье. Бывают ситуации, что мужчины вынуждены уезжать на заработки и год или два жить вне семьи, работая где-то на Севере или других регионах России, присылая деньги. Да, мужчины воспринимают это как проблему, потому что в нашем исследовании, по результатам опроса, безработица и низкие зарплаты были названы для них основными проблемами, с которыми они сталкиваются. Они также очень много говорили о том, что вот, «у нас все-таки мужчина воспринимается как главный кормилец, а я с этим не справляюсь, мне очень тяжело». То есть они действительно очень переживают по этому поводу. В общем-то ситуации там немного разные – есть мужчины, которые даже не разрешают своим женам работать, несмотря на тяжелую финансовую ситуацию, у них очень традиционные представления о разделении гендерных ролей, поэтому они говорят: «Нет, жена должна сидеть дома, рожать и воспитывать детей, а все обеспечивать буду я». С другой стороны, были интервью с мужчинами, которые воспринимают свою единственную уникальную роль кормильца как инструмент для манипуляции. Например, в нескольких случаях мужчины говорили о том, что они взяли себе вторую жену или собираются взять вторую жену, и когда их спрашивали: «А как ваша первая жена относится к этой ситуации?», они говорили: «Ну, а куда она денется? Я зарабатываю, я ее обеспечиваю, приду, поставлю ее перед фактом, и в общем-то это ее проблема, как эмоционально на это реагировать».

Катерина Прокофьева: Если мужчинам трудно найти работу, то как с этим вяжется распространение многоженства? Зачем мужчине еще несколько ртов, когда он с первой семьей не справляется?

Ирина Костерина: Это интересная история, потому что многоженство становится показателем статуса мужчины, и поскольку не все мужчины, а только обеспеченные могут позволить себе взять вторую жену, то даже само наличие второй жены воспринимается местным обществом как символ его успешности в экономическом статусе.

Катерина Прокофьева: Вообще, мужчин в результате конфликтов намного меньше, чем женщин?

Ирина Костерина: В Чечне есть очень заметная статистическая разница. В других республиках – нет. В других республиках она более или менее как во всей России, но в России у нас все равно женщин больше, чем мужчин, особенно в старших возрастных группах – мужчины не доживают. Статистическая разница замечена только по Чечне, поэтому там в общем-то даже на уровне президента республики была озвучена идея, что государственные служащие, которые достаточно обеспечены, могли бы взять себе вторую жену, чтобы как-то этот демографический перекос минимизировать.

Катерина Прокофьева: Что касается демографической ситуации, то в Чечне она худшая из всех четырех республик…

Ирина Костерина: Да, она хуже всех. Достаточно нормальная ситуация в Ингушетии – из всех республик она самая многодетная. Кабардино-Балкария и Дагестан примерно одинаковые, т.е. там нет какой-то заметной статистической разницы в количестве мужчин и женщин.

Катерина Прокофьева: В вашем исследовании сказано, что внебрачные связи для женщин остаются абсолютным табу. Это действительно соблюдается, и мужчины требуют доказательств того, что их жена девственница?

Ирина Костерина: Во-первых, нужно поговорить о том, что есть дискурс, а что есть реальная жизнь. Конечно, по правилам к женщинам предъявляются в этом плане более высокие требования. У нас был отдельный вопрос к мужчинам в наших интервью: «Могли бы они жениться на не девственнице?» Все категорически говорят «нет», но, например, мужчины, которые идентифицируют себя как мусульмане, для них мусульманская идентичность является ведущей, они говорили о том, что вообще, по исламу, они могут жениться на женщине, если она разведенная, и это даже хорошо. Они могут взять себе второй женой разведенную женщину с ребенком или женщину с тяжелой судьбой, тем самым, как бы выручив ее в тяжелой жизненной ситуации. В то же время нужно понимать, что жизнь есть жизнь и соблюдать всем женщинам эту девственность невозможно, и это не происходит. Особенно это не происходит в Кабардино-Балкарии, и исследование показало, что все равно, конечно, находятся разные ситуации и лазейки, как обходить это жесткое правило. Некоторые мужчины, если они действительно встретили женщину, которую они любят и в первую брачную ночь они выясняют, что она не девственница, даже идут навстречу и прибегают к разным уловкам, чтобы продемонстрировать своим родственникам, что она была девственницей. Так что в общем-то есть всякие ситуации. Женщины, с другой стороны, тоже иногда прибегают к каким-нибудь уловкам, к примеру, восстановлению девственности. Есть даже такие туры, когда можно поехать в соседнюю республику и, обратившись к помощи гинекологов, исправить ситуацию. Некоторые мужчины говорили, например, что если женщина не девственница, но это не был результат как бы ее распутного образа жизни, а ее изнасиловали, они могли бы тоже это принять, понять, и если они ее любят, то они могли бы жениться на такой женщине.

Женщина на Кавказе

Проблема межэтнических отношений в России, прежде всего – с народами Северного Кавказа – по-прежнему стоит остро. Часто найти общий язык со своими согражданами мешают страх, предрассудки и отсутствие интереса к ближнему. Здравый смысл подсказывает, что пора познакомиться с культурой Кавказа, для понимания того, кто ты есть и рядом с кем ты живёшь, – это ли не задача уважающего себя человека и гражданина уважаемого государства? 

Предлагаем рассмотреть эту тему через призму женского вопроса на Кавказе. В этом нам помогла одна из самых известных российских журналистов – Надежда Кеворкова. Она приоткрыла эксперту ИАЦ МГУ Алене Шарковой ширму загадочного и сложного мира Северного Кавказа и рассказала о женщинах российского Востока.

 — Народы Северного Кавказа населяют этот регион с древних времён. Они имеют много общего между собой в традициях, культуре и образе жизни. Как бы Вы охарактеризовали образ кавказской женщины?

— Главная черта – отсутствие уныния. В христианстве уныние считается источником всех грехов. Вот на Кавказе этого настроения нет в публичном пространстве. Представление о дозволенном тоже строже, чем у других. Поэтому и отступление от дозволенного в  — Какими чертами характера обладает типичная представительница Северного Кавказа?

— Женщины на Кавказе плачут редко, если она заплакала, то это значит, что всё, край.

Пока что горянка остается женственной. Здесь мужеподобных бесполых существ нет, с серьгой в носу, или с татуировкой, или с голым пупком. Даже если не красавица, женственность при ней. Нет бездомных, нет сирот, у каждой за спиной – семья, родные. Это и защита, и ответственность. На Кавказе никто не расслабляется – все собраны, в том числе и женщины. Но если она ведёт себя как женщина без семьи, без рода, то её собственное ощущение падения так остро, что и поведение становится вызывающим – порой даже преувеличенно вульгарным.

 Существуют жёсткие запреты: мать никогда не будет говорить с сыном о том, о чём не принято, жена никогда не будет вести себя с мужем, как со слугой, даже если она зарабатывает больше него. Все роли в семье и обществе расписаны, их нельзя изменить, либерализовать, расшатать. Ни сексуальной революции, ни фрейдизму не удалось проникнуть в кавказское общество под видом либерализации, только под видом разврата и греха, поэтому и горянка более защищена, но и менее «свободна».

 — Какие жизненные ценности стоят в приоритете у современной кавказской женщины?

— Выйти замуж и родить детей. У кавказских женщин в голове меньше романтической ерунды про любовь. Хотя целые армии психологов работают на изменение этих «архаичных» представлений, но горянки не теряют невинность в школе на вечеринке в обязате  Кавказ не воспринял идей свободного секса ни в 20-е годы, ни в 40-е, ни в 60-е, ни в 80-е, ни в 2000-е – ни одна волна эмансипации от чести Кавказа не затронула. Поэтому здесь женщины выходят замуж и рожают детей, в отличие от всей остальной страны. Здесь нет промискуитета как общественной нормы.

 Если семейная установка не сработала, если девушка попадает в обычную городскую среду, то она либо неистово начинает делать карьеру, либо ведет себя, как все вокруг – пьет, бравирует этим, пляшет полуголая в клубах по выходным, выставляет свои фотографии в соцсетях.

В отличие от русских, у кавказцев другое отношение к богатству. Оно разное – в исламе и в христианстве. Иисус сказал, что скорее верблюд пройдет в игольное ушко, чем богатый в Царствие небесное. Быть христианином и преуспевать в этом мире нельзя, что бы ни говорили проповедники разного рода. Быть мусульманином и преуспевать – в этом противоречия нет. Христианам тяжело – преуспевая, каждый в глубине души, если он не протестант, вопрошает: «Господи, что я сделал не так?» Это культурный код, от него не уйдешь.

Женщины вообще любят преуспевание, успех, богатство. Кавказские женщины из богатых не стесняются своё богатство показывать. Раньше кто из мусульман кичился своим богатством? Кто строил особняки? Крепости строили и мечети. А русские? То же самое. Буржуазная жизнь перемалывает всех, но кавказские народы оказались лучше защищены от этих челюстей молоха. Кавказская женщина складывает своё золото с мыслью о том, что это её неприкосновенный запас на время бед. А русская женщина последнее отдаёт своим детям. Поэтому русская женщина легче перенесёт нужду, одиночество и разруху – она к ней всегда готова.

— Отличаются ли женщины Северного Кавказа по образу жизни и мышления от тех своих землячек, которые переезжают жить в Москву?

— Это зависит не от места жизни, а от семьи – как воспитали, так она и идёт по жизни. Дети на Кавказе против родителей не бунтуют, конфликта поколений там нет – это заслуга и ислама, и горских обычаев. Если семья вольных нравов, то и дочери по В больших городах, кстати, мусульманки быстрее вспоминают о том, как полагается себя вести. Здесь каждая пребывает в агрессивном, враждебном окружении. Поэтому она вокруг себя выстраивает непроницаемую стену. Или же бросается в омут столичной жизни, повторюсь, чтобы пропасть и потеряться. Такое старинное понятие как честь в кавказской среде существует. А у жителей больших городов понятия о чести изжиты, но у кавказской женщины они изжиты не могут быть по определению – у неё тысяча родственников, и если с честью что-то не так, она вычеркнута из жизни.

— Насколько открыты российские мусульманки внешней среде?

— Как и все другие существа людского мира, они беззащитны перед внешней средой, она их разъедает так же неистово, как и других. Но, в отличие от безродных и внерелигиозных городских жителей, у мусульманки, которая приняла решение быть мусульманкой на деле Но всё же, мне кажется, кавказцам легче – за их спиной громадная семья. А русским труднее – весь ХХ век ушёл на то, чтобы разрушить источник русской силы – село, семью, общину.

— В последнее время в общественных местах всё чаще можно встретить мусульманок, одетых в хиджаб. По Вашему мнению, выход мусульманок на улицы Москвы в соответственном исламским традициям виде является знаком того, что русское общество стало более открытым — Это знак того, что женщина отгораживает себя от мира лжи и растления. Она своим покрывалом отделяет себя и всем это показывает. Это не явление культуры, а отношение к этому – не проявление дружелюбия общества и не традиция. Надеть платок – э Православные монахи, старообрядцы с восторгом относятся к таким женщинам, а поборники свобод – с ненавистью. Верующие и нелицемерные люди ценят такой явный и трудный вызов расслабленному миру от лица хрупкого существа, каким является женщина. Вообще, верующие люди иных конфессий в России к хиджабу, как правило, относятся с громадным пониманием и сочувствием. Я говорю о реальных верующих, а не о виртуальных активистах форумов и не о городских люмпенах.

Что касается никаба, то многие, понимая, что к исламу он не имеет отношения, носят его для того, чтобы ещё более жёстко продемонстрировать этому миру: «Я от тебя отгорожена». Чем больше мир вокруг оголяется, тем закрытее хочет быть мусульманка. У русских девочек, которые ислам принимают, исступлённое желание отгородить себя от враждебного окружения чаще принимает такие формы – она  никаб надевает, который является частью племенной одежды у некоторых народов, с тем же чувством, что нигилистки косы отрезали и шли в народ.  

Мир очень верно распознал, что это такое – женский исламский платок. Именно поэтому с платком в либеральном обществе идёт такая война не на жизнь, а на смерть. Ведь никто не борется с пьяными рожами, с матом, с полуголыми телами, с проституцией, если не считать за «борьбу» шумные и бессмысленные медийные скандалы. А с закрытыми женщинами борются ежедневно – прохожие, милиция, начальство на работе, хотя они никому не мешают.

Если женщина надела платок – это вызов всему миропорядку, круговороту лжи, а не просто растленным нравам. Хиджаб – знак избранничества, дарованный не происхождением, а ставший проявлением воли. Что может быть страшнее для расслабленного больного человеческого сообщества, пожираемого левиафаном и поклоняющегося золотому тельцу, чем проявленная воля не следовать его гибельным путем?

— Как правило, женщина является хранительницей не только домашнего очага, но и традиций своего народа. Кто на Кавказе является хранителем культурных и религиозных традиций?

— Кавказское общество – мужское. Главные его атрибуты – мужские. Поэтому и хранят его мужчины. Религия там тоже дело мужское. Но все роли в кавказском обществе чётко распределены. Женщины обладают большим кругом обязанностей, довольно тяжёлых Исламские нормы в отношении равенства прав женщин на Кавказе не слишком известны. Кавказские мужчины сохраняют свое доминирование и сдавать позиции не собираются. В этом смысле, всё у них, как когда-то в счастливых русских семьях: муж – главный. Мужское доминирование – в крови.

Это имеет и оборотную сторону. Удивительно бывает видеть, что религиозная молодёжь первым делом осуществляет право на четырёх жен. А кавказские женщины к этому не слишком готовы – разводятся.

— Легко ли разведённой или овдовевшей кавказской женщине выйти замуж?

— Нелегко, поскольку в России женщин больше, чем мужчин. Нелегко и потому, что в кавказской среде на вдов и особенно на разведённых смотрят не как на желанных невест. Однажды девчонка, летевшая со мной из Чечни, всю дорогу разговаривавшая со сверстницами- В Иране после восьми лет войны, развязанной против него Ираком, осталось целое поколение вдов и женщин, чьи женихи погибли на фронте. И, хотя в Иране многожёнство редкость, сами жёны просили мужей жениться на вдовах погибших, а женщины, многие из которых были на фронтах, чьи мужья пали или они не успели выйти замуж, вышли замуж за инвалидов войны, в том числе парализованных, заботились о них. Я знаю такие трогательные пары в Иране, в Ливане, в Палестине – в тех странах, где люди пережили тяжёлые войны.

Кавказская молодёжь тоже узнала эту реальность, поскольку многие молодые люди погибли в тихо тлеющей войне, которая идёт уже второй десяток лет. В этой среде на вдовах женятся не по рецептам сериалов про любовь, а по религиозному долгу. А их оппоненты сочиняют про них побасенки, что, мол, там чуть ли не хипповские коммуны с общими женщинами. Но Бог правду видит.

Время, в которое мы живём, точит все устои, в том числе и исламские. Но видно, как мусульмане преодолевают соблазны. В исламском браке, как и в христианском, война полов, предписанная современному человечеству как норма блуда, преодолевается. Ведь религиозный брак ограждает пару броней служения, которое оберегает от соблазнов.

— Знаменитое кавказское мужество и стать – это заслуга матерей или отцов?

— Мужчин воспитывают мужчины. Так везде на Кавказе, где в семьях всё более или менее нормально. Там, где мужчин воспитывают женщины, с мужчинами что-то начинает происходить неладное. Но матери и бабушки на Кавказе – это особая статья. Они не вьются Поразительно, что не высокого роста кавказцы нисколько не чувствуют себя закомплексованными. Их правильно воспитывали, они не боятся ни холода, ни голода, могут дать отпор и страшатся не смерти, а бесчестия. Но заслуга такого воспитания не матерей, а отцов и дедов. Пока они держат воспитание мальчиков в своих руках, всё будет в порядке. Если кавказские мужчины обабятся, как обабились мужчины на Западе, то результаты будут соответствующими.

Меня поражает, что младенцы у мусульман спокойные, дети не капризничают. Вообще ни разу не наблюдала балованных кавказских малышей, которые катались бы в истерике по полу.

Миллионеры же, хоть они кавказцы, хоть не кавказцы, живут по законам своих миллионов, хотя их воспитывали горцы.

— Что отличает жительницу Северного Кавказа от представительницы прекрасного пола Закавказья?

— Ислам отличает – это главное. В Азербайджане, наверное, слишком вкусная кухня, поэтому так нравы смягчены (улыбается).  Отличает и многовековая борьба за свободу – это в крови.

— Какой образ русской женщины сложился на Северном Кавказе? Что о русских женщинах говорили во времена СССР?

— Русская русской рознь. В Дагестане поставили памятник русской учительнице. Сколько русских повыходили там замуж, сколько сейчас живёт по горным аулам в громадном почёте. А то, что случилось с русскими вне Кавказа за 20 лет, так кавказцы – народ во Советское время много дало кавказским народам. Оно по всем прошлось катком, но и имело громадное значение в жизни кавказского общества – оно вывело кавказцев в большой мир, в науку, в культуру, дало им ощущение причастности к судьбам мира, а не только своей общности. СССР так долго был политическим лидером мира, мира угнетённых, что важно для исламского миропонимания, и кавказские народы разделяли это лидерство наравне с другими советскими народами. Они оказались вовлечены в этот дерзкий проект, в отличие от их единоверцев в исламских странах, которые переживали времена упадка. Это важно, но это не осмысленно молодыми на Кавказе.

Считайте, что русские подарили кавказцам чувство всемирности, когда исламский проект переживал плохие времена. Соотечественники, потомки мухаджиров, живут порой лучше, богаче, и ислам у них в порядке, но у них сознание иное. А у наших кавказцев сознание тех, кому вручена судьба мира и судьба страны. Эта ответственность и в исламе налагается на личность, так что в итоге получается, что персональный масштаб другой – и это плоды советского времени.

— Как реагируют на террористические акты, регулярно совершаемые в нашей стране, кавказские женщины?

— Кавказские женщины больше других от этих терактов страдают. Их самих убивают, их детей, родителей. Кавказские женщины поражаются, почему страна им не сочувствует, а подозревает их в том, что они и есть источник терроризма . Но, поскольку в культуре нет Кто в большой стране проявил душевное участие к семьям тех, кто был убит на рынке в Грозном, когда по нему била ракетами федеральная армия? Или когда произошёл взрыв на рынке во Владикавказе? Кто волнуется, что в Чеченской республике вследствие 10 лет непрерывной войны федеральной армии самые высокие показатели по раковым заболеваниям среди женщин? Единственный раз, когда страна обратила своё внимание на Кавказ с некоторым сочувствием – так это когда захватили школу в Беслане. Но теперь осетинки – такие же точно нежелательные в большой стране «лица кавказской национальности».

У кавказских женщин, горянок и русских, живущих на Кавказе, есть чёткое понимание того, что они и их семьи определены в жертвенных агнцев. Русские, которые родились на Кавказе – точно такие же «лица кавказской национальности». И, поразительно, они вовсе не стремятся вырваться в привилегированное нынче сословие, они громче кавказцев возмущаются сегрегации своих братьев. Так что все кавказские женщины страдают, не от каких-то мифических религиозных и этнических разногласий, а как взятые в плен заложники в результате  беззастенчивой политической возни.

— Как кавказские женщины могут повлиять на решение проблемы межэтнических отношений в России? Как эту задачу могут решить русские женщины?

— В России нет межэтнических проблем, которые нужно решать женщинам. В России есть проблемы, которые созданы существующими методами управления, хозяйствования, распределения.

Знаете, у «лесных» нет никаких этнических проблем, а там весь интернационал. В Югославии при Тито никаких этнических проблем не наблюдалось, а это была страна с самыми либеральными правилами жизни в советские времена, югославы ездили по всему миру. Разбередить общество на основе этнических химер – простейшая задача, решаемая любой небольшой группой пиарщиков. Чтобы этому противостоять, нужно иметь политическую волю, а не делегировать женщин на конгрессы.

Единственное, что могут и русские, и кавказские женщины сделать, разве что сказать своим мужьям и сыновьям, чтобы те не страдали националистической ерундой.

— Вы безусловно правы! Но на бытовом уровне очень сложно бывает это сделать. Вот Вы говорите о достоинствах народов Кавказа, и с Вами нельзя не согласиться. Но когда к девушке грубо пристаёт кавказец на улице… А когда кавказского юношу забирают в о — То, что вы описываете, это виртуальная реальность. Ни к одной девушке, нормально одетой, нормально себя ведущей, никто не пристаёт. А к полуголой, раскрашенной, татуированной, с серьгой в пупке, с пивом в руке, – а почему к ней нельзя «прист Снова вспомню Иран. До революции это была страна с толпами проституток. После революции иранки провели референдум и потребовали, чтобы дресс-код у женщин был такой, как мы видим. Я многих спрашивала, почему они так ходят – отцы и мужья заставляют? Множество иранок ответили мне, что это их выбор, потому что они не хотят быть игрушкой мужских страстей, куклами на продажу. В Иране женщина разводится, если муж требует, чтобы она на улице одевалась менее строго.

Вавилон настаивает, чтобы чужаки уважали вавилонские правила, называя этот разврат души – «нашими традициями». Ни христиане, ни мусульмане никогда не считали нравы Вавилона, Содома и Гоморры «нашими традициями».

Драки бывают – но с каких пор такое пристальное внимание, кто участвовал в драке? Драка в ночном клубе? Так не ходите в ночные клубы, не шатайтесь по пьяной миле. Я живу недалеко от такого заведения, которое в газетах для иностранцев рекламируется как место, где можно подцепить подружку. По пятницам и субботам оттуда валит матерящаяся пьяная толпа. Иногда они дерутся, иногда лупят своих девок – на глазах милиции, охранников, прохожих. Но там кавказской молодёжи нет, поэтому никого это всё особо не трогает.

И что касается «славян» в отделении милиции. Извиняюсь, славяне выглядят иначе. В московской полиции работает весь интернационал. Бьют там порой без разбору. ОМОН лупит тоже, не особенно присматриваясь к национальности. Легче всего развести людей по национальному принципу – вот нам и рассказывают, как там того побили, тут к этой пристали. Но ведь есть же и разум! Разум включается тогда, когда какая-нибудь дамочка начинает вопить, что с мусульманкой в платке она в самолёте не полетит. Вот её, какой бы нации она ни была, надо успокоить – шутками. Химеры массового сознания трудно развеять. Но либо ты у них в плену, либо ты – человек.

— Какой совет Вы бы дали русской девушке, собирающейся вступить в брак с кавказским юношей?

— Она должна чётко понимать, выходит она за религиозного мусульманина или за мажора, за соблюдающего или пьющего. Она должна понимать, готова ли она принимать всю его семью с радостью у себя дома. Она должна быть готова много работать по дому и быть услуж Страстная романтическая любовь из сериалов – это не сюжет кавказской жизни. А вот суровые требования свекрови – это норма.

Исламский брак легко заключается, легко расторгается. В нём клятв не дают и не обещают жить до гробовой доски, пока смерть не разлучит. Но и на поверку исламский брак оказывается прочнее. Так что тут всё зависит от того, чего ждёт русская невеста.

Но мне кажется, это больше не жизненный вопрос.

Браки с русскими больше не модны ни на Кавказе, ни у русских, они заключаются либо ради карьеры, либо ради прописки. Больше генералов Дудаевых, женатых на русских девушках, не будет. Мало какая семья рада тому, что придёт русская невестка в дом. Мало какая русская невестка захочет вписаться в круг обязанностей и не затосковать по вольнице своей прежней жизни. Да и мало какая русская семья отдаст дочку замуж на Кавказ.

— В настоящий момент в СМИ говорится о том, что не только в нашей стране, но и в Европе всё больше людей принимают ислам. Следовательно, количество смешанных браков – наоборот – должно расти?

— Тут не цифры и не статистика важна. Не все люди принимают ислам ради брака. Люди принимают ислам потому, что это самая строгая форма противостояния князю мира сего и его порядкам. Есть английские, итальянские, французские пары – они встретились, у А в России Кавказ совсем не всегда символ ислама. Это ещё и символ того, что горец несёт целый комплекс особых поведенческих требований, совсем не всегда исламских.

— Что бы Вы посоветовали семье русской невесты кавказского жениха?

— Я бы посоветовала семье этой девушки встретиться с его семьей, не пить в присутствии семьи жениха, демонстрировать им согласие и ровность отношений. Но если молодые приняли такое решение, то, значит, их воля сильнее традиций. А когда воля сильнее хода ж http://www.vestikavkaza.ru/articles/obshestvo/meznaz/44119.html

Деги Дудаев, кавказский белоэмигрант | GQ Россия

Вечером мы встречаемся втроем. Я достаю свой диктофон, Гамсахурдиа для подстраховки второй. «Мой отец, – начинает рассказ Дудаев, – дружил с Гамсахурдиа, и когда год спустя после референдума и выхода Грузии из СССР Звиад конфликтовал с промосковским Шеварднадзе, его семья оказалась в опасности. Он просил убежища в Азербайджане, ему не дали. В Армении семью Гамсахурдиа приняли, но под натиском Москвы должны были сдать его. Со дня на день самолетом из Еревана их должны были отправить в Москву и арестовать. Или убить. Тогда отец послал свой личный самолет и шефа охраны Мовлади Джабраилова в Ереван с приказом «без Гамсахурдиа не возвращаться». Тот ворвался в кабинет тогдашнего президента Армении Тер-Петросяна, достал гранату и взялся за чеку».

«Да-да, так и было, — продолжает Гамсахурдиа. — Сказал, что отпустит чеку только тогда, когда вся наша семья приземлится в аэропорту Грозного, и так несколько часов сидел напротив президента Армении, пока из Грозного не сообщили, что все на месте, приземлились. Охрана хотела арестовать его или застрелить, но Тер-Петросян сказал: это мужской поступок, пусть возвращается домой. Вай, Юля, представь, какие были врем­ена, а? Времена мужчин и настоящих поступков!» Так Гамсахурдиа спаслись и ­несколько лет жили в президентском дворце Джохара. Дудаев вспоминает тот момент, когда семья изгнанника Гамсахурдиа приземлилась в Грозном. «Георгий спустился с трапа самолета и, подняв брови, осмотрелся кругом: это был точно кадр из фильма «Один дома», помнишь, когда герой понимает, что ему предстоит Рождество в Нью-Йорке без родителей. Такой пухлый был мальчик, спокойный с виду, но я, как увидел его, сразу понял: этот парень зажжет!» Несколько лет дружбы в разбитом бомбежками Грозном под гул военных самолетов, детство, проведенное в четырех стенах и с вечной охраной. «Да не было у нас детства, не было! Вот, вспомнил, вспомнил эпизод из детства!» Дальше рассказывают хором: «Георгий стащил бутылку коньяка, и мы распили его на двоих: мне было 10 примерно, Георгию — 13. И чтобы спастись от Аллы (Дудаевой. — Прим. GQ), мы забрались в отцовский ЗИЛ и там уснули на заднем сиденье. Нас так все искали, чуть с ума не сошли, думали, нас похитили, представь! А мы нахрюкались до потери пульса и уснули. Это был наш такой бунт!» Уехав в Прибалтику, Дудаев поступил на факультет IT. «А куда еще, я все время сидел взаперти и общался с компьютером». Пережить то острое чувство близости смерти, которое бывает только на войне, в обычной жизни сложно, но можно: Дудаев увлекается сноубордингом и гоночными мотоциклами. На своем Honda CBR 1000RR он разгоняется почти до 300 км/ч. Гамсахурдиа как-то вдруг откровенничает: «Я, когда мне плохо совсем, приезжаю наверх (в горы. — Прим. GQ), в безлюдное место, и кидаю в ущелье гранаты, и этот грохот, взрывы, они меня успокаивают».

Для того чтобы чеченец покинул родину, должно было произойти что-то сверхъестественное.

Дудаев и Гамсахурдиа младшие вспоминают, как их отцы, сидя вечерами на кухне, рисовали на бумаге большие планы: Конфедерация кавказских народов, новая идея для всей кавказской цивилизации (горский кодекс чести, этикет, культ старших, свободное владение оружием), помноженные на светскость государственного устройства, Конституцию и демократию (тут тон задавал Гамсахурдиа, дворянского рода, белая кость, номинированный Хельсинкской группой на Нобелевскую премию мира в 1978 году). В 1990-м Джохар Дудаев вернулся со съезда непредставленных народов, проходившего в Голландии, с эскизом нового чеченского флага и герба: 9 звезд (тейпов) и волк, лежащий на фоне солнца. («Немудрено, что чакра у него открылась именно в Голландии», — шутит Деги по поводу озарения отца.) Алла Дудаева (это факт малоизвестный) взяла эскиз и нарисовала герб в том виде, в котором он сейчас известен. «Она равнялась на Акелу из «Маугли», сделала волка грознее, чем было у отца». Сумасшедшее время, запредельный градус чувств. «Отцы мечтали, что создадут совершенно новое образование на политической карте мира». Маленькую, но гордую птичку — как в той притче. В какой-то мере можно сказать, что у Гамсахурдиа это получилось: Грузию отделял от России Большой Кавказский хребет, а до Чечни имперская рука, точнее ракета, дотянулась беспрепятственно. И если Дудаев-младший пытался убежать от прошлого, занимаясь бизнесом, скитаясь по миру, храня воспоминания в серебристом «макинтоше», то Гамсахурдиа и вправду «зажег». Являясь активным членом команды Саакашвили, он был одним из инициаторов введения безвизового режима сначала для жителей Кавказа, потом в целом. Одно время был объявлен РФ во всемирный розыск по линии Интерпола: кадыровцы обвиняли его в поддержке чеченских террористов в Панкиси. Сам он представляется — «единственный чеченец-грузин», то бишь человек, занимающийся чеченским вопросом в Грузии. «Вы знаете, наверное, что, для того чтобы чеченец покинул родину, должно было произойти что-то сверхъестественное», — говорит Таипов по скайпу из Франции, где живет с 2004 года. «Так вот в 2004-м, когда был убит Ахмад Кадыров и назначили его сына, случилось следующее: все, кто в 1990-е были патриотами и выступали за независимость — а это в массе своей была интеллигенция, все поняли, что пощады не будет. Мы были свободными, а они нет, понимаете? Потому 2004 год — это вторая волна эмиграции, самая мощная за всю историю чеченского народа. Свободные бежали». Тут снова возникают невольные параллели с белой эмиграцией, которая продавала фамильные драгоценности за гроши, только бы успеть спастись от тех, «кто был никем, тот станет всем». «Много ошибок совершает молодое государство, — говорит Гамсахурдиа. — Миша тоже совершил ошибки, конечно, без них не получается, но все-таки он сумел построить правовое государство, заложил фундамент. Джохар тоже совершил ошибки, но он смог тогда заложить основы демократического общества, основы нравственности, которые потом стали яростно разрушать». Дудаев, например, категорически запрещал пытки пленных. «Он говорил так: в чем вина того солдата, которого Родина послала сюда, по приказу, по разнорядке? Его кинули в мясорубку, он выполняет приказ — зачем зверствовать и унижать его? Однажды он прикладом надавал по рукам Руслану Хайхороеву, полевому командиру из Бамута, за то, что тот позволил себе зверство в отношении российских военнопленных. Если бы отец увидел, как сегодня один чеченец может позволить себе надругаться над другим…» — и над столом повисает тягостное молчание.

Я пытаюсь показать, как изменяется общество в Дагестане — Российская газета

В Дагестане только государственных языков 14, но понимают там друг друга по-русски. Как литературная история Дагестана немыслима без великого Расула Гамзатова, так современная — без Алисы Ганиевой, одной из самых ярких писательниц своего поколения. У Алисы выходит новая книга — «Жених и невеста». Местом действия в ней, как и в двух предыдущих работах, вновь становится родная для писательницы республика.

Алиса, вы живете в Москве уже 12 лет, но пишете не о московских реалиях, а вновь — про Дагестан, откуда уехали после школы. Почему так?

Алиса Ганиева: Тема одна, но пишу я о ней по-разному. В предыдущей книжке («Праздничная гора») я попыталась представить, что бы было, если бы Кавказ отделился от России. Она получилась концентрированно этнографической, многоголосной и даже местами чересчур многослойной, в том числе в плане языка и стилистики. Старинные мифы и обычаи мешались с современными препирательствами суфиев и салафитов. После такого глубокого погружения в ориенталистику, захотелось чего-то нового. «Жених и невеста» — текст гораздо более камерный и чистый по языку, здесь меньше неизвестных словечек и сносок, и меньше требуется погружения в историю и бытовые реалии. Акцент сместился — раньше моим главным героем был Дагестан в целом, а теперь — конкретные персонажи.

Что это за конкретные персонажи, кого вы описываете в книге?

Алиса Ганиева: В книге описан замкнутый маргинальный прикаспийский поселок, нового потерянного типа, без корней. Там живут переселенцы 50-60-х гг., без горского сознания, но не адаптированные и к европейскому типу. На примере конкретного поселка я пытаюсь показать, как трансформируется дагестанское общество в целом. Читателям может показаться, что я пишу про традиционный кавказский уклад, про молодых людей, зажатых в вековые тиски условностей, которые не могут выбирать себе жен и мужей и свободно выражать свое мнение.

Но парадокс в том, что эти тиски совсем не вековые и Кавказу не очень свойственны.

Разве подобных условностей раньше не существовало?

Алиса Ганиева: Авторитаризм в Дагестане, конечно, присутствовал, но параллельно со странной, почти языческой свободой, в том числе и свободой для женщин. Допускалось сосуществование строгих местных правовых «адатов» и поверхностного мусульманского кодекса — с полуязыческой и очень архаичной карнавально-земледельческой культурой. Я уже говорила, что во многих районах Дагестана женщины исторически сами выбирали себе мужей (если избранник отказывался, то платил контрибуцию). Они руководили хозяйством, и многие места и вещи были табуированы для мужчин. К примеру, если мужчина проникал на поле (со времен матриархата поле и все, что связано с урожаем — не терпит присутствия мужчины), женщины могли его и отстегать.

А что изменилось в последнее время?

Алиса Ганиева: В новых условиях остатки этого матриархата трансформируются, перестают быть гармоничными и превращаются в обузу для женщин. К примеру, в горах старушки носят на себе по сто килограммов сена для коров, смотреть страшно. А мужчины по рудиментарным предрассудкам не имеют права им помогать. В древности коров почти не было, это явление нового времени, отсюда — такое искривление. Еще одно искривление в восприятии женщин в целом. Традиционно в Дагестане женщины были эдакими грубоватыми брунгильдами. К примеру, когда горянки ссорились, они могли оголить свой зад и показать друг другу в знак устрашения, совсем как шотландские воины. Часто эти модели поведения сохраняются до сих пор, эта свобода речи у старушек, которые правят домом и своими большими семьями, кое-где все еще нюхают табак, балагурят и шутят, — порой довольно смело. Однако эта модель не вписывается в новые рамки — модель покорной восточной жены, внедряющейся вместе с новой волной исламизации. И с моделью гламурной дивы на двенадцатисантиметровых шпильках. Современные молодые люди уже просто не знают своих традиций, и оскорбляются, когда их тычут в такое «неприличное» прошлое. Они родились со стертой памятью и заменяют реальных предков придуманными, лишенными человеческих черт праведниками.

То есть в Дагестане молодежь консервативнее старшего поколения?

Алиса Ганиева: Да. Им кажется, что Кавказ — мусульманский регион, поэтому давайте будем жить как мусульмане, хотя исторически такого не было. Идет рабское подражание арабской модели, девушки закутываются в хиджабы, официальные лица почти коленопреклоненно приветствуют роскошные кортежи потомков курейшитов. С другой стороны, сплошь и рядом — подражание красивым реалити-шоу по MTV, «Топ-модель по-дагестански», ночные клубы, то есть имитация западной модели общества, но при этом берется поверхностная картинка — лейблы, дорогие бренды. Это при том, что горцам всегда был присущ аскетизм, люди ходили в лохмотьях, жили бедно, трудясь с утра до вечера.

Всю прошлую неделю Интернет бурлил по поводу уместности употребления слова «телочка», разделившись на «сексистов» и «феминистов». Насколько феминизм в его нынешнем виде волнует жителей Дагестана, возможен ли там пресловутый конфликт из-за «телочки»?

Алиса Ганиева: Это, наверное, самая болезненная для меня тема на Кавказе. Обращение с женщинами как с «телочками» вошло в обиход в Дагестане только в последние годы. По традиции мужчины в Дагестане много времени проводили на годекане — это что-то типа парламента под открытым небом. Когда мимо проходила женщина, им нужно было повышать голос, чтобы она знала, что говорят не о ней. Так берегли ее чувство собственного достоинства. Сейчас — ровно наоборот. Бездельно сидящие молодые люди в Махачкале — это не годекан, а гопническое сидение на альчиках, они и матерятся, и вообще, много чего могут себе позволить — вот этот слой населения часто принимают за кавказцев вне Кавказа. Они приезжают, допустим, в Москву, где ведут себя по модели «среднероссийский гопник + пассионарность + поломанные уши», и люди думают, что кавказцы все такие: скажем так, излишне плотоядные, задиристые. А ведь это полная противоположность традиционного кавказского поведения. Сейчас — «телочки» — это нормально, да и девушки сами не оскорбляются.

Один из персонажей вашей книги выходит на площадь с транспарантом «Я агностик», происходит стычка, он погибает. Возможна ли в Дагестане жизнь вне общих правил, уклада? Насколько оно свободно и терпимо на самом деле?

Алиса Ганиева: В Дагестане есть люди, которые сохраняют внутреннюю свободу и пытаются идти в разрез с ожиданиями общества. Некоторым живется при этом довольно комфортно, они варятся в своих маленьких интеллигентских, научных мирках. Другие переживают рост мракобесия очень тяжело, реагируют чрезмерным эпатажем — набивают татуировки, носят хипстерскую одежду или превращаются в мизантропов, замыкаются. А кому-то повышенное внимание к своему внешнему виду наоборот нравится — в Дагестане легко быть необычным — девушке, например, достаточно взять в руку алкогольный коктейль или сигарету, мужчине отрастить волосы ниже плеч — и внимание обеспечено. При этом даже такие выживают и даже имеют успех. Я знаю девушку, которая преподает йогу, выкладывает в соцсетях свои фотографии ню в йогических позах. Это возможно. Несмотря на давление исламизма, дагестанцы сохраняют присущую им толерантность и неоднородность. На одном пляже можно встретить и бикини, и радикально закрытые подбородки.

Я читал, что, учась в дагестанской школе, вы носили дреды.

Алиса Ганиева: Не дреды, а афрокосички. Недавно в Махачкале я видела пару девушек с такой прической, но в 2001 году это было чрезмерно. Вроде бы ничего особенного, просто длинные волосы, заплетенные в 160 косичек. Обычно я их собирала, но как-то раз решилась распустить и пройтись с сестрой по главной улице. Выслушала такое количество комментариев и в лицо, и вслед, люди возмущались, плевались, потом в школе пошли слухи, что я сумасшедшая, раз так странно себя веду.

С распущенными волосами вообще парадокс. С одной стороны, кавказские городские девушки только так и ходят, это такой высший шик. С другой — это все еще считается признаком безнравственности и дурного тона. В одном горном селении я как-то встретила девушку, которая поехала в Махачкалу учиться, начала, подражая городским, распускать волосы (а они у нее до колен). Наверняка это действительно выглядело не очень прилично. От нее поэтому отказался жених, репутация была потеряна, и девушка попыталась проткнуть себя ножом. Поранила двенадцатиперстную кишку, но выжила.

В начале вашей книги, где героиня Патя, которая по сюжету ваша землячка, общается со своими московскими знакомыми, они удивляются, что она, оказывается, не иностранкой, и что Дагестан — это вообще Россия. Часто вы сталкиваетесь с такими представлениями москвичей в реальности?

Алиса Ганиева: Образ дагестанцев и вообще кавказцев в Москве очень мифологизирован. Недавно я общалась с таким довольно простоватым пареньком, военным из Вологодской области. Узнав, что я из Дагестана, он сделал испуганные глаза, начал трогать себя за лицо: «а почему ты не в «этом», у вас же там все «такие». У тебя, наверное, восемь братьев…» Многие жители европейской части страны в самом деле не знают, что Дагестан — Россия. Меня раньше спрашивали — «откуда ты знаешь русский», «какая там валюта». Недавно в Дагестан в командировку ездила моя знакомая из Екатеринбурга, и ей бухгалтерия выписала суточные в долларах — как сотрудникам, отправляющимся за границу, и большую сумму.

По вашему мнению, в межнациональных конфликтах москвичей и приезжающих сюда кавказцев повинен этот московский снобизм, нежелание знать и понимать «других», или сами приезжие?

Алиса Ганиева: Виноваты все, вернее, не виноват никто. Общество дезинтегрировано, слегка озлоблено, никто не хочет знать друг о друге. В межнациональных конфликтах всегда важны обстоятельства. Все помнят пресловутую «стрельбу на свадьбе» — как активно об этом писали, как это показывали по ТВ, а потом оказалось, что не было стрельбы, что в том конкретном случае произошла дезинформация. Но публичного опровержения не было. То есть, со стороны «центра» слегка однобокое освещение. В новостных сводках Кавказ по большей части связан с негативом. С другой стороны, — рухнул многовековый уклад на Кавказе, утратились институты морального контроля, рассыпалась система законов. А отсутствие работающей системы для дагестанцев разрушительно. Они привыкли жить по строго прописанным и справедливым адатам: Сейчас эти законы устарели и не существуют, а российская система наказаний, увы, не всегда работает. Это вызывает выброс энергии непослушания. Плодится охлос, которые являются кавказцами лишь по крови, но не по поведению. По ним, к сожалению, и судят, потому что они ведут себя громко и с вызовом.

Героиня вашей книги, Патя, в Москве все равно воспринимается как иностранка, и у себя на родине — тоже чужой, потому что оторвалась от корней. У вас схожие ощущения?

Алиса Ганиева: Я это очень чувствую: хотя автобиографического в книге почти ничего нет. Но ощущение «Я повсюду иностранец» присутствует. Когда я приезжаю в село в горах, где у людей довольно архаичное сознание, я на их быт смотрю извне, это такое научно-культурологическое изучение. С другой стороны, я понимаю, что мне нужно как-то вписаться, я не могу вести себя на родине как в Москве, у меня бессознательно меняется речь, появляется акцент, и так происходит со многими.

Мне до определенного момента удавалось мимикрировать, но сейчас это дается сложнее. Люди уже знают, что я писатель, они наслышаны о том, что я «очерняю реальность», что недостаточно богобоязненна, кто-то боится при мне расслабиться, — а вдруг попадет в книгу. Но и здесь, в Москве, я остаюсь не совсем своей. Даже когда говорят: «Да ты же наша, даже не скажешь, что чурка». К примеру, когда я училась в литинституте, мальчик на меня очень обиделся, и крикнул мне в сердцах: «Чеченка!» Что тут обидного, даже если бы я и вправду была чеченкой (по этносу я аварка)? Я не поняла, а в его глазах это было обидным словом. Но к счастью, подобных случаев не так много.

Почему кавказские мужчины так привлекательны? | Восточная сказка

Вопрос привлекательности почти не имеет общепринятого значения для парней, рожденных и выросших в кавказской среде. Им неведомы излишнее внимание к своим конечностям или к коже лица, как это иногда встречается в европейской части страны. Излишни им порой и сентименты, что дополняет общее впечатление мужественности и брутальности.

В кавказском мужчине соединились сразу несколько эпох, культур и языков. Как правило, среднестатистический кавказец владеет минимум 2 языками, но встречаются и такие, кто освоил 3-4 и более языков. Любой психолог и лингвист знает, что носители 2 и более языков всегда оперативнее принимают решения, легче приспосабливаются к сложным условиям, и нередко являют собой настоящих кудесников диалога и переговоров. Надо ли говорить, как без особых усилий кавказцу дается «подцепить» беседой девушку из другой среды, моноязычной?

Кавказцу приличествует быть учтивым с любой женщиной. На местах это просто жизненно необходимо, чтобы не попасть в конфликтную ситуацию. Ведь даже обращение без должного такта к женщине может повлечь за собой серьезные проблемы с ее родственниками мужского пола. На Кавказе, в среде людей-носителей двух и более языков, крайне нежелательно обращение «Э!» или «Женщина!», не особо приветствуется и нейтрально-снисходительное «Девушка!». Вместо мучительного подбора подходящего выражения кавказец моментально примет решение, и назовет незнакомую женщину, в зависимости от ситуации, сестрой или матерью. Этот «автомат» в общении с девушками — преимущество, которое делает кавказцев принудительно учтивыми.

Нельзя не упомянуть и обратную сторону, грубое и подчас жесткое, бестактное обращение кавказцев по отношению к девушкам иных культур и иных регионов. Как правило, таким грешат люди не самого высокого уровня развития и культуры, и чаще всего это осуждается кавказским обществом. Да, нельзя сравнивать совершенно разные миры, но деликатные и лишенные хамства реплики с двух сторон вряд ли можно свести к конфликтным ситуациям. Как правило, кавказцы, занятые серьезным бизнесом, или выросшие во втором и третьем поколении в крупных городах, хорошо воспитанные, не позволяют себе грубостей по отношению к незнакомым или малознакомым девушкам.

В кавказских мужчинах девушкам нравится галантность, умение преподнести себя чуть изящнее и ярче, чем это делает обычный россиянин. А темперамент, игра, страсти просто сводят с ума любительниц острых ощущений. Правда, здесь важно вовремя и в нужном месте поставить точку, чтобы дать понять кавказцу о своих конечных намерениях. Ведь они часто принимают улыбку — за расположение, согласие прогуляться — за увлечение своей персоной, а про вечерние приглашения в кафе или в рестораны, на пикники или домой можно не уточнять. Многими кавказцами это сразу расценивается, как обозначенное согласие на интимные отношения.

Девушкам нравится, что кавказцы могут быть щедрыми. Это уже давно стало хорошей традицией, что на первом же свидании кавказец может подарить девушке роскошный букет, ошеломить тратами на прогулки и обеды, если девушка ему нравится. Но как правило, если это первичная фаза отношений, то о серьезности этих самых отношений не может идти и речи. А вот сохранившие в течение длительных отношений такую учтивость и обаяние, такт и внимательность кавказцы нередко становятся замечательными мужьями, которых обожают жены, которых любят искренне и сильно.

Если вам понравилась статья, нажимайте палец вверх (лайк) и подписывайтесь на канал «Восточная сказка»!

Panasonic прифотошопила голову белого человека к телу чернокожего

Недавно мы писали, что Panasonic, возможно, немного переборщила с дурацкими рекламными изображениями для своего нового носимого игрового динамика SoundSlayer. Весело, правда? А вот кое-что менее забавное: похоже, что Panasonic не удосужилась сделать настоящие фотографии своего продукта на реальных людях, поэтому в цифровом виде вставила их в бесплатные фотографии с Shutterstock и Getty Images. А потом, похоже, сделали нечто худшее: прилепили голову белого человека к телу чернокожего, изменив оттенок его кожи, чтобы он соответствовал.

Начнем с менее вопиющего примера. Вот изображение гарнитуры Panasonic, поражающее воображение геймера:

. Изображение: Panasonic

Если вы наберете в Shutterstock «ботаник-геймер», это будет самый первый результат .

Скриншот Шона Холлистера / The Verge

Нет никаких сомнений в том, что это изображение от Лассе Бенке — это то, что использовала Panasonic, но модель точно не носит шейный динамик Panasonic.(Также непонятно, почему световая полоса DualShock 4 была удалена.)

Ладно, а теперь об уродливом. Во-первых, изображение, которое Panasonic предоставила вместе со своим новым продуктом, а под ним — оригинальная фотография.

Изображение: Panasonic «Молодой афроамериканец ест пиццу, пьет пиво и играет в видеоигры». Изображение: blackCAT (Getty Images)

Может показаться, что это очень разные люди, но это результат монтажа — у них явно одни и те же руки, одна и та же рубашка (с одинаковыми складками), одинаковая форма рук и одинаковая шея в одной и той же позе.Кто-то взял тело чернокожего, прилепил сверху голову белого, осветлил его кожу и изменил цвет его игрового контроллера и рубашки.

Но чья голова на чьем теле? Нет никаких сомнений в том, что личность черного человека была стерта, а не наоборот. Я взглянул на данные EXIF ​​на фотографии Panasonic, и там написано: «Молодой афроамериканец ест пиццу, пьет пиво и играет в видеоигры». Мало того, что точное название Getty Image выше, EXIF ​​также упоминает Getty Images и фотографа blackCAT, и, таким образом, чрезвычайно вероятно, что Panasonic начал с фотографии чернокожего человека.

Менее ясно, действительно ли что-либо запрещает Panasonic изменять изображения таким образом, или имеют ли вообще право голоса оригинальные фотографы и модели — когда вы покупаете бесплатное изображение на этих платформах, вы покупаете возможность свободно использовать и изменить его, не договариваясь с художником.

И хотя в лицензионном соглашении Shutterstock говорится, что клиенты не могут «изображать любое лицо, изображенное в Визуальном контенте («Модель») таким образом, который разумный человек счел бы оскорбительным», у Getty Images, похоже, нет подобных условий.Ограничения Getty в основном касаются «редакционного» контента, поэтому журналистские фотографии реальных новостных событий не используются в рекламе или одобрении.

После того, как вчера днем ​​мы представили эти изображения вниманию Panasonic, они удалили все промо-изображения с изображением человека из своей папки распространения изображений для этого продукта. Сегодня утром представитель сообщил The Verge , что он все еще изучает этот вопрос, но не предложил график ответа.

Кстати, это не первый случай, когда технологическая компания заменяет голову черного человека на белую в рекламном изображении: Microsoft была поймана за этим на своем польском веб-сайте в 2009 году.

фотографий белого человека | Наши лучшие 1000+ изображений белого человека

Рукопожатие мужчины и женщины

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

3d маленькие люди — улучшение статистики

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Мужчина красит потолок в белый цвет

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

3d маленькие человечки — выбор пути

Расширенный фотопоиск
RF Royalty Free

Улыбающийся мужчина европеоидной расы с бритой головой и эспаньолкой Изолированный

Улучшенный фотопоиск
RF Royalty Free

Мужская депрессия

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

мужчина идет по белому

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Удивленная пара

Улучшенный поиск по фото
RF Лицензионные платежи

Бегущая иллюстрация

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Черно-белая мужская футболка

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Рукопожатие

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Рука с пистолетом

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

3d маленькая лупа для людей

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Мужчина с болями в спине, изолированные на белом фоне Бездомный

Фотопоиск Enhanced
RF Роялти

Мужчина с бандажом на лодыжке поверх белого

Улучшенный фотопоиск
RF Royalty Free

дрожание рук между черным и белым

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

3d маленькие люди — сложный вопрос

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Мужчина режет деньги на белом

Улучшенный фотопоиск
RF Royalty Free

Мужчина режет деньги на белом

Улучшенный фотопоиск
RF Royalty Free

Мужчина держит календарь.3d визуализированные иллюстрации, изолированные на белом фоне.

Фотопоиск Enhanced
RF Роялти бесплатно

3d маленькие люди — звоните по телефону

Фотопоиск Enhanced
RF Royalty Free

Пожилая пара катается на велосипедах по тропе

Big Cheese Photo
RF Royalty Free

3D человек держит коробку с наконечниками

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

До и после похудения

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

3D белый человечек с секундомером

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

3D человек занимается серфингом

Улучшенный поиск по фото
RF Лицензионные платежи

3d белый человек, семейная концепция

Расширенный поиск по фото
RF Royalty Free

3d маленькие люди — контрольный список

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Мужчина в маске на белом фоне

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Мужчина красит стены в белый цвет

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

3D маленькие люди — глобальный менеджер

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Старый бездомный мужчина в очках

Улучшенный фотопоиск
RF Royalty Free

мужчина с болями в спине

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Маленькие 3d люди — вопросы и ответы

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

3d маленький гаечный ключ

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

3d маленькие люди — значок информации

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Мужчина в защитном костюме химзащиты.Изолированные на белом фоне.

Фотопоиск Enhanced
RF Роялти бесплатно

Таинственный мужчина в силуэте

Фотопоиск Enhanced
RF Royalty Free

Групповой портрет шести коллег по бизнесу.

Большая фотография сыра
РФ без лицензионных отчислений

Мужчина красит стены в белый цвет

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

3d маленькие люди — пазл найдено

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Заморозка

Улучшенный поиск по фото
RF Роялти-фри

Рукопожатие черно-белого мужчины

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Белый человек толкает на место часть головоломки

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

3d маленькие люди — механизм

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

человек моет окна спрей для швабры

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

мужчина большой черный силуэт лица на белом

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Семья дома

Источник изображения
RF Royalty Free

Деловая команда.

Фотопоиск Enhanced
RF Роялти бесплатно

Мужчина молится

Фотопоиск Enhanced
RF Royalty Free

3d депрессивный грустный человек

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Мужчина позирует на белом.

Фотопоиск Enhanced
RF Роялти бесплатно

3d маленькие люди-победители

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Нечестный бизнесмен

Источник изображения
РФ Лицензия

Мужчина держит тяжелые картонные коробки, изолировано на белом

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Бизнес-команда

Источник изображения
РФ Лицензия

3D белый мужчина в комбинезоне

Улучшенный поиск
RF Royalty Free

Мужчина целует удивленную женщину

Улучшенный фотопоиск
RF Royalty Free

Мужчина красит внутреннюю стену в белый цвет

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Счастливая семья

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Телереклама в стиле ретро

Улучшенный поиск по фото
RF Лицензионные платежи

Мужчина с мешком для мусора на белом фоне Бегущий человек

Фотопоиск Enhanced
RF Royalty Free

Хирургия

Lushpix
RF Без лицензионных отчислений

Человек строит бюджет

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

мужчина распыляет огнетушитель, на белом

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Splashy Runner

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Мужчина спит в офисе

Источник изображения
РФ Лицензия

Мужчина красит потолок в белый цвет

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

человек, сидящий в позе медитации, изолированный на белом

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

3d маленькие люди — денежный дождь

Улучшенный фотопоиск
RF Royalty Free

Маленькие 3d люди — обучающие курсы

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

фитнес

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

3d маленькие люди — обзор

Fotosearch Enhanced
RF Royalty Free

Следующая страница

Лучшая фотография Андреса Серрано: белый мужчина с черной кожей | Фотография

Это мой друг Аарон.Он умолял меня сфотографировать его. Я не мог этого сделать — все знали его в мире искусства — но мне было интересно, смогу ли я превратить его во что-то другое. Он сказал: «Хорошо, преврати меня в женщину». Из него не выйдет хорошая женщина. Но Аарон отчаянно хотел попасть в шоу, поэтому за три недели до дедлайна он позвонил мне и сказал: «У меня есть еще одна идея: почему бы тебе не превратить меня в черную рабыню?»

Я сказал, я не знаю насчет раба, но я сделаю тебя черным, а картинку назову Белым негром.Он сказал: «Это прекрасно — в подростковом возрасте я общался с чернокожими друзьями, и это было моим прозвищем». В этом изображении нет постобработки или цифровых изменений, это все работа визажиста. Но я позаботился о том, чтобы вы увидели, что под этой черной кожей скрывается белый человек, потому что предубеждения лежат лишь на поверхности.

Когда я делал серию фото в морге, там была чернокожая женщина, кожа которой портилась, а под ней была белая кожа. Я указал на это заведующему моргом, который ответил, что, когда он был студентом медицинского факультета, его учитель снял с трупа очень тонкий кусок кожи и сказал: «Это толщина расизма.

Это из серии под названием «Толкование сновидений», названной в честь книги Фрейда. Я был заинтригован Зигмундом Фрейдом в очень раннем возрасте, после того как у моей матери был ряд психотических эпизодов. Она была бы не только в другом мире психологически, но и совсем другой физически — ее лицо было болезненным, она была потной, и она слышала бы голоса. Я был расстроен, что не мог вернуть ее, и что ее любви ко мне было недостаточно, чтобы удержать ее от этого состояния. Итак, где-то в 10 или 11 лет я начал читать Фрейда столько, сколько мог, просто чтобы понять, что происходит у нее в голове.Что я понял из этого, так это то, что разум — очень загадочное место, и вы не можете ставить под сомнение вещи на рациональной основе, потому что подсознание иррационально. Я научился не осуждать чье-либо сумасшествие — кто скажет, кто сумасшедший?

В этой серии также была фотография мастурбирующей монахини и кардинала, сидящего на корточках, как будто он собирается пойти в туалет, под названием «Кардинал доказывает, что он всего лишь человек». Это все фантазия, моя собственная творческая реальность. Лучше всего описать это с точки зрения Супермена.В мире Супермена есть еще одна вселенная, известная как Bizarro World, где все наоборот: Супермен нехороший, он уродливый, все наоборот. Bizarro World — это место, куда мне нужно иногда ходить. Мы должны мыслить нестандартно. Частично я думаю об администрации Трампа — будет горячий период искусства, в отличие от прохладного постмодернистского периода, когда люди создавали искусство об искусстве, или ничего, или теории. Произойдет сдвиг в сторону более политически и социально вовлеченного искусства.

Андрес Серрано. Фотография: Ирина Мовмыга

Резюме Андреса Серрано

Родился: Нью-Йорк, 1950.

Учился: Художественная школа Бруклинского музея.

Влияния: Как художник Марсель Дюшан. Мой лайф-коуч — Боб Дилан.

Высшая точка: Будучи совершенно неизвестным художником, осужденным в Конгрессе. Это было здорово для моей карьеры, но сложно для меня как человека.

Нижняя точка: В 2008 году я ушла из Галереи Паулы Купер – я разозлилась и наговорила очень нехороших вещей.Я был очень глуп. Для нью-йоркского художника не иметь галереи в Нью-Йорке — это поцелуй смерти.

Главный совет: Много отказов. Настойчиво.

Андрес Серрано: Избранные произведения 1984–2015 гг. находится в школе, галерее Джека Шейнмана, Киндерхук, Нью-Йорк, до 13 мая

Почему Иисус всегда изображается белым

Изображение Иисуса как белого европейца в этот период самоанализа наследия расизма в обществе вновь подвергся пристальному вниманию.

Когда протестующие призвали убрать статуи Конфедерации в США, активист Шон Кинг пошел еще дальше, предложив «снести» фрески и произведения искусства с изображением «белого Иисуса».

Его опасения по поводу изображения Христа и того, как оно используется для поддержки представлений о превосходстве белых, не единичны. Видные ученые и архиепископ Кентерберийский призвали пересмотреть изображение Иисуса как белого человека.

Как европейский искусствовед эпохи Возрождения, я изучаю эволюцию образа Иисуса Христа из произведений А.D. 1350–1600. В этот период были созданы некоторые из самых известных изображений Христа, от «Тайной вечери» Леонардо да Винчи до «Страшного суда» Микеланджело в Сикстинской капелле.

Рафаил, Преображение (фрагмент), 1518-1520. [Изображение: Wiki Commons] Но самое воспроизводимое изображение Иисуса относится к другому периоду. Это светлоглазая светловолосая «Голова Христа» Уорнера Салмана 1940 года. Салман, бывший коммерческий художник, создававший искусство для рекламных кампаний, успешно продавал эту картину по всему миру.

Warner Salman, The Head of Christ , 1940. [Изображение: Wiki Commons] Благодаря партнерству Салмана с двумя христианскими издательствами, протестантской и католической, голова Христа появилась на всем: от молитвенных карточек до витражей. стекло, искусственные картины маслом, календари, гимны и ночные огни.

Картина Салмана является кульминацией давней традиции белых европейцев создавать и распространять изображения Христа, сделанные по их собственному подобию.

В поисках святого лика

У исторического Иисуса, вероятно, были карие глаза и кожа, как у других евреев первого века из Галилеи, региона в библейском Израиле.Но никто точно не знает, как выглядел Иисус. Нет никаких известных изображений Иисуса при его жизни, и хотя ветхозаветные цари Саул и Давид прямо названы в Библии высокими и красивыми, мало указаний на появление Иисуса в Ветхом или Новом Заветах.

Даже эти тексты противоречивы: ветхозаветный пророк Исаия читает, что грядущий спаситель «не имел ни красоты, ни величия», а в Псалмах говорится, что он был «прекраснее сынов человеческих», слово «прекрасный» относится к физическая красота.

[Изображение: Wiki Commons] Самые ранние изображения Иисуса Христа появились в первом-третьем веках нашей эры на фоне опасений по поводу идолопоклонства. Они были не столько в том, чтобы запечатлеть реальный облик Христа, сколько в том, чтобы прояснить его роль правителя или спасителя.

Чтобы четко обозначить эти роли, раннехристианские художники часто полагались на синкретизм, то есть комбинировали визуальные форматы других культур.

Вероятно, самым популярным синкретическим образом является Христос в образе Доброго Пастыря, безбородая юношеская фигура, основанная на языческих представлениях об Орфее, Гермесе и Аполлоне.

В других распространенных изображениях Христос носит тогу или другие атрибуты императора. Теолог Ричард Виладесау утверждает, что зрелый бородатый Христос с длинными волосами в «сирийском» стиле сочетает в себе, среди прочего, черты греческого бога Зевса и ветхозаветного персонажа Самсона.

Христос как автопортретист

Первыми портретами Христа в смысле авторитетных подобий считались автопортреты: чудотворный «образ нерукотворный», или «ахейропоиетос».

Ахейропойетос. [Изображение: Третьяковская галерея, Москва/Wiki Commons] Эта вера возникла в седьмом веке нашей эры и основана на легенде о том, что Христос исцелил царя Авгаря Эдесского в современной Урфе, Турция, через чудесное изображение его лица, теперь известное как Мандилион.

Аналогичная легенда, принятая западным христианством между 11 и 14 веками, рассказывает, как перед смертью на кресте Христос оставил отпечаток своего лица на завесе святой Вероники, изображение, известное как volto santo, или « Святой Лик.

Эти два образа вместе с другими подобными реликвиями легли в основу иконических преданий об «истинном образе» Христа.

Антонелло да Мессина (Антонелло ди Джованни д’Антонио), Христос в терновом венце , ок. 1430–1479 гг. [Изображение: Коллекция Фридзама, завещание Майкла Фридзама, 1931 год/Музей Метрополитен, Нью-Йорк] С точки зрения истории искусства эти артефакты укрепили уже стандартизированный образ бородатого Христа с темными волосами до плеч.

В эпоху Возрождения европейские художники стали совмещать икону и портрет, создавая Христа по своему подобию. Это произошло по разным причинам, от отождествления с человеческими страданиями Христа до комментирования собственной творческой силы.

Сицилийский художник 15-го века Антонелло да Мессина, например, рисовал маленькие изображения страдающего Христа, точно такие же, как его портреты обычных людей, с объектом, расположенным между вымышленным парапетом и простым черным фоном, и подписанным «Антонелло да Мессина». нарисовал меня.

Альбрехт Дюрер, Автопортрет , 1500 год. [Изображение: Wiki Commons] Немецкий художник XVI века Альбрехт Дюрер размыл грань между святым ликом и своим собственным изображением в знаменитом автопортрете 1500 года. , он позировал фронтально, как икона, с бородой и пышными волосами до плеч, напоминающими Христа. Монограмма «AD» могла в равной степени означать «Albrecht Dürer» или «Anno Domini» — «в год Господа нашего».

По чьему образу?

Это явление не ограничивалось Европой: есть изображения Иисуса 16-го и 17-го веков с, например, эфиопскими и индийскими чертами.

В Европе, однако, образ светлокожего европейского Христа начал влиять на другие части мира через европейскую торговлю и колонизацию.

Андреа Мантенья, Поклонение волхвов , ок. 1495-1505 гг. [Изображение: Музей Дж. Пола Гетти] В картине итальянского художника Андреа Мантенья «Поклонение волхвов» 1505 года нашей эры изображены три разных волхва, которые, согласно одной современной традиции, пришли из Африки, Ближнего Востока и Азии. Они представляют дорогие предметы из фарфора, агата и латуни, которые были бы ценным импортом из Китая, Персидской и Османской империй.

Но светлая кожа и голубые глаза Иисуса предполагают, что он не ближневосточный, а европеец. А фальшиво-еврейские надписи, вышитые на манжетах и ​​подоле Марии, опровергают сложное отношение к иудаизму Святого Семейства.

В Италии Мантеньи антисемитские мифы уже были распространены среди большинства христианского населения, а евреи часто жили изолированно в своих кварталах крупных городов.

Художники пытались отдалить Иисуса и его родителей от их еврейства.Даже такие, казалось бы, незначительные атрибуты, как проколотые уши (серьги ассоциировались с еврейскими женщинами, их снятие с обращением в христианство), могли означать переход к христианству, представленному Иисусом.

Гораздо позже антисемитские силы в Европе, включая нацистов, попытаются полностью оторвать Иисуса от его иудаизма в пользу арийского стереотипа.

Белый Иисус за границей

По мере того, как европейцы колонизировали все более отдаленные земли, они привезли с собой европейского Иисуса.Миссионеры-иезуиты основали школы живописи, в которых новообращенных обучали христианскому искусству в европейском стиле.

Небольшой запрестольный образ, сделанный в школе Джованни Никколо, итальянского иезуита, основавшего «Семинарию художников» в Кумамото, Япония, около 1590 года, сочетает в себе традиционный японский позолоченный и перламутровый алтарь с картиной отчетливо белая, европейская Мадонна с младенцем.

Николас Корреа, Мистическое обручение святой Розы Лимской , 1691. [Изображение: Wiki Commons] В колониальной Латинской Америке, которую европейские колонисты называли «Новой Испанией», изображения белого Иисуса укрепляли кастовую систему, где белые, Европейцы-христиане занимали высший уровень, в то время как люди с более темной кожей из-за предполагаемого смешения с коренным населением занимали значительно более низкое место.

Картина художника Николаса Корреа 1695 года, изображающая Святую Розу из Лимы, первую католическую святую, родившуюся в «Новой Испании», изображает ее метафорический брак со светлокожим светлокожим Христом.

Наследие подобия

Ученый Эдвард Дж. Блюм и Пол Харви утверждают, что спустя столетия после европейской колонизации Америки образ белого Христа ассоциировался с имперской логикой и мог использоваться для оправдания угнетения коренных жителей. и афроамериканцы.

В многорасовой, но неравной Америке в средствах массовой информации было непропорционально представлено изображение белого Иисуса.Широко изображалась не только Голова Христа Уорнера Саллмана; большая часть актеров, сыгравших Иисуса на телевидении и в кино, были белыми с голубыми глазами.

Пост в Facebook дает неверное представление о фотографии чернокожего мужчины с окровавленным лицом и двух белых мужчин

Популярный пост в Facebook призывает людей перестать говорить о бывшем игроке НФЛ Майкле Вике и собачьих боях и вместо этого задуматься о картине, которая, по-видимому, демонстрирует насилие над черный мужчина улыбающимся белым человеком.

«Я большой любитель животных, но перестаньте вспоминать Майкла Вика, когда это будет в вашей истории!!! Этот человек отсидел свое время и постоянно отплачивает. Но вы хотите, чтобы мы забыли об этом», — говорится в тексте над фотографией, которая показывает чернокожего мужчину с окровавленным лицом, которого хватает белый мужчина, который, кажется, смотрит на фотографа и либо улыбается, либо гримасничает. Еще один белый мужчина в толстовке армии США также находится на фотографии, он стоит рядом с чернокожим и смотрит в камеру.

Вик отбыл срок в тюрьме после того, как признал себя виновным по обвинениям, связанным с собачьими боями на ринге в собственности, которой он владел.

Сообщение было помечено как часть усилий Facebook по борьбе с ложными новостями и дезинформацией в своей ленте новостей. (Подробнее о нашем партнерстве с Facebook.)

Подпись к посту в Facebook подразумевает, что белые люди на фотографии напали на окровавленного негра, и тот улыбался по этому поводу. Это не точный счет.

Фотография Associated Press сделана 21 июня 1943 года. Новостные организации, использовавшие фотографию, говорят, что на ней изображены двое молодых белых мужчин, помогающих встать на ноги чернокожему после того, как он был жестоко избит в уличной драке во время расовых беспорядков в Детройте.Подписи не объясняют, почему один из мужчин кажется улыбающимся и действительно ли он гримасничает. Фотография, размещенная в Facebook, также обрезана и не показывает, что у человека в толстовке армии США в одной руке тряпка, по всей видимости, с кровью чернокожего. Кадрирование также не до конца показывает, что темнокожий мужчина с трудом может стоять самостоятельно.

Журнал Time в 2014 году опубликовал слайд-шоу фотографий с расовых беспорядков 1943 года. На одной из фотографий изображены трое мужчин, но в другой обстановке, они идут, сбившись в кучу; на этом снимке мужчина, который, казалось, улыбался на другом фото, выглядит взволнованным.В подписи говорится, что белые люди помогают чернокожему спастись, и что черные люди сообщали о многих случаях помощи от белых во время беспорядков.

Наше постановление

Пост в Facebook утверждает, что показывает фотографию белого мужчины, улыбающегося и держащего в руках чернокожего мужчину с окровавленным лицом.

Подразумевается, что черный человек был избит, а белый улыбался по этому поводу. Трудно сказать, улыбается белый человек или гримасничает, но контекст фотографии не соответствует тому, что подразумевает пост в Facebook.(На фотографии двое белых мужчин, у одного из них суровое выражение лица.)

Двое белых мужчин на фотографии на самом деле помогали чернокожему во время расовых беспорядков 1943 года в Детройте, согласно подписи, использованной новостными организациями. .

Мы оцениваем публикацию в Facebook как False.

Белый человек на этой фотографии

Иногда фотографии обманывают. Возьмем, к примеру, этот. Он представляет бунтарский поступок Джона Карлоса и Томми Смитов в тот день, когда они выиграли медали в беге на 200 метров на летних Олимпийских играх 1968 года в Мехико, и он, безусловно, долгое время вводил меня в заблуждение.

Я всегда видел на этой фотографии мощное изображение двух босых чернокожих мужчин с опущенными головами и поднятыми вверх кулаками в черных перчатках под звуки государственного гимна США «Звездно-полосатое знамя». Это был сильный символический жест — отстаивание гражданских прав афроамериканцев в год трагедий, включая смерть Мартина Лютера Кинга и Бобби Кеннеди.

Это историческое фото двух цветных мужчин. По этой причине я никогда особо не обращал внимания на другого мужчину, такого же белого, как и я, неподвижно стоящего на второй ступеньке медального пьедестала.Я считал его случайным присутствием, статистом в моменте Карлоса и Смита или своего рода незваным гостем. На самом деле я даже подумал, что этот парень — который казался просто жеманным англичанином — в своей ледяной неподвижности олицетворял волю сопротивляться переменам, к которым Смит и Карлос призывали в своем молчаливом протесте. Но я был неправ.

Благодаря старой статье Джанни Мура, сегодня я узнал правду: тот белый мужчина на фото, пожалуй, третий герой той ночи 1968 года. Его звали Питер Норман, он был австралийцем, приехавшим в 200 году. метров в финале, пробежав потрясающие 20.22 в полуфинале. Лучше справились только два американца, Томми «Реактивный» Смит и Джон Карлос: 20,14 и 20,12 соответственно.

Казалось, победа будет решаться между двумя американцами. Норман был неизвестным спринтером, у которого, казалось, только что была хорошая пара забегов. Джон Карлос, годы спустя, сказал, что его спросили, что случилось с маленьким белым парнем — ростом 5 футов 6 дюймов, и бегущим так же быстро, как он и Смит, оба выше 6 футов 2 дюймов».

Приближается время финала, и аутсайдер Питер Норман участвует в гонке всей жизни, снова улучшая свое время.Он заканчивает гонку с результатом 20.06, его лучший результат за всю историю, австралийский рекорд, который стоит и сегодня, 47 лет спустя.

Но этого рекорда было недостаточно, потому что Томми Смит действительно был «Реактивным», и он ответил на австралийский рекорд Нормана мировым рекордом. Одним словом, это была отличная гонка.

Тем не менее, эта гонка никогда не будет такой запоминающейся, как последующая церемония награждения.

Вскоре после гонки стало понятно, что на пьедестале медалей вот-вот произойдет что-то большое, беспрецедентное.Смит и Карлос решили, что хотят показать всему миру, как выглядит их борьба за права человека, и молва об этом распространилась среди спортсменов.

[История продолжается ниже]


 

Еще от Films For Action:
100 короткометражных фильмов, которые расширят ваше сознание Фильмы для боевиков · В Films For Action есть более 4 500 видеороликов, отобранных вручную из-за того, что они могут вдохновить на действия и привлечь внимание практически ко всем темам, связанным с тем, чтобы сделать мир лучше.Вы, наверное, уже видели наш топ-100…

 


 

Норман был белым мужчиной из Австралии, страны со строгими законами апартеида, почти такими же строгими, как в Южной Африке. На улицах Австралии возникла напряженность и протесты из-за жестких ограничений на иммиграцию небелых и дискриминационных законов в отношении аборигенов, некоторые из которых заключались в насильственном усыновлении местных детей белыми семьями.

Два американца спросили Нормана, верит ли он в права человека. Норман сказал, что да. Они спросили его, верит ли он в Бога, и он, служивший в Армии Спасения, сказал, что сильно верит в Бога. «Мы знали, что то, что мы собирались сделать, было гораздо большим, чем любой спортивный подвиг, и он сказал: «Я буду с тобой», — вспоминает Джон Карлос, — «Я ожидал увидеть страх в глазах Нормана, но вместо этого мы увидели любовь. ”

Смит и Карлос решили выйти на стадион со значком Олимпийского проекта за права человека, движения спортсменов в поддержку борьбы за равенство.

Они получат свои медали босиком, олицетворяя бедность, с которой сталкиваются цветные. Они будут носить знаменитые черные перчатки, символ дела Черных пантер. Но прежде чем подняться на подиум, они поняли, что у них только одна пара черных перчаток. «Возьмите по одному», — предложил Норман. Смит и Карлос последовали его совету.

Но потом Норман сделал еще кое-что. «Я верю в то, во что веришь ты. У тебя есть для меня еще один?» — спросил он, указывая на значок Олимпийского проекта за права человека на груди у остальных.«Таким образом я могу показать свою поддержку в вашем деле». Смит признался, что был поражен, размышляя: «Кто этот белый австралиец? Он выиграл свою серебряную медаль, он не может просто взять ее и этого достаточно!».

Смит ответил, что нет, в том числе потому, что ему не откажут в значке. С ними оказался белый американский гребец Пол Хоффман, активист Олимпийского проекта за права человека. Выслушав все, он подумал: «Если белый австралиец собирается попросить у меня значок Олимпийского проекта по правам человека, то, ей-богу, он у него будет!» Хоффман не колебался: «Я дал ему единственное, что у меня было: свое».

Трое вышли на поле и поднялись на подиум: остальное – история, сохранившаяся во власти фото. «Я не мог видеть, что происходит, — вспоминает Норман, — [но] я знал, что они осуществили свои планы, когда голос в толпе запел американский гимн, но затем стих. На стадионе стало тихо».

Глава американской делегации поклялся, что эти спортсмены заплатят всю свою жизнь за этот жест, который, по его мнению, не имеет никакого отношения к спорту.Смит и Карлос были немедленно отстранены от американской олимпийской сборной и изгнаны из Олимпийской деревни, а гребца Хоффмана обвинили в заговоре.

Вернувшись домой, два самых быстрых человека в мире столкнулись с тяжелыми последствиями и угрозами смерти.

Но время, в конце концов, показало, что они были правы, и они стали чемпионами в борьбе за права человека. Восстановив свое изображение , они сотрудничали с американской командой по легкой атлетике, и им была установлена ​​​​статуя в Государственном университете Сан-Хосе.Питер Норман отсутствует на этой статуе. Его отсутствие на ступеньке трибуны кажется эпитафией герою, которого никто никогда не замечал. Забытый спортсмен, вычеркнутый из истории даже в Австралии, собственной стране.

Четыре года спустя на летних Олимпийских играх 1972 года, которые проходили в Мюнхене, Германия, Норман не был частью австралийской команды спринтеров, несмотря на то, что он тринадцать раз пробежал квалификационные забеги на 200 метров и пять раз на 100 метров.

После этого разочарования Норман оставил соревновательную легкую атлетику, продолжив бегать на любительском уровне.

Вернувшись в сопротивляющуюся переменам, побеленную Австралию, с ним обращались как с аутсайдером, его семья была изгнана, а работу невозможно было найти. Какое-то время он работал учителем физкультуры, продолжая бороться с неравенством в качестве члена профсоюза и иногда подрабатывая в мясной лавке. Из-за травмы у Нормана развилась гангрена, что привело к проблемам с депрессией и алкоголизмом.

Как сказал Джон Карлос: «Если нас избивали, Питер стоял лицом к лицу со всей страной и страдал в одиночку.В течение многих лет у Нормана был только один шанс спасти себя: ему было предложено осудить своих коллег-спортсменов, Джона Карлоса и жест Томми Смита в обмен на помилование от системы, которая подвергла его остракизму.

Помилование, которое позволило бы ему найти стабильную работу через Австралийский олимпийский комитет и принять участие в организации Олимпийских игр 2000 года в Сиднее. Норман никогда не уступал и никогда не осуждал выбор двух американцев.

Он был величайшим австралийским спринтером в истории и обладателем рекорда на 200 метров, но его даже не пригласили на Олимпиаду в Сидней.Именно Американский олимпийский комитет, узнав об этой новости, попросил его присоединиться к их группе и пригласил на вечеринку по случаю дня рождения олимпийского чемпиона Майкла Джонсона, для которого Питер Норман был образцом для подражания и героем.

Норман внезапно скончался от сердечного приступа в 2006 году, и его страна так и не извинилась за свое обращение с ним. На его похоронах Томми Смит и Джон Карлос, друзья Нормана с того момента в 1968 году, несли его гроб, проводя его как героя.

«Питер был солдатом-одиночкой.Он сознательно решил быть жертвенным агнцем во имя прав человека. Нет никого, кроме него, кого Австралия должна чтить, признавать и ценить», — сказал Джон Карлос.

«Он заплатил цену за свой выбор, — объяснил Томми Смит, — это был не просто жест, чтобы помочь нам, это была ЕГО борьба. Он был белым человеком, белым австралийцем среди двух цветных мужчин, вставшим в момент победы, и все во имя одного и того же».

Только в 2012 году парламент Австралии одобрил предложение официально извиниться перед Питером Норманом и вписать его в историю следующим заявлением:

Этот Дом «признает выдающиеся спортивные достижения покойного Питера Нормана, который выиграл серебряную медаль в беге на 200 метров на Олимпийских играх 1968 года в Мехико, показав время 20.06 секунд, что до сих пор является рекордом Австралии».

«Отмечает храбрость Питера Нормана, который надел значок Олимпийского проекта за права человека на подиуме в знак солидарности с афроамериканскими спортсменами Томми Смитом и Джоном Карлосом, которые приветствовали «силу черных».

«Приносим свои извинения Питеру Норману за ошибку, совершенную Австралией, которая не смогла отправить его на Олимпийские игры 1972 года в Мюнхене, несмотря на неоднократные квалификации; и с опозданием признает мощную роль, которую Питер Норман сыграл в продвижении расового равенства».

Однако, возможно, слова, которые лучше всего напоминают нам о Питере Нормане, — это просто его собственные слова при описании причин своего жеста в документальном фильме «Салют», написанном, снятом и спродюсированном его племянником Мэттом.

«Я не мог понять, почему черный человек не может пить ту же воду из фонтана, ездить на том же автобусе или ходить в ту же школу, что и белый.

Существовала социальная несправедливость, с которой я ничего не мог поделать из того места, где находился, но я определенно ненавидел ее.

Говорят, что то, что я разделил свою серебряную медаль с тем инцидентом на помосте победы, отвлекло меня от выступления.

Наоборот.

Должен признаться, я был очень горд быть частью этого».

Даже сегодня, когда кажется, что борьба за права человека и равенство бесконечна и гибнут невинные люди, мы должны помнить о людях, которые уже пошли на самопожертвование, таких как Питер Норман, и стараться подражать их примеру. . Равенство и справедливость — это борьба не одного сообщества, это борьба всех.

Итак, в октябре этого года, когда я буду в Сан-Хосе, я собираюсь посетить олимпийскую статую Black Power в кампусе Университета штата Сан-Хосе, и эта пустая ступенька трибуны напомнит мне о забытом, но по-настоящему мужественном герое, Питер Норман.

Обновление автора 13.10.2015: Автор написал блог в ответ на комментарии, которые он получил после того, как сообщение стало вирусным: «The Writer In That Post»

 

Обновление от Films For Action 18.10.2015: За неделю, прошедшую с тех пор, как мы впервые опубликовали эту статью, эту замечательную статью прочитали более 4 миллионов человек.Ясно, что это история, которая находит отклик во всем мире, она поднимает настроение и показывает лучшие стороны человеческой натуры. С тех пор статья вызвала много споров, и одна из возникших тем касалась статуи в Сан-Хосе. В статуе место, где стоял Питер Норман, пусто, что побудило многих призвать его добавить. Выясняется, что Норман этого не хотел. В интервью для Democracy Now Джон Карлос объясняет, что Норман хотел, чтобы его место было пустым, чтобы любой, кто посещает статую, мог встать на нее и сфотографироваться на постаменте, стоя в знак солидарности со Смитом и Карлосом, как это сделал он.Питер Норман, мы приветствуем вас.

 


 

Исходный текст итальянского писателя Риккардо Газзанига
Перевод и комментарии  Алекса Комбс Диффенбах
Films For Action отредактировала одно предложение, чтобы более точно отразить наши собственные редакционные взгляды. Оригинал здесь.

Под лицензией Creative Commons Attribution 3.0 License

Черный водитель FedEx говорит, что белых преследовали и стреляли в него

Черный водитель FedEx говорит, что доставлял товары в Брукхейвен, штат Миссисипи., в конце прошлого месяца, когда на него напали двое белых мужчин, в том числе один, который якобы выпустил несколько пуль в его машину для доставки.

Водитель, 24-летний Д’Монтеррио Гибсон из Ютики, штат Миссисипи, сообщил сегодня «Свободной прессе Миссисипи», что он только что доставил посылку около 19:00. 24 января, когда он увидел белый пикап, едущий к нему из близлежащего дома, расположенного на прилегающем участке земли.

«Я думаю, что (водитель) уезжает, чтобы пойти в магазин или что-то в этом роде, но потом они подходят очень близко ко мне и начинают трубить в гудок», — сказал Гибсон.«Я продолжаю покидать подъездную дорожку. Когда я выезжаю с подъездной дорожки, он начинает ехать по траве, пытаясь меня подрезать. Мои инстинкты срабатывают, я обхожу его и начинаю давить на газ, пытаясь выбраться из района, потому что не знаю, каковы его намерения.

«Я подъезжаю к двум-трем домам. Там другой парень стоит посреди улицы, направляет пистолет на мои окна и сигнализирует мне, чтобы я остановился руками, а также произносит слово «Стоп». и я сворачиваю вокруг него, а также.Когда я обхожу его, он начинает стрелять в мою машину».


«Я не подозрительный человек»

Когда Гибсон ехал к концу улицы, сказал Гибсон, один из его менеджеров в FedEx позвонил ему, и он рассказал ей, что происходит.

«В тебя стреляют?»

«Да».

«Хорошо, возвращайтесь на станцию, как только сможете», — сказала она, когда Гибсон рассказал.

Д’Монтеррио Гибсон предоставил эту фотографию одного из пулевых отверстий в взятом напрокат белом автомобиле Hertz, когда, по его словам, белый мужчина неоднократно стрелял в его автомобиль.Фото предоставлено D’Monterrio Gibson

Когда Гибсон пытался выбраться из Брукхейвена, он заметил, что белый пикап следует за ним сзади.

«Я просто ехал так быстро, как только мог. Он преследовал меня всю дорогу до межштатной автомагистрали», — сказал он.

Как только он проехал 10 или 15 минут по шоссе и белый пикап больше не преследовал его, Гибсон сказал, что позвонил другому менеджеру и рассказал ему, что произошло. Менеджер сказал ему, что они подадут заявление в полицию на следующее утро.

Но Гибсон сам позвонил в диспетчерскую, чтобы сообщить об инциденте.

«Я связался с диспетчером и сообщил ему, что происходит, и у меня был только шанс рассказать немного истории, когда он прервал меня и спросил: «Вы были по этому адресу?» Я сказал «да», — сказал водитель FedEx. «Он такой: ну, мне только что позвонил подозрительный человек по этому адресу. Я сказал: «Сэр, я не подозрительный человек, я работаю в FedEx». Я просто делал свою работу».

«Я также дал ему знать, что они стреляли в меня, и он такой: «Ну, они мне этого не говорили.— Конечно, нет. … Он сказал мне сохранить остальную часть моей истории, а также запишет мое имя и передаст ее моему руководителю».

Вернувшись на станцию ​​FedEx, Гибсон сказал, что первый менеджер, с которым он разговаривал сразу после стрельбы, осмотрел заднюю часть грузовика.

«В задней части фургона были дырки от пуль, внутри пакетов и все такое», — сказал он. Через своего адвоката Карлоса Мура из The Cochran Firm Гибсон поделился фотографиями, на которых видны пулевые отверстия в грузовике, пакетах и ​​пуля, лежащая на полу автомобиля.

Грузовик, которым он управлял во время инцидента, был арендованным Hertz с маркировкой Hertz на боку, а не официальным грузовиком FedEx, сказал Гибсон, но на нем была форма FedEx.

«В тот момент я почувствовал неуважение»

На следующий день, 25 января, по словам Гибсона, один из его менеджеров отправился с ним в полицейское управление Брукхейвена, чтобы подать заявление в полицию. Мур поделился копией полицейского отчета с Mississippi Free Press.

«Мисс. Кэндис Уэлч сказала, что она мистерGibsons Boos [так в оригинале], в фургоне было по крайней мере [sic] две пулевые дыры, одна в задней двери и одна в бампере, а в трех пакетах внутри были пулевые отверстия. У нее также была фотография пули, которая до сих пор лежит на фургоне», — говорится в сообщении.

Д’Монтеррио Гибсон предоставил эту фотографию пули, лежащей в полу белого арендованного грузовика, которым он управлял, 24 января 2022 года. Фото любезно предоставлено Д’Монтеррио Гибсоном

с Свободной Прессой Миссисипи.Водитель FedEx сказал, что разговаривал с тремя полицейскими в день подачи заявления. Он рассказал «Свободной прессе Миссисипи», что один белый офицер, имени которого он не знал, спросил его, «делал ли он что-нибудь, чтобы заставить их думать, что (он) выглядит подозрительно».

«В тот момент я почувствовал неуважение, потому что даже если бы я это сделал, они все равно не могли бы взять закон в свои руки», — сказал Гибсон. «Поэтому я сказал ему, что все, что я делал, было моей работой. Если они думают, что я был подозрительным, это были на них. Он такой: «Хорошо, я просто спросил.’”

Полицейское управление Брукхейвена сегодня не ответило на запрос о комментариях.

Гибсон сказал, что начальник полиции «пытался подчеркнуть, насколько город (Брукхейвен) не расистский, что мне показалось странным». (Начальник полиции Брукхейвена Кенни Коллинз — черный). Брукхейвен имеет историю линчевания. В 1955 году активист за гражданские права Ламар Смит умер после того, как кто-то застрелил его на лужайке перед зданием суда округа Линкольн в Брукхейвене. Местная полиция так и не предъявила обвинения подозреваемым в этом преступлении.

«Расследовать это как преступление на почве ненависти»

Гибсон сказал, что третий офицер отвез его обратно к месту предполагаемой стрельбы, чтобы найти пулевые отверстия, и предложил водителю FedEx выйти из машины и помочь поискать гильзы, но они их не нашли. Он сказал, что полиция сообщила ему, что водителя белого пикапа зовут Грегори Кейс, а мужчиной на дороге был его сын Брэндон Кейс.

Дела сдались в полицейский участок 2 февраля.1. Полиция обвинила Грегори Кейса в заговоре, а Брэндона Кейса в нападении с отягчающими обстоятельствами. На следующий день мужчины внесли залог под залог в размере 75 000 и 150 000 долларов соответственно, сообщила Миссисипи Free Press тюрьма округа Линкольн.

Брэндон Кейс (слева) и Грегори Кейс (справа) сдались полиции Брукхейвена 1 февраля 2022 года и выкупили облигации на 150 000 и 75 000 долларов соответственно. Младшему Кейсу предъявлено обвинение в нападении с отягчающими обстоятельствами, а старшему Кейсу предъявлены обвинения в заговоре.Photo Департамент полиции Брукхейвена

Гибсон сказал, что FedEx сначала вернула его на тот же маршрут после стрельбы, но он сопротивлялся возвращению на работу в Брукхейвен.

«На самом деле я в неоплачиваемом отпуске, потому что я сказал им, что мне неудобно, и я очень беспокоюсь о том, что буду на этом маршруте. И они сказали, что сделают все возможное, чтобы изменить маршрут для меня», — сказал он.

Мур сообщил «Свободной прессе штата Миссисипи», что планирует обратиться в ФБР и Бюро расследований штата Миссисипи с просьбой начать официальное расследование.Он также планирует попросить Министерство юстиции США «привлечь к ответственности это как преступление на почве ненависти», сказал он.

«Они не могут взять закон в свои руки», — сказал Гибсон в интервью Mississippi Free Press. «Мы действительно просто устали от подобных вещей, которые всегда выглядят подозрительно для определенного типа людей».

Группа белых мужчин выследила и застрелила Ахмауда Арбери (на фото) в Джорджии. Фото с сайта FacebookCourtesy Ahmaud Arbery Facebook

Мур сравнил инцидент с расстрелом Ахмада Арбери, темнокожего мужчины, который бегал трусцой, когда трое белых мужчин, включая отца и сына, преследовали и убили его в округе Глинн, штат Джорджия., в 2020 г.

«Просто грустно, что такое происходит. Кажется, это дуэт подражателей, копирующих дело Ахмада Арбери. …. Они увидели, что этот человек был чернокожим, и они просто рванули и выстрелили в него несколько раз, по крайней мере, младший сын. Старший пытался заманить его в ловушку. Они работали согласованно, пытаясь заманить в ловушку и убить этого человека.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.