Хипстер что это: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

взгляд со стороны – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

авторы исследования:

Леда Скобелева, магистрант образовательной программы «Политическая лингвистика» НИУ ВШЭ в Нижнем Новгороде.

Мария Плотникова, магистрант образовательной программы «Политическая лингвистика» НИУ ВШЭ в Нижнем Новгороде.

В исследовании «Хипстеры столицы и провинции: особенности легитимации социального феномена» Леда Скобелева и Мария Плотникова составили портрет хипстеров со слов молодежи в Москве и Нижнем Новгороде*. В обоих городах студенты считают это явление модой, а не субкультурой или общественно-политическим движением. По поводу внешних примет хипстеров опрошенные были единодушны: упоминали эко-стиль в одежде и еде (натуральные ткани, здоровую пищу и пр.), сочетание брендовых вещей и бомж-стайла.

Внутреннее содержание явления вызвало у респондентов разногласия. Так, нижегородцы говорили о вкладе хипстеров в культуру, в развитие городской среды, а москвичи не признавали такой роли.

Идеальные потребители

«Опознавательные знаки» хипстеров респонденты описывали почти одинаково. Среди главных примет были названы:

  • борода, шляпа, очки в массивной оправе;
  • дорогая одежда и нарочито небрежный вид: укороченные узкие джинсы и мешковатые — oversize — майки и куртки, клетчатые рубашки, «огроменные» ботинки;
  • винтаж в гармонии с бомж-стайлом. «Ты вроде модный, но… как будто бы у дядечки с улицы одежду украл», — сформулировал один из респондентов;
  • аксессуары ручной работы — «индивидуальные штучки»;
  • электронные сигареты и гаджеты последних моделей.

По мнению некоторых опрошенных, хипстеры — идеальные потребители, на которых можно неплохо заработать. Это вполне обеспеченные молодые люди, которые заботятся о своей внешней идентичности. «Им можно втюхать одежду для хипстеров и сделать на этом бабки», — считает респондент (см. также Молодежь «заражена» демонстративным потреблением).

«Мода», «показуха» — так характеризовали хипстерство многие опрошенные. Само слово hipster образовалось от английского «to be hip» — «быть в теме», «быть в тренде». «Надменный взгляд, всегда идеальный внешний вид — причесочка… — описывает типичного хипстера один из опрошенных. — Часы какие-нибудь дорогие, непонятно, на чьи деньги куплены. Много трендовых вещей, но при этом не кричащих — таких, «кто знает, тот поймет»». В другие времена в таком же духе описывали денди, стиляг, «золотую молодежь». По сути, хипстерство — чисто городское явление, связанное с ощущением комфорта и обилия возможностей.

Мнимая уникальность

Хипстеры любят «трендовые» вещи (будь то артхаусное кино или ежедневник молескин) и знаковые места, отмечали опрошенные.

Москвичи среди таких мест называли торговые центры, книжные магазины и общепит — например, крафтовые пивные (там продается «авторская» продукция частных пивоварен). «Кофейни, смузи-бары, магазины здорового питания или просто продуктовые с завышенными ценами», — «картировала» любимые места хипстеров одна из респонденток. Они «ищут для себя что-то такое уникальное… несмотря на то, что это уникальное, эти бургерные открываются на каждом углу, это, тем не менее, считается чем-то интересным, необычным», заявила другая.

Нижегородцы упоминали самую фешенебельную пешеходную улицу города — Большую Покровскую (там есть театры, кафе, художественные салоны и пр.). «Их [хипстеров] там миллион», — отметил респондент. В обоих городах этот социальный феномен расценивался как массовый.

При этом сами опрошенные студенты дистанцируются от хипстерства. «Зачем вешать на себя такой ярлык?» — риторически заметила одна из опрошенных.

Никакой идеологии

При всей массовости явления и узнаваемости образа жизни хипстеров, опрошенные не считают их одной из субкультур (таких, например, как эмо, панки, готы, хиппи). Дело в том, что идейная наполненность хипстерского движения не ясна. Что в нем нового, сказать сложно. Хипстеры «неагрессивны» и творчески настроены — вот все, что отмечали респонденты.

О возможном политическом потенциале хипстеров речи не возникало. Резюме таково: хипстеры «не отличаются особым мнением», хотя и пытаются «выделиться из толпы».

Креатив или видимость

Большинство москвичей отказали хипстерам в какой-либо положительной роли. Вот вполне показательное суждение: «Сейчас это просто серая масса, все так ходят, все так одеваются, все так себя ведут…». Есть и более радикальные мнения: «Здравомыслящий человек хипстером не станет», «как в секте».

Скептически-насмешливое отношение к феномену часто фигурирует в Сети. Хипстеры отчасти превратились в интернет-мем. Им посвящены анекдоты, карикатуры, сетевые поговорки. «У хипстера Сережи одежи две рогожи: будет есть мякину, а купит молескину», — шутят блогеры.

В отличие от москвичей, нижегородцы отмечали креативность хипстеров, расценивали их как двигатель прогресса. «Это полезная группа людей. Они действительно развивают культуру города», — заявил один респондент. Другой поддержал: «Хипстеры в городской среде ее преобразуют».

Самообразовываться или тусоваться

Исследователи изучили «словарь» описания хипстеров в двух городах. Выяснилось, что москвичи использовали больше имен прилагательных, поскольку акцентировали внимание на внешнем образе. Нижегородцы чаще применяли глаголы, поскольку в их представлении хипстеры — динамичная, активная часть общества.

Показательна и лексика, характеризующая явление. Студенты из Нижнего Новгорода приписывали хипстерам такие действия: «самообразовываться, развивать, трансформироваться, читать». А учащиеся-москвичи — «тусоваться, влиять, перенимать».

В целом респонденты без затруднений и замешательств рассуждали о хипстерах. Значит, феномен прижился в обществе, официально признан, резюмируют исследователи.

*Качественное исследование включало проблемно-ориентированные интервью с 30 студентами (по 15 учащихся в каждом городе).

См. также:

Почему подростки не спешат взрослеть

Молодежь стала позже отделяться от родителей

Молодежь «заражена» демонстративным потреблением


Подпишись на IQ.HSE

Хипстер (современная субкультура) — это… Что такое Хипстер (современная субкультура)?

У этого термина существуют и другие значения, см. Хипстер.

Хипстер, хипстеры (инди-киды[1]) — появившийся в США в 1940-х годах[2] термин, образованный от жаргонного «to be hip», что переводится приблизительно как «быть в теме» (отсюда же и «хиппи»). Слово это первоначально означало представителя особой субкультуры, сформировавшейся в среде поклонников джазовой музыки; в наше время обычно употребляется в смысле «обеспеченная городская молодёжь, интересующаяся элитарной зарубежной культурой и искусством, модой, альтернативной музыкой и инди-роком, артхаусным кино, современной литературой и т. п.».

Внешний вид, взгляды, критика

Обычно, если речь идет об «инди-кидах», имеются в виду молодые (приблизительно 16-25 лет) представители среднего класса, увлекающиеся альтернативной музыкой, артхаусным кино, современным искусством. Считается, что в среде инди-кидов распространён культ всего винтажного — Time с иронией пишет: «Свитер, перешедший к вам от бабушки, очки в стиле Боба Дилана плюс бриджи из джинсовой ткани, кеды „

Converse“ и банка „Pabst“ — бам, вот вам и хипстер»[3]. В активно обсуждаемой статье «Форма без содержания: кто такие хипстеры?», размещённой на белорусском интернет-портале «Интерфакс», приводятся «атрибуты обычного хипстера»: «скинни», майка с принтом, кеды «Конверс», пленочный зеркальный фотоаппарат, блокнот «Молескин», iPhone и т. д.[4]. В ней же автор обвиняет инди-кидов в «потере личности и замене её на вещи, аксессуары и модные тренды», «неспособности создавать, придумывать, изобретать».

Примерно так же отзываются об этом движении многие авторы, среди которых — Роберт Лэнхэм, автор пародийного «Руководства для настоящего хипстера» (

The Hipster Handbook, 2003) и Христиан Лорентзер из Time Out New York (см. статью «Kill the hipster: Why the hipster must die: A modest proposal to save New York cool»). Джулия Пливин из Huffington Post в статье «Кто такие хипстеры» (Who’s a Hipster) пишет: «Несмотря на то, что хипстеры подчёркнуто избегают любых ярлыков, одеваются они одинаково, поступают во всём одинаково и абсолютно по-конформистски следуют нормам своего „нонконформизма“». В ответ на всплеск «анти-хипстеровских» публикаций Роб Хорнинг (PopMatters) пишет статью «Death Of The Hipster», в которой задаётся вопросом: «Есть ли они — хипстеры — вообще на свете?.. Может быть, всеобщая ненависть к хипстерам появилась раньше самих хипстеров?»[5]. «Говоря о хипстерах, мы подчёркиваем, что мы-то — не хипстеры… Мы продолжаем потреблять всё больше и больше и по-прежнему обвиняем в этом не себя, а „хипстеров“». Широко распространено утверждение, приведённое в той же статье: «„хипстеризм“ — это воплощение обессиленного постмодернизма, то, что происходит, когда ирония и игра со стилями и смыслами исчерпывает себя как эстетика».

В современной российской реальности существует два мнения о политических взглядах хипстеров: одни предполагают их полную аполитичность, другие рассматривают их как носителей умеренно оппозиционного буржуазного сознания[6].

См. также

Примечания

Литература

Ссылки

Хипстер — кто это такой

Обновлено 24 июля 2021
  1. Вот это и есть хипстер
  2. А на самом деле

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Сегодня у нас на очереди еще одно модное словечко, которое хоть и не относится к молодежному сленгу (как, например, хайп или мэм), но зато имеет прямое отношение к молодежи, ибо хипстер — это обычно молодой человек или девушка в возрасте от 14 до 30 годков (хотя бывают и вечные тинейджеры).

Кроме возраста, хипстер отличается от окружающей толпы (а именно это его основная задача) довольно вычурным внешним видом (аля стиляга или битник) и используемыми аксессуарами (винтажные вещи, шляпы, бороды, очки в толстой оправе, гаджеты от Эпл) и областью интересов (узкие направления искусства мало кому известные и интересные).

По сути, это одно из направлений субкультуры (групп людей, которых объединяет стиль жизни, поведение и интересы) набравшее сейчас высокую популярность. Помните раньше были панки (это кто?), готы, эмо и т.п. Ну вот, а сейчас «на коне» хипстеры. Им подражают, стиль их одежды копируют, ими восхищаются, их ругают и даже ненавидят. Так кто же такие хипстеры? Давайте разбираться.

Вот это хипстер

Как узнать хипстера или как стать им? В принципе, узнать не сложно, хотя можно решить что это битник, стиляга или хиппи (либо умеренный эмо или недоделанный гот). Различия между ними не существенные на взгляд обывателя. Если же захотите стать хипстером, то различия придется уловить. У последователей этого движения нет никаких особых идей (у хиппи хотя бы был лозунг «за мир»). Есть только желание выделиться из толпы, что они и делают.

Обычно хипстеры одеты довольно экстравагантно и вычурно, на взгляд человека с устоявшимися взглядами и вкусами (другими словами — взрослого). Некоторые из их частых фишечек пошли в народ. Например, зауженные джинсы с подвернутым низом, так чтобы были видны лодыжки (оглянитесь, и каждый второй подросток будет одет в такие). А так же короткие носки или вообще обувь надетая на босу ногу.

Слово хипстер произошло от английского жаргонного выражения «to be hip» (у нас оно бы звучало, как «быть в теме», т.е. следовать текущей моде и стилю). Поэтому не удивительно, что в их стиле отражается текущая мода. Но чтобы выделиться этого будет маловато.

Поэтому они добавляют к своему образу еще некоторые присущие в основном только им атрибуты:

  1. Мужчины часто носят бороды, что сейчас само по себе является редкостью. Причем бороды зачастую бывают вычурных форм и копируют то, что было модно лет сто-двести назад.
  2. Еще способ выделиться — носить что-то винтажное (старое, раритетное, антикварное) из одежды (старые растянутые свитера и все их разновидности, жилетки, галстук-бабочка и прочая старая одежда) или аксессуаров (пленочные фотоаппараты, чемоданчики вместо сумок, часы на цепочке, патефоны вместо ipod 🙂 )
  3. Очки в толстой пластиковой оправе тоже не редкость. Естественно, что особо отношения к тому «чтобы лучше видеть» этот аксессуар не имеет.
  4. Шляпы тоже помогают хипстерам выделиться из толпы
  5. Гаджеты фирмы эпл тоже являются неотъемлемой фишкой сей субкультуры. Сидящий у стены хипстер с Айпадом (Аймаком) на коленях — это классика жанра. Правда, иногда из-за любви к винтажным вещам (из секонд хенда) их можно спутать с бомжами (помните ту миниатюру из камеди клаба, где бывший одноклассник уверял что он хипстер — просто у него айпад сперли).
  6. Еще часто встречают клетчатые рубашки, футболки с надписями (зачастую нарочито противоречащие объявляемым интересам)
  7. Крупным брендам предпочитают одежду от малоизвестных кутюрье или вообще хендмейд. Ценят реально старые вещи (доставшиеся от бабушки или купленные в секондхенде).

Если по одежде идентифицировать хипстера не удалось, то можно попробовать сделать это по сфере его интересов (помните, наверное, что субкультура подразумевает общность интересов):

  1. Обязательно нужно интересоваться чем-то ультрасовременным из живописи, литературы, музыки и кино. Чем-нибудь таким, что обычному обывателю на фиг не нужно или просто не интересно (арт-хаус, малоизвестные альтернативные группы, писатели, художники и т.п.). Интересы, как и одежда должны выделять эту группу людей из общей серой толпы.
  2. Путешествия (пусть и в пределах места проживания) с поиском никем еще не обсиженных кафе и прочих редких мест. Предел мечтаний, конечно же, Лондон. По сути, это город-хипстер(ов) с его винтажными такси, полицейскими и гвардейцами в метровых шапках. Хотя лично мне там через пару недель стало казаться, что нахожусь на территории огромной фабрики из-за повсеместной отделки фасадов под кирпич — на штукатурке, видимо, здорово сэкономили. Но оно и понятно, ведь я не «to be hip» (не в теме).
  3. Вести здоровый образ жизни весьма у них популярно (среди хипстеров много веганов и просто помешанных на экологичности). Многие предпочитают мелкие лавочки (секретные) крупным продуктовым магазинам.
  4. Пиво они предпочитают живое, а еще лучше крафтовое, т.е. сваренное не в промышленных масштабах (как и музыку и все остальное). В свое время представители этой субкультуры сделали продажи для малоизвестного американского бренда Pabst Blue Ribbon (PBR). Те даже подняли цену своего пива до уровня более качественных продуктов. Вряд ли хипстеров привлек вкус этого пива — скорее то, что на него мало обращали внимание другие.
  5. Аккаунты в соцсетях с фотками себя, а так же еды, одежды и мест, где они побывали. Данное увлечение фото граничит больше с диагнозом, чем с искусством (креативом), но это не только им свойственно (селфи ведь говорит об одиночестве в толпе, а не о крутости).

Ну и, конечно же, отношение к себе и окружающим. Это позволит сделать образ хипстера законченным.

Чтобы выделиться из толпы, надо над ней возвыситься (или хотя бы начать в это верить). Если в реальности возвыситься не получается, то можно принизить окружающих (хотя бы в своих глазах). Для этого достаточно начать считать себя избранным (исключительным, понявшим суть вещей). За это их многие и недолюбливают. А так, в общем-то, безобидные (пусть и бестолковые) ребята.

Кто такие хипстеры на самом деле

На мой взгляд, хипстеры — это те, кто «косит» под так называемый креативный класс» (в той или иной мере талантливых людей, как правило, относящихся к области искусства). Как известно, талант талантлив во всем и в том числе в одежде и умении себя подать. Многие хотят быть такими же выдающимися (возвыситься над толпой), но не многим это дано свыше.

А посему остается только одно — копировать внешний вид креаклов (одежду, стиль, атрибуты) и тщательно скрывать свое посредственное содержание за выражающим превосходство взглядом и снисходительной улыбкой.

В принципе, даже не будучи семи пядей во лбу и не обладая мастерством стилиста, можно подобрать себе «костюм хипстера» (по сути, это достаточно узкий набор вещей, аксессуаров и фишечек), нацепить на себя добродушно-ироничный взгляд и начать считать себя не таким как все (естественно, со знаком плюс). Изображать интерес к искусству, причем к таким течениям, которые большинство не приемлет или вовсе не замечает.

При этом обязательно нужно вставлять в разговор фразы из песен или цитаты из книг, которые мало кто слышал и читал. Выкладывать в соцсети фотки секретных мест недоступных простым смертным и т.п. Вроде как умным себя позиционируешь (малой кровью), принадлежащим к касте избранных, возвышаясь тем самым над толпой плебеев. В общем, тут не надо быть психологом, чтобы понять природу именно этой субкультуры.

По сути, хипстерство — это желание казаться (но не быть) выше всех на голову, на самом деле будучи равными или даже ниже окружающих. Слыть креативным, но не быть им (даже не пытаться). Главное тут — эмуляция богатого внутреннего мира, при отсутствии такового.

С другой стороны, хипстеров тоже можно понять. Как говорится в одном популярном тосте — главное, чтобы наши желания совпадали с нашими возможностями. Но так получается не у всех. Зачастую амбиции диктуют человеку такую линию поведения, при которой он вынужден идти на обман (и зачастую самообман, отрицание реальности), чтобы начать чувствовать себя удовлетворенным жизнью.

Настоящий талант (а креативность напрямую связана с этим понятием) встречается редко. И даже просто одаренных людей немного. Зато очень много средних (ни рыба, ни мясо). Таков уж закон эволюции, который подчиняется принципам распределения величин. Много одинаковых и мало отличающихся (как со знаком плюс, так и со знаком минус).

Хорошо, когда амбициозный человек имеет чем подтвердить свою амбициозность. Но так бывает не всегда. Особенную боль от такой несправедливости испытывают подростки и молодые люди. Так уж устроено, что им в этом возрасте приходится определяться с той нишей в жизни, которую они займут, и зачастую имеющихся способностей не хватает для удовлетворения непомерных амбиций (в этом возрасте они особенно оторваны от реальности).

Как следствие, возникают молодежные субкультуры, которые помогают им на время нивелировать расхождение их желаний с возможностями. Хипстеры как раз и стали одной из таких субкультур, которая особенную популярность стала набирать именно с начала нулевых (можно сказать, что у хипстеров наступила вторая молодость, которая началась спустя полувека со дня зарождения этого движения).

Есть расхожее выражение — счастлив не тот у кого много, а тот, кому хватает. И это ведь справедливо не только для материальных благ. То же самое можно сказать и о тех компонентах, которые позволяют человеку выделиться из толпы.

Получается, что хипстеры и представители других субкультур — это изначально неудовлетворенные сложившимся положением вещей люди, которые через отрицание реальности пытаются поместить себя в зону комфорта (своего рода аутотренинг — «я самая обонятельная и привлекательная» со своими простенькими хитростями).

Наверное, хипстеров стоит пожалеть, ибо им без их маскировки жить не шибко комфортно. Это как у мистера Икс — «всегда быть в маске — судьба моя»…

К тому же, сейчас некоторые атрибуты присущие хипстерам можно встретить чуть ли не на каждом втором подростке или молодом человеке. Парадокс (что это?) состоит в том, что желая выделиться хипстеры придумали что-то вроде спецодежды и спецаксессуаров, которые уже перестали делать их уникальными.

Сейчас в моде стиль хипстеров, а посему вид самого из вычурных представителей этой субкультуры уже мало кого удивит (его могут даже не заметить — настолько глаз замылился). Как отличить того, кто подделывается под креаклов (неординарных людей) от тех, кто подражает самим хипстерам. Простому обывателю это уже не под силу.

Остается только сохранять маску превосходства во что бы то ни стало (делать хорошую мину при плохой игре). Пока не повзрослеют.

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Эта статья относится к рубрикам:

Хипстеры. Существуют ли они в России? Молодежная субкультура в обществе социального пессимизма

Елена Фанайлова: Свобода в Клубе ArteFAQ.

Хипстеры. Существуют ли они в России? Молодежная субкультура в обществе социального пессимизма.


Арсений К. — лидер группы Padla Bear Outfit, Игорь Компаниец — арт-директор клуба «Солянка», Филипп Миронов — редактор ныне почившего в бозе журнала «Black Square», ныне пиар-директор агентства «Сasa» и пресс-атташе фестиваля «Тransmusical», Денис Бояринов — редактор отдела современной музыки на сайте «Оpenspace.ru», Юрий Сапрыкин — редакционный директор журнала «Афиша», Настя Сартан, владелица шоу-рума Ekepeople и управляющая магазином Look At Me.

В банальном представлении хипстер — это молодой человек лет 20-25, в невероятно узких джинсах, с косой челкой, в больших очках, при этом необязательно, чтобы этот человек был близорук или дальнозорок, эти очки лишь демонстрация его интеллекта, интереса к литературе. Это молодой человек или девушка, который интересуется западной музыкой, вообще ориентирован на Запад. Надо сказать, что «Википедия», которая все время сомневается, то ли ей ставить статьи о хипстерах, то ли их уже уничтожить, говорит о том, что есть одна опасность: эти люди хотят жить и работать на Западе и непременно покинут родину. Еще фотоаппарат LOMO непременная принадлежность этого человека. Для начала поговорим: вы-то сами хипстеры или нет, какое вы имеете отношение к этому слову?

Филипп Миронов: Наверное, сначала тот человек, который все это начал, Юрий Сапрыкин, автор канонического текста.

Елена Фанайлова: Придется рассказать, что Юрий Сапрыкин является автором главного текста о хипстерах в стране.

Юрий Сапрыкин: Хотелось бы как-то на манер Тараса Бульбы произнести, что «я его породил, я его и убью», но, по-моему, это все произошло само собой. Текст этот, появившийся почти два года назад, описывал некую группу людей, объединенных действительно общими модными атрибутами, общими интересами, общим стилем жизни, причем это все более-менее одинаково выглядело как в Москве, так и в Петербурге или в Нью-Йорке, или в Мадриде, где угодно. За эти два года произошли довольно драматические изменения, в Москве, по крайней мере, насчет Нью-Йорка не уверен. Например, что такое слово «хипстер»? Это просто модник. Те конкретные модники, о которых шла речь, они сильно изменились, самые талантливые и энергичные из них все больше пытаются заниматься серьезными делами и постепенно превращаются в таких крепких хозяйственников. А хипстер, который занимается делом, это уже не совсем хипстер.

Елена Фанайлова: Надо добавить, что хипстеры аполитичны и вообще ничего, кроме себя и своих интересов, не знают.

Юрий Сапрыкин: Во-вторых, все эти модные атрибуты, о которых сейчас идет речь, они уже давно отвалились, как бы в лучшем случае увлекают пресловутых жителей Южного Бутова, если вообще для кого-то еще имеют смысл. В-третьих, с самим термином произошло после некоторых смысловых метаморфоз удивительное превращение, слово превратилось в такое обзывательство. Если хочешь кого-то оскорбить, назови его хипстером. Поэтому сейчас в слове этом, к сожалению, смысла не больше, чем в слове, допустим, козел, то есть оно обозначает какой-то объект, животное, но одновременно с этим, если хочешь кого-то обидеть, можно назвать его хипстером. В общем, слово есть, а хипстера нет.

Арсений Ка: Скажите, а изначально какой был эмоциональный окрас у этого слова?

Юрий Сапрыкин: Да эмоции были похожи с самого начала. Почему потребовалось как-то назвать и объяснить эту группу? Потому что эта группа вызывала дикое раздражение со стороны всех остальных людей. То есть какие-то сильные эмоции в блогах по поводу этих ребятишек, которые на «Винзавод» ходят, в очках, с фотоаппаратами, со стороны тех, кто старше, тех, кто просто другие, сильное раздражение по этому поводу появилось раньше, чем понимание, что этих людей вообще что-то объединяет.

Елена Фанайлова: Юра, а со стороны готов и эмо, например, было раздражение?

Юрий Сапрыкин: Готы и эмо слишком заняты поеданием друг друга, чтобы обращать внимание на такие мелочи.

Филипп Миронов: То есть мы сразу понимаем, что хипстеры — это субкультура, хотя это вопрос на самом деле спорный и, мне кажется, это большой вопрос, можно ли ставить их в один ряд с готами и эмо.

Елена Фанайлова: Давайте поговорим сначала о вашем собственном отношении к этому термину или к этому движению.

Филипп Миронов: Юра сформулировал, что у слова «хипстер» абсолютно обидная коннотация, это как бы эквивалент тому, что вы спрашиваете, готовы ли мы сейчас назваться козлами, грубо говоря.

Денис Бояринов: Я хотел бы рассказать свою личную историю отношений со словом «хипстер». Я впервые столкнулся с этим словом в 2003-м что ли году, когда редактировал журнал «Ом». Тогда Игорь и Филипп уже там не работали, а мы делали журнал «Ом», какая-то очередная реинкарнация, с Игорем Григорьевым. Тогда мы очень много читали модных журналов, естественно, еще больше, чем до этого, таких, «Unever Magazin», и в каком-то из них, в какой-то модной статье я увидел слово «хипстер». «Википедии» тогда еще толком не было, я поленился во все это вникать и просто подумал… Конечно, по контексту следовало, что это модник, но я подумал, иностранные слова — это круто, круто его не перевести. Я его не перевел. Там что-то было про какие-то штаны, я не помню уже, или про какие-то ботинки. Тогда, собственно, слово «хипстер» вошло в мою жизнь.

На самом деле, мне кажется, мы должны обсуждать историю не про то, есть ли хипстеры в России, в Москве, а про то, почему это слово действительно приобрело сразу такой негативный смысл, обзывательский. У меня есть версия на этот счет, почему, но я очень против этого, я всегда при удобном случае пытаюсь сказать всем, что я хипстер, «I’m black and I’m proud».

Юрий Сапрыкин: Что касается обзывательства. Сейчас это не столько оскорбление, сколько такое ироническое обозначение всей буржуазной богемы и (слэш) или интеллигенции, в том числе и от людей, которые к ней относятся. То есть в нынешнем понимании этого термина совершенно не имеет смысла, какие ты штаны носишь или очки. А если ты уже работаешь где-нибудь в редакции и выпиваешь в кафе «Маяк», то дальше ты можешь по-разному относиться к моде, быть политичным или аполитичным, быть талантливым человеком или не очень, все равно найдутся люди, которые ткнут тебя в пальцем и скажут, что ты хипстер, поэтому с тобой все понятно.

Игорь Компаниец: Соглашусь со всеми, потому что в словах каждого есть очень приличная доля правды. Но хотелось бы добавить, что в принципе сейчас хипстер в Москве — для меня лично не очень ясно, кто является им, кто не является. Для меня это один человек, для упомянутых нами перед записью Кононенко и прочих это, видимо, другой человек, видимо, весь наш стол. Есть, очевидно, некая система кодов, которые для внешнего зрителя и составляют весь термин. То есть клуб «Солянка» либо для кого-то даже «Маяк», безусловно, журнал «Афиша», безусловно, некоторые музыкальные предпочтения вкусовые, некоторые знакомства и все такое прочее. Да, мы, наверное, здесь все можем для какого-то внешнего человека являться хипстерами.

Юрий Сапрыкин: А также весь мир современного искусства, а также, если почитать блоги профессиональных революционеров, то все нынешние либерально-демократические движения, начиная от митингов движения «Солидарность», заканчивая акциями на Триумфальной площади, вообще все, что угодно, все, что относится к такой умеренно-либеральной, буржуазной интеллигентской среде.

Елена Фанайлова: Собственно, легенда об аполитичности и хипстерах была разрушена на моих глазах, когда Арсений К. с группой выступал на митинге «Солидарности» 1 мая, и музыкантов повинтили.

Арсений К.: Между тем, если помните, я прошлый раз рассказывал, что у меня было совершенно другое отношение. Прошлый эфир, пожалуй, был какой-то пропагандой эскапизма. Все еще в силе вопрос, хипстеры ли присутствующие? Хочется сказать, что, да, дорогие друзья, разумеется, я хипстер, только хипстер-радикал. Проблема субкультуры хипстеров в том, что в ней вообще неправильно расставлены акценты и обозначения, которые она на самом деле не сама себе давала. Цитирую, я записал, потому что с утра плохо соображаю. «В России хипстер — это термин, введенный в СМИ для обозначения целевой аудитории потребителей продукта, которые эти СМИ собираются предлагать этой аудитории. При этом СМИ определенные оставляют какую-то допустимую свободу выбора этой аудитории, распространяющийся на ее способ проведение досуга, ее разновидности, которую СМИ с удовольствием готовы освещать. Складывая единство продукта и различия способа проведения досуга, СМИ утверждают, что мы имеем дело с определенной субкультурой, спонтанно возникшей, но легко классифицируемой, вследствие определенного единства во внешности представителей этой субкультуры. Но это сходство во внешнем вызвано потреблением единого продукта. Например, продукции какой-нибудь легкой промышленности, какой-нибудь клетчатой рубашки, которая предлагается этими же СМИ. Указывая на это внешнее сходство, СМИ говорит о наличии субкультуры потребляющей и, соответственно, выглядящей то, как предлагается этими же самыми СМИ». Но это не совсем верно, дорогие друзья.

Елена Фанайлова: Мы все смеемся сейчас, только тихо смеемся.

Арсений К.: Субкультура не может основываться только на потреблении продукта. В каждой субкультуре есть внутренняя составляющая. Ее же СМИ не могут или не хотят выделить, отделываясь общими местами, мол, хипстеры ничего не хотят, они апатичны, аполитичны, подчас даже асексуальны. Это не так. Для СМИ удобно и выгодно так считать, лишив хипстера разума, воли, секса, наполнив, как понятие, только содержимым кошелька их или их родителей. Пространно намекалось только на явные ориентиры и увлечения хипстерами всем зарубежным и только на внешнюю сторону западного общества потребления. На самом деле, может быть, в начале действительно стремление к материальному облагораживанию и было первичным для хипстера, но потом, так или иначе, каждый, приобретя молескин, ноутбук и возможность сидеть в каком-нибудь заведении, где есть Wi-Fi, начинает задумываться и требовать что-то большее для себя, нежели какое-то такое просто материальное потребление. Эта субкультура сейчас глубоко внутри стремится не к материальным, возможно, прозападным ценностям, потому что, наигравшись в какие-то внешние оболочки, в принципе удобные для так называемых каких-то рупоров этого поколения, какие-нибудь социальные сети, главные лица которых говорят, что сейчас невыносимо скучно и у этих людей нет мечты, они ошибаются. Потому что, может быть, мечты нет лично у них. Однако дело в том, что, например, если сравнить так называемый какой-нибудь хипстерский рупор западничества журнал «Wise», там выглядит все крайне динамично, там очень много каких-то пластов, которые пытаются поднимать это СМИ, помимо моды, музыки или какой-то прочей легковесной истории. Там есть очень много политической составляющей, социальной активности, видно, что это просто, даже по фотографиям если сравнить, можно переходить на личности. Если сравнить фотографии на «Look At Me» и, например, в «Вайсе», в «Вайсе» видно, как отрывается постконсьюмериcтское общество. У нас же, например, посмотря «Look At Me», такое чувство, что это какое-то поддиктаторское образование Интернет, достаточно скучное, в котором молодые старички, в котором фотографируются юные консьюмеристы, ориентированные в дальнейшем на потребление, достаточно асексуальные, беззубые. Но, опять же, этот образ транслируется вследствие того, что для «Look At Me» удобно им что-то продавать. Но это не так. Время меняется, дорогие друзья, нормальное юношеское чувство протеста, которое существует у любой так называемой молодежи, желание перемен, желание большей свободы, оно существует. Хипстеры или люди, которых так называют, оно у них есть вследствие того, что на самом деле, перенимая внешние стороны западного мира, западной жизни, в принципе, внутри ты все равно выходишь в так называемую Россию и окунаешься в общество, в котором все достаточно и так не в порядке. Например, ни для кого не секрет, последние месяцев десять уважаемый Юрий, его статьи в «Афише», они, так или иначе, имеют какой-то околосоциальный окрас, какие-то появляются тенденции на обращение внимания на социальные составляющие жизни, опять же, в связи с тем, что становится невыносимо скучно. Невыносимо скучно просто таскать молескин, очки и всякое такое прочее. Стремление к этим ценностям, если оно вначале было первичным, то теперь постепенно происходит понимание, что нужно какое-то количество перемен. Это желание перемен имманентно присуще молодым и желание избавиться от пустоты, в которую они погружаются вследствие такого бесконечного консюмеризма. Существование превышает соблазн быть пустой пофигичной картинкой. Людям свойственно искать смысл, и сегодняшний хипстер не исключение. Апатичность и безразличие, желание лишь приятно проводить время, как искусственно навязанные поколению ценности, опять же теми, кому было бы удобно управлять, этим, так или иначе, называешь, говоря, что у хипстера нет внутренней составляющей, это только внешняя оболочка. Потому что этой внешней оболочке удобно что-либо продать и предложить в качестве какого-то продукта, а потом этим управлять или от этого отбрыкиваться, так или иначе. На сегодняшний день не имеет ничего общего с самоощущением современных молодых людей.

Елена Фанайлова: Трактат Арсения К.

Денис Бояринов: Я всегда считал, что Арсений К. и группа Padla Bear Outfit — это голос хипстеров. И вот на наших глазах этот голос сейчас манифестировал появление нового типа хипстера: хипстер канзайс, хипстер озабоченный. Это судьбоносно.

Арсений К.: Как в 60-х, хиппи аполитичные и засовывающие цветы в дула полицейских, превратились в йиппи, то есть хиппи, который облачился в милитари и начинает уже действовать сообразно тем мерам, которые принимаются непосредственно им.

Елена Фанайлова: К нам присоединилась Настя Сартан. Ваше личное отношение к хипстерам? Вы сама девушка-хипстер, например, или нет, и что вы про это думаете? Или люди, которые покупают вашу одежду?

Анастасия Сартан: Я имею представление о том, кто такие хипстеры, например, в Нью-Йорке, потому что я могла увидеть, как это все появилось, и откуда они взялись. Кто такие хипстеры в Москве, я мало себе представляю. Можно считать, конечно, наш Look At Me направленным на аудиторию хипстеров, мы его даже хотели назвать «Хип-стор», но это, скорее, была шутка.

Насчет Нью-Йорка, там есть, например, районы, как Ист-Вилледж, Вильямсбург, в которых живут так называемые хипстеры, это все районы по линии метро «L», даже есть такой журнал «L-magazine», который направлен на все, что происходит в этой аудитории. Там все понятно, почему они живут там, кто они такие. Потому что именно на этой линии метро есть самое большое скопление клубов, где выступают сотни разных групп музыкальных, там есть сотни разных каких-то маленьких дизайнеров, магазинов и это все, так или иначе, культура, которая представляет собой что-то связанное с «ди-ай-вай», «делать это самому».

Точно так же, как и все дизайнеры делают сами, без какого-то массового продукта, так же и музыкальные группы записывают все самостоятельно. То есть, если раньше стремление было сделать что-то такое, на что подпишет тебя потом «Рекорд лейбл», то сейчас стремление у всех этих групп сделать что-то, в результате чего ты получишь большее количество просмотров на you-tube.

Поселились они там из-за того, что это люди, которые занимались искусством, у них не было никакой возможности и времени зарабатывать деньги, поэтому они искали какое-то жилье, такое, где никто никогда не стал бы жить. Вот этим стал как раз Вильямсбург. И за всем, что за этим следовало, за всякими художниками появились люди, которые тоже хотят быть художниками, поэтому они тоже перебрались в этот район. За счет этого недвижимость там подорожала, и все настоящие хипстеры, в хорошем смысле этого слова, в Нью-Йорке, они перебираются дальше, например, сейчас в Бушвик, где довольно-таки опасный район и дешевая аренда квартир. То есть там с ними все понятно, потому что там есть культура, за которой они следуют. Там действительно есть сотни каких-то музыкальных групп, действительно есть сотни дизайнеров.

Что у нас здесь, в Москве? Наверное, они тоже есть, только не в Москве, соответственно, наши московские какие-то люди, которые связывают себя с этой культурой, следуют за всем этим, что есть за границей.

Елена Фанайлова: Я бы хотела сейчас Игоря Компанийца послушать. Клуб «Солянка», прибежище хипстеров, как нам стало известно, после скандального уголовного дела художника Трушевского (еще одна негативная краска, черная краска, слово «хипстер» теперь уже в глазах обывателя совсем уже какое-то отвратительное). Давайте поговорим все-таки о хороших и веселых сторонах этого дела. Клубное движение. Какая у вас музыка, какие люди, какие ди-джеи? Впрочем, надо заметить, что все присутствующие за этим столом мужчины, я не знаю, как девушка, имеют отношение к ди-джеингу.

Игорь Компаниец: Да, имеют, это правда. Насчет «Солянки», что за музыка, какое веселье. Веселье самого разного рода, как и музыка. Если мы можем назвать группу «Коррозия металла» или группу «Альянс», или группу «Лисичкин хлеб» хипстерскими коллективами, давайте их так назовем, я совершенно не против. Это «Солянка», понимаете, это не только название географическое местности, также это и название, прошу прощения, некоей концепции, которую сопровождает наш проект. Соответственно, музыка, самые разные люди, пятница — это технокультура, это хаус-мьюзик, суббота — это то, что востребовано сейчас в кругу двадцатилетних жителей нашего мегаполиса, скорее всего, этот день подпадает под понятие хипстерский. Все весело, очень пьяно, очень много денег остается в баре, чему я только рад, как работник этого заведения. А вокруг алкоголя русский человек всегда найдет свои забавы. Собственно, клуб «Солянка» не исключение.

Елена Фанайлова: А вы никогда не занимались изучением географии: где проживают ваши посетители? Настя нам рассказала о регионах Нью-Йорка, где живут эти люди. Не замечали такого за своими?

Игорь Компаниец: В Москве я не замечал ни за одной из человеческих страт какую-то компактную зону проживания, будь то мои любимые футбольные болельщики, которые в Лондоне издревле делились по районам и округам британской столицы, или будь то панки, готы, хипстеры, кто угодно, художники. Никогда такого не было, естественно или искусственно; расцвели они, мне кажется, как и во всех прочих публичных местах, будь то кинотеатр, школа или что угодно (ну, школа меньше). Да, в основном это жители окраин, потому что там элементарно больше процент проживает жителей города. Есть люди, в 25-тысячном поколении москвичи коренные, есть люди, которые понаехали буквально полгода назад. Все, как и везде, ничего уникального.

Юрий Сапрыкин: Я боюсь, что мне придется подать реплику, относящуюся уже к какой-то позапозапрошлой мысли Арсения.

Мне кажется, что отличие между, скажем так, журналом «Wise» и журналом «Афиша» — это не отличие между хорошим хипстером и плохим хипстером, это отличие между тем состоянием умов, в котором находится сейчас англосаксонский мир и мир российский. Степень социальной ответственности или озабоченности журнала «Wise» объясняется лишь степенью идеализма и социального оптимизма, который присутствует в мире вокруг. Tы можешь бороться с бедностью детей в Ираке, если ты четко знаешь, что эта борьба имеет смысл и от нее кому-то станет хорошо. Эта уверенность в кругах, которым принадлежит журнал «Вайс», вполне себе имеется. Как только то же самое механически пытается транслироваться в России, что проделывает, к примеру, издание «Хулиган», это сразу выглядит каким-то неадекватным, больным бредом. Потому что мы все, хипстеры, не хипстеры, неважно, кто, мы находимся на таком эмоциональном фоне, в котором у нас нет хорошего варианта развития событий. Вот что ты ни делай, это все равно приводит к какому-то дурному, печальному или никакому финалу. Невозможно побороться с бедностью в Ираке, потому что мы заранее уверены, что это пиар, геополитика, проделки нефтяных корпораций и распил «бабла». На таком фоне действительно кроме, как каким-то эскапизмом заниматься чем-то очень-очень сложно, особенно человеку молодому, которому идеализм свойственен по природе своей.

Елена Фанайлова: Я бы только добавила, что невозможно побороться и с бедностью в Чечне по совершенно понятным причинам.

Юрий Сапрыкин: И с бедностью в Чечне тем более по этим же причинам.

Арсений К.: У меня реплика вслед реплике Юрия. Мне кажется, что на самом деле все не так уж плохо, потому что, например, посмотреть на какую-то, не знаю, насколько это можно считать политикой журнала «Афиша», то сейчас, мне кажется, этот журнал пытается доказать существование новой русской музыки. Что является некоторой, хочется верить, сознательно взятой на себя миссией, несмотря, может быть, на какой-то идеологический эскапизм, который, опять же, не очень сильно прослеживается. Есть та же самая колонка Юрия Сапрыкина, в которой более-менее есть какие-то социальные позиции. В общем, относительно хотя бы музыкальной составляющей журнал «Афиша», мне кажется, очень смело, так или иначе, и хорошо ведет политику относительно хотя бы русской музыки. Может быть, не искусства в общем, но музыки.

Еще такой момент. Я продолжаю утверждать относительно того, что изначально хипстер, этот термин был синтетически выдуман вследствие выгодности его использования. Если Настя говорит про Нью-Йорк, про бедные районы, в которые в начале заселяются художники и всякие иные креативные люди, а потом они оттуда переезжают вследствие того, что там становится креативно, становится возможно открывать галереи, там становится интересно, и цены на жилье взлетают, то они переезжают, соответственно, в другой район, и центр переносится из одного в другой. Например, если посмотреть на ситуацию в такой называемой Москве, когда вся хипстерская, так называемая «солянкинская» элита живет вокруг «Солянки», а «солянкинская» клубная пехота живет на окраине более или менее, то, получается, различные СМИ… Например, недавно появившийся сайт сплетен, он обозревает жизнь именно этой элиты, которая, собственно, так или иначе, задействована в каком-то процессе и заинтересована в продвижении потребления. Но совершенно не обращается внимание на интересы клубной пехоты, которая возвращается после «Солянки» в какие-нибудь свои Петрово-Разумовские и прочие московские места. Москва, как в принципе и вся Россия, центрична, и это ее большая проблема. Это существование какого-то центра, как несуществующего магнитного поля, вокруг которого слипаются различные уже существующие формы, и таким образом вокруг этого магнитного пятна они создают эту форму. Например, «Солянка» и какие-то такие истории, они типично отечественные вещи в связи с тем, что в Москве нет больше других районов, где бы существовала какая-то оппозиция, гетто-культура, которая, собственно, и является смыслом и какой-то составляющей настоящего мегаполиса. Здесь все собрано в одном месте и легко из одного места, так или иначе, управлять или что-то кому-то указывать в связи с тем, что нет каких-то альтернатив. Пусть это не будет казаться каким-то моим желанием какого-то количества пропаганды, я хочу сказать, что действительно существует внутреннее желание и стремление сдвигать центры, создавать альтернативы чему бы то ни было, и изменять жизнь именно в корне, изменять сам механизм потребления. Потому что Юрий говорит очень правильные вещи про «Wise» и про «Хулиган», действительно это смешно выглядит, то, что пытается делать, так или иначе, «Хулиган». То, что пытается делать «Афиша», это выглядит благороднее, потому что они действительно уже имеют какую-то свою позицию, говорят о существовании новой русской музыки и всякое такое. Хотя изначально, я недавно видел подшивку журнала «Афиша» с 2000-х годов, я удивлялся, что журнал постепенно приходил к тому, что у него была перспектива стать каким-то таким, поскольку аудитория вырастала, журналом для возрастных интеллектуалов. Там была реклама средств от облысения и всякое такое прочее, в 2003 году я смотрел выпуски. Там был очень большой раздел, посвященный книгам, очень большой раздел, посвященный выставкам, ресторанам, а потом внезапно журнал омолодился, как-то обозначил хипстеров, можно сказать, вознес их знамя. Это делает большой плюс редакторскому отделу. Собственно, хороший шаг с точки зрения бизнеса.

Елена Фанайлова: Воспели журнал «Афиша”.

Арсений К: Опять же, вопрос, насколько, как Ксения Собчак выдуманный персонаж для глянца, чтобы глянцу было, о ком писать, чтобы у нас существовала некая своя Пэрис Хилтон без идеи внутренней. И так же и хипстеры, которые являлись так называемым кормом для каких-то СМИ, изначально были придуманы ради того, чтобы можно было… Перенятая западная история, перенята только внешняя ее форма, без внутреннего содержания. Ведь все эти живущие в Нью-Йорке люди, не дай бог, с ним будет что-то случаться в качестве ограничения, извините меня за слова с душком, в качестве ограничения каких-то социальных свобод, они сразу начнут выходить на улицу и всякое такое. У нас на улицу никто не будет выходить. Мне кажется, хипстеры, это такая проблема, исключительно Москвы, потому что ей удалось сформировать вокруг себя общество какого-то более-менее уверенного потребления, можно за это держаться и бояться это потерять.

Филипп Миронов: Должен сказать, в реплике Арсения прозвучала какая-то обличительная история про то, что пускай элита живет в центре, но при этом хипстеры, несмотря на то, что это такой передутый медийный феномен, они все равно для мейнстрим идеологического российского остаются маргиналами по сути. То есть для людей, которые не находятся в ситуации журнала «Афиша», клуба «Солянка», не входят в эту магнитную зону, все равно хипстеры являются таким предметом иронического какого-то хмыканья. На самом деле эта позиция маргинальная – единственное, что позволяет определять хипстеров относительно как субкультуру. Ведь по идее субкультура строится на двух понятиях, что это какое-то протестное движение, люди недовольны, и на социальном аспекте, что это маргиналы, люди, которые не принимаются основной частью общества или не хотят с ним себя идентифицировать. Нельзя сказать, что хипстеры это протестное движение, но оно реально маргинальное.

Елена Фанайлова: Но здесь, я бы сказала, что существует такая проблема, как хипстер-1, хипстер-2 и хипстер-3.

Хипстер-1 – это хипстеры эпохи Нормана Мейлера и Джека Керуака, это люди, которые не носили узких штанов и совершенно по-другому выглядели…

Юрий Сапрыкин: От которых произошли хиппи. Собственно, хиппи это уменьшительно-ласкательное от слова «хипс», это маленький хипстер.

Арсений К.: Простите, можно краткую справку. По этимологии хипстеры появились в 50-х, это была кучка людей, которые обитали вокруг джазовых музыкантов, при этом сами эти люди редко где играли на каких-то инструментах, в основном существовали на полукриминальных каких-то заработках. То есть хипстер изначально в поколении битников — это был бездельник.

Елена Фанайлова: И потом можем говорить о современных хипстерах западных. Это хипстеры-2, скажем так. И хипстеры-3 — это современные хипстеры в России.

Анастасия Сартан: Хотела задать вопрос Юрию по поводу его высказывания. Последний номер «Большого города» весь посвящен тому, что хватит говорить о том, что у нас все плохо, давайте посмотрим, что с этим можно сделать. Я, когда читала этот номер, например, то, что меня интересовало про бизнес, читала, что там сделать нужно, я понимала, что это просто невозможно, что все, что там пересказано, это вообще задача как минимум лет на сто и точно никто ее не сможет потянуть. Это был номер направлен на то, чтобы такие чувства возникали?

Юрий Сапрыкин: Это номер, направленный на то, чтобы возникало ощущение реальности всего этого. Это не вопрос мечты, идеализма или чего-то, это совершенно инструментальные вещи, технические вопросы. Если у тебя есть желание жить в стране с нормальным климатом для бизнеса, то нужно дернуть за этот рычаг, принять этот закон, а этот отменить. Но для этого нужны, безусловно, какие-то политические действия. Поскольку вы, Настя, не являетесь председателем Государственной Думы или совета министров и не можете никак повлиять на то, какие люди являются этими председателями, от этого и создается ощущение, что это все имеет отношение к какой-то марсианской жизни и на нашем веку уж точно здесь не может сбыться. Как бы тебе показывают картинку, более-менее идеальную, говорят, что для этого нужно сделать, а дальше ты понимаешь, что в тех условиях, в которых ты существуешь, просто некому нажать на эти рычаги. А дальше судить тебе, дорогой читатель. На какие рычаги нужно нажать, чтобы люди, имеющие способность принимать решения, их приняли, это «Большой город» не может объяснить, это уже вопрос индивидуальной воли и понимания ситуации.

Просто история про то, что помимо нытья, которым мы все в той или иной степени занимаемся, есть вполне реалистичные и простые шаги, которыми можно исправить ситуацию. Почему эти шаги не принимаются, что сделать для того, чтобы они были приняты, это следующий вопрос. На него каждый уже сам находит ответ.

Анастасия Сартан: Как раз и выходит, что этот номер посвящен тому, что надо сделать, но, как вы сами сейчас сказали, на самом деле, что нужно сделать такому человеку, как я (а именно такой человек, как я, есть читатель «Большого города», не чиновник, не депутат), там и не сказано.

Юрий Сапрыкин: Настя, вы взрослая девушка…

Анастасия Сартан: Можно объяснить, почему? Шла речь о том, что «Хулиган» пишет о каких-то таких вещах, которые выглядят довольно-таки глупо в нашей действительности.

Там, например, появляется рекламная полоса, в которой рекламируется сырок глазированный и написано «Настоящий oldschool», то есть, как бы весь журнал направлен в такое русло. Так вот последний номер «Большого города» разве не одно и то же?

Юрий Сапрыкин: Настя, что нужно сделать для того, чтобы решения были приняты, это действительно вопрос вашей воли. На какие демонстрации нужно выйти, под какими обращениями подписаться, что написать в собственном ЖЖ, какую рекламу повесить на странице магазина в Look At Me, на какие выборы сходить и за кого проголосовать – это всё, все ваши шаги, они, так или иначе, влияют на ситуацию, в которой эти решения принимаются или не принимаются. Невозможно написать инструкцию для каждого отдельного человека. Напишите ее для себя сами, как бы, если вы верите в то, что это реально, вы, наверное, чего-то можете сделать.

Денис Бояринов: Я хотел вернуться к теме хипстеров-3. Мне кажется, это интересная история про то, чем российские хипстеры отличаются от заграничных как бы глобально, содержательно.

Елена Фанайлова: В том числе, я бы подключила сюда и вопрос Филиппа Миронова, давайте попробуем сформулировать предпочтения хипстеров.

Денис Бояринов: Во-первых, хотел бы ответить Арсению на реплику, что это вещь, выдуманная СМИ. Как бы невозможно СМИ выдумать вещь какую-то фантастическую. Если так живет и имеет респонс, это значит, что за этим стоит какая-то жизнь.

Арсений К.: Суверенная демократия.

Денис Бояринов: Это конструкты какие-то идеологические, как суверенная демократия, а здесь речь идет о каких-то людях. Во-вторых, про русское восприятие. Даже не про то, что они на самом деле, а про восприятие. То есть негативная коннотация, которая все время идет про хипстеров, мне вообще кажется, что самое главное, о чем мы должны говорить, именно о незрелости нашего общества и незрелости некоего хипстерского анклава у нас. То, что журнал «Хулиган» очевидный пример незрелости, когда люди делают тупую кальку, не задумываясь о том, что они делают, и получают действительно просто смешной, сатирический продукт. Но при этом то, что так негативно относятся в России к хипстерам… Конечно, в Америке тоже смеются над особо комичными проявлениями людей, у которых особенно большие очки, но здесь нет такого феномена Ильи Трушевского. Знаете, когда фигурант уголовного дела, значит, хипстер. Это, мне кажется, происходит потому, что незрелое наше общество. Мы только разучились есть людей, а еще у нас появились какие-то люди, которые не хотят есть людей, а хотят прекрасно одеваться и нести какой-то образ в массы.

Юрий Сапрыкин: Давайте их съедим скорее.

Денис Бояринов: Давайте их сразу съедим. Вот из-за этого.

Еще одна, на мой взгляд, интересная история. Вы не заметили, когда мы обсуждаем хипстеров, мы все время обсуждаем мужчин? То есть хипстерша не фигурирует, хипстер девушка – это нечто странное, когда пытаются описать хипстера. Это тоже говорит о том, что у нас наше неразвитое общество, где женщины загнаны в какое-то еще более ужасное гетто, их даже никто не рассматривает, как некую действующую силу.

Филипп Миронов: Есть версия, что хипстер довольно бесполый, у него очень сложные отношения с собственной сексуальностью.

Денис Бояринов: Но это уже какие-то домыслы. На самом деле все говорят, если хипстер, то сразу: это мальчик, такой хлипкий еще мальчик, тоненькие ножки. Заметьте, кстати, что это очень похоже про термин метросексуальности и метросексуала, это изначально термин, который не несет ничего в себе обидного и в принципе говорит-то о хорошем, ну, человек заботится о себе, мужчина. Но именно в России, именно потому, что общая незрелость общества такова, это сразу становится объектом жутких насмешек и теперь метросексуалы и хипстеры, хотя никто до конца не понимает, кто это и где, это никогда не видел, но при этом всем было бы интересно на них посмотреть. Я сегодня забил с утра «хипстер» в поиск по блогам, там куча реплик: «приеду в Питер, посмотрю обязательно на хипстера», «отведите меня туда, где у вас там, в Питере, хипстеры гуляют».

Юрий Сапрыкин: К вопросу о хипстерах и метросексуалах. Есть та самая новая русская музыка, которую Арсений привел — спасибо, Арсений – как пример какой-то созидательной работы, осуществляемой журналом. Справедливости ради, вот сидит Денис Бояринов, который ровно эту же работу в ни меньших масштабах и производит по поддержке и структурированию этой новой русской музыки. Но, внимание, это удивительная борьба, которая на самом деле похожа даже не на некоторые боевые действия, даже не на партизанские вылазки в тылу врага. Это такие партизанские вылазки, которых никто не замечает и, не дай бог, заметит. Потому что, кроме синяков и шишек на фигурантов этого процесса, ничего хорошего не выйдет. Это очень неблагодарное занятие. Это сцена, которая как только начинает чуть-чуть структурироваться, сразу вызывает какое-то дичайшее раздражение со стороны всех, не находящихся внутри ее людей. Не так ли?

Денис Бояринов: На самом деле по большей части, конечно, да, у людей большое отторжение, но при этом, мне кажется, что динамика положительная, все равно это как-то пробивается.

Юрий Сапрыкин: Такой медицинский термин.

Денис Бояринов: Последний фестиваль «Темные лошадки», когда там Арсений выступал, в частности…

Юрий Сапрыкин: Пациент в тяжелом состоянии, но динамика положительная.

Денис Бояринов: Наш знакомый Алексей Певчев, который говорил, «я со скепсисом относился к группе Padla Bear Outfit», потому что про них пишет «Афиша» каждый номер», естественно, это вызывает отторжение у людей, то есть та активность, с которой приходиться навязывать хоть что-то, на наш взгляд кажущееся интересным. Но при этом реальный отзыв, когда он увидел, ему это понравилось.

Елена Фанайлова: Денис, какие еще молодые группы можете назвать?

Денис Бояринов: Собственно, весь line-up фестиваля «Темные лошадки».

Филипп Миронов: Давайте не забывать “Tesla boy”.

Юрий Сапрыкин: Мне кажется, это очень разные вещи. Мы действительно видим, что хипстеризм бывает таким и сяким, что бывает просто некоторое следование в русле западных тенденций, а бывают какие-то довольно дикие и странные попытки чего-то нащупать свое и такое, нутренное.

Елена Фанайлова: Игорь, меня интригует вопрос, который Филипп Миронов поставил, кто такие хипстеры в смысле их предпочтений: идеологических, социальных, эстетических, музыкальных. Cовременный хипстер образца лета 2010 года в Москве?

Игорь Компаниец: Это люди, которые тратят основную массу своих небольших доходов на какие-то внешние атрибуты и на то, что им идет либо в глаза, либо в уши. То есть это какие-то картины либо музыка, музыка больше, чем кино. Собственно, нормальное поколение XXI века. Люди достаточно простых волеизъявлений, целеустремленные, но при этом с достаточно, я бы так сказал, несложными целями. Я не могу описать каким-то одним образом их внутренний мир, что есть то, се, еще немножечко того-то. Да, мы можем говорить о том, что он, безусловно, знает, что такое Tesla boy и кто такой Антон Севидов, он знает Padla Bear Outfit, он знает некие марки джинсовых лейблов, что-то подобное. Сейчас нет такой унификации, какой она была еще три-четыре года назад, когда термин обрастал какими-то кодами и признаками.

Елена Фанайлова: А это человек с высшим образованием или не обязательно?

Игорь Компаниец: Я думаю, что это человек в процессе получения высшего образования, скорее творческого вуза. Хорошо, закрываю глаза, представляю девочку и мальчика, которые являются хипстерами. Девочка – это ученица какого-то творческого вуза, скорее платного факультета, какой-нибудь МАРХИ или журфак, а мальчик, ее бой-френд, учится скорее в том же вузе, либо на папины деньги в чем-то более престижном, вроде «плешки». Живут они на деньги чьих-то родителей, красят стены в белый цвет…

Анастасия Сартан: Кладут матрас на пол.

Игорь Компаниец: Кладут матрас на пол, да, у них хорошая стереосистема. Никаких позывов к политической активности у них все-таки, я думаю, нет.

Денис Бояринов: Но при этом, мне кажется, они все-таки леволиберальной направленности.

Игорь Компаниец: Да, безусловно. Это космополитичные, либеральные люди, которые могут по пьяни вскидывать правую руку и при этом садиться на коленки к человеку своего пола, и даже драки у них выходят какие-то нелепые, шуточные, до гематомы максимум доходит, что лично мне, как человеку из другой субкультуры, как–то не очень интересно.

Денис Бояринов: Когда меня спрашивают про хипстеров, я в последнее время объясняю на примере. Есть мой любимый сериал английский «Майти буш», там есть два героя главных, юмористических персонажа, одного зовут Винс, он такой модный парень, стилист, он все время создает образы, как он все время говорит. В течение одной серии меняет образы в десять штук, у него бывают самые диковинные образы, типа теннисиста-вудуиста. А есть как бы его визави, антагонист, у него есть одни шорты и одна жилетка, которую он носит, потому что в ней много карманов и она очень удобная. Это, конечно, сатирический образ. Но понятно, хипстеры – это люди, которые создают образы, они, поэтому так трудно описываемы, потому что образы они меняют. Чем более продвинут хипстер, тем он более как бы flexible. Наш Арсений К., например, теперь Арсений К. одевается так, как бы он вызывающе антимоден. Посмотрите на него.

Арсений К.: Смотрите, дорогие слушатели.

Денис Бояринов: Человек в драных джинсах, растоптанных башмаках и майке с картинкой санкт-петербургского метрополитена, и нарисованной ручкой татуировкой. На данный момент он убер-хипстер, потому что он уже антифэшн. Извините, что много английских слов.

Анастасия Сартан: Я сегодня буквально объясняла своим родителям, про что будет передача и, собственно, кто такие хипстеры. Мне кажется, что все наши родители понятия не имеют о таком слове, кто это такие.

Я объясняла это с такой точки зрения, что есть мейнстрим, они из этого мейнстрима пытаются не то, чтобы выделиться. Вот в английском языке есть правильное для этого слово «stand-out». То есть, если в мейнстриме украшать свои жилища всякой лепниной и делать евроремонты, то, соответственно, оппозит этому – это класть матрас на пол и красить стены в белый цвет. Если в мейнстриме носить Дольче и Габбану, Гуччи и следить за последними коллекциями, то противоположное этому – это, например, то, как выглядит Арсений. Это отрезать ворот от футболки и надеть какие-то непонятные джинсы и купить на платформе Марк или на Удельной ботинки. Еще к этому можно приписать то, как я уже говорила про «ди-ай-вай»,что в этом всем еще есть некая составляющая того, что они делают все это сами. Даже, например, пикник «Афиши» и стенды, которые там выставляются, то есть некий, как я ощущаю, в день застройки такой пионерлагерь, когда все владельцы чего-то, каких-то «Клэвер мод», «Look At Me», «Мэйки пипл» и других разных магазинов, они приходят туда, строят это все сами, какие-то свои стенды. То есть это тоже некоторая составляющая «ди-ай-вай».

Елена Фанайлова: Мы описали хипстера, как существо, в общем-то, занятое собой, но при этом придерживающееся либеральных ценностей. Так вот если хипстера вознамерятся лишить этих самых его либеральных ценностей, он, как существо неагрессивное, никак не сможет себя защищать?

Филипп Миронов: Медийно, мне кажется, сможет что-нибудь написать в своем уютном ЖЖ. То есть это человек, который в состоянии делать высказывания, достаточно резкие и артикулированные, но в плане действия не было еще шанса проверить. Единственный опыт – это участие Арсения в концерте «Солидарности», но, мне кажется, что основная часть, условно говоря, хипстерского движения восприняла эту историю с иронией и, в принципе, придерживалась тех формулировок, с которыми Саша Горбачев, ведущий обозреватель музыкальный Афиши, это все представил в своем блоге. Мне на самом деле интересно, что с этим произошло. Потому что у хипстеров есть, очевидно, нежелание ассоциироваться с демшизой так называемой, с Каспаровым, Карповым и прочими шахматистами.

Но при этом есть определенный внутренний идеологический заказ на какое-то протестное политическое движение, которого нет, к сожалению. Нет модной, хорошей политической силы…

Юрий Сапрыкин: Антифа.

Филипп Миронов: Антифа. К сожалению, мы все знаем реакцию на материал Андрея Лошака на Openspace.ru, где эти антифа, по-моему, у либеральной общественности вызвали ужас. Никто не хочет ничего общего иметь с насилием. Насилие в ответ на насилие вызывает такое же отвращение у всех нормальных людей, как и фашизм в чистом виде. Реально, если бы в Москве, в ЦАО, появился бы какой-то человек, который не был бы наследником этой замшелой пенсионерской фигни, которой является сейчас либеральная идеология в Москве, за ней бы хипстеры пошли.

Елена Фанайлова: Мне-то как раз кажется, что, если бы либералы и антифа договорились не на платформе насилия, а на платформе антифашизма, из этого могла бы выйти красивая история.

Филипп Миронов: У нас красивой странно называть все, что связано политикой и косвенно с властью, косвенно с насилием. Есть прецедент антифашистского марша 19 января, когда в двадцатиградусный мороз на улицы вышли очень многие сотрудники российских, московских медиа, это люди чуть старше, чем те хипстеры, о которых мы говорим, в любом случае, это люди, которые задают определенные поведенческие стереотипы для них. То, что вы говорите, может быть вполне реально. В любом случае эта идеология не проработана, она ни с кем не ассоциируется. Есть один у нас Андрей Борисович Лошак, но он, по-моему, к сожалению, не хочет…

Юрий Сапрыкин: Заметь, Филипп, у людей, которые вышли на этот марш, все равно осталось очень двойственное ощущение от этого, как рядовых участников некоей странной игры, которая не ими придумана и с ней они, в общем, не очень даже готовы согласиться.

Елена Фанайлова: Я на это скажу: надо чаще встречаться.

Арсений К.: По поводу участия в странной игре. Я как раз в прошлый раз на Радио Свобода рассказывал свои ощущения от участия в так называемой маевке от «Солидарности». Но потом поступил такой очень здравый комментарий от студентки из Англии, которая говорит, что ведь для молодежи, в принципе, молодежи, стремящейся к чему-то более-менее свежему, за рубежом, в принципе, принято ходить на какие-то либеральные истории.

Елена Фанайлова: И не только на либеральные, на всякие.

Арсений К.: И в этом нет ничего позорного.

Елена Фанайлова: Принято быть политизированным, я говорю о красоте именно в этом смысле.

Арсений К.: Это проблема, может быть, партии. А stile, он исходит давно, из 60-х, когда предводители всяких групп, MC Five, Эби Хоффманы, это были сексуально раскрепощенные люди, притягательные для молодежи. Сейчас, естественно, какой-нибудь активист «Солидарности», никакая молодежь за ним не пойдет, потому что это люди с целлофановыми пакетами, так или иначе. Демонстрация людей с целлофановыми пакетами в нашем обществе не вызовет никакой реакции, кроме какого-то отторжения: вот, люди с целлофановыми пакетами возбухают. Но дело все в том, что, если бы не они, то кто? Потому что, например, в Петербурге люди с целлофановыми пакетами — это интеллигенция, профессора. Да, мы все люди с целлофановыми пакетами, дорогие друзья. Зато, мне кажется, в Москве людей без какого-то количества разума в голове в связи с тем, что полон желудок и глаза на все прекрасно с удовольствием закрываются. Например, журнал «Сноб» пытается представляться, как какое-то количество интеллектуалов, но это интеллектуалы от потребления. У них нет именно интеллектуального снобизма. В Петербурге есть этот интеллектуальный снобизм, но нет какой-то материальной культуры, в отличие от Европы, когда профессор может рассуждать о Фуко, Деррида и прочих классных парнях, но при этом потом обсуждать вина, ходить в ресторан и прочее. Проблема в том, что сейчас в основном повисший вопрос над этим столом так называемым, что не существует идеологии у хипстера. И каждый, может быть, кто-то, преследуя свои личные интересы или что-то такое, говорит: нет ничего, дорогие друзья, все плохо, что вокруг отвратительные люди с целлофановыми пакетами, какие-то странные, не притягательные внешне, совершенно не сексуальные, с какими-то дебильными идеями и невменяемы в тренды. Просто, если посмотреть на Look At Me, у меня действительно вчера после большого просмотра различных зарубежных СМИ подобного содержания возникло чувство, когда я переключился на Look At Me, что это все какое-то… Как в Белоруссию приедешь, там все причесано, все такие правильные. Понятно, что эти люди не хотят ничего, они безжизненны. Например, в чем притягательность какой-нибудь Патти Смит? Как я недавно осознал для себя, это не только музыка и не только круто говорить о музыке и понимать, что, о, на Западе… А почему музыка круче на Западе? Потому что там люди свободнее, не дают ущемлять свои права, они не боятся, и это их отсутствие страха и является той самой сексуальностью, которая внутри, которую мы не можем объяснить, например. Мы хватаем только внешнюю ее сторону, не понимая, что за этим всем стоит огромная проделанная работа западным миром, в том числе 1968 годом, после которого Запада изменился, когда действительно Запад стал либеральным, когда действительно изменилось отношение к людям и всякое такое. Например, когда ты приезжаешь в Европу, к нашему целлофаново-пакетному городу ближе, в Северную Европу, ты чувствуешь себя человеком, имеющим права вследствие того, что ты человек. Вследствие того, что ты не кошка, не камушек, не гусеница, а вследствие просто того, что ты человек, ты идешь по улице и ты чувствуешь, что у тебя есть право, у тебя есть определенные привилегии только из-за того, что у тебя есть две руки и две ноги. Дорогие друзья, я подобные чувства ощутил единственный раз в этой стране, когда на Марше несогласных в Петербурге получилось прорваться на Невский проспект, и там был Кирилл Миллер рядом, там были люди, которые чуть выше по статусу, чем те, которые ездят в метро. Мне было приятно находиться рядом с этими людьми, куда-то идти, рядом флаги, но я ничего этого не понимал, я просто чувствовал приятность и что у меня есть право пройтись, есть право выйти. Я ощущал себя так называемым человеком. Непонятно, что делается с этой оппозицией, мне кажется, она запутанна крайне, она не может разобраться в себе. Поэтому сейчас совершенно за ней не хочется идти. Дело в том, что она не станет симпатичной сама по себе. Мы должны как-то делать и внедрять новые смыслы. Например, наше выступление на этом Первомае, когда пришли люди, объективно пришедшие на нас, они все немного… В общем, смотрите, так называемая группа «Гражданская оборона», которая, безусловно, является одной из самых лучших групп в отечественной музыке, она крайне политизирована. И НБП изначально, это был арт-проект, проект отличный искусства. Это потом стало уже какой-то партией, чем-то таким, это уже все превратилось в какой-то трэш, в идеологию Лимонова и всякое такое. Когда нет уничижительной фразы «демшиза», когда участие в политике и отстаивание своих прав – это естественно, это здорово и когда молодежь действительно не хочет превратиться в каких-то заведомо старичков, в заведомо потребителей, а хочет более или менее протестовать. Молодежь всегда протестует, иногда по какой-нибудь ерунде. Всегда. В Греции, например, там полиция и прочее, они существуют только для охраны самих себя. Потому что если отменили какие-нибудь булочки в столовой, все выходят на улицу сразу и начинают все переворачивать. Выходит полиция, и она только стоит за щитами, держится, сама эта полиция существует для самозащиты, а не для подавления.

Анастасия Сартан: Здесь задавался недавно вопрос о том, что сделает так называемый хипстер, если возникнут какие-то проблемы, на мой взгляд, он просто при первой возможности уедет. Проблема именно в том, что вместо того, чтобы как-то бороться за права, хипстерство, это внешние какие-то проявления и при первых каких-то проблемах от этого всего можно сбежать туда, где так же можно комфортно находиться хипстеру с внешними проявлениями.

Денис Бояринов: Лично для меня слово «хипстер» гораздо более приятно, чем слово «Нашисты» и даже чем русское слово «молодежь». На мой взгляд, то, что мы обсуждаем, медийный шум этой истории, к сожалению, как бы хвост гораздо более длинный, чем сама история… Я сегодня ехал на передачу и считал по дороге хипстеров, которые мне встретятся, насчитал пять человек, трое встретили меня у ворот ArteFAQ. Это в Москве. Я уже не говорю о том, что на самом деле в России все еще гораздо непонятнее. Но при этом, мне кажется, что, правда, за этим есть и сила, и жизнь, и будущее. То, что Арсений постоянно формулирует манифесты и запросы, совершенно логичные и здоровые. Да, как бы у нас незрелая ситуация и нет политической силы, но это у нас все вообще гораздо запаздывает. Я думаю, что раз запрос есть, то она появится, появятся красивые, молодые, обаятельные, сексуальные политики, которые создают образы. Вопрос в том, сколько времени пройдет, доживем ли мы до этих времен.

Игорь Компаниец: Я думаю, что хипстер-3, пользуясь вашей терминологией, русский хипстер, это явление достаточно краткосрочное, оно подходит к своему завершению, не настолько серьезное, насколько серьезен тон нашей передачи. Я ощущаю по себе какие-то волны внутри, что вопрос года, максимум двух-трех и появится что-то новое, что-то более интересное. В конце концов, был такой стишок, я извиняюсь, слегка матерный: «Я устал и она устала, произошла смена состава». Очень хочется и жду этой смены состава, когда будет повод действительно всерьез о чем-то говорить, о каком-то молодежном явлении. Хипстер – это смех.

Филипп Миронов: Мы забыли сказать о том, что одно из научных и общепринятых характеристик хипстера является то, что хипстер мучительно пытается идентифицироваться с какой-то субкультурой из прошлого. У хипстера есть черты пост-панка, есть черты хиппи, есть черты битников, брейверов и так далее. У этой субкультуры реально лицо сшито, как из лоскутного одеяла, из цитат из других субкультур. В принципе, интересность этого феномена, который интересен, но, может быть, я соглашусь с Игорем, не настолько, чтобы три года обсуждать мучительно это в разных эфирах. Интересность феномена состоит в том, что он не закрыт, не закончен, не определен до конца, как бы идеология, статус, явление находятся в процессе формирования. Мне бы реально хотелось, чтобы на излете этих обсуждений, уже три года существует феномен, три года он обсуждается, появилась бы какая-то интеллектуальная сила, которая могла бы что-то с этим социальным, неопределенным облаком сделать, как-то его доформулировать и куда-то привести. Потому что, если посмотреть на последнюю двадцатилетнюю историю развития России, у нас появилось мощнейшее, тоже, опять-таки, неопределимое движение, что-то вокруг слова «гламур», Ксения Собчак. Вот это как бы вещь, которая переформулировала в принципе социальную карту России. Мне кажется, что у хипстеров есть полные шансы и возможности, наложившись на эти условия, стремление к красивой, приятной и комфортной жизни, которую дал гламур (это не субкультура), есть возможность эту всю штуку еще раз реформировать и как-то переизобрести в молодежную идеологию.

Юрий Сапрыкин: Мне кажется, Арсений сказал очень важную вещь, из которой следует, что на самом деле разница между хипстером-3 и хипстером-1 нет вообще никакой. Потому что мы все живем, как герои фильма «Стиляги». Чего мы хотим? Мы шугаемся этой серой толпы, окружающей нас, мы хотим, чтобы нам дали спокойно выпивать в том единственном клубе, где это не противно делать, и чтобы не «Козел на саксе» уже, а Антон Севидов на синтезаторе нам сбацал чего-нибудь фирменное. Вот это на самом деле предел наших желаний. У нас не произошло еще не то, что 68-го года, а даже мы не начали к нему двигаться, или только начинаем. Вот этого осознания, что не политик какой-то тебе должен предложить сексуальный образ, а что «people have the power», ощущение себя свободными, сильными, право имеющими людьми, от которых что-то зависит и у которых за душой есть энергия, какие-то ценности, этого просто еще не началось. Поэтому не случайно фильм Тодоровского на Западе показывали под названием «Хипстерс», это буквально описание этого нынешнего процесса.

Арсений К.: Мне хочется несколько абстрагироваться и просто сделать некоторый прогноз. Мне кажется, при современном состоянии промышленности, политики и вообще государственной вертикали все это продержится, два варианта: либо десять лет и за десять лет рассосется, и Россия станет сборищем каких-то провинций и областей, как Индия, либо же после 2012 года закрутят все гайки и тогда это все продержится буквально два года. Никакой новой движущной истории ожидать не следует в связи с тем, что когда все разрушится, только тогда начнется что-то новое. Возможно, история этого всего разрушения… Собственно, я привел. Поэтому через десять лет какая-нибудь группа Padla Bear Outfit быть классикой, а появившиеся новые будут делать настоящую культурную движуху. Потому что те маленькие попытки, которые мы делаем сейчас со своей стороны, мы явно боимся чего-то, боимся, что придут и отберут у нас жесткий диск или еще что-нибудь такое. В таком случае просто, если не будет какого-то непосредственного реагирования именно сейчас, все загнется само собой и движение нового и сильного придется ждать нe раньше, чем через десять лет, дорогие друзья.

Sites-ETAM_RU2-Site

Каждый раз, когда Вы пользуетесь данным веб-сайтом, к Вам будут применяться положениями настоящей Политики о конфиденциальности, и каждый раз вы должны вновь просматривать данный текст, чтобы удостовериться, что Вы удовлетворены его содержанием.

Зарегистрировавшись на этом веб-сайте и (или) предоставив свои персональные данные, Вы предоставляете ООО «ЭТАМ Рус» (адрес места нахождения: Россия, Москва, 123312, Пресненская набережная 10, офис 564) и ее уполномоченным представителям, действующим в соответствии с соглашением о конфиденциальности Ваше прямое согласие на обработку Ваших персональных данных способами и для целей, указанных в настоящей Политике ниже.

Ваши персональные данные, которые мы можем обрабатывать, включают:

  • 1. Фамилию, имя, отчество;
  • 2. Адрес электронной почты;
  • 3. Паспортные данные;
  • 4. Номер стационарного (мобильного) телефона;
  • 5. Почтовый адрес;
  • 6. Платежные данные (номер банковского счета и т.д.)
  • 7. Имя пользователя (логин) и пароль;
  • 8. Возраст (дата рождения) и т.д.

Предоставленные Вами персональные данные будут использованы для следующих целей:

  • 1. Выполнение и соблюдение договоров купли-продажи приобретенных Вами товаров, либо других договоров, заключенных между Вами и нами;
  • 2. Ответов на Ваши запросы, и
  • 3. Предоставление Вам информации о товарах ETAM и также включая применительно к вышеуказанным товарам, рассылку коммерческой информации по электронной почте или с применением иных аналогичных средств коммуникаций (таких, как SMS-рассылка), а также телефонные звонки. Вы можете изменить свои предпочтения в получении такой информации, указав соответствующие позиции в разделе «Мои личные данные» на веб-сайте, и отредактировать их. Вы сможете отказаться от получения новостных рассылок, зайдя в раздел «Мои личные данные» и убрав галочку с опции «Я хочу получать новости и интересные предложения».
  • 4. В том случае, если Вы предоставляете нам персональные данные третьих лиц, Вы несете ответственность за информирование третьей стороны об использовании таких данных и за получение соответствующего согласия. Если Вы приобрели товар или подарочную карту, то предоставленные Вами персональные данные третьей стороны будут использованы для следующих целей: (a) управление доставкой и (или) подтверждение правильности получения соответствующего товара; и (б) ответов на любой запрос или предложение, которые Вы можете сформулировать в отношении указанного товара.
  • 5. Если Вы выбираете способ оплаты «Наличные при доставке», просим Вас учесть, что в случае возврата купленного товара, Вам понадобится предоставить дополнительные данные, которые будут использоваться исключительно для целей возврата уплаченной суммы (данные Вашего банковского счета, паспортные данные и т.д.), и эти сведения при необходимости могут быть раскрыты третьей стороне, осуществляющей денежные переводы.

Поскольку мы несем ответственность за базу данных, мы обязуемся обеспечить конфиденциальность Ваших личных данных и обеспечить осуществление Ваших прав доступа, изменения, отмены и несогласия путем направления письма по вышеуказанному адресу на адрес места нахождения в соответствии с параграфом ниже.

Предоставляемые Вами персональные данные могут обрабатываться как автоматически, так и в ручном режиме: сбор, систематизация, накопление и извлечение (выгрузка) и другие средства описаны в текущей Политике конфиденциальности.

Внесение исправлений (обновление, изменение) в персональные данные будет осуществляться в следующих случаях:

  • После того, как Вы предоставите нам исправленные (обновленные, измененные) персональные данные;
  • По запросу уполномоченных федеральных исполнительных органов государственной власти;
  • В других случаях, предусмотренных действующим законодательством.

Анонимизация персональных данных, блокирование, удаление и уничтожение могут осуществляться в случаях и по причинам, предусмотренным действующим законодательством.

Для достижения целей, указанных выше, нам может потребоваться осуществить трансграничную обработку или передачу информации, которую Вы предоставили нам,компаниям, входящим в “ETAM Group”. Настоящим мы сообщаем Вам, что зарегистрировавшись на настоящем веб-сайте и предоставив нам информацию, Вы даете нам явно выраженное согласие и разрешение раскрыть такую информацию и (или) передать ее вышеуказанным компаниям «ETAM Group». Кроме того, при необходимости достижения вышеуказанных целей, а также для реализации и при оказании определенных услуг или дополнительных функций, сторонние поставщики также могут получить доступ к Вашим персональным данным, например, компании, оказывающие услуги технологического характера, управляющие финансовыми транзакциями, оказывающие услуги по логистике, перевозкам, управлению заказами и другие, с тем, чтобы предоставить нашим пользователям достаточные гарантии при осуществлении покупок и т.д. Ваше согласие на такой доступ/раскрытие включает случаи, когда для эффективного оказания услуг провайдеры могут находиться в странах или на территориях за пределами России и (или) иметь доступ к данным таких стран, как, например, страны/территории ЕС или США.

Ваше согласие на обработку и трансграничную передачу Ваших персональных данных будет действительным до того момента, пока Вы не отзовете его, направив письмо по вышеуказанному адресу в ООО «ЭТАМ Рус».

Настоящим пользователь (Вы) гарантирует, что предоставленные персональные данные являются действительными и точными, и обязуется извещать нас о любых изменениях таких данных. Любые убытки или ущерб, понесенные сайтом или лицами, ответственными за веб-сайт, либо любыми третьими лицами вследствие получения ошибочных, неточных или неполных данных в регистрационных формах, будут исключительной ответственностью Пользователя.

Cookie-файлы:

Принимая данную политику конфиденциальности, Вы соглашаетесь на использование cookie-файлов на данном веб-сайте, которые описаны ниже.

Сведения о cookie-файлах

Что такое cookie-файл?

Сookie-файл – это небольшой текстовый файл, который веб-сайт размещает на Вашем компьютере, телефоне или другом устройстве, в котором содержится информация о Вашей навигации по этому веб-сайту. Сookie-файлы необходимы для упрощения навигации, обеспечения ее удобства, и они не причиняют вреда Вашему компьютеру. Хотя в настоящей политике применяется общий термин cookie-файлы, поскольку они являются основным способом хранения информации, используемой данным веб-сайтом, «местные хранилища» веб-браузера используются для тех же самых целей, что и cookie-файлы. В этой связи вся информация, включенная в настоящий раздел, также относится и к таким «местным хранилищам» («local storage»).

Для каких целей cookie-файлы используются на данном веб-сайте?

Сookie-файлы являются важной частью функционирования веб-сайта. Основной целью наших cookie-файлов является улучшение Вашей навигации по сайту. Например, cookie-файлы позволяют нам идентифицировать Вас (если Вы зарегистрированы на нашем сайте), запомнить Ваши предпочтения (язык, страну и т.д.) в процессе навигации и для будущих посещений сайта. Данная информация собирается в cookie-файлах и также позволяет нам улучшать веб-сайт посредством оценки используемых шаблонов и количества посещений, адаптировать веб-сайт к индивидуальным интересам пользователя, повышать скорость поиска и пр

Для чего cookie-файлы НЕ используются на данном веб-сайте?

В используемых нами cookie-файлах мы не храним информацию персональной идентификации, требующую защиты, а именно: Ваш адрес, данные кредитной карты и т.д.

Кто использует информацию, которая хранится в cookie-файлах?

Информация, которая хранится в таких файлах на нашем веб-сайте, используется только нами, за исключением Google Analytics, сервиса, который используется и управляется компанией «Гугл» (Google) и нами для статистических целей.

Можно ли отключить использование cookie-файлов?

Да, отключение возможно. Однако если Вы выберете такую конфигурацию, есть вероятность, что у Вас не будет доступа к некоторым разделам нашего веб-сайта, возможна менее эффективная навигация и Вы не сможете воспользоваться некоторыми нашими услугами. Если Вы предпочитаете ограничить, заблокировать или стереть cookie-файлы с веб-сайта, Вы можете сделать это, изменив конфигурацию Вашего браузера. Более подробно о конфигурации cookie-файлов в Вашем браузере Вы можете узнать в меню «Помощь» или «Справка».

кто это? Все о субкультуре, о взглядах на жизнь, деятельности и природе

Субкультурные течения постоянно развиваются и дополняются новыми разновидностями. Хипстеры впервые возникли еще в 40-х годах прошлого столетия в Соединенных Штатах Америки, в течение всего времени популярность течения то поднималась на пик, то спадала. Несмотря на то, что прошло уже достаточно много времени, нередко на улицах больших городов можно встретить хипстеров, но не все знают наверняка, хипстер кто это.

Под влиянием модных тенденций субкультура хипстеров сегодня получила новый виток популярности и востребованности, она проявляется в прическах, предметах гардероба, мировоззрении и мышлении людей. Хипстеры особенно внимательно относятся к культуре и искусству, кинофильмам и литературе. Яркими представителями культуры хипстеров считаются модный журналист Собчак, музыкант и актер Джаред Лето, а также многие художники, писатели, критики.

Содержание материала:

Кто такой хипстер?

В лексиконе многих людей нередко используется термин хипстер, хотя мало кто сможет точно определить, кто такой хипстер, какими отличительными чертами и особенностями он отличается. Если переводить дословно, хипстер – это «to be hip», то есть «быть в теме» с английского языка. Впервые хипстеры появились в Америке среди деятелей искусства, писателей, музыкантов. Сегодня же представители этой культуры распространяются повсеместно, независимо от рода деятельности.

Визуально в образе хипстера можно увидеть что-то от панков, хиппи и даже эмо. Это могут быть длинные волосы и борода у мужчин, всевозможные модели шляп, солнцезащитные очки, а также своеобразный выбор одежды и обуви. Современное течение хипстеров на самом деле сформировалось только 10-15 лет назад, позже это была субкультура хиппи в свободном и умиротворенном олицетворении.

Мнение эксперта

Элен Голдман

Мужский стилист-имиджмейкер

Как стать хипстером, интересует новичков этой субкультуры. На самом деле, у этого течения есть несколько правил – чувство стиля, опрятный внешний вид, соответствовать в одежде, обуви и аксессуарах, любовь к старинным вещам и антиквариату, а также наличие густой пышной бороды.

История возникновения хипстеров

Впервые хипстеры появились в Америке еще в 19040-х годах в городе Нью-Йорке среди писателей и культурных деятелей. Далее хипстерская культура распространилась среди джазовых музыкантов, певцов, породив движение «битничество». По мере развития и популяризации хипстерской культуры, вокруг нее сформировалась богемная контркультура. Тогда к хипстерам относили людей, идущих в разрез с нормами общества, то есть речь шла о людях, что плывут против течения.

В то время хипстеров называли битниками от английского обозначения «beat generation», то есть разбитое поколение. Внутри течения представители битников делились на две подгруппы – «cool» молчуны и спокойные люди, а также «hot» общительные и эмоциональные личности с сумасбродными поступками и горящими глазами. Сегодня среди хипстеров больше встречается молодежь в возрасте 15-26 лет, которые находятся в поисках себя и самостановлении. В круг интересов хипстеров всех времен попадали следующие виды информации – культура, мода, кино, политика, литература, музыка.

Особенности хипстеров

Хипстерство – это не что иное, как самовыражение человека при помощи актуальных трендов моды и искусства. Если просмотреть все течения субкультуры, хипстерство считается самым противоречивым и актуальным движением сегодня. Представители культуры не вступают в полемику и споры, не отстаивают интересы и права, не зацикливаются на проблемах страны и мира. Главные особенности течения – это увлечения, стиль и мировоззрение.

Стиль

Определить представителей субкультуры можно по тому, как выглядят хипстеры, то есть какую одежду, обувь и аксессуары они предпочитают носить. В гардеробе каждого хипстера обязательно должно быть несколько базовых вещей, а именно:

  • зауженные джинсы скинни;
  • креативные футболки с принтами и оригинальными надписями;
  • кеды конверсы ярких цветов;
  • очки в формате Ray Ban с яркой пластиковой оправой;
  • всевозможные модели шляп и шапок.

Являетесь ли Вы приверженцем культуры хипстеров?

ДаНет

Многие хипстеры – это свободные фотографы, которые всегда дополняют свой внешний образ и стиль увесистым пленочным фотоаппаратом. Хипстеры очень любят всякие технологические разработки, поэтому их нередко можно видеть с гаджетами компании Apple, разным органайзерами и др. Даже выбор брендов у хипстеров свой – это Urban Outfitters, Brandy Melville, American Apparel и многое другое.

Если просмотреть современных девушек хипстеров, их нередко можно видеть в винтажных и ретро-образах, начиная с прически, заканчивая выбором аксессуаров. Девушки могут носить леггинсы, штаны и шорты высокой посадки, объемные свитера на несколько размеров больше, юбки и платья с цветочными рисунками. Также им присуща тяга к большому количеству украшений – бусы, браслеты, броши, ремни. О том, как одеваются хипстеры мужчины, делятся стилисты, они украшают себя бородой, носят клетчатые рубахи, шляпы и почтальонские сумки.

Мировоззрение

Что значит субкультура, знают все, это в первую очередь отличительное мировоззрение, которое может расходиться с общественными нормами и принципами. Хипстерство основывается на всецелой обращенности к собственной персоне. Некоторые отмечают в хипстерах снобизм, эгоистичность и даже некоторую напыщенность. Но при этом стоит отметить, что хипстеры всегда дружелюбны, свободны в мышлении и взглядах, миролюбивы и энергичны.

Субкультура хипстерство отличается хорошими манерами, незаинтересованностью в конфликтах и спорах внутри страны или в мире. Чаще всего хипстеры – это молодые парни и девушки из обеспеченных семей, многие из них стремятся к получению высшего образования, творческим профессиям. Для них важна жизнь в социальных сетях, поэтому многие ведут блоги и дневники, показывая свой внешний вид и увлеченность фотографией.

Увлечения

Еще один показатель хипстеров – это то, что они делают в свободное время, то есть хобби и увлечения. Хипстеры всегда держат руку на пульсе, увлекаясь кино, искусством, музыкой, модой, фотографией, литературой, проявляют интерес к политике. Эти люди всегда в курсе всех модных тенденций, кроме того они основываются на полной независимости и свободе выбора.

Основной интерес молодежи этой субкультуры – это элитарная культура, будь то киноленты в стиле арт-хаус, новые витки литературы, альтернативно искусство, инновации в технологиях и тренды моды. Большая часть этого поколения тяготеет ко всему, что связано с искусством – картины, книги и фотографии. Несмотря на то, что многие считают субкультуру пустой, зацикленной только на моде и искусстве, от хипстерства нет никакого вреда.

Отличие хипстера от хиппи?

Изначально первым появилось течение хиппи, а хипстерство стало полным аналогом субкультуры, но с некоторыми нововведениями. Многие до сих пор не знают, чем хиппи отличается от хипстера, хотя современный хипстер и хиппи – это два разных человека и образа.

Сравнительная характеристика хиппи и хипстера:

  1. Хиппи сформировались на основе джазовых музыкантов и их фангрупп. Хипстеры проявляют интерес к независимым исполнителям музыки и авторам.
  2. Современные хипстеры не считают себя представителями субкультуры хиппи, первые же считают себя основателями субкультуры хипстерство.
  3. Хиппи воспевали образ и стиль джазовых музыкантов, многие современные хипстеры не разбираются в джазовой музыке, иногда вовсе не тяготеют к музыке.
  4. Хиппи не отличались самостоятельностью и независимостью, формировались в разных слоях населения, хипстеры – представители золотой обеспеченной молодежи.

У хипстеров не предусмотрены анонимные клубы и сообщества, тайные ложи и загородные собрания, тоталитарные секты, как это свойственно было хиппи в прошлом столетии. У хиппи был определенный кодекс о внешнем виде, поведении и даже мышлении, хипстерство – свободное течение, в которое можно вступить без соблюдения четких правил. В связи с этим можно опровергнуть мнение о том, что хиппи и хипстеры – это одно и то же.

Причины, по которым не любят хипстеров?

Мало кто знает, что у хипстеров есть свой знак в качестве логотипа – треугольник «New Age», олицетворяющий их нестандартное мышление. Несмотря на не конфликтность, образованность и манеры поведения, многие недолюбливают хипстеров по ряду причин, а именно:

  • хипстеры зациклены на себе и своей личности, считая себя избранными;
  • склонность к постоянному фотографированию самого себя, что воспринимается позерством;
  • современная субкультура основывается только на внешнем виде, не неся в себе идеи;
  • многие хипстеры не имеют нормального представления о жизни и труде;
  • молодежь хипстеры зациклены на вещах и модных тенденциях, забывая о других важных вещах.

Кроме того многие представители течения отличаются неким протестом к правилам выбора и сочетания одежды, обуви и аксессуаров. Например, хипстер может свободно прийти в театр или оперу в футболке и джинсах, отвергая классический дресс код.

Фотоподборка хипстеров

Вывод

В России течение хипстеров сегодня особенно активно развивается среди молодых парней и девушек, многие из них отчаянно следят за трендами и тенденциями моды, новыми течениями в искусстве и культуре, ведут блоги в интернете. Чтобы понимать сущность такой субкультуры, достаточно просмотреть известных людей, приверженцев хипстерства, например, актер Джони Депп или музыкант Джаред Лето, певица Майли Сайрус и Гвен Стефани.

Рейтинг автора

5

Автор статьи

Психолог и эксперт по саморазвитию

Написано статей

7

Загрузка…

 

Настоящие хипстеры — Look At Me

Модное ныне словечко «хипстер» не использует в своем лексиконе разве что только ленивый. Я попытался выяснить,откуда взялось это понятие и что на самом деле оно означало в «не извращенном» и первозданном виде.

 

В 40-х — 50-х годах XX века в Америке среди представителей «бит поколения» существовал термин хипстеры, обозначавший джазовых музыкантов, а затем и богемную контркультуру , которая формировалась вокруг них. Бит-поколением(«разбитым поколением»), в свою очередь, принято было называть американских писателей и деятелей искусства конца 50-х – начала 60-х годов, а также порожденное ими культурное движение именуемое «битничество». Основные представители течения: Уильям Берроуз, Чарльз Буковски, Джек Керуак, Ален Гинзберг.

 

Впервые термин битник был использован Гербом Каэном в статье в San Francisco Chronicle за 2 апреля 1958 года . Термин возник благодаря присоединению к названию «beat generation» русского суффикса «-ник» («-nik»), позаимствованного им из названия «Спутника-1». Керуак после этого выпустил ряд статей, в которых выступал против подобного ярлыка, однако они остались проигнорированы критиками движения.

Согласно стереотипу,«битники» отвергали традиционную мораль и общепринятые социальные ценности; радикализм битников нередко проявлялся в нарушении элементарных норм человеческого общежития. Следует отметить, что большинство именуемых масс-медиа того времени «писателей-битников», на самом деле являлись романистами, а слово «битник» подходило разве что, лишь под  описание моральных ценностей и жизненных устоев вышеупомянутых авторов, и то с определенными оговорками.

 

Вот отрывки из статьи Джека Керуака «Происхождение разбитого поколения» — некий взгляд изнутри:

“…Как и для моего деда, моя настоящая Америка заключалась в ощущении дикой самоуверенной индивидуальности.Но к концу Второй Мировой Войны, с гибелью стольких клевых парней (думаю, где-то  с полдюжины только в моем собственном окружении) это чувство стало исчезать…Однако чуть позже совершенно неожиданно оно всплыло вновь снова — появились хипстеры, фланирующие по улицам, потрясая благопристойных граждан, которые с сокрушенным видом качали головой и вопили вслед: “Эй ты, псих!!!”

 

Впервые я увидел хипстеров, слоняющихся вокруг Таймс Сквер, в 1944 году, и, честно говоря, в особый восторг они меня тогда не привели. Один из них, Хянчке из Чикаго, подошел ко мне и сказал:“Чувак, я разбитый…»

 

Так или иначе, хипстеры, чьей музыкой былбоп, выглядели как бандиты; но они говорили между собой о тех же вещах, которые интересовали и меня: длинные зарисовки личного опыта и видения, исповеди на всю ночь, полные страстей, запрещенных и подавляемых Войной; суматоха и шумные сумасбродства, брожение молодого духа (так похожего на древний человеческий дух)… И когда Хянчке, с лучистым светом, брызнувшим из его полных отчаяния глаз, появился среди нас и просто сказал: “Чувак, я разбитый…” — то прозвучало словечко, заимствованное, вероятно, из лексикона каких-нибудь карнавалов (на Среднем Западе) или из наркоманских кафешек… Это был новый язык, настоящий жаргон черных; слово, лаконично выражавшее массу вещей (я разбит, я выпал, я офигел и т.д.) и оно быстро прилипало к тебе, также как и “подвешенный”.

 

Большая часть недоразумений, связанных с хипстерами и “разбитым поколением”, возникала из-за того, что всегда существовало два различных стиля хипстеризма, два типа: “cool” (спокойные,безразличные) — бородатые молчуны, погруженные в свои проблемы, с видом язвительного глубокомыслия на лице сидящие в битниковском кабаке, со взглядом,устремленным в едва пригубленный стакан… Их речь тиха и недружелюбна… Их одетые во все черное, подруги, как правило, ничего не говорят… И “hot” -эмоциональные, взрывные, сумасшедшие, общительные (всегда наивные и открытые)сумасбродные чудаки с горящими глазами, которые бегут из бара в бар, из притона в притон… в поисках знакомых, нетерпеливые, подбивающие “сделать это” (”Do It”)безразличных битников, которые стараются не замечать этих наглухо съехавших типов. Большинство писателей “Разбитого Поколения” принадлежит к “взрывной школе”. Конечно, наутро надо хорошенько подогреваться пивом, дабы к вечеру засверкать всеми искрящимися гранями других напитков… В большинстве своем соотношение“hot” и “cool” — пятьдесят на пятьдесят. Скажем, такой необузданный хипстер,как я, в конце концов, полностью остывает в глубокой буддийской медитации; но когда я иду на джазовую тусовку, я еще чувствую в себе заводные, истошные крики музыкантов: “Дуй, детка, дуй!” — хотя сейчас я уже слишком стар для этого.

В 1948 году “взрывные” хипстеры мчались на машинах (как это описано в “On the Road”) в поисках дикого, кипящего джаза;такого как у Уилли Диксона, Счастливчика Томпсона, биг бэнда Чабби Джексона;тогда как “спокойные” внимали, полностью погружаясь в себя, “правильным”, но очень клевым группам Ленни Тристано и Майлза Дэвиса… Тогда все выглядело точно так же, за исключением того, что это “Все” превратилось по своим масштабам в национальное поколение, к которому и был прилеплен ярлык “BEAT”. Все хипстеры этот ярлык ненавидели. Слово “beat” изначально относилось к человеку не имущему,смертельно уставшему, выброшенному за борт жизни; и, как правило, означало печального бродягу, бомжа, засыпающего в подземке. Сейчас это слово приобрело официальный статус и применяется по отношению к людям, которым даже в голову не приходит ночевать в подземке, но которые общаются между собой на новом  языке,при помощи новых жестов и отличаются совершенно другими (еще одними другими) нравами. “Разбитое Поколение” просто стало лозунгом и ширмой для революции нравов в Америке.»

«Я написал “На Дороге” за три недели изумительного мая 1951 года, когда жил в районе Челси, Лоуэр Уэст Сайд, в Манхэттене, на высоте сто футов… Здесь я обратил образ “Разбитого Поколения” в слова и таскался с ним на все университетские пьянки и дикие сборища…, загружая юные, неокрепшие мозги. Окончательно охреневшие в этой грязной дыре, а потому -чересчур восприимчивые… “Да-а-а, это клевые парни, — говорили они, — но куда же запропастились в самом деле Дин Мориэрти и Карло Маркс? (Нил Кэссиди и АлленГинзберг) — Я не думаю, что они появятся на таких тусовках. Они слишком своеобразны, слишком таинственны и странны, слишком подпольны…

Рукопись “На Дороге” была спущена со стафутовых небес на землю… И сразу же сыграла в ящик стола, разочаровав моего агента. В тоже время мой издатель, очень интеллигентный человек, сказал мне:“Джек, это почти как у Достоевского… Но кто в этой стране будет сейчас читать такую книгу…” — Ну, я и плюнул на все… За последние пять лет я был всем и никем: бродягой, шахтером, моряком, нищим, журналистом, псевдо-индейцем в Мехико, но я продолжал писать… Моим кумиром был Гете, я верил в силу искусства и мечтал о том, что когда-нибудь напишу третью часть Фауста, что я и сделал в“Докторе Саксе”. В 1955 году появилась статья “Джаз Разбитого Поколения”(отрывок из “On the Road”), так что слово “Разбитый” стало распространяться еще быстрее. Оно размножалось так, как размножаются кошки…, с той же скоростью иочень похоже по исполнению. Всюду появились странные, прихипованные мужики (от выражения “hip like cats”; на слэнге слово “cat” означало “мужик”, “чувак”),ребятишки из колледжей, толком не знающие за что зацепиться, но в непонятных прикидах, в разговорах между собой вставляющие те же словечки и выражения,которые я слышал когда-то на Таймс-Сквер.

1957 год. Наконец, был опубликован “НаДороге”. Всех как будто прорвало в один миг, многих свело вместе и вскоре каждый начал трепаться о “Разбитом Поколении”… Где бы ни появлялся, я давали нтервью направо и налево, постоянно отвечая на вопрос: “Что я имел ввиду,придумав такую штуковину?!” Люди стали называться битниками, разбитыми,джазменами, бопниками, постельниками и, в конце концов, провозгласили меня автором всей этой мотни…”

 

Незадолго до своей смерти в 1969 году Керуак выдал нижеследующую тираду: “Теперь я лучше обойду всех, скажу каждому или  позволю убедить себя в том, что я, “Великий Белый Отец” и “интеллектуальный предтеча”, расплодивший море помешанных радикалов, пацифистов, выпавших, хиппии даже «Разбитых», сделал себе на этом какие-то бабки и сварганил “современный”образ Джека Керуака. Да ну их к дьяволу!”

 

Известный романист Норман Мейлер в своем эссе «Белый негр (Беглые размышления о хипстере)», высказывает несколько иную точку зрения на этот счет: 

В своих поисках героев поколения мы подошли к типу хипстера. Это enfant terrible*,вывернутый наизнанку. В согласии с духом времени он старается отомстить конформистам исподтишка… С хипстером нельзя беседовать откровенно, потому что главное для него — это остаться в стороне от общества, которое, по его ощущению, стремится  подчинить каждого своим меркам. Хипстер курит марихуану, так как она позволяет ему испытать ощущения, о которых понятия не имеют «добропорядочные».Он может щегольнуть широкополой шляпой или курткой до самых колен, но предпочитает существовать незаметно. Среди хипстеров не редкость музыканты-джазисты, но мало художников и почти не бывает писателей. Чтобы прокормиться, хипстеры становятся мелкими ворами, бродягами, иной раз помогают  устроителям карнавалов, а то попросту шатаются по Гринич-вилледж, перебиваясь случайными заработками, однако некоторые из них сумели сделаться комическими  актерами на телевидении или кинозвездами, так что числятся среди вполне обеспеченных …

Велик соблазн назвать хипстеров инфантильной молодежью, как сделали бы психологи, однако этот инфантилизм по своему духу есть знак времени.В хипстере нет ничего наполеоновского, он никому не навязывает своей воли,довольствуясь собственным магическим всевластием, от которого не удается освободиться, поскольку еще не пытались понять его природу… Являясь в своем поколении единственным бескомпромиссным нонконформистом, хипстер обладает неявной, но мощной притягательностью для приспособленцев, с жадностью читающихв газетах о его преступлениях, о его не признающей правил джазовой музыке, о его жаргоне, наполненном словами-символами, вызывающими сиюминутный отклик.»

При создании материала использовались статьи со следующих сайтов:

http://www.ec-dejavu.ru

http://www.chewbakka.com

Что такое хипстер? Это вполне может быть ВЫ!

Кажется, все хотят знать, кто / что / где такой хипстер. Существует тенденция заявлять, что не существует реального определения того, что такое хипстер, хотя это слово используется в общих чертах практически во всех мыслимых публикациях.

Что такое хипстер? Вы удивитесь. Это вполне может быть YOU .

Хипстер — это личность, которая обычно вписывается в определенную субкультуру.Какая субкультура? Неважно. Потому что определение хипстера очень расплывчатое.

Проще говоря, хипстер — это человек, который хочет знать . Будь то знание группы раньше всех, или знание о конфликте в Сирии, истории таксидермии или неясных слов в Америке 20-го века. Хипстер — это тот, кто хочет учиться, видеть и даже делать. Быть хипстером — значит принадлежать к субкультуре. Как демографическая группа, хипстеры стараются отделить себя от культуры в целом, оставаясь при этом внутри нее.В этом нет ничего необычного для субкультуры, и тем не менее, ярлык «хипстер» имеет определенную стигму.

Термин «хипстер» стал довольно часто использоваться для обозначения любого человека , который не является общепринятым. Так хипстеры выделяются из толпы. (Даже если они вписываются в их стереотипную нишу , выделяющуюся из толпы .) Лично «хипстер» — чуть ли не единственный ярлык, с которым я когда-либо чувствовал себя комфортно. Эта субкультура настолько расплывчата, что может охватить все виды грехов, стилей и пороков.

Как выглядит хипстер?

Хипстеры носят узкие джинсы и брюки-карго, футболки и майки, шляпы дальнобойщиков и шляпы без шляп. Они пьют вино, пиво, джин-тоник, старомодные и Арнольд Палмерс. Многие хипстеры отказываются быть узнаваемыми этим ярлыком или каким-либо другим ярлыком. И все же они будут носить брендовую одежду. И все же многие этого не сделают. Вы начинаете осознавать здесь тенденцию? Хипстеры делают одно, а других хипстеров — другое.

Стереотипно (и действительно, что такое персонифицированное определение, кроме стереотипа?), Хипстеры могут выглядеть довольно просто.

Хотите одеваться как хипстер? Вероятно, вы уже это делаете. Любой может быть хипстером. Хипстеры носят практически любой бренд, который вы можете себе представить. Хотя на самом деле вы обычно ассоциируете Армию Спасения, OxFam, Humana и другие комиссионные и винтажные магазины как место, которое предпочитают хипстеры. Хипстерская мода может включать любой тип лейбла / бренда от Urban Outfitters до чего-то действительно модного и оригинального — возможно, от независимого дизайнера. #supportlocalbusiness

, фото предоставлено illgetyoumypretty.нетто

Хотите путешествовать как хипстер? Ознакомьтесь с моими путеводителями по хипстерским городам по всему миру!

Как выглядеть хипстером!

Дорожный манифест для хипстеров

ПОЧЕМУ МЫ ПУТЕШЕСТВУЕМ

Мы путешествуем, чтобы увидеть, узнать, сделать и подумать.

Мы путешествуем, чтобы испытать что-то новое, познакомиться за границей и соединить все странные точки, которые делают этот мир таким уникальным, но таким знакомым.Мы путешествуем, чтобы раздвинуть границы, чтобы узнать, чего мы хотим от жизни, где мы хотим быть и что мы хотим делать. Мы путешествуем, чтобы учиться.

КУДА МЫ ПУТЕШЕСТВУЕМ

Мы путешествуем как далеко, так и близко.

Мы путешествуем по пустынным островам и большим городам, в отдаленные места и в дома наших дедушек и бабушек. Мы путешествуем по туристическим достопримечательностям и неизведанным туристическим направлениям. Дом там, где мы его делаем.

КАК МЫ ПУТЕШЕСТВУЕМ

Мы путешествуем непредвзято.

Мы путешествуем с энтузиазмом и страстью, чтобы открыть для себя мир, в котором мы живем, наш мир и мир наших соседей. Мы путешествуем с некоторыми предубеждениями, с желанием заблудиться и, возможно, найти себя в процессе.

Мы путешествуем, чтобы познакомиться с новыми людьми — как другими путешественниками, так и местными жителями — теми, кто может познакомить нас с новыми идеями, новыми вещами, новыми приключениями. Мы путешествуем с уважением, состраданием и пониманием к другим.

Что на самом деле значит быть хипстером-подростком — Развлечения и жизнь — Государственный журнал-регистр

Термин «хипстер» стал неотъемлемой частью современного разговорного языка с множеством культурных коннотаций.Слово можно интерпретировать по-разному, каждый из которых имеет несколько общих элементов.

В последние годы хипстер произвел заметное впечатление в подростковой культуре, и для многих подростков Спрингфилда быть хипстером — это хорошо.

Что такое хипстер? Согласно Urban Dictionary, хипстеры определяются как субкультура мужчин и женщин, обычно от 20 до 30 лет, которые ценят независимое мышление, контркультуру, прогрессивную политику, понимание искусства и инди-рока, творчество, интеллект и остроумное подшучивание.

Однако это не обязательно то, что это значит для всех. Некоторые люди, такие как Кэти Фицджеральд, старшеклассница Lanphier High School, думают, что хипстер — это тот, кто пытается не быть мейнстримом. Фактически, хипстеры привлекли внимание своим отказом соответствовать стандартной массовой культуре.

К другим примечательным атрибутам хипстеров относятся их мода, философские и музыкальные вкусы. Некоторые общие характеристики, часто ассоциируемые с хипстером, как упомянула первокурсница средней школы Спрингфилда Фрейя Дженнисон, могут включать: людей, которые одеваются в сумасшедшие цвета и более приземлены, чем большинство людей.

Это несколько определений хипстера от некоторых не-хипстеров. В целом, похоже, это слово имеет положительный оттенок. Слово, используемое для описания этой свободно мыслящей, несоответствующей, творческой и социально сознательной субкультуры, обычно рассматривается как благоприятное прозвище для приобретения.

Люди часто называют SHS Софию Давлантис хипстером, и она воспринимает это как комплимент. Но она не идентифицирует себя как хипстер.

Я действительно не знаю, потому что я не совсем уверена, что такое хипстер, сказала она.

Несмотря на то, что София не до конца понимает, что делает человека хипстером, она считает, что люди называют ее хипстером по двум причинам: ее музыкальный вкус и ее вкус в одежде.

Я покупаю большую часть своей одежды в комиссионных магазинах, поэтому многое из того, что я ношу, либо действительно круто, либо действительно странно, в зависимости от того, как на это смотреть, — сказала она.

Музыкальный вкус Софии также соответствует тому, что люди думают, когда слышат слово «хипстер». Она говорит, что, несмотря на то, что в последнее время ей нравится более мейнстримная музыка, она часто (слушает) множество групп, о которых люди на самом деле не знают.

Майкл Батлер — еще один подросток из Спрингфилда, которого люди часто называют хипстером. Ученик юго-восточной средней школы сказал, что иногда считает себя хипстером, исходя из разных определений.

Для меня слово «хипстер» противоречит общепринятому, — сказал он. Я считаю себя хипстером, потому что, вообще говоря, мне не нравятся многие причуды современной культуры.

Майкл сказал, что это одна из причин, по которой другие называют его хипстером, но это также связано с его личными вкусами.Большинство людей называли его хипстером из-за его внешности.

На первом и втором курсе я носил красные очки в большой оправе, сказал он. По моему внешнему виду, это и мои Томы (туфли) были единственными вещами, которые отметили меня как хипстера.

Хотя Майклс больше не носит ни очков, ни Томов, его вкус в одежде по-прежнему носит ярлык хипстера. Теперь он говорит, что его одежда — это обычно просто клетчатая рубашка, узкие джинсы или брюки цвета хаки и поношенная пара Sperry.

Майкл говорит, что помимо его отсутствия энтузиазма по поводу определенных мейнстримных причуд и вкусов в моде, именно его музыкальные предпочтения заставляют людей вешать на него ярлык хипстера. Ему нравится любая музыка, для создания которой нужен настоящий талант. Это может быть любой жанр, даже поп или металл.

Но Майкл в конечном счете не считает, что прозвище хипстера положительно или отрицательно.

Для меня «хипстер» имеет такое множество значений, что вы можете понимать его как хотите, — сказал он. Массив настолько велик, что есть даже подкатегории хипстеров, как правило, я воспринимаю это как комплимент, потому что приятно быть другим.

Майло Фрейре учится в старшей школе Ланфье.

Что такое хипстерская субкультура? — Видео и стенограмма урока

История субкультуры хипстеров

Слово «хипстер» на самом деле было придумано белым американцем-евреем Гарри Гибсоном, блестящим пианистом в музыкальных сценах 1940-х годов, связанных с джазом, бопом, буги-вуги и диксилендом. Он написал и продюсировал всю свою музыку. Его песни были о наркотиках, супружеской неверности и пьянстве, и часто были настолько противоречивыми и анти-мейнстримными, что их запрещали показывать на радио.Многие джазовые музыканты назывались «hep» или «hepcat», но Гибсон хотел другое прозвище. Некоторые начали называть его «модным», поэтому Гибсон начал называть своих поклонников «хипстерами».

«Хипстеры» стали термином в 40-х годах для тех, кто объединился в знак протеста против традиционных норм и ожиданий. общества. Хипстеры жаждали чего-то большего, чем повседневная рутина господствующей культуры. Хипстеры старой школы 40-х годов охватили моду и занятия низшего класса, в том числе городских чернокожих.Но они не обязательно были бедными или низшим классом; они просто подражали этому стилю, чтобы создать видимость апатии к господствующим идеалам.

Сейчас хипстеры сконцентрированы в городских районах, таких как Нью-Йорк, Чикаго и Сан-Франциско. Вы можете найти их в обычных ресторанах и магазинах, так как хипстерам наплевать на крупные торговые сети.

Хипстерские верования и интересы

Не будет большим натяжением сказать, что убеждения человека формируют его интересы и деятельность.Субкультура хипстеров имеет некоторые общие идеологии и ценности, которые мы обсудим в этом разделе. Исходя из этих убеждений, мы посмотрим на возникающий интерес и действия.

Сохранение окружающей среды

Хипстеры часто были очень осведомлены о проблемах климата и окружающей среды, о необходимости вторичного использования или экономии воды. Велосипед или другие виды транспорта, не загрязняющие окружающую среду, стали очень популярными среди представителей этой субкультуры в 2010-х годах.

Антиматериализм

Чтобы протестовать против воспринимаемого высоко коммерциализированного и материалистического общества, хипстеры пытались покупать в комиссионных или винтажных магазинах, а также на малых и местных предприятиях.Они выбрали продукцию местного производства, а не поставщиков продукции для крупного бизнеса. Во многих случаях они стали известны тем, что пили дешевое пиво, такое как Pabst Blue Ribbon, потому что оно им нравилось, а некоторые считали его модным.

Высшее образование

Хипстеров начала 21 века обычно учили ценить образование и быть в курсе последних новостей благодаря тому, что их родители принадлежали к поколению бэби-бума, которые разделяли эти ценности. Многие хипстеры разовьют замечательную способность болтать на темы философии, политики и социологии.Многие стали лучше разбираться в таких темах популярной культуры, как кино, искусство и особенно музыка, что часто обсуждалось в контексте высшего образования, которое, как правило, получали хипстеры.

Natural and Healthy

Из-за того, что они хорошо осведомлены о еде, ее воздействии и происхождении, многие хипстеры предпочитают питаться здоровой и / или органической пищей. Они занимались садоводством и иногда поддерживали городское садоводство. Некоторые хипстеры, возможно, узнали о жестоком обращении с животными и о влиянии массовой мясной промышленности на окружающую среду, поэтому многие из них обратились к вегетарианству или веганству.

Политически и социально прогрессивный

Большинство хипстеров придерживаются левых взглядов в политике. Они склонны бороться за права и равенство таких групп, как женщины или ЛГБТ. Многие из них выступали за законы, направленные на защиту окружающей среды. Многие из них поддерживали и продолжают поддерживать более высокие налоги для богатых классов и корпораций, обычно с целью финансирования социальных программ, предназначенных для помощи обездоленным.

Ценить независимость

В некотором смысле, хипстеры в большей степени определялись как ценителей независимости, уникальности, творчества, свободы выражения и несоответствия.Вполне возможно, что они были наиболее известны тем, что выражали гордость тем, что знали, что круто, раньше, чем остальной мир. Отчасти поэтому они поддерживали некоммерческие инди-группы, мелкие магазины и рестораны, не входящие в сеть.

Хипстерская мода

Хипстерская мода, будь то в 1940-х или в 2010-х, всегда заключалась в том, чтобы выглядеть стильно и без усилий. Например, хипстеры 2010-х часто носили старомодные свитера, купленные по дешевке в винтажном или комиссионном магазине.Ирония заключалась в том, что в конечном итоге хипстерская мода стала более популярной, а дорогая, потрепанная одежда выглядела устаревшей. Хотя многие хипстеры никогда не любили поддерживать крупный бизнес, такие заведения, как Urban Outfitters, Free People и American Apparel, начали производить одежду, предназначенную для этой субкультуры.

Некоторыми знаковыми модными предметами хипстера были шляпа-федора, обувь Converse, джинсы скинни для мужчин, большие свитера для женщин, фланель и солнцезащитные очки Ray-Ban или большие солнцезащитные очки. На пике хипстерской эстетики 2010-х годов мужчины часто носили старомодные усы.У женщин также были растрепанные волосы или стрижки, подчеркивающие андрогинность, например короткая челка или выбритые бока. Некоторые считали эти стили выражением индивидуальности, и, хотя это, безусловно, правда, в конечном итоге они просто стали типом эстетики, ценимым многими людьми, как и все субкультуры, которые прижились.

Итоги урока

Хорошо, давайте рассмотрим. Как мы узнали, хипстерская субкультура в большинстве своих различных воплощений была социальной группой, состоящей в основном из белых молодых людей в возрасте от 20 до 30 лет.Мы узнали, что слово «хипстер» придумал Гарри Гибсон, пианист 1940-х годов, джаз, боп, буги-вуги и диксиленд. Многие джазовые музыканты назывались «hep» или «hepcat», но Гибсон хотел другое прозвище.

Некоторые стали называть его «хипстером», поэтому Гибсон начал называть своих поклонников «хипстерами». Это стало термином в 40-х годах для тех, кто объединился в знак протеста против традиционных норм и ожиданий общества. Хипстеры жаждали чего-то большего, чем повседневная рутина господствующей культуры.Это стремление продолжится и в 21 веке.

Затем мы узнали, что в развивающейся хипстерской субкультуре конца 2000-х и 2010-х годов были нонконформисты из среднего и высшего класса, получившие высшее образование и называющие себя нонконформистами, которые обычно жили в городских районах. Хипстеры обычно были политически прогрессивными, выступали за социальные перемены, были защитниками окружающей среды, питались органично и поддерживали независимые и местные рестораны, группы и многое другое. Некоторыми знаковыми модными предметами хипстера той эпохи были фланелевая рубашка, джинсы скинни, обувь Converse и солнцезащитные очки в толстой оправе.Они любили делать покупки в винтажных или благотворительных магазинах, сначала для того, чтобы произвести впечатление антиматериализма и анти-коммерциализма, но в конечном итоге потому, что это просто стало стилем того времени.

Определение

в кембриджском словаре английского языка

Он говорит, что большинство хипстеров, которые его узнают, «слишком круты для школы», чтобы подойти к нему. Толпа выглядела в основном из молодых хипстеров родителей с детьми на буксире.Она сделала довод на свой вкус, но при этом не выглядела хипстером или снобом. Hipster Подростки, которые хотят выделиться, ищут определенные марки наркотиков так же, как некоторые подростки ищут дизайнерскую одежду, — говорит он.Местные жители благодарны за экономический подъем, который новички принесли в этот район, но говорят, что невежественные хипстеры не знают этого основного участника этого вида спорта. Но не все знают о хипстерских кварталах в тех и других городах.Если вы посмотрите в жанре, вы найдете классный звук, звук hipster , экстремальный звук. И тогда хипстеры возненавидят это, потому что это абсолютно мейнстрим.Теперь молодые люди собираются на площади после школы, а хипстеры выгуливают своих собак. На нас нападают за то, что мы « хипстерская кофейня », что забавно.Сегодня вселенная hipster сложнее, чем когда-либо, с целым рядом различных пересекающихся субкультур. О хипстерах легко шутить, поэтому мы и будем.Этот хипстерский язык , кажется, характерен для многих городских куриных писем. Другими словами, он весь для хипстеров, увлекающихся охотой.И если вы это сделаете, доберитесь туда буквально прямо сейчас, потому что хипстеры точно все испортят.

Эти примеры взяты из корпусов и из источников в Интернете.Любые мнения в примерах не отражают мнение редакторов Cambridge Dictionary, Cambridge University Press или его лицензиаров.

9 способов найти хипстера

Прожив два года в Верхнем Западном районе Вашингтона, я стал настоящим охотником на хипстеров. Теперь вы не можете запутаться и обобщить всех хипстеров одинаковыми. Некоторые из них настоящие хипстеры, а другие — просто точные копии.

Вот почему я дам вам девять способов обнаружить хипстеров в их естественной среде обитания.

Прежде чем мы начнем, я сделаю заявление об отказе от ответственности: хипстеры есть повсюду. Нет одного геологического местоположения, в котором можно было бы точно определить их происхождение. Однако есть явные признаки того, что вы, возможно, встречали его:


1. Что такое хипстер?

Термин «хипстер» за последние несколько лет стал больше, чем просто словом. Это слово теперь определяется как тип человека, который употребляет странные напитки с кофеином, веганские диеты, альтернативную музыку, которая играет концерт только раз в несколько лет и одевается так, что иногда трудно понять.

Определение городского словаря: «Хипстеры — это субкультура мужчин и женщин, обычно от 20 до 30 лет, которые ценят независимое мышление, контркультуру, прогрессивную политику, понимание искусства и инди-рока, творчество, интеллект и остроумие. подшучивать «.

Хипстеры могут принимать самые разные формы. Однако, ради вашего удовольствия, это самый простой способ распознать хипстера в целом.

2. Узнай стиль хипстера

Стиль хипстера может варьироваться от очень незаметного до ярко выраженных усов на руле, поэтому так важно понимать их стиль.У полов есть особые предпочтения; однако есть некоторые кроссоверы, о которых вы, возможно, захотите знать.

Мужчины:



Женщины:


3. «Это так мейнстрим» быть хипстером. Если человек, о котором идет речь, говорит о каком-то андеграундном фильме, о котором никто никогда не слышал, он хипстер.

Иногда эти знаки трудно уловить, потому что они могут на время скрыть это. Особенно остерегайтесь претенциозных заявлений. Если вы обычно можете связать утверждение с чем-то неясным, о чем они упоминают, это даст вам ваш ответ.


4. Что они слушают

Это обычно явный признак того, что хипстера можно обнаружить. Если человек говорит, что никогда не слышал о Бейонсе, значит, у вас есть хипстер, который тоже может лгать о своих плейлистах.Потому что кто не любит Бейонсе?

Скорее всего, они будут говорить о странных группах, которые используют только лошадиные звуки для автонастройки голоса, или о грустных инди-песнях о вегетарианстве. Обычно они называют такие группы, как The Decemberists, Modest Mouse и Death Cab for Cutie, своей более популярной музыкой, но за ними последуют группы, о которых вы никогда не слышали и, вполне возможно, не существуют.

Имейте в виду, что если они когда-либо упоминают Coldplay как группу, которая им нравится, они не являются настоящими хипстерами.

5. Хвастовство

Помимо разговоров о том, насколько велик их выбор музыки, хипстеры имеют необъяснимый случай претенциозности и хвастовства чем угодно. Они могли бы похвастаться этим новым веганским рецептом, который слишком хорош для слов. Они могли похвастаться тем, что однажды встретили какого-то известного человека, и это было так здорово, что им пришлось пройти по красной ковровой дорожке. Хипстеры заставят все звучать впечатляюще.

Это может быть трудный способ распознать хипстера, поскольку многие люди любят хвастаться.Один из способов отличить нормальное хвастовство от хипстерского хвастовства — это прислушиваться к тому, что они говорят. Хвастовство победой в чемпионате по боулингу в пятом классе определенно будет отличаться от хипстера, который говорит, что отправился в грандиозное кругосветное путешествие, и написал об этом в The New Yorker.

6. Социальные сети

Хипстеры действительно странно относятся к социальным сетям. Возможны две ветви хипстерского образа жизни.

а.У них нет Facebook, Twitter или каких-либо других средств массовой информации. Они публикуют сообщения только в своих малоизвестных блогах, о которых вы всегда слышите из-за их проблем с хвастовством. Они также очень странно относятся к тому, что вы публикуете сообщения без их согласия.

г. Иногда они размещают в Instagram вычурные фотографии, но только в том случае, если они связаны с музыкой, их нарядами, модными кофейными напитками или искусством. Скорее всего, они избегают всего, что может показать слишком много в их жизни. Все, что они публикуют, имеет цель.По крайней мере, так они говорят людям.

7. Что они едят

Обычно можно сказать, что кто-то является хипстером, если у него есть Instagram, посвященный только тому, что они едят. Там будут модные картинки веганского и кофейных напитков.

Вы не увидите хипстера, расслабляющегося в Starbucks. Скорее, они будут в каком-нибудь заколдованном месте, где подают модные кофейные напитки, которые они могут найти в Instagram.

Именно хипстеры сделали #foodporn популярным.Так что, я думаю, мы можем поблагодарить их за это?

8. Где они проводят время

Есть ряд мест, где часто можно встретить настоящих хипстеров. Если вы не можете найти ни одного идущего по улице, вот несколько мест, где можно проверить.

а. Места с отверстиями в стене, которых нормальные люди избегают

b. Непонятные кофейни, которые занимаются кофейным искусством

c. Все местные магазины. Мол, буквально все их

д. Фермерские рынки и кооперативы

e. Подержанные книжные магазины

ф.Виниловые магазины (существуют до сих пор)

г. Независимые кинотеатры

ч. Дом показывает

i. Художественные галереи

j. Портленд, Орегон, и Бруклин, Нью-Йорк

В любом из этих мест найдется место для одного или двух хипстеров. Обратите внимание на бороды и галстуки-бабочки, если это не очевидно.

9. Только «Лучшие»

Это ключевое правило для определения хипстера. Хипстер, окрашенный в шерсть, скажет вам, что «знает все самое лучшее _____». Это положит начало разговору о том, что они на самом деле лучшие, поэтому для них нет ничего идеального.Они знают лучшие места, где можно поесть, выпить, сделать покупки и все, что между ними.

Хотя это очень раздражает, это может быть действительно полезно, если вы пытаетесь найти новые места, куда можно пойти. В этом смысле хипстеры иногда могут быть полезны.

Теперь у вас есть все инструменты, чтобы найти своего собственного хипстера в дикой природе. Только будьте осторожны. Как только вы его найдете, есть шанс, что вы тоже начнете превращаться в хипстера. Это болезнь, которая может охватить целые города.

Hipster до того, как это было круто

Хипстер.Это слово ассоциируется с PBR, усами, бабушкой одеждой, инди-фильмами и узкими штанами, но эта точка зрения является довольно недавней реакцией на взрыв «хипстеризма», ставшего новой модой.

Мы не всегда думали о таких хипстерах. Городской словарь, Вебстер подвел меня, дает довольно хорошее рабочее определение: «Хипстеры — это субкультура мужчин и женщин, обычно от 20 до 30 лет, которые ценят независимое мышление, контркультуру, прогрессивную политику, понимание искусства и инди-рока, креативность, интеллект и остроумный стеб.. . [отвергая] культурно-невежественное отношение основных потребителей ».

Думаю, я мог бы назвать себя хипстером. Я ношу одежду из комиссионных магазинов, слушаю независимые группы, делаю покупки в магазинах здорового питания и читаю «вычурные» книги. Я не смотрю телевизор и не ассоциирую себя с господствующей американской культурой, но действительно ли я хипстер? Я просто делаю то, что делает меня счастливее и лучше. Я не отвергаю господствующие взгляды и ношу несоответствующую одежду, потому что это модно; Я делаю это, потому что это отражение того, как я смотрю на мир и кто я есть.

Этот термин больше не является описанием того, кто ценит независимость, дальновидность, искусство и раздвигает социальные границы, чтобы найти то, что им удобно. Быть «хипстером» — значит просто описать то, что вы носите, и свое отношение. Это всего лишь модное движение; вам не обязательно это понимать.

Wikihow даже имеет страницу «9 способов стать хипстером». Статья читается так, как будто написана для Cosmo, что невероятно иронично. В разделе об аксессуарах они говорят: «Простой и дешевый способ придать очкам вид — это вытащить линзы толстых 3D-очков, которые кинотеатры выдают для 3D-фильмов.Наденьте очки, и вы получите очки! Кроме того, вам не будут мешать линзы ».

Послушайте, если вы так стараетесь выглядеть хипстером, вы упустили суть. Профессор Фил Гордон однажды сказал: «Если вы делаете покупки в Hot Topic, чтобы навязать это мужчине, вы уже потерпели неудачу».

Принцип тот же. Быть хипстером — это не в том, что вы носите или какую музыку слушаете, точно так же, как быть ботаником — это не в том, сколько раз вы смотрели «Мстителей.”

Hipster — это просто последняя жертва моды, искажающей субкультуру. Мы видим это каждый день в других вещах: наденьте галстук, теперь вы хиппи; носи сапоги, ты ковбой; штаны провисать, ты гангстер; носи пуговицы пастельных тонов, ты хипстер.

Настоящий хипстер слушает второстепенную музыку и избегает всего, что можно услышать на местной поп-радиостанции. Возможно, они знают группу и хотят поддержать местных музыкантов. Они скажут вам, что искренне любят и ценят уникальный стиль музыки, но если вы послушаете что-нибудь еще, это тоже нормально.Фальшивый хипстер заходит на сайт Pitchfork.com, скачивает что-то с The Strokes, Muse или Mumford & Sons, а затем издевается над вами за то, что вы приобщаетесь к культуре потребления. Все, что они слушают, бесконечно лучше вашей жалкой музыкальной коллекции.

Фальшивым хипстерам: пожалуйста, перестаньте, вы себя смущаете и всех раздражаете.

Настоящим хипстерам: проявите терпение. Миру надоест пытаться подражать вам, и в конечном итоге он вернется к USA Today и Джастину Биберу.

Всем остальным: позвольте мне предложить следующую модную тенденцию. Вернемся с цилиндрами и длинными белыми перчатками. Это было бы круто и весело.

Джошуа Вартена — студент Университета Юта Вэлли и редактор / помощник редактора новостей журнала UVU Review. Электронная почта: [адрес электронной почты защищен]

Продолжить чтение

Определение и изучение современной хипстерской культуры — Daily Texan

Слово «хипстер» сразу вызывает в памяти ряд стереотипных образов: солнцезащитные очки Ray-Ban, проигрыватели, усы и пиво Pabst Blue Ribbon.

В телешоу «Портландия» на IFC есть искусство насмешки над хипстерами. От местных бакалейщиков, которые пренебрежительно отзываются о вас, если вы не принесете свою сумку, до бармена, который хочет, чтобы его называли миксологом, герои шоу — крайние примеры хипстерских субкультур.

Но хотя слово «хипстер» используется регулярно, трудно определить, что такое хипстер на самом деле, когда субкультура постоянно развивается. У каждого человека свое представление о том, что такое хипстер, поэтому дать конкретное определение слову «хипстер» практически невозможно.

Профессор «Риторика хипстера» Кристофер Тейлор рассказывает, как появился современный хипстер.

Слово «хипстер» является производным от слова «хип», и, по словам Тейлора, настоящими хипстерами были молодые афроамериканцы, которые жили в городских условиях в 50-е годы. Они нашли сообщество в джазовой музыке, особенно в бибопе, и в разработанном ими языке под названием джайв.

Из этой культуры произошли биты, поэты, которые вели странствующий образ жизни в поисках братства.Позже хиппи довели это чувство общности до крайности, живя в коммунах и делясь своим имуществом. Панки, с другой стороны, использовали антиавторитетные убеждения как средство объединения.

Но остается вопрос: что такое современный хипстер?

Тейлор считает, что чтобы даже начать определять хипстера, нужно сначала понять априорность.

«Априоризм — это инстинктивное знание, при котором вы оцениваете что-то до того, как оно существует», — сказал Тейлор.«Для многих людей действительно важно обладать этим сверхъестественным умением определять, что хорошо, до того, как об этом узнает весь остальной мир».

Априоризм служит отличительной чертой хипстера, и «Портландия», конечно же, подошла к нему с типичной тонкостью. Один из причудливых портлендских персонажей Фреда Армисена, «все кончено!» парень, в высшей степени проявляет априорность. В одном эпизоде ​​он подъезжает на велосипеде к бару, который, по-видимому, ранее сам себе покровительствовал, и видит внутри человека в костюме.Он сразу же восклицает, что бар «закончился», потому что если такой «мейнстримный парень» находится внутри, то это уже не круто.

Но хипстер — это нечто большее, чем просто знание чего-то до того, как это узнает остальной мир. Хипстер — это образ.

Редактор и участник книги «Что такое хипстер?» Марк Грейф пишет, что хипстер — это «модный потребитель». По словам Грейфа, хипстер — это тот, кто не создает, а вместо этого потребляет правильным образом, будь то правильная еда, правильная одежда или прослушивание правильной музыки.

Кристина Лох, барабанщик остинской группы Foreign Mothers, разделяет мнение о том, что хипстер — это тот, кто не создает ничего оригинального, а просто использует чужие интересы и эстетику, чтобы создать модную личность.

«Хипстеры видят оригинального человека или группу оригинальных людей, у которых есть определенные интересы и увлечения, и подражают им, потому что думают, что эти люди крутые», — сказал Лох.

Режиссер из Остина Райан Браун в настоящее время работает над документальным фильмом о хипстеринге.Браун считает, что хипстеры начинали как группа людей, которые твердо верили в одну вещь, например, в органическое питание и в местные покупки. Когда другие начали изображать из себя хипстеров, этот термин утратил свою позитивную принадлежность.

«Я думаю, что современная форма хипстера — это люди, у которых есть настоящие убеждения», — сказал Браун. «Но потом он стал крутым и приобрел этот крутой фактор, потеряв философскую часть».

Браун обнаружил, что слово «хипстер» теперь используется как уничижительный термин.В результате никто не хочет связываться с этим лейблом. Тейлор соглашается.

«Люди не любят, когда на них навешивают ярлыки», — сказал Тейлор. «Кто хочет быть предсказуемым? Кто хочет быть хипстером? Самое хипстерское, что вы можете сделать, — это жить своей жизнью, постоянно избегая того, чтобы вас навесили на хипстера ».

У каждого поколения есть своя собственная субкультура, и, безусловно, кажется, что наша — это современная версия хипстера, столь же неопределимая, как кажется.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.