Чеченская шапка как называется: ЧЕЧНЯ. Чеченская папаха — шапка для чести

Содержание

ЧЕЧНЯ. Чеченская папаха — шапка для чести

Просмотров: 2 182

ЧЕЧНЯ. Папаха – традиционный головной убор, популярный у горских народов и русских казаков на Кавказе. Знаменитый танцор Махмуд Эсамбаев даже на паспорт сфотографировался в папахе, хотя это противоречило советским законам. Однако мало кто знает, что чеченская папаха имеет отличия от меховых шапок соседних народов.

Когда и как появились папахи 

Никто точно не знает, когда папахи впервые появились на Кавказе. В статье, опубликованной исследователями Академии наук Чеченской Республики, приводится интересная легенда о происхождении этого головного убора, которую рассказывали вайнахские старожилы. Согласно сюжету, ещё в VII веке чеченцы, услышавшие о проповеди Мухаммеда, отправились на Аравийский полуостров, чтобы принять ислам. Путь был неблизок, и когда горцы добрались до Медины, их ноги оказались сбиты до крови. Увидев паломников в таком плачевном состоянии, посланник Аллаха дал им каракулевые шкурки, чтобы обертывать ими ноги. Но чеченцы решили, что шкурки слишком красивы, да и уважение к Мухаммеду не позволило им воспользоваться его советом. Вместо этого кавказцы решили использовать каракуль для пошива высоких шапок, чтобы носить их с гордостью.

Особенности чеченской папахи

По-чеченски папаха называется «холхазан» или «сурам куй», что переводится как «каракулевая шапка». Если о происхождении слов «сурам куй» лингвисты ведут споры, то «холхазан» — чисто вайнахская лексема, в основе которой корень «холхоз» («каракуль»). Каракуль в горы привозили издалека, поэтому головные уборы богатых людей, сделанные из этого материала, назывались «бухарскими». Менее состоятельные чеченцы довольствовались папахами из обычной овчины.

В Чечне папахи делали весьма высокими и расширенными сверху. Над бархатным или суконным донышком выступал околыш высотой 19 сантиметров и выше. Такой покрой отличал чеченские папахи от головных уборов соседних народов. Даже у близких к чеченцам ингушей папахи ниже – учёные связывают это с осетинским влиянием. К слову, у казаков тоже распространена именно укороченная папаха, так называемая «кубанка». Высокую папаху носить было сложнее, что вырабатывало у горцев ровную, гордую осанку.

Папаха как символ чести и достоинства

Каракулевая шапка по сей день символизирует мужскую честь и достоинство. Чеченские мужчины надевают папаху, чтобы подчеркнуть свой высокий социальный статус, поскольку визуально она увеличивает рост человека. После смерти чеченца папаха передавалась его сыну или брату, а если наследников не было, то её принимали из рук вдовы самые уважаемые члены тейпа.

Большое значение для чеченцев имело качество покроя, на папаху не жалели денег. Изготовление головных уборов всегда было у вайнахского народа важным кустарным промыслом. Но с папахой и обращаются бережно. На ночь принято насаживать её на стеклянную банку и обертывать тканью для сохранности.

«Перед тем как надеть папаху, её непременно нужно было осмотреть, стряхнуть видимые и невидимые соринки, расправить мех и буквально двумя пальцами надеть на голову», — пишут исследователи чеченских обычаев.

Горцы говорили, что «шапку носят не для тепла, а для чести». По этой же причине папаху не снимали и в помещении, даже если было жарко. Эта традиция имела определённые негативные последствия. Когда чеченцев и ингушей сослали в Казахстан, сотрудники НКВД распространяли среди местных жителей самые нелепые слухи – дескать, новые поселенцы едят людей, а на голове у них рога. Чтобы убедиться в этом, казахи порой пытались сорвать с кавказцев папахи. Это приводило к дракам и даже убийствам, поскольку считалось недопустимым посягательством на честь.

 Однажды в ходе подобного конфликта от рук чеченца Жавлади Джанаралиева погиб комендант города Алга в Актюбинской области. Казах пришёл к горцам во время празднования Курбан-Байрама и начал срывать с уважаемых старейшин папахи, требуя показать ему «рога». Джанаралиев заступился за своих соотечественников и убил коменданта, за что был приговорён к 25 годам лишения свободы.

checheninfo.ru

О типах и культе мужских головных уборов чеченцев и ингушей xix

Важной и престижной частью комплекта мужской одежды была шапка во всех ее формах, какие существовали на Кавказе. Много чеченских и ингушских шуток, народных игр, свадебных и похоронных обычаев связано с шапкой. Головной убор во все времена являлся самым необходимым и наиболее устойчивым элементом горского костюма. Он был символом мужественности и о достоинстве горца судили по его головному убору. Об этом свидетельствуют присущие чеченцам и ингушам различные пословицы и поговорки, зафиксированные нами в ходе полевой работы. «Мужчина должен беречь две вещи — папаху и имя. Папаху сбережет тот, у кого на плечах умная голова, а имя сбережет тот, чье сердце в груди горит огнем». Но говорили и так: «Не всегда пышная папаха украшает умную голову». «Шапку носят не для тепла, а для чести», — говорили еще старики. И поэтому она должна была быть у вайнаха самой лучшей, на шапку не жалели денег, и уважающий себя мужчина появлялся на людях в папахе. Носилась она повсюду. Ее не принято было снимать даже в гостях или в помещении: холодно ли там или жарко, а также передавать для ношения другому лицу.

 

Когда умирал мужчина, вещи его полагалось раздать близким родственникам, но головные уборы покойного не дарили никому — носили их в семье, если были сыновья и братья, если их не было — преподносили самому уважаемому мужчине своего тайпа. К шапке привыкали с детства. Xочется особо отметить, что для вайнахов ценнее не было подарка, чем папаха. Чеченцы и ингуши традиционно брили голову, что тоже способствовало обычаю постоянно носить головной убор.

 

По нашему полевому материалу, никакой элемент одежды не имел столько разновидностей, как головной убор. Он имел не только утилитарное, но часто и сакральное значение. Подобное отношение к шапке возникло на Кавказе в древности и сохраняется в наше время.

 

Согласно полевым этнографическим материалам, у вайнахов установлены головные уборы следующих типов: кхакхан, месал куй — меховая шапка, холхазан, сурам куй — каракулевая шапка, жа1уьнан куй — пастушечья шапка. Чеченцы и кисты называли шапку — куй, ингуши — кий, грузины — куди. По мнению Ив. Джавахишвили, грузинское куди (шапка) и персидское худ одно и то же слово, что означат шлем, т. е. железная шапка. Этот термин означал шапки и в древней Персии, отмечает он [1, с. 129].

 

Существует и другое мнение, что чеч. хой «шлем». Данные факты свидетельствуют, что интересующий нас -д-, скорее всего, расширитель корня кув- // куй-, как в и.-е. *(§) пей- «вить», *(§)поий- «витое; узелок», перс. нэй «камыш», соответствующих чеч. нуй «веник», нуьй- да «плетеная пуговка». Так что вопрос о заимство-вании чеч. куй из груз. яз. остается открытым. А что касается названия сурам: сурам-куй «каракулевая шапка», его происхождение неясно. Возможно, связано с тадж. сур «сорт каракуля коричневого цвета со светло-золотистыми концами волоса» [2, с. 32].

 

Летом вайнахи носили шапку из войлока, называемую мангалан куй (шапка косыря). Среди чеченцев и ингушей широко использовалась короткошерстная шапка, а также шапка, сшитая из цветной ткани, называемая у чеченцев пиэс, а у ингушей — феск. Схожее с термином пиэс слово песи, используемое в Месхет-Джавахетии, отмечено Л. Бараташвили. 

 

Как и у других народов Кавказа, у чеченцев и ингушей головные уборы типологически разделялись по двум признакам — материалу и форме. Головные уборы различной формы, изготовленные целиком из меха, относятся к первому типу, а ко второму — шапки с меховым околышем и головкой из сукна или бархата, оба типа этих шапок называют папахой. Есть еще третий и четвертый типы головного убора — это шляпы из войлока и башлык из ткани.

 

По этому поводу Е.Н. Студенецкая пишет: «Материалом для изготовления папах служили овечьи шкуры разного качества, а иногда и шкуры коз особой породы. Теплые зимние папахи, а также пастушьи делали из овчины с длинным ворсом наружу, часто подбивая их овчиной с подстриженной шерстью. Такие папахи были теплее, лучше защищали от дождя и снега, стекавших с длинного меха. Для пастуха лохматая папаха часто служила и подушкой.

 

Длинношерстные папахи делали также из шкур особой породы баранов с шелковистой длинной и кудрявой шерстью или козьих шкур ангорской породы. Они были дорогими и встречались редко, их считали парадными.

 

Вообще же для праздничных папах предпочитали мелкий кудрявый мех молодых барашков (кур- пей) или привозной каракуль. Каракулевые шапки называли «бухарскими». Ценились также папахи из меха калмыцких овец. «У него пять шапок, все из калмыцкого барашка, он изнашивает их, кланяясь гостям». Эта хвала не только гостеприимству, но и богатству [3].

 

В Чечне шапки делали довольно высокими, расширенными кверху, с выступающим над бархатным или суконным донышком околышем. В Ингушетии высота папахи чуть пониже чеченской. Это, видимо, связано с влиянием покроя шапок в соседней с ней Осетии. По мнению авторов А.Г. Булатовой, С.Ш. Гаджиевой, Г.А. Сергеевой, в 20-х гг. XX в. по всему Дагестану распространяются папахи с несколько расширенным верхом (высота околыша, например, 19 см, ширина основания — 20, верха — 26 см), шьются они из мерлушки или каракуля с матерчатым верхом. Папаху эту все народы Дагестана называют «бухарской» (имея в виду то, что каракуль, из которого она большей частью шилась, привозится из Средней Азии). Головка таких папах делалась из сукна или бархата ярких тонов. Особенно ценилась папаха из золотистого бухарского каракуля.

 

Аварцы Салатавии и лезгины считали эту папаху чеченской, кумыки и даргинцы называли ее «осетинской», а лакцы — «цудахарской» (вероятно, потому, что мастерами-шапочниками были в основном цудахарцы). Возможно, в Дагестан она проникла с Северного Кавказа. Такая папаха была парадной формой головного убора, ее носили чаще молодые люди, которые иногда имели несколько покрышек из разноцветной ткани для донышка и часто их меняли. Такая шапка состояла как бы из двух частей: простеганной на вате матерчатой шапочки, сшитой по форме головы, и прикрепленной к ней с внешней стороны (в нижней части) высокого (16-18 см) и широкого к верху (27 см) мехового околыша [4].

 

Кавказская каракулевая папаха со слегка расширенным кверху околышем (с течением времени высота ее понемногу увеличивалась) была и остается самым излюбленным головным убором чеченских и ингушских стариков. Ими также носилась шапка из овчины, которую русские называли папахой. Форма ее менялась в разные периоды и имела свои отличия от шапок других народов.аджи Гарсаев. Шапка у чеченцев была и, по правде говоря, до сих пор остается сим-волом чести, достоинства или «культа».

 

Сегодня мы все видим, как чеченские руководители носят папахи, не снимая, что символизирует национальную честь и гордость. До последнего дня гордо носил шапку великий танцор Махмуд Эсамбаев, да и сейчас, проезжая новое третье кольцо автодороги в Москве, можно увидеть памятник над его могилой, где он увековечен, конечно же, в своей папахе. Если человек снял шапку и попросил что-нибудь, считалось неприличным отказать ему в просьбе, но зато обращавшийся таким образом пользовался в народе нехорошей славой. «Кера куй биттина хилла церан иза» («Им это досталось в руки битьем шапки»), — говорили о таких [5. с. 243].

 

В Чечне и Ингушетии мужчины со времен принятия Ислама носят на голове шапочку типа тюбетейки (пес), сшитую из различных тканей и украшенную кисточкой (молла, к1ужал).

 

Войлочные шляпы. Вайнахи также носили войлочные шляпы, хотя они были у них менее популярны, чем у соседних народов (осетин, кабардинцев и некоторых народов Дагестана). Шляпы использовались весной и летом во время полевых работ, особенно во время косьбы. Поэтому этот вид головного убора называется, мангалан куй (шапка косаря). Изготовляли войлочные шляпы из валяной целиком шерсти разных цветов, но в основном белого цвета. Формой шляпа напоминала полусферу, имела мягкие, широкие, немного опущенные поля. Войлочная шляпа была очень консервативна, устойчива по технике изготовления и употребляемому сырью на протяжении длительного времени. Изготавливали шляпы из шерсти очень высокого качества — первой стрижки ягнят, родившихся в мае. Стригли их в начале сентября, чтобы шерсть достигала достаточной длины к зиме.

 

На каждую шляпу войлок изготовляли отдельно и натягивали на специальную деревянную форму (дечиган кеп) и крепко привязывали, определив его нужный размер и глубину. После высыхания заготовки ей обрезали края и формировали поля будущей шляпы, которые впоследствии окантовывались шнуром в тон. По форме шляпы были одинаковы для вайнахов любого возраста и социальной группы, но различия проявлялись лишь в цвете и качестве изделия., груз. Ьа§1и§Ы, осет. баслыхъ, баслухъ, баслахъ) [2, с. 33]. «Башлуг! — турецкое слово», — отмечает Ив. Джа- вахишвили [1, с. 145]. Видимо, вайнахский термин произошел от этого слова. Башлык является элементом одежды, широко распространенным в Грузии, Осетии, Дагестане, в Кабардино-Балкарии и т. д. В изучаемый нами период он составлял неразделимую часть не только головного убора, но и вайнахского костюма в целом. Носился в любую погоду независимо от времени года.

 

Башлык имеет свои локальные отличия в пошиве и покрое. В качестве дорогого головного убора он неразделим с буркой и надевался поверх папахи. Шили его вайнахи из домотканого и фабричного сукна. По покрою башлык был подобен общекавказскому, представлял собой капюшон с отстроченным верхом и с длинными закругленными на концах лопастями. Кроили его из сложенной вдвое ткани, а сшивался он сзади. Когда он надевался на шапку, лопасти его заматывались вокруг шеи. Башлык мог носиться стариками на плечах или повязываться на талию для тепла. Носили его также пастухи и часто использовали его как сумку для продуктов, лесных дичков или для переноски ягнят во время окота.

 

Помимо будничного применения башлык использовался и как украшение мужского костюма в праздник. Богато украшенный башлык был нарядом жениха, когда он ехал за невестой. Его дарила невестка родственникам мужа. В этом случае его положено было вышить как можно красивее. Нарядные башлыки шили из белого, черного, серого или крашеного сукна. Украшали их галунами, вышивали золотыми нитями, шелковой тесьмой, кисточками из разных ниток, позументами. В настоящее время башлык, этот оригинальный и вместе с тем популярный элемент горской одежды, к сожалению, вышел из употребления. Но нарядный его вариант используется участниками художественной самодеятельности Домов культуры и профессиональными артистами танцевальных ансамблей кавказских республик.

 

Прически. Так как головной убор надевается на самую важную часть тела мужчины — голову, поговорим о прическах, усах, бороде как о главных признаках мужской внешности. ма хеца» («Не хватай отца за бороду, но уж если схватил, не отпускай»). Борода у молодых вайнахов должна была быть короткой, окладистой в которой волосы могли скрыть в себе зернышко кукурузы. Длиннобородыми могли быть только старики и кровники. Так говорил великий устаз Кунта-Xаджи.

 

До принятия мусульманства чеченцы и ингуши брили голову, оставляя сначала на макушке, а позже на затылке клок волос. Это отражено у поэта М.Ю. Лермонтова в стихотворении «Дары Терека»: «.по затылку чуб заветный вьется черною космой». Впоследствии, с принятием мусульманства, пук волос вайнахи оставляли при бритье головы только у мальчиков, якобы против сглаза.

 

Мужчина, отпустивший усы, берет на себя некоторые обязательства: ему в горе нельзя не только плакать, даже прослезиться; ему и в радости нельзя хохотать, можно только скромно улыбаться, к тому же не показывая зубов; ему нельзя от страха, и даже в случае смертельной угрозы, убегать. Если это все случится, падает позор не только на него, но и на его семью, родственников и, наконец, на все село. Усатый мужчина должен быть максимально сдержан, несуетлив, малоразговорчив, не вступать в спор или ругань с женщинами и особенно скромно вести себя на мельнице (майдане, пейхане — чеч. пхьоьхана. — Л.Г.) или на базаре, где собирается много сельчан. Не случайно у чеченцев и ингушей герои народных пьес и драм наречены именами с компонентом «усач», например, Мекхаш-Мирза, Мекхаш-Ма!да, а нежный ковыль в ингушском языке назван Сеска Солса — Мекхаш — «усы Нарта — Се- ска Солсы» [5, с. 241].

 

Как явствует из выше сказанного, усы налагали на их владельца определенную ответственность морально-этического плана не только перед членами своей семьи, но и перед обществом, в котором он вращается, а также требовали и особого ухода. Они у вайнахов должны были быть закручены кверху, а не опущены вниз. Опущенные усы не вызывали уважения к их владельцу. Даже на вечеринке, свадьбах (синкъерам, ловзар) мужчины с подобными усами игнорировались.

 

В народе с презрением говорилось, что опущенные усы напоминают штаны, перекинутые на стог сена (такхоран т1екхоьссина шарбал санна ду цуьнан мекхаш).егкит. Назрань, 2009.

3.СтуденецкаяЕ.Н. Одежда // Культура и быт народов Северного Кавказа. М.,1968. С. 113.

4.Булатова А.Г., Гаджиева С.Ш., Сергеева Г.А. Одежда народов Дагестана. Пущино, 2001. С. 86

5.Арсалиев Ш.М.-Х. Этнопедагогика чеченцев. М., 2007. С. 243

 

Л.М. ГАРСАЕВ

checheninfo.ru

как называется, грузинская шапка, предназначение, кто носит в соверенности

У народов Кавказа есть поговорка: «Если тебе не с кем посоветоваться, советуйся с папахой». Почему головному убору придаётся такое большое значение, и чем он является в жизни горского мужчины, мы расскажем в этой статье.

Мужская кавказская шапка из овчины

Речь пойдёт о папахе.

Справка! Слово пришло из тюркских наречий, «папах» (правильный вариант названия) означает «шапка». Иногда её называют трухменкой.

Из статьи в Большой Советской энциклопедии можно почерпнуть сведения об истории этого самобытного головного убора:

  • долгое время шапки у кавказских народов шились из ткани, войлока, меха;
  • в XVIII веке папаху носили не только мужчины, она была и в женском гардеробе;
  • с начала XIX века военные, базировавшиеся на Северном Кавказе, ввели её в состав своего обмундирования;
  • с середины XIX века высокая меховая шапка официально становится зимним головным убором в казачьих войсках;
  • перед Великой Отечественной войной привилегия носить каракулевую папаху отдавалась высшему офицерскому составу Красной Армии, начиная с генерал-майора и выше;
  • во время войны к этому списку были добавлены полковники всех родов войск.

Грузинская шапка из овчины

Кавказский мужчина, уважавший себя, всегда носил головной убор. Чаще всего им являлась папаха. Мужчина в ней всегда выглядел гордо и благородно.

Важно! Эта шапка универсальна: в ней летом не жарко, а зимой не холодно. Она покроена таким образом, что прямо-таки заставляет держать спину прямо.

Сырьём для изготовления служит шерсть барана, овцы или козы. Особые экземпляры шились из шкуры ягнят.

Трухменки подразделяются на следующие виды:

  • Каракулевые – самые качественные и дорогие. Шьются из каракульчи, меха не родившихся ягнят, и каракуля, меха новорождённых барашков. Это самый желанный подарок для любого кавказца. Он обозначает статусность и уважение окружающих.
  • Чабанские – распространённый кавказский головной убор, называемый иногда «народной шапкой». Он пошит из косматой овчины, завитки её могут спускаться на лоб и скрывать глаза. Удобен на выпасе (не холодно и не жарко) и в случае необходимости справится с ролью подушки.
  • Казачьи – донышко имеет тканевую основу, красную или синюю, с белым крестом, символизирующим православие. Готовясь к бою, воины вкладывали в карман донца стальную пластину — тумак, который защищал от сабельного удара. Популярны среди кубанских и терских казаков.

Предназначение

Головной убор для мужчины всегда являлся особой гордостью. В гардеробе кавказцев может быть не одна трухменка. Хранились меховые шапки бережно обёрнутыми чистой тканью и передавались от поколения к поколению. Обычно для каждого мероприятия была своя:

  • на каждый день — тёмная или бурая;
  • для свадебного торжества и праздников — белая;
  • для похоронного обряда — чёрная.

Несколько интересных фактов о традициях кавказских народов, связанных с папахой.

  • Выйти из дома без головного убора считалось недопустимым, а появление на свадьбе с непокрытой головой являлось высшим неуважением к молодожёнам и всем присутствующим.
  • Молодые люди часто оригинальным образом делали предложения девушкам: они забрасывали шапку в открытое окно. Если папаха возвращалась, это означало отказ.
  • Головной убор не должен был покидать голову, пока она цела. Об этом есть народные поговорки и пословицы.
  • Трухменка не снималась даже просителем, кроме случаев просьбы прекращения кровной мести или войны.
  • Кинутая в пылу спора, она означала последний аргумент – хозяин был уверен в своей правоте.

Важно! Говорят, что папаха служит сейфом. Не стоит проверять – сбитый головной убор считается у кавказцев оскорблением.

Папаха в современности

Сейчас на все вопросы мы ищем ответ в интернете. Попробуйте забить в гугл «папаха» — вы увидите множество предложений о продаже этого головного убора. Им наполнены несколько интернет-магазинов, предлагающих меховые шапки чёрного, белого, коричневого, серого цветов. Как известно, спрос рождает предложение. Раз есть такое щедрое предложение, значит, в наше время папахи тоже пользуются популярностью.

Кто же покупает такие шапки и для кого кавказские мастера шьют головные уборы, каждый из которых является эксклюзивным?

  • Прежде всего, это актёры национальных песенных и танцевальных коллективов.
  • Мужчины из горских селений, до сих пор поддерживающие традиции предков, тоже покупают и носят папахи.
  • Генералы и полковники российской армии продолжают носить папахи из разных видов каракуля.

Некоторые известные кавказцы тоже занимаются популяризацией национального головного убора.

  • Махмуд Эсамбаев, танцовщик, солист Большого театра, Народный артист СССР, до конца своих дней не снимал каракулевую трухменку, находясь в ней даже на заседаниях Верховного Совета. Исключение делал только для театральных постановок.
  • Хабиб Нурмагомедов, российский борец, который является действующим чемпионом UFC, много лет подряд на публичных мероприятиях показывается в папахе. Даже на ринг он поднимается в национальном головном уборе, пренебрегая просьбами спортивных корпораций о рекламе их продукции. Хабиб гордо отвечает, что перед боем будет носить шапку своих предков. После одной из его громких побед в октябре 2016 года спрос на них поднялся в 16 раз.

Модные женские шапки из песца, чернобурки или другого меха с высокой тульей и плоским круглым дном называются кубанки, что является вариантом трухменки и скроено по её подобию. Кубанка также время от времени появляется и в мужском гардеробе. Одно из модных поветрий – светлая каракулевая шапка. Вязальщицы имитируют фасон плотной фактурной вязкой.

Мужчины и женщины смотрятся в папахах очень интересно и современно. Эта шапка на все времена – придавая рост и формируя гордую осанку, она всегда будет оставаться в моде.

Понравилась?

Загрузка…

Поделиться в соц. сети

Что за необычные шапочки носят на голове чеченцы и ингуши? | Чеченский след

Нохчий (чеченцев) и ингушей (галгIай) нередко можно увидеть носящими вот такие интересные шапочки.

Эта шапочка — прямая родственница восточной тюбетейки (она же — феска). И называется соответственно, по-чеченски «пес», «пяс» или «пиэс». Ингушской народ, у которого имеется звук и буква «ф», именует шапочку «фаза».

Чеченский пяс

Чеченский пяс

Обычай носить феску пришел к вайнахам вместе с исламом в средние века. Ведь у мусульман принято на молитве обязательно покрывать голову шапкой. Иначе будет макрух — нежелательное шариатом действие.

Считается, что носить головной убор мусульман заповедал еще Пророк Мухаммад. Мол, шапки защищают людей от перепадов температур и не допускают в старости слабоумия, делают стариков мудрыми. Однако Пророк призвал, чтоб головные уборы исламские отличались по виду от похожих иудейских ермолок-кип, покрывающих лишь верх головы.

Чеченец в пясе

Чеченец в пясе

Призывал носить пясы вайнахов еще знаменитый чеченский религиозный деятель и миротворец Шейх Кунта-Хаджи.

— А не лучше ли было носить чалму? Ведь ее ж сам Пророк в свое время носил, — спросил как Кунта-хаджи один из его мюридов (учеников).

— Чалмами обматывайте сердца свои, а на голове носите-ка пяс, — тонко ответил тому мюриду Шейх.

Сегодня дабы продемонстрировать свой иман (прочность исламской веры) многие вайнахи пес носят даже после совершения обязательной пятикратной молитвы.

Кроме того, в вайнахском народе издревле вообще очень силен культ покрытой головы — женщина непременно должна быть в йовлакх (платке), а мужчина даже в туалет порой идет в шапке (холхазан, cурам куй — папахе).

Чеченские пясы часто различаются по внешнему виду в зависимости от тариката (религиозного братства). Например, накшбандийцы обычно носят остроконечные пясы, кадирийцы — округлые. Знаменитые своим танцем-молением зикром кадирийцы могут носить пяс с особой символической кисточкой (кIужал).

Пяс — это то, чем гордится любой чеченец и ингуш. Его нередко шьют по особому заказу. И передают по наследству от старшего в роду к младшему. Пясы носят все руководители Чечни, включая самого главу республики.

В пясе порой показываются и некоторые приезжающие в Грозный знаменитости. Например, даже принявший православие рэппер Тимати (татарин по отцу).

Тимати в Чечне

Тимати в Чечне

Вайнахские пясы часто пользуются большой популярностью у мусульман многих стран мира. Например, в Мекке и Медине другие паломники просят чеченцев и ингушей подарить им свои знаменитые пясы. А не отдашь — могут даже с головы сорвать.

Вайнахи, заранее зная о таком моменте, частенько берут с собой на хадж в Саудовскую Аравию сразу несколько шапочек-пясов.

Культ папахи у чеченцев

Папаха — символ достоинства, гордости, чести.

Поговори с папахой, если тебе не у кого спросить совета. Чеченская пословица указывает на существенный атрибут одежды непременного ношения папахи чеченцем. Заходя в помещение головной убор никогда не снимали.

Значимее подарка для горца, чем папаха, не существовало. Денег на ее приобретение не жалели. А потеря головного убора предвещала его обладателю скорую гибель. Для чеченца папаха значит много больше, чем просто добротный головной убор, выполненный из меха или каракуля.

Если человек обладает высокими нравственными качествами, способен на свершение достойных поступков, он может носить папаху. То есть, соответствие личностных определенных черт человека приравнивалось к культу ношения шапки.

Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров

Папаха — это вид шапки, полностью изготовленный из меха. Шапки подразделялись на типы исходя из того, какой формы они были, из какого материала изготавливались. В качестве материала использовались шерсть бухарских овец. Зимняя папаха шилась из овчины длинного ворса, покрывавшего верх шапки. Для лучшего сохранения тепла и защиты от непогоды папахи подбивали овчиной с коротко подстриженной шерстью.

Пастухи использовали шапки еще и в качестве подушки.

Если намечался выезд в город или серьезное мероприятие, чеченцы надевали свою лучшую папаху. Для праздников шили шапки из мелкого кудрявого меха курпей (барашков) или привозного каракуля — меха ягнят. Молодые люди вне зависимости от праздника стремились к приобретению самых красивых папах. Покупку берегли, заворачивая в чистую материю.

Сбить с головы чеченца папаху означало нанести серьезное оскорбление, за которым следовало неминуемое разбирательство частенько с кровопролитным исходом. Горцы дрались за свой головной убор до конца, ведь его потеря значила несерьезность поступков человека. Чеченца ставили на охрану объекта, а ему приходилось ненадолго отлучиться. Он снимал с себя папаху и клал при входе. Тронуть снятый головной убор горца значило бросить его владельцу вызов.

Махмуд Алисултанович Эсамбаев

В случае ссоры чеченец мог сорвать с себя папаху и бросить ее на землю, что значило только одно — ее владелец пойдет до конца, даже если придется умереть.

Мы знаем обычай, когда чеченская женщина, сняв с себя платок и бросив его к ногам бьющихся людей, может остановить смертельную схватку противников. В отличие от женщины мужчина не имел этого права снимать шапку даже в таком случае.

Если чеченец просит что-то сделать и снимает перед другим человеком папаху, — совершает поступок недостойный мужчины, — но поступает, как раб. В этом правиле всего одно исключение: чеченцы снимают папахи тогда, когда речь идет о прощении кровной вражды.

Немного слов о великом человеке, выходце из чеченской нации, танцовщике с большой буквы, Махмуде Эсамбаеве, хорошо знавшем горские традиции и цену своему головному убору. Его не могли заставить снять шапку даже в самых неординарных ситуациях.

Махмуд Эсамбаев частенько выезжал за пределы Чечни. Путешествуя по миру, принимаемый в чиновничьих кругах, он ни перед кем своего головного убора не снимал и называл его не иначе, как короной. Знаменитую папаху узнавали высшие чины.

На всех совещаниях Верховного Совета СССР, не изменяя горским традициям, Махмуд Эсамбаев сидел в папахе. По словам очевидцев, Леонид Брежнев перед началом всегда внимательно всматривался в зал. Если поверх голов он видел папаху, говорил следующее: «Махмуд на месте, давайте начинать».

Элтар кий, или ингушская папаха — «Ингушетия» — интернет-газета

Пожилые люди чаще поднимают эту тему, сожалея о современных нравах. Повсеместно встречаются на улице, на рабочих местах, на праздниках и похоронах люди в тюбетейках. Называют ее ингуши — фазик, переиначив турецкое название — феска. Это головной убор цилиндрической формы, чаще красного цвета, с кисточкой. Феску носили в турецкой армии и простые поданные султанов.

После принятия ислама ингуши во время молитвы надевали этот упрощенный вариант фески, и считался он интимным элементом одежды, как нательное белье. Неприличным считалось при людях оставаться без шапки, в этом головном уборе.

В начале ХХ века в Ингушетии, как и на всём Кавказе, появилась русская шапка-ушанка и прижилась. Наряду с ней появилась фуражка, прототип военной фуражки. Слово «фураж» — французское. Первыми этот головной убор стали носить французские фуражиры в армии. Скоро фуражка, как атрибут военного обмундирования, стала появляться во многих армиях мира.

В СССР для гражданских лиц стали шить фуражки, напоминавшие военные, и народ назвал их «сталинскими», а во второй половине ХХ века виды фуражки размножились, и фантазия мастера-фуражечника ничем не ограничивалась, пока у ингушей на смену ей не пришла шляпа. С начала 90-х годов публичным головным убором стала «фазик», и это уже не считается неприличным.

Теперь о национальных головных уборах ингушей. Их было много: для богатых, для праздников, женских, мужских, дорогих и повседневных, ночных, зимних, летних, войлочных, подшлемников. Остановимся на одном из них и самом главном — папахе.

Слово это, предположительно, азербайджанское, в переводе — «шапка». Ее носили все горцы, жители Закавказья, русские, казаки, а позже и поныне папаха — элемент обмундирования старших офицеров российской армии. Помимо папахи, ингуши до XVIII века носили шапку праздничную. Она отличалась от всех головных уборов, напоминала шлем, по вертикали делилась на доли — от четырёх до восьми, украшалась тесьмой, орнаментом, шитьем золотыми нитями. Папаха овчинная была на все случаи жизни. Но была еще папаха с отороченным верхом из шкурки ягненка. Такая папаха входила в торжественный, или праздничный, наряд. Грузины из-за этих папах называли ингушей «высокие шапки».

Действительно, это были самые высокие папахи. С конца XIX века предприимчивые ингуши стали ездить в Бухару и привозить ценные каракулевые шкурки. Местные умельцы шили папахи, и стоили они очень дорого. Такую папаху мечтали иметь многие. Понравился этот головной убор и офицерам и императору России, позже и советским офицерам. Разошлись «высокие шапки» по Кавказу и по России. Появившуюся лет сто назад в Ингушетии русскую шапку-ушанку теперь шьют из каракуля. Гибрид этот не совсем удачный — ни папаха, ни ушанка, но пока еще в моде.

Историки указывают, что законодателями моды на Кавказе являлись кабардинцы. Из нахских народов знатоками в этом вопросе можно назвать чеченцев, более свободных в нововведениях одежды. Элтар (каракуль), кий — шапка. Элтар кий ввели в обиход ингуши, и он получил широкое распространение в России. Можно сказать, что в этом вопросе ингуши стали законодателями моды. Собравшиеся на какие-то мероприятия ингуши задают вопросы старшим.

— Какой головной убор лучше, без чего можно обойтись?

На этот вопрос нет однозначного ответа, но знать, кто мы, должны все.

Сорвать папаху с головы ингуша — это значило получить удар кинжалом. Такова была цена за дерзость, то есть значимость головного убора была велика. Костюм народов Кавказа, как мужской, так и женский, получил признание специалистов, как один из лучших национальных костюмов народов мира. Действительно, он удобен, гармоничен и удачно подчеркивает в мужчине мужское, в женщине — женское.

А теперь ответ на вопрос: какой головной убор лучше носить?

Ответ однозначный: должно быть наличие самой головы, и в этом случае выбор будет безошибочным.

Руслан Эльдиев

народ, история, традиции, культура, религия, язык

Факты

Численность в РФ — 1,431 млн человек

Основной регион — Чеченская Республика

Родной язык — чеченский

Владение родным языком — .

Истоки — Кавказ

 

ЧЕЧЕНЦЫ, нохчий (самоназвание), народ в Российской Федерации, основное население Чечни.

По данным Переписи населения 2002 года, в России живет 1 млн 361 тыс. чеченцев. По данным Переписи 2010 года — 1 млн 431 тыс.  Живут также в Ингушетии, Дагестане, Ставропольском крае, Волгоградской области, Калмыкии, Астраханской, Саратовской, Тюменской области, Северной Осетии, Москве, а также в Казахстане, Киргизии, Украине и др.

Этноним чеченцы

В армянских источниках 7 века чеченцы упоминаются под именем «нахча матьян» («говорящие на языке нохчи»). В документах 16-17 веков встречаются племенные названия чеченцев (ичкеринцы, ококи, шубуты и др.). Название чеченцы было русской транслитерацией кабардинского «шешеи» и происходило от названия села Большой Чечен.  

Язык чеченцев

Говорят чеченцы на чеченском языке нахской группы нахско-дагестанской ветви северокавказской языковой семьи. Диалекты: плоскостной, аккинский, чеберлоевский, мелхинский, итумкалинский, галанчожский, кистинский. Распространен также русский язык. Письменность после 1917 года сначала на основе арабской, затем латинской графики, а с 1938 года — на основе русского алфавита. 

Религия чеченцев

Верующие чеченцы — мусульмане-сунниты. Распространены суфийские учения двух толков -накшбанди и надири. Основными божествами домусульманского пантеона были бог солнца и неба Дела, бог грома и молнии Села, покровитель скотоводства Галь-Ерды, охоты — Елта, богиня плодородия Тушоли, бог загробного мира Эштр. Ислам проникает в Чечню в 13 веке через Золотую Орду и Дагестан. Полностью чеченцы обращены в мусульманство в 18 веке. Важным элементом чеченского общества являются суфийские общины-вирды вместе с родовыми кланами (тейпами), хотя приоритетную социальную роль в настоящее время играют обычные гражданские институты.   

Традиционные занятия чеченцев

Земледелие и скотоводство. Чеченцы разводили овец, крупный рогатый скот, а также породистых лошадей для верховой езды. Между горными и равнинными районами Чечни существовала хозяйственная специализация: получая хлеб с равнины, горные чеченцы сбывали взамен излишки скота. Были развиты также ювелирное и кузнечное ремесла, горный промысел, производство шелка, обработки кости и рога. 

Одежда чеченцев

Традиционная мужская одежда чеченцев — рубаха, штаны, бешмет, черкеска. Мужские головные уборы — высокие, расширяющиеся кверху папахи из ценного меха. Шапка считалась олицетворением мужского достоинства, сбивание ее влекло кровную месть.

Основными элементами женской одежды чеченок — рубаха и штаны. Рубаха имела туникообразный покрой, длину иногда ниже колен, иногда до земли. Цвет одежды определялся статусом женщины, различался у замужних, незамужних и вдов. 

  О Чеченском национальном костюме >>

Фото: Елена Афонина/ТАСС ©

Фото: Саид Царнаев/РИА Новости ©

Фото: Саид Царнаев/РИА Новости ©

Фото: Саид Царнаев/РИА Новости ©

Фото: Саид Царнаев/РИА Новости ©

Фото: Антон Подгайко/РИА Новости ©

Источник: Народы России: Атлас культур и религий/ отв.ред. В.А. Тишков, А.В. Журавский, О.Е. Казьмина. — М.: ИПЦ «Дизайн. Информация. Картография», 2008. 

Внутри шляпы, которая помогла сформировать личность Хабиба

Примечание редактора: эта история была первоначально опубликована перед UFC 242. Она была обновлена, чтобы включить ссылки на предстоящий бой Нурмагомедова против Джастина Гетже на UFC 254.

ХАБИБ НУРМАГОМЕДОВ БЫЛ шел по аэропорту Дагестана восемь лет назад, направляясь на рейс в Соединенные Штаты для своего дебюта в UFC, когда он заметил магазин, продающий уникальные сувениры.

Это был январь 2012 года, Нурмагомедов собирался сесть на рейс со своей родины в Нэшвилл, штат Теннесси.Его тогдашний менеджер, Сэм Кардан, посоветовал ему принести что-то, что выделит его перед публикой в ​​США. Друзья Нурмагомедова предложили нечто, что соответствовало бы его наследию в Дагестане, горной республике России в регионе Северного Кавказа. Они сказали ему, что он должен носить папаху, традиционный головной убор, который носят мужчины — часто во время войны.

«UFC — это очень большая сцена, очень большая площадка», — сказал Нурмагомедов, вспоминая совет своих друзей. «Вы можете показать всему миру нашу культуру.»

В главном событии UFC 254 состоится один из самых долгожданных поединков года: временный чемпион в легком весе Джастин Гетдже встретится с чемпионом мира Хабибом Нурмагомедовым. (28-0), похоже, останется непобежденным. Средневесы Роберт Уиттакер и Джаред Каннонье сойдутся в совместном главном событии.

Приобрести UFC 254 здесь

UFC 254: Хабиб против Гетжи
• Суббота, Абу-Даби, Объединенные Арабские Эмираты
• 11 а.м. ET на ESPN2 и ESPN + PPV

Итак, он купил одну. И это стало одной из самых влиятельных импульсивных покупок в истории UFC. В то время казалось, что Нурмагомедов просто скупает около 50 долларов на шляпу в невзрачном сувенирном магазине в аэропорту. То, что он в итоге купил, было ощутимой частью его личности. Когда многие люди слышат его имя, первое, что они думают, — это большая шапка из овчины. Он стал очень важным предметом одежды.

«Для меня большая честь представлять свой традиционный головной убор по всему миру, мою культуру, мою историю», — сказал Нурмагомедов.«… У меня есть возможность. Люди знают меня, и я хочу, чтобы люди знали, откуда я. Я хочу показать людям Дагестан, культуру Дагестана, историю Дагестана, потому что у нас очень, очень большая история в Дагестане. Если у меня есть возможность, почему бы и нет? »

Спустя двенадцать побед подряд Нурмагомедов становится чемпионом UFC в легком весе. Он будет защищать свой титул против Джастина Гетжи в главном событии UFC 254 в субботу в Абу-Даби (14:00 по восточному времени на ESPN +).

И когда Нурмагомедов войдет в Октагон, на нем будет та же папаха (произносится: па-ПА-ха), которую он купил восемь лет назад.Но он будет не единственным на арене, поскольку его лояльные и растущие фанаты восприняли это как демонстрацию поддержки.

Джон Джонс мгновенно сказал: «Хабиб, когда он увидел меня и надел папаху Хабиба, даже не спрашивая меня. Он был так добр ко мне и всем фанатам. Джон потратил час своего времени, фотографируясь с каждым фанатом, который Я так рада за # ufc235 pic.twitter.com/pSJzqUBiCr

— Mini Khabib (@Mini_Khabib) 1 марта 2019 г.

12-летняя девочка из Сан-Диего по имени Кайли Мид создал кампанию в социальных сетях вокруг Нурмагомедова и его шляпы.На открытых тренировках UFC 209 в Лас-Вегасе в марте 2017 года Нурмагомедов ответил на вопросы фанатов. Мид спросил его, почему он носит папаху, и Нурмагомедов объяснил, что это представляет его дагестанскую культуру и символизирует его участие в войне. Затем он вызвал ее на сцену и подарил ей настоящую папаху.

Мид, которая использует ссылку в социальных сетях «Мини Хабиб», посещает мероприятия UFC вместе со своим отцом, Джей Си Каннегитером; бойцы и другие известные люди в ММА позируют с ней в папахе.Он получил название «Вызов Хабиба на время», и в нем приняли участие такие звезды UFC, как Джон Джонс, Даниэль Кормье и Макс Холлоуэй. Мид публикует все фото и видео своих взаимодействий с папахой в социальных сетях для более чем 96 000 подписчиков в Instagram и более 10 000 подписчиков на YouTube.

«Я хотел показать Хабибу, что многие другие бойцы UFC поддерживают его», — сказал Мид, которого не будет в Абу-Даби за субботним билетом. «Я хотел распространить культуру Хабиба среди фанатов ММА и других бойцов.«

Мид сказала, что несколько бойцов UFC отклонили ее просьбу принять участие в« Вызове времени Хабиба », но Тони Фергюсон, давний соперник Нурмагомедова, не был заинтересован в подыгрыше.

« Он просто отказался », — сказал Мид. «Но он был очень мил.»

Джо Роган имел честь носить папаху Нурмагомедова во время послематчевых интервью в Октагоне. Джефф Боттари / Zuffa LLC через Getty Images он позволил другим людям примерить его, в первую очередь аналитику UFC Джо Рогану.После своей дебютной победы над Камалом Шалорусом 20 января 2012 года в Нэшвилле Нурмагомедов позволил Рогану носить папаху во время их послематчевого интервью в Октагоне. Затем Нурмагомедов принес Рогану его собственную папаху во время взвешивания UFC 219 29 декабря 2017 года.

«Конечно, я позволяю людям носить это, потому что многие люди приходят [и говорят]:« Это похоже на знаменитую папаху, «» — сказал недавно ESPN Нурмагомедов. «Они пытаются носить это».

Нурмагомедов, команда которого пригласила Мида в Октагон после его победы на UFC 219 над Эдсоном Барбозой, повеселится с папахой, но он не станет небрежным, особенно когда он путешествует.

«Я всегда забочусь об этом и никогда не кладу это в багаж», — сказал он. «Я всегда беру это с собой. Потому что иногда ты можешь потерять свой багаж. Никогда не знаешь. Вот почему я всегда беру это с собой».

Когда Нурмагомедов тренируется в Американской академии кикбоксинга в Сан-Хосе, штат Калифорния, он держит папаху дома в Дагестане. Хабиб доверил своему отцу Абдулманапу важную задачу — доставить его в Абу-Даби на боевую неделю.

По словам тренера AKA Хавьера Мендеса, пока Нурмагомедов борется с Порье, папаха будет на попечении своего двоюродного брата Абубакара.

«Папаха чтит свои традиционные ценности — горных ковбоев», — сказал Мендес.

Поклонники Нурмагомедова в Дагестане носили папахи, чтобы отпраздновать его победу над Конором МакГрегором в 2018 году. Муса Салгереев \ ТАСС через Getty Images

ИСТОРИЯ Папаха на Кавказе может происходить из греческой мифологии, по мнению британского писателя и историка Роберта. Ченсинера, написавшего несколько книг о Дагестане. В мифе Прометей наказан богами и прикован цепью к скале на Западном Кавказе, где его печень ежедневно съедает орел.Это продолжается годами, пока Геракл не убивает орла и не освобождает Прометея.

Геркулес носит львиную шкуру в качестве шляпы, и предполагается, что папаха из овчины была получена из нее, сказал Ченсинер. Прозвище Нурмагомедова — «Орел» из-за того, что в этом регионе много птиц. Орел изображен на гербе Дагестана, а в мифе орел является символом Зевса.

Первые упоминания о том, что папаха носили наездники, называли джигит — «выдающиеся воины» — представляли республики Кавказа, такие как Дагестан и Чечня, в войне против России в середине 19 века, по словам Ченсинера. .Папахи использовались как «пугающие доспехи», чтобы вселять страх в оппозицию.

«Во время этой войны считалось, что один дагестанец может противостоять сотне русских войск», — сказал Шенисинер. «Это исторически серьезные люди».

13 бойцов UFC родились в Дагестане, который получил признание в кругах ММА за создание качественных бойцов. Нурмагомедов, у которого 28-0 и один из лучших бойцов в мире, является самым успешным, и он единственный, кто носит папаху.

Его популярность и охват — почти 16 миллионов подписчиков в Instagram — позволили ему встретиться с несколькими мировыми лидерами, включая президента России Владимира Путина.

Торговый киоск в Абу-Даби # UFC242 pic.twitter.com/GjsQrDGvqH

— Э. Кейси Лейдон (@ekc) 5 сентября 2019 г.

Популярность папаха растет вместе с успехом Нурмагомедова. Папахи, «похожие на Хабиба Нурмагомедова», доступны на Amazon за 34,99 доллара, а их копии продаются на месте в Абу-Даби.Мысль о арене, полной фанатов в папахах и подбадривающих его против Пуарье, заставила Нурмагомедова издать легкий смешок. «Это будет круто», — сказал он.

Оглядываясь назад, Нурмагомедов рад, что решил совершить покупку в сувенирном магазине в аэропорту в 2012 году. Это сработало лучше, чем он мог себе представить.

«Я очень преуспеваю в этом, потому что [уже] более семи лет я использую эту платформу для своего папаха, и более семи лет я не побежден», — сказал он.«Сейчас я непобежденный, бесспорный чемпион UFC в легком весе. Теперь все знают о папахе, все знают о Дагестане, откуда я родом. Многие люди знают о дагестанской культуре, истории. Я думаю, что мой план работает».

Быть или не быть чеченцем? Второе поколение чеченцев в Европе и их выбор идентичности

Front Sociol. 2021; 6: 631961.

Школа международных отношений, Университет Сент-Эндрюс, Сент-Эндрюс, Соединенное Королевство

Отредактировал: Даниэль Векони, Будапештский университет Корвинуса, Венгрия

Рецензировал: Арьян де Хаан, Центр исследований международного развития, Канада ; Томас Сили, Бристольский университет, Соединенное Королевство

Эта статья была отправлена ​​в раздел «Раса и этническая принадлежность» журнала «Границы в социологии»

Поступила в редакцию 21 ноября 2020 г .; Принята в печать 1 марта 2021 года.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) и правообладателя (ов) и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без излишних оговорок.

Реферат

Примерно четверть населения Чечни покинула республику из-за русско-чеченских войн и жестокости установленного после них режима. Многие чеченские мигранты поселились в Европе, где культурные, религиозные и социальные различия вынудили их пройти сложный процесс согласования идентичности. Хотя большинству чеченских мигрантов в первом поколении удавалось сохранить свою изначальную идентичность, это не всегда происходило с их детьми.Цель данной статьи — выявить факторы, определяющие идентичность чеченцев во втором поколении в Европе. В статье представлены три случая, которые иллюстрируют очень разные результаты процессов формирования идентичности и переговоров. В этом этнографическом исследовании делается вывод о том, что домашнее образование больше всего повлияло на выбор личности детей мигрантов.

Ключевые слова: чеченец, мигрант, второе поколение, Европа, коллективная идентичность, изначальная идентичность

Введение

В отличие от первой русско-чеченской войны (1994–1996 гг.), Результатом второй (1999–2009 гг.) Стала вторая в масштабном оттоке чеченцев.Многие эмигранты направились в Европу. Первая большая волна чеченских беженцев достигла Европейского Союза в 2000 году. С тех пор поток мигрантов из Чечни в ЕС продолжался, несмотря на сокращение числа мигрантов. В результате за последние два десятилетия численность чеченцев в Европе, по очень осторожным оценкам, выросла до ~ 200000 человек (Williams, 2016: 229; Кириленко, 2017; Laruelle, 2017).

Как и другие мигранты, чеченцы прошли процесс согласования идентичности, который в некоторой степени трансформировал их «первоначальную» идентичность 1 .Однако утрата изначальной идентичности более очевидна среди детей этих мигрантов. В чеченских социальных сетях часто распространяются истории о том или ином соотечественнике, который занимается предприятием, которое «не соответствует чеченскому поведению». Эти истории о тех, кто «предал» свою этническую или религиозную принадлежность, вызывают крики негодования среди чеченских пользователей Интернета. Например, видео от июля 2020 года, в котором представлена ​​история «бывшего чеченского мусульманина», который постепенно обращался к христианству через откровение Иисуса, активно обсуждалось на различных онлайн-форумах.Интервью с этим молодым чеченцем, которого отец заклеймил за непослушание, на 7 октября 2020 г. собрал 251189 просмотров. 2 . Еще одна история о молодой чеченке, которая стала депутатом Бундестага Германии в 2020 году, также является одной из самых громких. Он утверждает, что эта девушка больше не чеченка, потому что не следует чеченским нормам поведения. Вместо этого она «носит брюки, ест свинину, пьет пиво и не соблюдает чеченский этикет 3 .Видео под названием «Она не чеченка» было размещено на YouTube в феврале 2020 года и собрало 64 766 просмотров к той же дате (7 октября 2020 года). Это не означает, что все чеченцы во втором поколении в Европе не могут сохранить идентичность своих родителей и не ведут себя так, как предписано. Как показывают проанализированные в этой статье три случая чеченских подростков-мужчин, некоторым чеченцам во втором поколении в Европе это удается. Совершенно разные результаты процессов формирования идентичности и переговоров определяют вопрос этого исследования: что заставляет чеченцев во втором поколении в Европе сохранять или отказываться от идентичности своих родителей? Чтобы ответить на этот вопрос, в данной статье определяются ключевые факторы в процессе формирования коллективной идентичности молодых чеченцев в Европе.

О личности чеченских мигрантов в Европе написано немного. Всего несколько исследований Молодиковой (2019), Сипос (2020) и Щепаниковой (2012, 2015) исследуют различные аспекты этнокультурной коллективной идентичности чеченских беженцев. Молодой возраст чеченской общины в Европе (примерно 20 лет) объясняет, почему только одно исследование Косьч-рызко (2015) посвящено вопросу формирования идентичности детей чеченских мигрантов.

Это исследование является попыткой стимулировать дальнейшие исследования сообщества чеченских мигрантов, которое представляет собой идеальную лабораторию для изучения процессов формирования идентичности детей беженцев и переговоров.Что еще более важно, в нем подробно описываются социально-экономические и культурные факторы, которые влияют на исход этих процессов в работе Kość-ryzko (2015). В статье построена теоретическая основа с использованием конструктивистского подхода к формированию коллективной идентичности (Tajfel, Turner, 1986; Eriksen, 1993) с акцентом на социальную среду, в которой живут семьи мигрантов (Berry, 2001; Phalet and Schönpflug, 2001; Crocetti et al. , 2011). Теоретический вклад этой статьи ограничен подтверждением существующих взглядов на формирование подростковой идентичности и процессы переговоров (Crocetti et al., 2011; Гуздер, 2011; McGregor et al., 2015, 2016) через проанализированные случаи. В анализ включены взгляды чеченских мигрантов в первом поколении, объяснения самих молодых людей и личные наблюдения автора.

Статья проходит следующим образом. Во-первых, в нем представлены использованные методологические соображения и способы сбора данных. Затем в нем рассматриваются ведущие опубликованные исследования по формированию идентичности в сообществах мигрантов (Berry, 2001; Crocetti et al., 2011; Rabiau, 2019), которые служат теоретической основой данной статьи. После этого продолжается изучение дела. Обрисовав в общих чертах первоначальную идентичность чеченских мигрантов в Европе в первом поколении, в статье исследуется выбор идентичности их детей. Статья завершается выделением некоторых факторов, которые, согласно данным исследования, сыграли решающую роль в формировании идентичности молодых чеченцев в Европе.

Методологический подход к идентификации мигрантов

Для начала отметим, что данное этнографическое исследование носит качественный характер.Качественный подход этого исследования определяется его ориентацией на коллективную идентичность. Несмотря на то, что предпринимались попытки количественно оценить исследования коллективной идентичности (Пол и Фишер, 1980; Пархэм и Хелмс, 1981; Финни и Чавира, 1992; Финни, 2000), эти усилия не всегда оказывались успешными из-за очевидного ограничения. — идентичность трудно измерить (Albert, 2014), категоризировать или обобщить. Более того, будучи позитивистскими по своей природе, такие попытки обычно игнорируют причины выбора людей, а качественные исследования, напротив, сосредотачиваются на них (Maleševic, 2003).Выбирая качественную методологию исследования, это исследование пытается избежать такого детерминизма и дать информантам возможность объяснить свое самовосприятие и изложить свое мнение о выборе личности.

Признавая эволюционирующую природу идентичности (Eriksen, 1993; Mach, 1993), в целях исследования, эта статья следует предложению Abdelal et al. (2009, 28) и прикрепляет идентичность к определенному моменту или периоду времени для его описания.Таким образом, описывая изначальную идентичность чеченских мигрантов в первом поколении, в статье говорится об их идентичности, сформировавшейся до их отъезда из Чечни. Подробное описание этой идентичности имеется в научной литературе (Jaimoukha, 2004; Sokirianskaia, 2005; Gammer, 2006), на которую опирается статья. В дополнение к этому, в данной статье содержится ссылка на исследование автора чеченских мигрантов, проведенное в Европе в период с 2014 по 2017 год. Данные, собранные в ходе более поздних полевых исследований (2017–2020 годы), сосредоточены на идентичности чеченцев во втором поколении в Европе (прилагаются к время исследования).Этот двойной фокус позволяет выявить различия между идентичностями первого и второго поколений чеченцев в Европе. Кроме того, это помогает выявить факторы, определяющие формирование идентичности детей мигрантов.

Данные о формировании идентичности чеченцев во втором поколении в Европе были собраны в ходе двух полевых исследований в 2017 и 2020 годах в двух разных европейских странах. В обеих странах автора приглашали на 5–6 недель в гости к чеченской семье.Во время полевых исследований автор внимательно наблюдал в общей сложности за семью чеченскими семьями. В данном исследовании представлены только три случая, поскольку эти образцы лучше всего иллюстрируют различные результаты процесса формирования идентичности / переговоров между чеченцами второго поколения в Европе. Другими словами, кейсы были выбраны так, чтобы представить наиболее и наименее успешную передачу оригинальной идентичности из изученных.

Для сбора данных я объединил методы глубинного интервью и включенного наблюдения.Сбор данных в основном принимал форму обширных бесед и наблюдений за семьями, информированными с помощью поведенческих моделей. В среднем я провел от 10 до 12 часов с членами наблюдаемых семей, обсуждая интересующую меня тему. Естественно, у меня сложились более тесные связи с двумя семьями, в которых я останавливался. Эти случаи обогатили мое исследование, позволив мне производить более глубокие наблюдения и быть свидетелем случайных комментариев, сделанных участниками во время их случайных повседневных встреч.В соответствии с этикой исследования информаторы были должным образом проинформированы о моем намерении провести исследование и опубликовать результаты расследования. Участникам также было гарантировано, что в этой статье будут соблюдены их права и сохранена их анонимность путем замены их настоящих имен и избегания любого упоминания их местонахождения. Эти меры предосторожности приняты, поскольку сравнительно небольшой размер чеченских общин в Европе позволяет легко идентифицировать моих информаторов.

Мигранты в первом поколении всех исследованных семей (кроме одной из расширенных семей) были примерно одного возраста (от 45 до 55 лет), но из разного профессионального и образовательного опыта.Все наблюдаемые дети были мальчиками позднего подросткового возраста. Такой выбор пола был продиктован строгими чеченскими традициями, запрещающими личное общение между мужчиной, не являющимся родственником, и незамужней женщиной 4 . Мои отношения с наблюдаемыми подростками развивались благодаря моему участию в их деятельности, о которой мне также было любопытно узнать. В большинстве случаев они были довольны моим присутствием и хотели поговорить о своих интересах, планах и взглядах.Они знали, что я их изучаю, но не возражали против того, чтобы некоторая информация об их личной жизни стала достоянием общественности. Я видел, что они даже были польщены этой идеей. Общее количество времени, которое я провел в прямом контакте с изучаемой молодежью, также могло составить около 10–12 часов. Однако у меня не всегда была возможность поговорить с ними за то время, которое я провел с ними. Это было еще одной причиной предпочтения метода включенного наблюдения. В целом мои полевые исследования позволили мне сделать соответствующие наблюдения и собрать объяснения относительно формирования идентичности с точки зрения обоих чеченских поколений в Европе.

Формирование идентичности мигрантов в теории

Как упоминалось в предыдущем разделе, идентичность — это изменчивое явление, которое постоянно развивается как реакция на среду обитания. Эта характеристика идентичности подчеркивалась во многих исследованиях, которые также описывали идентичность как сложную, постоянно развивающуюся, многослойную и ситуативную (Tajfel, Turner, 1986; Mach, 1993; Baumeister, 1995; Guzder, 2011). Плавность и непрерывная эволюция идентичности объясняют, почему даже небольшое изменение в социальной среде может инициировать процесс модификации идентичности (Kinnvall, 2004).Неудивительно, что мигранты и их семьи особенно уязвимы, уязвимы и подвержены изменениям идентичности. Эти изменения происходят, несмотря на мощное стремление к поддержанию чувства самоидентификации (Sigel, 1989, 459). В самом деле, для мигранта вряд ли возможно сохранить свою изначальную идентичность, поскольку внешние силы обычно достаточно сильны, чтобы побудить новичка согласовать свою идентичность с культурными практиками принимающего общества (Triandis, 2001). ; Burke, 2006). Процесс переговоров, на который влияет или движет социальное взаимодействие (см. Berry, 2001; Phalet and Schönpflug, 2001), не то же самое для мигрантов первого поколения и их детей (Eriksen, 1993).

В отличие от своих родителей, которые жили в своем изначальном обществе, у детей мигрантов есть другая начальная основа для формирования и согласования своей идентичности (см.). Три основных компонента составляют процесс построения их идентичности (Crocetti et al., 2011; McGregor et al., 2015, 2016; Rabiau, 2019). Во-первых, они воспитываются в семьях мигрантов, члены которых могут попытаться удержать их в рамках первоначальной этнической идентичности или позволить им свободно выбирать свою идентичность. Во-вторых, они в большей степени подвержены влиянию принимающего общества, чем их родители (Berry, 2001; Phalet, Schönpflug, 2001).В-третьих, у них есть пример других сообществ мигрантов в принимающем обществе (Verkuyten and Kinket, 2000; Triandafyllidou, 2009).

Таблица 1

Источники идентичности мигрантов.

Источники Личность мигрантов Личность детей мигрантов
Первичный — источник исходной информации, влияющий на процесс формирования идентичности. Семья (родина, [ первичный источник ]) Семья (вне родины, [ первичный источник ])
Вторичный — основной (вне семьи) источник информации, влияющий на процесс построения идентичности . Исходное общество [ основной источник ]
Третичный — альтернативные источники (иногда малозначимые) информации, влияющие на процесс формирования идентичности. Принимающее общество [ вторичный источник ] Принимающее общество [ основной источник / вторичный источник ]
Главный — источник, который предоставляет важную информацию для построения идентичности. Другие сообщества (в принимающем обществе [ третичный источник ]) Другие сообщества (в принимающем обществе [ третичный источник ])

Первый компонент относится к динамике общения в семье, которая, согласно МакГрегору и др.(2015, 2016) определяют степень, в которой «культура и создание смысла передаются и развиваются». Действительно, некоторые семьи мигрантов имеют очень сильную эмоциональную привязанность к своей стране или культуре. Такие семьи могут пытаться сохранить свою этническую идентичность вопреки всему, служа «якорем идентичности в изгнании» (Rousseau et al., 2001). Другие семьи мигрантов могут выбрать вариант интеграции или ассимиляции. Они рассматривают принимающую страну как свой новый дом и пытаются перестроить свою жизнь и перестроить или скорректировать свою этническую идентичность с этой точки зрения.Основываясь на их личных характеристиках (Crocetti et al., 2011), конфликте поколений (Idema and Phalet, 2007) и отношении принимающего общества (Verkuyten and Kinket, 2000; Triandis, 2001; Kosic et al., 2005), Дети мигрантов могут сформировать новую идентичность, которая находится где-то в спектре и между двумя противоположными вариантами. Даже в традиционных семьях дети мигрантов, как правило, склонны отдаляться от изначальной идентичности, которую демонстрируют их родители, по следующим причинам.Во-первых, дети мигрантов уже знакомы с процессом согласования идентичности, поскольку они были свидетелями того, как их родители проходили именно через этот процесс. Это заставляет детей мигрантов осознавать, что идентичность, которую они получают от родителей, уже изменена. Это побуждает их искать собственную идентичность. Во-вторых, непривлекательная реакция детей мигрантов может спровоцировать попытку их родителей продать им согласованную идентичность, принятую за оригинал. В-третьих, элемент оригинальности только ухудшается по мере того, как дети мигрантов сами конструируют свою идентичность.Однако в некоторых случаях дети мигрантов могут попытаться восстановить этот элемент оригинальности.

Второй фактор, который играет важную роль в построении идентичности детей мигрантов, — это воздействие принимающего общества (Sleijpen et al., 2016; Rabiau, 2019). Вовлечение детей в самобытность принимающего общества через учебу, друзей и участие в культурных мероприятиях может усилить или подорвать первоначальный импульс в отношении выбора их идентичности, полученный от семьи.В любом случае ежедневное наблюдение за культурными традициями принимающего общества может побудить детей мигрантов терпеть даже такие модели поведения, которые были бы немыслимы или неприемлемы для них, если бы они выросли в первоначальном обществе. Кроме того, их знания о культуре, традициях и истории первоначального общества ослабевают по мере того, как дети мигрантов все больше погружаются в принимающее общество и получают больше знаний о местных традициях (Druckman, 1994). Дети мигрантов также могут не разделять политических убеждений или травматического опыта (Бут, 1999), которые сохраняли коллективную идентичность их родителей.В результате такой культурной среды во многих случаях дети принимают не только толерантные взгляды, но также некоторые социальные практики и, во многих случаях, язык принимающего общества в качестве своего первого или даже предпочтительного выбора.

Ассимиляция детей мигрантов происходит еще быстрее в местах с низкой концентрацией представителей их первоначальной этнической группы, что не так уж необычно для территориально больших стран с небольшой численностью населения или когда сообщество мигрантов сравнительно невелико.В таких случаях, как обнаружили Луо и Вайзман (2000), значимость исходной идентичности резко снижается, а сокращение этнического поведения становится еще более заметным (Lee, 1999). Современные технологии также мало помогают сохранить первоначальную идентичность, даже если мигранты в первом поколении побуждают своих детей развивать онлайн-связь с родиной (Щепаникова, 2012). Интернет-общение редко создает достаточно сильную эмоциональную связь, чтобы заменить эмоциональную привязанность к физически доступным друзьям.Следовательно, в отличие от старшего поколения, которое уже сформировало эту эмоциональную связь (с друзьями и родственниками в первоначальном обществе) и пыталось ее поддерживать, молодые люди используют Интернет для общения с теми, кто находится в географической или физической близости, если у них еще нет установилась эмоциональная связь.

Влияние других сообществ мигрантов, которое является последним компонентом, рассматриваемым в данной статье, тесно связано с опытом детей мигрантов в принимающем обществе.Отношение принимающего общества в более широком социальном контексте, как подтверждают некоторые ученые, особенно важно для формирования идентичности подростков (Hughes, Johnson, 2001; McBride Murry et al., 2001), но также влияет на их выбор взрослыми мигрантами. В целом, проявленное безразличие, негатив или предубеждения в отношении мигрантов вызывают вражду между сообществами мигрантов и принимающими обществами (Adams and Marshall, 1996; Bosma and Kunnen, 2001). Принимающее общество может даже стать значимым «другим», против которого создается идентичность мигрантов (Ackroyd, Pilkington, 1999; De Castro, 2004; Devine and Kelly, 2006; Ryan, 2010).В таких случаях мигранты могут общаться или общаться с другими сообществами мигрантов, а не с первоначальными (немигрантскими) членами принимающего общества (Verkuyten and Kinket, 2000; Triandafyllidou, 2009). Более того, негативное отношение к принимающему обществу или от него, которое получают или выражают мигранты в первом поколении, легко передается их детям и наоборот, что также определяет коммуникативный выбор мигрантов. Напротив, отсутствие враждебности, как обнаружил Кибрия (2002), способствует интеграции в культуру большинства.Другими словами, различное отношение к мигрантам может привести к желанию принять или отвергнуть культуру принимающего общества и, следовательно, слиться или не слиться с другими сообществами мигрантов.

В целом, по сравнению со своими родителями, дети мигрантов более уязвимы к утрате своей изначальной идентичности в принимающем обществе. Помимо общей физической приспособляемости детей к новым ситуациям, это определяют еще три причины. Во-первых, они в большей степени подвержены влиянию принимающего общества, чем их родители.Во-вторых, они получают от своих семей уже согласованную первоначальную идентичность. В-третьих, они обычно имеют ограниченное общение со своим родным обществом из-за географической удаленности и более слабой эмоциональной привязанности к своей родине по сравнению с родителями. Это не означает, что дети мигрантов всегда теряют первоначальную идентичность, которую сформировали их родители. В зависимости от его или ее личности (см. Crocetti et al., 2008) ребенок может даже захотеть вернуться на свою родину.

Первоначальная идентичность чеченских мигрантов

Чтобы определить разницу между идентичностью чеченских мигрантов первого поколения в Европе и их детьми, необходимо обрисовать первоначальную идентичность первых. Однако возможность этого упражнения сильно ограничена изменчивой природой идентичности, многоуровневой структурой общества и сложным индивидуальным процессом формирования идентичности (Eriksen, 1993; Mach, 1993), который может привести к совершенно разным результатам в каждый случай индивидуальный.Другими словами, довольно сложно дать точный ответ на вопрос о том, что составляет изначальную идентичность чеченских мигрантов в первом поколении. Кроме того, следует иметь в виду, что постоянно развивающаяся природа идентичности (Tajfel and Turner, 1986; Kinnvall, 2004) не согласуется с проведением границ и не согласуется с построением жестких рамок групповой идентичности. Коллективная идентичность, будучи в высшей степени ситуативным явлением (Crocetti et al., 2011), допускает определенную гибкость в интерпретации того, какое поведение приемлемо для этнической группы, а какое — нет.Таким образом, красные линии, которые чеченец не должен переходить, чтобы сохранить свое членство в группе, могут быть отодвинуты дальше или твердо сохранены там, где они есть, в зависимости от личного мнения. Эта гибкость также связана с тем фактом, что нет фактического органа, который мог бы решить или подтвердить принадлежность человека к этнической группе. Помимо кратко рассмотренных проблем создания эскиза оригинальной идентичности, все еще существует потребность в отправной точке, которая позволила бы в статье сравнивать и идентифицировать изменения, которым подверглись чеченцы во втором поколении в Европе.Чтобы подкрепить этот тезис, необходимо определить доминирующие характеристики 35–50-летних чеченцев, которые составляют большинство чеченских мигрантов в первом поколении в Европе. Выявление этих характеристик возможно через анализ социальной среды и факторов, повлиявших на формирование коллективной идентичности данной возрастной когорты. Для полноты картины необходимо также поместить выявленные характеристики в рамки чеченской культуры и религии.

Начнем с того, что первое поколение чеченских мигрантов в Европе в основном выросло в Чечне. Этот регион, хотя в советское время был разнообразен в культурном отношении, в основном состоял из чеченского большинства и, как показывают переписи населения 1979 и 1989 годов, постоянно становился однородным 5 . Несмотря на большое влияние советской / российской культуры и образования, преобладание чеченского населения обеспечило широкое распространение чеченского языка и всестороннее знание традиций целевой группой.Культурная практика общинного образования, в которой пожилой человек берет на себя роль объяснения молодому человеку, как ему / ей следует вести себя, привела к успешной передаче этнических традиций и религиозных норм. Один из моих собеседников вспоминает:

Я вырос в городе [Грозном], где большую часть населения составляли русские. Мои родители были заняты работой, и они поместили меня в интернат, где я оставался с понедельника по субботу. Выходные я проводил с семьей отца в маленьком чеченском городке, но этого было недостаточно, чтобы сбалансировать всю неделю, проведенную среди русских.Поэтому я не знал многих чеченских традиций. В один из выходных я, как обычно, возвращался в отцовский городок. Я вышел из автобуса и направился к дому, где мы жили. По пути я встретил старика и, привыкнув к городской жизни, прошел, не поздоровавшись с ним. Я до сих пор помню выражение удивления на его лице, когда он молча смотрел на меня. Когда я проходил мимо него, он обратился ко мне со словами: «Доброе утро, маленький куонах (рыцарь — чеченец)». Я никогда в жизни не проходил мимо пожилого человека, не поприветствовав его или ее.Так в детстве дети изучали традиции в Чечне. Вы знали, что делать во время Рамадана по поведению других, как поздравлять людей с окончанием поста, как выражать соболезнования или как молиться. Если бы не родители, ваши друзья или родственники научили бы вас (чеченец, 56 лет, опрошено в Бельгии, март 2017 г.) 6 .

Воспоминания этого интервьюируемого демонстрируют один из способов, с помощью которых чеченское общество перенесло бы модели традиционных практик 1970–1980-х годов.Помимо прямого семейного образования, другими способами передачи культурной практики было бы проживание в расширенных и высоко патриархальных семьях; коммунальные работы, за которыми последуют гуляния; свадьбы; и похороны (Джаймуха, 2004; Сокирянская, 2005; Гаммер, 2006). Все эти практики способствовали передаче знаний о традиционных чеченских практиках.

Более того, важно отметить, что разговорный чеченский язык всегда будет доминировать как в общественной, так и в частной сферах в чеченских сельских районах (Тишков, 2004, 152).Однако уровень владения чеченским языком населением не мог сравниться с уровнем русского языка. Последний был официальным языком, преподаваемым в школе, и в конечном итоге стал ведущим среди чеченского населения, особенно в академических кругах. Чеченская литература почти не публиковалась и, следовательно, была недостаточной для повышения уровня чеченского языка. Тем не менее, обширное знание и широкое использование разговорной речи, а также переданных моделей традиционного поведения научили исследуемую когорту основам чеченской культурной практики.Как заявил один из моих собеседников, придерживаться чеченской культуры было бы невозможно без знания чеченского языка.

Конечно, язык имеет решающее значение. Как вы можете научить и объяснить своим детям, что такое «Ях» («Соперничество чести» — чеченское) или «Гиллах» («Любезность» — чеченское), кто есть «Куонах» («Рыцарь» — чеченское)? , и как быть «эсданом» («благородный» — чеченский), не зная чеченского языка. Нет перевода, который полностью передает значение этих слов.Даже если вы найдете способ их перевести, все будет по-другому. Их [эти слова] можно использовать и объяснять только на чеченском языке, и их следует подтверждать поведением чеченцев (мужчина-чеченец, 47 лет, опрошено в Бельгии, март 2017 г.) 7 .

Это понимание важности упомянутых (и других) слов также обнаружено в антропологическом исследовании чеченцев Патацкас (1999). Он подтверждает, что эти (и некоторые другие) чеченские слова, которые он называет «ключевыми словами, раскрывающими сущность нации», слишком богаты, чтобы их можно было перевести на другие языки одним словом.Скорее, это концепции, которые включают и подразумевают определенные модели социальной практики.

Политические изменения 1990-х годов, вызванные распадом Советского Союза, подняли вопросы, которые были скрыты под поверхностью. Травматический опыт чеченской депортации и изгнания 1944–1957 годов стал импульсом для политической мобилизации нации, провозглашения независимости республики и последующего сопротивления российскому военному вторжению 1994 года (Williams, 2000). Победа над российскими войсками в 1996 году вместе с вышеупомянутыми факторами способствовала укреплению чеченской коллективной идентичности.Можно утверждать, что соблюдение религиозных обрядов, соблюдение культурных норм этикета, внимание к дресс-коду и широкое использование чеченского языка преобладали в чеченском обществе до начала второй русско-чеченской войны 1999–2009 годов. Нельзя сказать, что в то время нация была однородной и единой. Существовали различные религиозные и этнические группы, которые следовали своим собственным культурным традициям или даже выступали против чеченских традиционных норм (например, салафиты).

В целом, социальные факторы, такие как общинная жизнь расширенных патриархальных семей в сельской местности в сочетании с политическими и военными потрясениями 1990-х и 2000-х годов, были одними из основных факторов, которые сформировали основанную на национализме коллективную идентичность возрастной когорты (30 –50 лет), доминирующая среди чеченских мигрантов в первом поколении в Европе.Культурный этикет и религиозные обычаи, которым обучали в Чечне путем устной передачи информации и на примерах поведения старшего поколения, сформировали понимание, даже если иногда расплывчатое, того, на чем должно основываться культурное поведение чеченцев. Сюда входило знание чеченского языка, соблюдение религиозных обрядов, соблюдение культурных норм этикета, а также внимание к дресс-коду и традиционным гендерным ролям. Как подтверждают полевые исследования автора, проведенные в 2014–2017 гг., Это общий взгляд мигрантов первого поколения на то, какой является или должна быть чеченская идентичность (Ильясов, 2018).Нормативное «следует», использованное в предыдущем предложении, означает, что не всегда соблюдались все нормы культурного этикета или религии. Это, как подчеркивается в представленных далее случаях, очевидно, повлияло на формирование идентичности чеченцев во втором поколении в Европе.

Выбор личности чеченской молодежи

Мусульманин

8

Мусульманин (имя) 9 не помнит, когда и как он прибыл в Европу. Он был совсем маленьким, чуть старше двух лет.В то время он был единственным ребенком, но вскоре его семья выросла. Сейчас он в позднем подростковом возрасте, у него есть младшие сестра и брат. Муслим всегда чувствовал ответственность за своих младших братьев и сестер, потому что он старший в семье, и он мужчина. Он также особенно защищает свою сестру. Он всегда сопровождает ее, когда ей нужно выйти на улицу, чтобы убедиться, что она в безопасности и не вступает в «несанкционированное» общение. У него очень строгие взгляды на сестру — он не хочет, чтобы она ни с кем видела до замужества.

Конечно, она может познакомиться с кем-нибудь через наших друзей или через Интернет. Они могут какое-то время пообщаться, а потом пожениться. Дело не в том, что она должна часто видеться с ним до свадьбы. Так и должно быть. Мы чеченцы и должны идти своим путем. Наши девушки должны выходить замуж только за чеченских парней, а наши парни — только за чеченских девушек. Если кандидата нет, она должна остаться незамужней. Религия позволяет ей выйти замуж за мусульманина другой национальности, но я бы предпочел, чтобы она этого не делала.Они разные, даже если они наши братья. Они не понимают, как им следует вести себя перед пожилыми людьми, когда молодой человек может говорить, а когда нет, какой словарный запас использовать, когда вы разговариваете с пожилыми людьми, а что нельзя даже со сверстниками, что хорошо, а что нет. плохо (Интервью с Муслимом, июнь 2020 г.).

У юноши очень жесткие представления об этнической эндогамии. Он особенно против смешанных браков чеченских женщин, но менее строго относится к выбору чеченских мужчин.Хотя Муслим живет в либеральном обществе, он не поддерживает свободу чеченских женщин. Молодой человек религиозный человек. Он соблюдает все предписания ислама, но это не сближает его с другими мусульманами, когда дело касается смешанных браков и выбора его сестры. Несмотря на его строгие взгляды, у него есть друзья из разных этнических групп. Некоторые из них — его одноклассники, а другие — из его спортивного клуба, где он будет регулярно тренироваться, потому что считает, что мужчина должен быть сильным и способным защитить себя и свою семью.

Я бы предпочел тусоваться с чеченцами. К сожалению, чеченцев мало. У меня есть друзья-чеченцы, и мы время от времени видимся. Теперь, когда началась пандемия (Covid-19), это стало практически невозможным. Я даже не хожу заниматься спортом, не говоря уже о чеченских друзьях. Обычно мы встречались, когда был случай. У моего отца есть друзья-чеченцы, и наши семьи иногда собираются, но не очень часто. Иногда я встречаюсь с новыми чеченцами, когда отца приглашают на чей-то день рождения или свадьбу.На этих праздниках у нас есть хорошие возможности познакомиться с другими людьми, пообщаться, провести время вместе и узнать что-то о Чечне от пожилых людей. К сожалению, это очень редко, и с Covid это стало практически невозможным. Иногда я общаюсь со своими чеченскими товарищами через WhatsApp, но это не то же самое, что живое общение (Интервью с Муслимом, июнь 2020 г.).

Мусульманин явно склонен к межнациональной дружбе. Однако действительность этого не позволяет.Поэтому у него есть близкие друзья из разных национальностей. Они ему нравятся, но они не такие, какими он хотел бы их видеть. С другой стороны, возникает вопрос, не разочаровали бы его «идеальные» друзья, если бы они общались ежедневно. Его взгляды и взгляды основаны на семейном образовании. Семья Муслима очень традиционна. Его отец установил дома множество правил. Они не смотрят российское телевидение, дома говорят только по-чеченски (хотя это правило постоянно нарушают как сами родители, так и дети), проявляют должное уважение к своим гостям и окружающим, соблюдают все предписания ислама. .Как объясняет его отец, они мусульмане чеченского происхождения, и он хочет, чтобы так и было.

В какой-то момент я боялся, что он не превратится в «бурш» (чеченское слово, описывающее мужественное поведение или мужественность). Насколько я понимаю, он был слишком слаб…, у него были либеральные взгляды, даже если он занимался спортом и имел сильное тело, у него не было правильного мышления. Однажды сложилась ситуация. Мы сидели в машине и ждали, когда приедет моя дочь. Были какие-то молодые пьяные парни и… ситуация развивалась.Я ему сказал: «Смотри, что в таких ситуациях делать мужчине». Я вышел из машины и вмешался. Позже я чуть не попал в тюрьму за это, но я привел ему пример, и тогда я увидел, что он извлек из этого урок. Теперь я спокойна. Я научил его быть чеченцем и горжусь этим. В этом смысле я всегда был патриотом. Я согласен с тем, что мы в первую очередь мусульмане, но это не значит, что мы должны ради этого отказаться от своей чечености. Каждая мусульманская нация индивидуальна, и многие арабы пытаются «продать» свое поведение как основанное на исламе, но это не так.Поэтому, чтобы подчеркнуть, что я чеченец, я всегда носил шапку из чеченской овчины, даже когда общался с салафитами в Чечне (Интервью с отцом Муслима, июнь 2020 г.).

Этот отрывок из разговора с отцом Муслима проливает свет на поведение и отношение молодого человека, а также на его предпочтения в дружбе и браке. Его родители приложили много усилий, чтобы привить ему национализм / патриотизм. Хотя молодой человек никогда не бывал на родине и почти не знает, какой образ жизни там живет, он предпочитает ин-группу, которую для него ограничивают чеченские мигранты.У него нет желания исследовать свои корни или способствовать благополучию Чечни, которую он считает оккупированной территорией по указанию своего отца. Вместо этого Муслим хотел бы поддержать чеченские общины в Европе. Его общение с родиной ограничено. Он появляется перед экраном компьютера отца, когда его просят связаться с родственниками. Однако Муслим не проявляет реального интереса к поддержанию контактов со своей большой семьей, даже если эту инициативу, как и многие другие, поддерживает и его мать.Эти усилия, как она утверждает, поглощают всю ее энергию.

Некому помочь — ни бабушкам и дедушкам, ни тетям, ни чеченскому окружению, у которого мои дети могли бы учиться. Следовательно, все зависит от нас. Он (не в чеченской традиции произносить имя мужа) все свободное время проводит с ними. Он многое рассказал им о нашей культуре, нашей истории и традициях. Нам повезло, что он все знает. Я, в свою очередь, всегда учу свою девочку готовить, объясняю, что ей надеть и почему.Я научил ее заботиться о своих братьях, потому что, когда она выйдет замуж, ей придется заботиться о своем муже и его братьях (Интервью с матерью Муслима, июнь 2020 г.).

Таким образом, случай с мусульманином демонстрирует очень успешный пример передачи исконной чеченской идентичности, как ее представляют родители Муслима и многие другие чеченские мигранты (Ильясов, 2018). Они считают себя традиционными чеченцами и полны решимости воспитывать своих детей так же, как их воспитывали родители.Доминирование другой культуры наложило отпечаток в процессе обучения — первый язык всех их детей не является ни чеченским, ни русским. Однако, как утверждал отец Муслима, его дети готовы «прямо сейчас поехать в Чечню и при необходимости жить там». Это означает, что они могут защитить себя и адаптироваться к суровым условиям, в которых живет чеченское общество. Более того, они приняли свои гендерные роли и научились чеченскому поведению. Что касается языка, то, по словам отца Муслима, его можно выучить позже.

Абубакар

10

Семья Абубакара приехала в Европу в 2003 году. Абубакар в то время был дошкольником, и он не помнит, какие трудности пережила его семья при переезде из Чечни. Но он это знает. Он также знает причины, по которым они уехали из Чечни, и у него очень четкие политические взгляды на дела внутри республики и вокруг нее. Он следит за ситуацией там через онлайн-СМИ и подписан на некоторые оппозиционные каналы в социальных сетях, из которых он получает обновления и другие исторические материалы.

По местным меркам семья Абубакаров большая. Всего детей пятеро, и он посередине. Две старшие сестры замужем и живут отдельно, что делает его старшим. У Абубакара есть две младшие сестры, бабушка и дедушка, которые живут по соседству. Каждый день он проводит время с дедушкой. Похоже, они лучшие друзья. У Абубакара есть и другие друзья, но не похоже, что он встречается с ними ежедневно. Дедушка, который был школьным учителем и преподавал чеченский язык в школе, очень рад проводить время со своим внуком.Он считает своей миссией передать Абубакару все знания, которые он накопил за свою жизнь. Последнему это очень нравится. Он слушает рассказы об их предках, о чеченских героях и религиозных деятелях. У Абубакара много вопросов, которые никогда не остаются без ответа.

Не знаю, кем бы я был без дедушки. Он так много знает, и он такой интересный. Мой отец никогда бы не смог дать мне столько, он всегда занят работой, а после работы он слишком устал, чтобы проводить со мной время, да и я тоже занят своими вещами.Я должен много учиться, и у меня мало свободного времени. Я бы никогда не узнал о Чечне и своих предках. Бывает, что мои одноклассники спрашивают меня о Чечне, и мне нечего было бы сказать, если бы не мой дедушка. Я мало общаюсь со сверстниками. Не многие из моих чеченских сверстников заинтересованы в учебе. Они больше увлекаются спортом, и если бы не карьера в UFC (Ultimate Fighting Championship), они мечтают о работе в сфере безопасности. У некоторых уже были проблемы с преступниками. Я считаю, что мы (чеченцы) должны быть особенно законопослушными здесь, в стране, которая нас принимает, и мы должны быть полезны обществу не только как «торпеды» (на криминальном сленге для обозначения людей, ведущих действие) (Интервью с Абубакаром, Июль 2017 г.).

Несмотря на то, что ему только исполнилось 10 лет, он говорит зрело. Он ценит старания своего деда и считает, что его знания о Чечне и чеченцах необходимы ему. Другими словами, именно его дедушка внес наибольший вклад в формирование его этнической и религиозной идентичности. Абубакар прекрасно говорит по-чеченски без какого-либо иностранного акцента. Более того, он легко может писать и читать по-чеченски, что очень редко, особенно среди детей чеченских мигрантов. Эти достижения неудивительны, учитывая, что дедушка, у которого много свободного времени, разработал для внука серьезную образовательную программу.

Мои внуки знают все о Чечне и своих предках. Они этим гордятся. Мы происходим из очень древней линии, и среди наших предков были государственные деятели и религиозные лидеры. Я объяснил детям, что мы [чеченцы] всегда хотели быть свободными и что Россия всегда хотела поработить нас. Я объяснил им и политические интересы других народов. Они знают, что нас всегда предавали наши так называемые «братья по исламу». Это их вина за вторую войну [1999–2009 гг.], Они пытались использовать нас для достижения своих целей, а мы были глупы, чтобы следовать за ними.Я горжусь тем, что мои внуки знают об этом и стараются получить лучшее образование здесь, в Европе. Я сказал им, что это единственный способ, которым мы [чеченцы] можем чего-то добиться. Теперь они хорошие граждане, живущие в свободной стране, и в то же время патриоты Чечни. Они готовы ехать туда и работать на чеченский народ (Интервью с дедушкой Абубакара, июль 2017 г.).

Дед Абубакара гордится результатами своих усилий. Он считает, что именно его образование сделало его внуков хорошими гражданами в новом доме и патриотами Чечни.Он рассказал им о чеченских традициях, этикете и религии. Он также объяснил тонкости и различия ветвей ислама, политики и истории. Бывший школьный учитель был полностью занят частным обучением своих внуков, которым он учил все, что, по его мнению, было необходимо знать о Чечне. Он также призвал их воспользоваться преимуществами местной системы образования и получить самое лучшее образование. Образование, по его мнению, является ключом к будущему Чечни, и он видит, что его внуки один день работают на чеченский народ, приносят ему пользу.Поэтому он подготовил их к возвращению, что он считает необходимым после свержения нынешнего режима, что, как он уверен, скоро произойдет. Его дискурс этнический. Хотя он считает религию основой всего, он в основном сосредоточен на своих внуках, способствующих их этнической идентичности. Он учил их уважать других, особенно пожилых людей, и учил их отдавать предпочтение чеченцам перед другими мусульманами. Даже если он утверждает иное, он удостоверился, что их первичная идентичность является этнической, а религиозная — вторичной.

Родители Абубакара Али и Мекка счастливы, что у их детей есть бабушка и дедушка рядом. По словам Али, без них семья была бы неполной. Мекка поддерживает его точку зрения и очень благодарна за всю помощь, которую она получает от своей свекрови, пока она на работе.

У нас никогда бы не получилось вырастить детей, как чеченцы. Это просто невозможно. Мы все время на работе, а после работы слишком устали, чтобы что-то делать с детьми. Но родители Али на свободе, они пенсионеры и по-прежнему очень активны.Итак, все свободное время они посвятили помощи нам с детьми. Даже представить не могу, что было бы без них. Я не хочу, чтобы мои дети проводили много времени с другой чеченской молодежью на улице. Многие слишком капризничают, и я боюсь, что мои дети подхватят от них что-нибудь плохое. Еще хуже нечеченская молодежь, у нее очень неуважительное поведение, и я был бы опустошен, если бы мои дети были такими же, как они (Интервью с матерью Абубакара, июль 2017 г.).

Подводя итог, случай с Абубакаром иллюстрирует еще один успешный пример сохранения исконной этнической идентичности его родителей.Личность этого мальчика, вероятно, наиболее близка к личности его отца, поскольку она была передана ему его бабушкой и дедушкой — теми же людьми, которые вырастили Али. Домашняя среда и негативное отношение родителей / бабушек и дедушек к общению со сверстниками детей защищали их от влияния принимающего общества и других групп мигрантов, что способствовало усилению этнической идентичности.

Дени

8

Дени нравится его имя. Он называет его «кабриолетом», как автомобиль.Когда это необходимо, он может быть Дэнни, Дэнисом, Денисом и т. Д. Эта универсальность его имени дает ему возможность носить разные «маски», как он называл свои различные личности. Свою «чеченскую маску» он надевает вместе с семьей, чтобы не расстраивать мать. Даже если он знает лишь несколько основных фраз по-чеченски и не встает, чтобы поздороваться со старшими, он проявляет определенное уважение к своим родителям. Этим он сохраняет связь, пусть даже символическую, со своим чеченством. Другие «маски» в основном предназначены для общения со сверстниками и его социального имиджа.Обычно это Дэнни. Дени играет на гитаре в небольшой группе. День и ночь он проводит в гараже одного из своих товарищей по группе. Иногда он приходит домой, чтобы переодеться и поесть. Он может поспать дома ночь или две (в неделю), но в основном он предпочитает проводить время со своей группой и своей девушкой. Он работает неполный рабочий день на местной автозаправочной станции, и это дает ему достаточно денег, чтобы съесть McDonald’s или купить дополнительную одежду. Иногда он даже вносит свой вклад в семейный бюджет.

Я не общаюсь со своими чеченскими сверстниками.Они очень критичны. Сначала у меня были друзья-чеченцы, но потом я решил держаться от них подальше. Они были старше меня и сильно заставляли меня вести себя так, как они считали правильным. Я не чувствовал себя свободным с ними. Я хочу иметь длинные волосы, я хочу носить то, что хочу, я хочу делать то, что хочу. В конце концов, мы живем в свободном обществе, почему мы должны делать то, чего не хотим? Немного расстраивает родителей, что у меня нет чеченских друзей, но я не делаю ничего плохого. Я не убийца, я не торговец наркотиками, так почему я не могу быть свободным и делать то, что хочу? Я хочу стать известным музыкантом и мечтаю добиться успеха в этой сфере.Я знаю, что я чеченец по происхождению, и что? Это то, по чему следует судить людей? Быть французом, немцем или англичанином? Я так не думаю (интервью с Дени, июнь 2020 г.).

Дени не волнует принадлежность к его этнической группе. Для него это слишком сложно. Чтобы быть чеченцем, нужно соблюдать традиции, не носить определенную одежду и иметь «правильную» стрижку. Поэтому он предпочитает дружить с членами своего принимающего общества или с русскими — еще одной группой мигрантов, с которой у него общий язык.Единственная связь, которая удерживает его с его этнической принадлежностью, — это его прямая семья. Он единственный ребенок, и его родители пытаются усмирить его выбор, чтобы не потерять его полностью. Он почти не разговаривает с отцом, а все его общение, как это принято в чеченских семьях, идет косвенно — через мать. У них неплохие отношения, но Дени знает, что отец не одобряет его выбор, что отталкивает их. Его отец Арби также знает позицию Дени.

Я не хочу давить на него, но проблема в том, что все, что я говорю, он понимает неправильно, как будто мы враги.Итак, я решил просто соблюдать все, что происходит. Я сам не очень религиозен и никогда не заставлял его молиться. Я не люблю очень религиозных людей; Я думаю, что многие из них лицемеры. Про всех не скажешь, но многие говорят наверняка. Я часто был свидетелем того, как люди, которые притворяются очень религиозными, делают то, что не согласуется с религией и пониманием нормальных людей. В то же время вы можете видеть, что многие люди здесь совсем не религиозны, и, несмотря на это, они ведут себя так, что делают их более гуманными, чем те, кто утверждает, что они религиозны.Думаю, это лицемерие так называемых религиозных людей оттолкнуло меня от религии. Но это не единственная причина, по которой Дени такой. Я никогда не заставлял его поддерживать связь с нашими родственниками в Чечне и никогда не заставлял его дружить с чеченскими парнями. У него всегда был свой выбор. Не знаю, может, я ошибался и, может, надо было выбить из него все плохое, но я не верю в такой метод воспитания. Итак, все как есть, я только надеюсь, что он станет нормальным человеком. Я не думаю, что он когда-нибудь вернется в Чечню, и, наверное, не вернусь.Мы не навещали своих родственников несколько лет, потому что прошло время, прежде чем мы получили наши паспорта, а когда мы это сделали, не было даже речи о том, чтобы он поехал с нами. Я знал, что он предпочел остаться здесь. Чеченцев у нас тоже не так много. Поэтому мы не часто общаемся, даже если бы я хотел (Интервью с отцом Дени, июнь 2020 г.).

Рассуждения Арби очень ясны. Он называет несколько причин, по которым Дени решил отойти (по крайней мере, на данный момент) от представления о том, какой должна быть чеченская идентичность / поведение.Среди них — его собственное решение полностью интегрироваться в принимающее общество. Кроме того, он и его жена не тратили много времени на то, чтобы привить мальчику чеченские нормы культурного этикета или религиозного поведения, поскольку они также не соблюдают их всех. Причина в том, что у них нет «чеченского окружения». Кроме того, до приезда в Европу семья провела несколько лет в России, где мальчик ходил в детский сад и начальную школу. Поэтому он прекрасно говорит по-русски (и на местном языке), но не очень хорошо говорит по-чеченски.Он понимает основные фразы, но, поскольку его родной язык — русский, его родители тоже были вынуждены перейти на этот язык. Они мало общаются по-чеченски даже между собой. В голосе Арби слышится сожаление, когда он говорит о своем сыне и его «нечеченском» поведении, но он утешает себя, говоря, что важнее быть хорошим человеком, чем быть чеченцем или чеченцем. Мусульманин.

В целом, дело Дени иллюстрирует результат, отличный от двух ранее проанализированных случаев, которые продемонстрировали довольно успешную передачу изначальной чеченской идентичности, как ее представляют себе чеченские мигранты в первом поколении.Дени вырос в неоригинальном обществе и имел пример своих родителей, которые уделяли первоочередное внимание интеграции в принимающее общество, грубо жертвуя своей изначальной идентичностью. Другими словами, изначальная идентичность, которую мальчик получил от родителей, уже была ослаблена. Его родители признают это и даже немного сожалеют, что винят неблагоприятные обстоятельства в том, что мальчик впоследствии отошел от образа чеченца, который они когда-то имели в виду.

Заключение

Цель данной статьи — выявить факторы, которые играют решающую роль в формировании идентичности чеченцев второго поколения в Европе.Для достижения этой цели в статье описана изначальная идентичность мигрантов в первом поколении и определены три основных фактора, которые в наибольшей степени влияют на формирование идентичности детей мигрантов. Эти факторы (семья, принимающее общество и другие группы мигрантов в принимающем обществе) были классифицированы как основные, первичные, вторичные и третичные. Все эти факторы связаны с социальной средой, в которой мигранты и их дети живут ежедневно. Они также больше всего влияют на формирование идентичности мигрантов.Это не умаляет важности личных характеристик отдельных лиц, анализ которых потребует отдельного исследования.

Исследование было ограничено только тремя проанализированными случаями, которые в совокупности не представляют все возможные варианты выбора или результаты. Имея в виду огромное количество возможных индивидуальных исходов процесса формирования идентичности и переговоров (Kość-ryzko, 2015), в статье отказывается претендовать на обобщение изученных случаев. Кроме того, в статье признается гендерное ограничение данного исследования и предлагается изучить этот аспект отдельно.

На основе анализа разработанной теоретической базы в статье рассматриваются три различных социальных окружения, которые могли повлиять на формирование коллективной идентичности детей-мигрантов в каждом из выбранных случаев. Во всех трех случаях расследование подтвердило вывод Рабио (2019) о том, что самым важным окружением было семейное. Усилия родителей и вклад в домашнее обучение повлияли на исход формирования идентичности чеченской молодежи. Так же изменилась атмосфера в доме, а также отношение родителей к своей коллективной идентичности (см. Также McGregor et al., 2015, 2016). Эти факторы, как показывает исследование, определили формирование мировоззрения молодежи, интерес к изначальной идентичности их родителей, их решение быть чеченцем или нет, а также их коммуникативные предпочтения.

Кроме того, это исследование частично подтвердило выводы, сделанные в более ранних исследованиях (Druckman, 1994; Lee, 1999; Luo and Wiseman, 2000), которые пришли к выводу, что влияние принимающего общества было пропорционально размеру сообщества мигрантов. Однако возможность общения со сверстниками из той же этнической группы не была решающим, хотя и важным фактором в выборе анализируемой молодежи.Это исследование также показало, что влияние других сообществ мигрантов было гораздо менее интенсивным, чем факторы семейного или домашнего образования и доминирование принимающего общества. Влияние последнего было наиболее очевидным с точки зрения языковых предпочтений и знания культурных и исторических основ.

В дополнение к этому, проанализированные случаи продемонстрировали широту выбора, который чеченцы второго поколения в Европе могут и имеют. Эта ширина простирается от почти сохраненной (довольно успешно переданной) первоначальной идентичности, как ее представляют себе чеченские мигранты в первом поколении, но не ограничивается ею, до значительного отхода от модели.Как показывают примеры, привязанность к коллективной идентичности варьируется в пределах группы. Внешнее выражение этой привязанности в общинах чеченских мигрантов проявляется в строгом соблюдении (или отсутствии такового) этнических обрядов, в участии (или отсутствии) в народных праздниках, в практике (или нет) этнической эндогамии, в стремление (или его отсутствие) передать оригинальную идентичность своим детям, сплотившись (или нет) под флагом своей родины, а также через знание (или отсутствие такового) истории нации.

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без излишних оговорок.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Школой международных отношений Университета Сент-Эндрюс. Пациенты / участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании. Письменное информированное согласие было получено от человека (лиц) на публикацию любых потенциально идентифицируемых изображений или данных, включенных в эту статью.

Вклад авторов

Автор подтверждает, что является единственным соавтором этой работы, и одобрил ее для публикации.

Конфликт интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Я хочу выразить искреннюю благодарность коллегам и двум рецензентам за их комментарии к ранним наброскам этой статьи.Особая благодарность Николь Мошель, которая вычитала эту статью.

Сноски

1 Под «оригиналом» в документе понимается идентичность, которую мигранты сформировали во время своего проживания в Чечне до переезда в Европу.

2 Встреча с Христом в Рамадан 07.05.2020. Доступно в Интернете по адресу: https://www.youtube.com/watch?v=XAxv1iNOsaU (по состоянию на 6 октября 2020 г.).

3 Она не чеченка 20.02.2020. Доступно в Интернете по адресу: https://www.youtube.com / watch? v = H527lS1lhZo (по состоянию на 6 октября 2020 г.).

4 Настоящее исследование ограничивается изучением формирования чеченской идентичности подростков и мужчин, оставляя вопрос о возможном влиянии обсуждаемых факторов формирования идентичности на девочек-подростков для дальнейшего исследования.

5 Этнические группы в Чеченской и Ингушской ССР, по данным переписи населения 1979 года. Доступно в Интернете по адресу: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus_nac_79.php?reg=51 (по состоянию на 15 октября 2020 г.).Этнические группы в Чеченской и Ингушской ССР по переписи населения 1999 г. Доступно в Интернете по адресу: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus_nac_89.php?reg=49 (по состоянию на 15 октября 2020 г.).

6 Личное интервью с мужчиной-чеченцем, 56 лет. Бельгия, март 2017 г.

7 Личное интервью с мужчиной-чеченцем, 47 лет. Бельгия, март 2017 г.

8 Полевые исследования 2020 г. (дела Муслима и Дени).

9 Все имена изменены для защиты личности информаторов.

10 Полевые работы 2017 г. (дело Абубакара).

Ссылки

  • Абделал Р., Эррера Ю. М., Джонстон А. И., МакДермотт Р. (ред.). (2009). Измерение идентичности: руководство для социологов. Кембридж: Издательство Кембриджского университета. 10.1017 / CBO9780511810909 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Акройд Дж., Пилкингтон А. (1999). Детство и построение этнической идентичности в глобальную эпоху: драматическая встреча. Детство 6, 443–454. 10.1177 / 0

    829

  • 04004 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Адамс Г.Р., Маршалл С. К. (1996). Социальная психология развития личности: понимание человека в контексте. J. Adolesc. 19, 429–442. 10.1006 / jado.1996.0041 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Альберт К. Д. (2014). Связь этно-насилия: измерение этнической идентичности в Чечне. Восточноевропейская политика 30, 123–146. 10.1080 / 21599165.2013.848796 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Баумейстер Р. Ф. (1995). Я и идентичность: введение. Adv. Soc. Psychol. 93, 51–97. [Google Scholar]
  • Берри Дж.W. (2001). Психология иммиграции. J. Soc. Вып. 57, 615–631. 10.1111 / 0022-4537.00231 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бут В. Дж. (1999). Сообщества памяти: об идентичности, памяти и долге. Являюсь. Pol. Sci. Ред. 93, 249–263. 10.2307 / 2585394 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Босма Х. А., Куннен Э. С. (2001). Детерминанты и механизмы развития личности эго: обзор и синтез. Dev. Ред. 21, 39–66. 10.1006 / drev.2000.0514 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Burke P.Дж. (2006). Смена личности. Soc. Psychol. В. 69, 81–96. 10.1177 / 01

    50606

    6 [CrossRef] [Google Scholar]

  • Crocetti E., Fermani A., Pojaghi B., Meeus W. (2011). Формирование идентичности у подростков из итальянских, смешанных и мигрантских семей. Форум по уходу за детьми и молодежью 40, 7–23. 10.1007 / s10566-010-9112-8 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Crocetti E., Rubini M., Meeus W. (2008). Захват динамики формирования идентичности в различных этнических группах: разработка и проверка трехмерной модели.J. Adolesc. 31, 207–222. 10.1016 / j.adolescence.2007.09.002 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Де Кастро Л. Р. (2004). Непохожесть во мне, инаковость в других: детские и юношеские конструкции себя и других. Детство 11, 469–493. 10.1177 / 0

    8204047107 [CrossRef] [Google Scholar]

  • Дивайн Д., Келли М. (2006). «Я просто не хочу, чтобы меня кто-то приставал»: динамика включения и исключения в новой многоэтнической ирландской начальной школе. Детское общество 20, 128–139.10.1111 / j.1099-0860.2006.00020.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • Druckman D. (1994). Детерминанты компромиссного поведения на переговорах: метаанализ. J. Conflict Resolut. 38, 507–556. 10.1177 / 0022002794038003007 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эриксен Т. Х. (1993). Формальный и неформальный национализм. Этн. Расовый Стад. 16, 1–25. 10.1080 / 01419870.1993.9993770 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гаммер М. (2006). Одинокий волк и медведь. Питтсбург, Пенсильвания: Univ. Питтсбургской прессы.[Google Scholar]
  • Гуздер Дж. (2011). Вторая кожа: программы семейной терапии, связанные с миграцией, идентичностью и культурными изменениями. Fokus på familien 39, 160–179. [Google Scholar]
  • Хьюз Д., Джонсон Д. (2001). Коррелирует в детском опыте с расовым социализирующим поведением родителей. J. Marr. Семья 63, 981–995. 10.1111 / j.1741-3737.2001.00981.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • Idema H., Phalet K. (2007). Передача гендерно-ролевых ценностей в турецко-немецких семьях мигрантов: роль пола, межпоколенческие и межкультурные отношения.Zeitschrift für Familienforschung 19, 71–105. [Google Scholar]
  • Ильясов М. (2018). Чеченская этническая идентичность: оценка перехода от сопротивления к подчинению. Средний Восток. Stud. 54, 475–493. 10.1080 / 00263206.2018.1423967 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Джаймуха А. (2004). Чеченцы: Справочник. Абингдон: Рутледж. 10.4324 / 9780203356432 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Kibria N. (2002). «О крови, принадлежности и поездках на родину: транснационализм и идентичность среди американцев китайского и корейского происхождения во втором поколении», в книге «Меняющееся лицо дома: транснациональная жизнь второго поколения», ред. П.Левитт и М. Уотерс (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Фонд Рассела Сейджа;), 295–311. [Google Scholar]
  • Киннвалл К. (2004). «Глобализация, идентичность и поиск избранных травм», в «Будущее идентичности: столетние размышления о наследии Эрика Эриксона», изд К. Гувер (Lanham MD: Lexington Books;), 111–136. [Google Scholar]
  • Кириленко А. (2017). Чеченские беженцы в Европе: причины их бегства из России и проблемы убежища. Доступно в Интернете по адресу: https://legal-dialogue.org/chechen-refugees-europe-reasons-flee-russia-asylum-problems (по состоянию на 16 октября 2020 г.).
  • Косьц-рызко К. (2015). «Формирование идентичности молодых чеченских беженцев в Польше перед лицом иностранных культур», в «Контекстуализация изменений: миграции, смещение границ и новые идентичности в Восточной Европе», ред. П. Христов, А. Кассабова, Е. Троева и Д. Демски ( София: Paradigma Ltd;), 315–329. [Google Scholar]
  • Косич А., Маннетти М., Сэм Д. Л. (2005). Роль отношения большинства к чужой группе в восприятии стратегий аккультурации иммигрантов. Int. Дж.Интеркульт. Relat. 29, 273–288. 10.1016 / j.ijintrel.2005.06.004 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Laruelle M. (2017). Кадыровизм: жесткий ислам как инструмент Кремля? Парижская выставка Cedex 15: IFRI. [Google Scholar]
  • Ли С. Дж. (1999). «Ты китаец или что?» Этническая идентичность среди американцев азиатского происхождения (Махва, Нью-Джерси: издательство Lawrence Erlbaum Associates;). [Google Scholar]
  • Луо С. Х., Вайзман Р. Л. (2000). Сохранение этнического языка среди детей китайских иммигрантов в США.Int. J. Intercult. Relat. 24, 307–324. 10.1016 / S0147-1767 (00) 00003-1 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Mach Z. (1993). Символы, конфликт и идентичность: очерки политической антропологии. Олбани, Нью-Йорк: SUNY Press. [Google Scholar]
  • Малешевич С. (2003). Исследование социальной и этнической идентичности: скептический взгляд Синиса Малешевич. J. Language Polit. 2, 265–287. 10.1075 / jlp.2.2.05mal [CrossRef] [Google Scholar]
  • Макбрайд Мерри В., Браун П. А., Броуди Г. Х., Катрона К. Э., Саймонс Р.Л. (2001). Расовая дискриминация как модератор связи между стрессом, психологическим состоянием матери и семейными отношениями. J. Брачная семья 63: 915. 10.1111 / j.1741-3737.2001.00915.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • МакГрегор Л.С., Мелвин Г.А., Ньюман Л.К. (2015). Семейное разлучение, стили совладания и симптоматика посттравматического стрессового расстройства у переселенцев из числа беженцев. J. Nerv. Ment. Дис. 203, 431–438. 10.1097 / NMD.0000000000000312 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • McGregor L.С., Мелвин Г. А., Ньюман Л. К. (2016). Изучение модели адаптации и развития после преследования и травмы (ADAPT) с переселенными подростками-беженцами в Австралии: качественное исследование. Транскульт. Психиатрия 53, 347–367. 10.1177 / 1363461516649546 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Молодикова И. (2019). «Беженцы-мусульмане из россии: чеченцы привозят свой аул из Чечни в ЕС?» в мусульманских меньшинствах и кризисе беженцев в Европе, ред. К. Горак-Сосновска, М.Pachocka, J. Misiuna (Варшава: издательство SGH;), 119–133. [Google Scholar]
  • Parham T. A., Helms J. E. (1981). Влияние расовой идентичности чернокожих студентов на предпочтения расы консультанта. Дж. Коунс. Psychol. 28: 250. 10.1037 / 0022-0167.28.3.250 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Patackas A. (1999). «Кодель Цечения?» [Почему Чечня?]. Naujasis Židinys, no. 11-12. [Google Scholar]
  • Пол М. Дж., Фишер Дж. Л. (1980). Корреляты самооценки чернокожих подростков раннего возраста.J. Youth Adolesc. 9, 163–173. 10.1007 / BF02087934 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Phalet K., Schönpflug U. (2001). Передача ценностей коллективизма и достижений из поколения в поколение в двух контекстах аккультурации: на примере турецких семей в Германии и турецких и марокканских семей в Нидерландах. J. Cross Cult. Psychol. 32, 186–201. 10.1177 / 0022022101032002006 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Финни Дж. С. (2000). Формирование идентичности в культурах. Гм. Dev.43, 27–31. 10.1159 / 000022653 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Финни Дж. С., Чавира В. (1992). Этническая идентичность и самооценка: предварительное лонгитюдное исследование. J. Adolesc. 15, 271–281. 10.1016 / 0140-1971 (92)

    -9 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

  • Рабио М. А. (2019). Культура, миграция и формирование идентичности у подростков-беженцев: взгляд на семью. J. Fam. Soc. Работа 22, 83–100. 10.1080 / 10522158.2019.1546950 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Руссо К., Мекки-Беррада А., Моро С. (2001). Травма и продолжительное разлучение с семьей среди латиноамериканских и африканских беженцев в Монреале. Психиатрия 64, 40–59. 10.1521 / psyc.64.1.40.18238 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Райан Л. (2010). Стать поляком в Лондоне: переговоры об этнической принадлежности через миграцию. Soc. Идентичности 16, 359–376. 10.1080 / 13504630.2010.482425 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сигель Р. (ред.). (1989). Политическое обучение в зрелом возрасте. Чикаго: Издательство Чикагского университета. [Google Scholar]
  • Сипос М.(2020). «Мы все здесь братья»: жизнь чеченских беженцев в Польше. Popul. Космическое место 26: 2276. 10.1002 / psp.2276 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Слейпен М., Бойе Х. Р., Клебер Р. Дж., Мурен Т. (2016). Между властью и бессилием: метаэтнография источников устойчивости молодых беженцев. Этническая принадлежность к здоровью 21, 158–180. 10.1080 / 13557858.2015.1044946 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сокирянская Е. (2005). Семьи и кланы в Ингушетии и Чечне.Отчет о полевых исследованиях. Среднеазиатский обзор. 24, 453–467. 10.1080 / 02634930500453590 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Щепаникова А. (2012). Стать более консервативным? Противопоставление гендерных практик двух поколений чеченских женщин в Европе. Евро. J. Женский стад. 19, 475–489. 10.1177 / 1350506812466611 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Щепаникова А. (2015). Чеченские женщины на войне и в изгнании: изменение гендерных ролей в контексте насилия. Natl. Пап. 43, 753–770. 10.1080 / 00

    2.2014.999315 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Тайфел Х., Тернер Дж. К. (1986). «Интегративная теория группового конфликта», в «Социальной психологии межгрупповых отношений», ред. У. Г. Остин и С. Уорчел (Brooks / Cole Publishing Company;), 7–24. [Google Scholar]
  • Тишков В. (2004). Чечня: Жизнь в раздираемом войной обществе, Том. 6. Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press. 10.1525 / california / 9780520238879.001.0001 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Triandafyllidou A. (2009). Мигранты и этнические меньшинства в посткоммунистической Европе: переговоры о диаспорической идентичности.Национальности 9, 226–245. 10.1177 / 1468796809103461 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Triandis H.C. (2001). Индивидуализм-коллективизм и личность. J. Pers. 69, 907–924. 10.1111 / 1467-6494.696169 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Verkuyten M., Kinket B. (2000). Социальные дистанции в полиэтническом обществе: этническая иерархия среди голландских подростков. Soc. Psychol. В. 63, 75–85. 10.2307 / 2695882 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уильямс Б. Г. (2000). Празднование «депортации» в постсоветской Чечне: роль увековечения и коллективной памяти в русско-чеченских войнах 1994–1996 и 1999–2000 годов.История Память 12, 101–134. 10.1353 / ham.2000.0006 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уильямс Б. Г. (2016). Ад в Чечне: русско-чеченские войны, миф об Аль-Каиде и взрывы Бостонского марафона. Ливан, NH: Университетское издательство Новой Англии. [Google Scholar]

Месть разжигает чеченский огонь — CSMonitor.com

ГРОЗНЫЙ, РОССИЯ

Есть несколько более ярких напоминаний о том, что война России в Чечне горит, чем простой деревянный крест, торчащий из земли у дороги к северу от Грозного.

На память свисает зеленая солдатская фуражка.

Соседняя земля обуглена и усыпана обломками российской военной машины, уничтоженной в засаде повстанцев или на мине.

Владелец этой шляпы был не первым русским солдатом, погибшим в Чечне с тех пор, как завоевывающая Российская империя начала многочисленные военные кампании против сопротивляющегося Кавказского региона в конце 18 века.

И вряд ли он будет последним. Близкие наблюдатели за Чечней говорят, что несколько факторов гарантируют, что этот конфликт будет продолжаться в течение десятилетий, ценой еще большего числа жизней россиян и чеченцев.Первое место в списке занимают чеченские традиции мести и кровной мести, а также приток экстремистских исламских элементов, которые помогли расширить сепаратистскую войну и включить в нее джихад.

«Чеченцы должны перестать строить свою реакцию на эмоциях и смотреть реальности в глаза», — говорит Магомед Расул Мугумаев, исламский лидер чеченцев в начале 1990-х годов, проживающий сейчас в соседней кавказской республике Дагестан. Полевые командиры повстанцев «против прекращения этой войны — они клянутся сражаться до последнего чеченца», — говорит он.Но «Москва не даст им победить, и они это знают».

В понедельник избранный Кремлем кандидат был объявлен новым президентом Чечни, что стало новым признаком того, что Москва держит государство в руках. Ахмад Кадыров победил, набрав 80 процентов голосов, после того как четыре его главных соперника выбыли из гонки или были объявлены вне конкурса. Вашингтон раскритиковал выборы, заявив, что они не соответствуют международным стандартам. Но Путин сказал, что выборы «показывают, что у людей есть надежда — надежда на лучшую жизнь».

Однако продолжающаяся вторая чеченская война, начавшаяся в конце 1999 года, увязла федеральные силы в жестокой войне на истощение, подпитываемой жестокосердием и мстительной гордостью.

«Законы мести являются ключевыми в Чечне, — говорит Газимагомед Галбацов, историк и журналист государственных СМИ Дагестана. «Во время первой чеченской войны [1994–1996], если российский солдат был ранен при убийстве семьи, люди приходили в больницу, чтобы запомнить его лицо».

Мощным символом непреходящей подозрительности Москвы для многих чеченцев стало насильственное выселение в 1944 году Иосифом Сталиным каждого чеченца в ссылку в северный Казахстан. Чеченцам разрешили вернуться домой в 1957 году; пятая часть из полумиллиона депортированных умерла в первые два года.

Первая чеченская война унизила Россию и закончилась тем, что Чечня получила автономию. Но при законно избранном президенте Аслане Масхадове беззаконие расцвело. Хотя никаких подтверждающих доказательств так и не появилось, Кремль обвинил чеченских повстанцев в трех взрывах домов летом 1999 года, в результате которых погибло около 300 россиян. Федеральные силы вторглись в Чечню в сентябре того же года после того, как чеченский полевой командир предпринял два августовских вторжения в Дагестан.

«Сделать карьеру на основе национализма очень легко, но спустя столько лет Чечня ликвидируется как нация», — говорит г-н.Галбацов. «Они обвиняют русских, но русские говорят:« Вы сделали это сами ». Чеченцы дали им достаточно оснований ».

Российское командование давно обезумело от чеченского сопротивления. Среди наиболее жестоких был Алексей Ермолов, заявивший в начале 19 века, что «я по чистой человечности неумолимо суров» с кавказцами. «Одна казнь спасает сотни россиян от гибели и тысячи мусульман от измены».

Сегодня российские войска, похоже, одержали верх — по крайней мере, в дневное время.Но на блокпостах пропали тысячи чеченцев, сотни из них оказались мертвыми. В течение многих лет мирные жители подвергались жестокому обращению с помощью бескомпромиссных «зачисток».

Тем не менее, несмотря на серию взрывов этим летом, в результате которых отсюда до Москвы погибло около 300 человек, сейчас царит непростой статус-кво. Отряды сопротивления в основном сосредоточены в южных горах. Россия теряет около дюжины военнослужащих в неделю, хотя Кремль впервые объявил о победе здесь в марте 2000 года.

«Сначала [российские войска] были довольно навязчивыми, но они привыкли к нам, и мы привыкли к ним», — говорит Аня Сосланбекова, чеченская надзирательница, владеющая киоском в центре Грозного.

«Мы очень боялись [сначала], но это лучше, чем год назад», — говорит совладелец киоска Зайнаб Ахмедаева. «Мы устали от беспорядка. Мы сожалеем о детях — иногда; мы все еще боимся отпускать их».

Несмотря на скромные успехи России, взаимная враждебность подпитывается радикализацией многих боевиков. По оценкам экспертов, около 1000 арабских и других исламистских боевиков могут находиться в Чечне явно во имя священной войны.

Растущее число приверженцев ваххабизма, бескомпромиссного направления ислама, отвергающего немусульман — его наиболее крайняя форма принята Аль-Каидой и афганским талибами — не удивительно для многих в России, где религия была объявлена ​​вне закона на протяжении двух поколений.

«Ваххабитские террористы и радикалы используют ислам в качестве теоретической базы — они вырывают отдельные строчки из Корана и интерпретируют их как угодно», — говорит шейх Исмаил Хазарат Шангарева, глава московского государственного Исламского центра по правам человека. , и сопредседатель Совета муфтиев России, опрошенный в Грозном.

«В России 20 миллионов мусульман и только 2 000 ваххабитов, но даже это нас беспокоит», — говорит Шейх Шангарева, которая носит зеленые бархатные одежды с золотой парчой и белый тюрбан.По его словам, влияние было сильным со стороны клерикалов, и их ученики повторяют жесткую фразу, «как магнитофон, играющий им в ухо».

Ислам на Кавказе взращивали не так, — говорит муфтий Мугумаев, создавший секретные сети исламских школ в 1950-х годах.

«Не было ни ваххабитского влияния, ни экстремизма, — говорит чисто выбритый Мугумаев, говоря за горячим чаем в своем скромном доме в Дагестане. «Мы хотели сохранить религиозность [студентов], уберечь их от атеизма.

Но арабы, пришедшие позже, были не такими умеренными. «Они пришли не за деньгами», — говорит стареющий муфтий. Вместо этого они оставили своих жен и детей и «пришли умирать за свою религию».

Уже тогда Мугумаев увидел 15-летнего мальчика в рядах повстанцев и предложил ему заняться изучением ислама, а не войной. «Мальчик встал, — вспоминает муфтий. — Я не ребенок, — сказал он. «Мой кабинет здесь».

Чеченское общество и менталитет — Российская Федерация

Эмиль Сулейманов, спец. в Prague Watchdog

Происхождение чеченского народа

Чеченцы — одни из древнейших коренных народов. этносы Кавказа.Они относятся к кавказско-балканскому типу. европеоидной расы. Их язык — чеченский, который вместе с родственный язык соседних ингушей образует так называемый Вайнахская ветвь иберо-кавказской языковой группы.

Чеченцы называют себя «нохчо»; кроме Чечни проживают еще и в Хасавюртовском районе на западе. части Дагестана, в Ингушетии и в Ахметском районе северной Грузия.

Самые ранние сохранившиеся упоминания о предки сегодняшних чеченцев происходят из 7 века нашей эры.D. Армянский География. Грузинские хроники XIII — XIV веков н.э. также относятся к джурдзукам, которое было общим названием для всех вайнахских племен в средневековая грузия.

Общество и горная демократия

Жизнь в горах имела фундаментальное влияние на формирование этнического менталитета народов Кавказ. В первую очередь это сказалось на экономических отношениях. Гора люди, занятые в сельском хозяйстве и животноводстве, что не было адаптирован к любым формам принудительного труда.Горы обеспечивали чеченцев пастбища для выпаса скота, а равнины использовались для выращивания сельскохозяйственных культур. Оба эти вида земледелия нужно было умело комбинированные в течение года.

В связи с угрозой со стороны северных соседей Тюрко-татарские племена, чьи постоянные молниеносные набеги были нацелены на воровство скот и похищение людей с целью вымогательства, гора люди должны были постоянно быть начеку.

Просто численностью и вооружением эти племена часто были не лучше чеченцев.Однако горцы пришлось объединить усилия, чтобы иметь возможность эффективно отбиваться от нападающих. Если бы нападавшие были объективно сильнее, чеченцы двинулись бы в путь. организованно от низин до труднодоступных гор на юг (т.е. в регион под названием «Ичкерия», от тюркского выражение «ичкер» или «ичер», означающее «внутренний» (земля)), откуда они начали партизанские атаки на захватчиков.

Отсюда и чеченцы, и другие народы Кавказа всегда считали горы убежищем, убежище, где они могут чувствовать себя по-настоящему в безопасности.Сами чеченцы постепенно взяли на вооружение тактику тюрко-татарских набегов — запуск неожиданной молнии атака и столь же быстрое отступление в безопасные горы скорее чем в северные степи.

Защита села — аулы

Горцы Кавказа постепенно начали объединяться в постоянные отряды обороны и их горные села — «аулы» — были хорошо вооружены и укреплены. Каждый род вайнахов возвели в своем ауле так называемый родовой бастион — башню, в которой клан участники могли найти укрытие от набегов местных или иностранных нападающих и оказывать сопротивление во время осады по несколько недель.Таким образом жизнь и менталитет горцев существенно военизировались. в повседневной борьбе за выживание в суровых природных условиях гор, а также столкнуться с неожиданными злоумышленниками.

Аулы имели тенденцию объединяться в более крупные деревни, чтобы улучшить их обороноспособность. Основная цель этих так называемых свободных горных сообществ, населенных узденами — жители с равными правами и обязанностями должны были защищать землю, имущество и жизни членов сообщества.Как любая сабля могла играть решающая роль в битве, с самого рождения все мальчики считались быть будущими солдатами («джиггиты», от тюркских выражений «джигит», «зигит», «игит» или «дзигит» — означает «смелый»), защитники своего клана и села. Из с самого начала они воспитывались в должной спартанской манере.

Вторжения Тамерлана и их влияние на формирование общества

На протяжении всей своей истории чеченцы имели ни государство, ни король. Единственная исторически зафиксированная попытка Вайнаха племена по установлению государственности закончились трагически.Симсир 14 века царство было сокрушено в кровопролитии войсками тюрко-татарского завоевателя Тимур Ленк (Тамерлан) в конце века. Многие чеченцы отказались уважать иностранное правление и перебраться в недоступные горы, откуда они продолжили борьбу с Тамерланом. В отместку Тамерлану провел ряд военных экспедиций, в ходе которых буквально утонул Чеченские аулы в крови.

Вторжение Тамерлана имело решающее влияние о развитии чеченского общества, как это делал ранее Чингисхан, в 13 веке.В результате эпидемий и массовых убийств количество жителей Чечни, по некоторым данным, упало в три раза. оценки. Большая часть вайнахского населения переселилась в горы, где они могли эффективно заниматься только животноводством. Разоренный Впоследствии низменности постепенно были заселены тюрко-татарскими кочевниками.

Феодальные столкновения

Находясь в соседнем Дагестане, Осетии, Кабардинск, грузинские земли и азербайджанские ханства в XVI в. Ханы и князья 18 века укрепили свою власть, развитие чеченского общества пошли по совершенно иному пути.Равнины образ жизни отдельных северокавказских этносов способствовал интенсивному развитие сельского хозяйства, что привело к усилению феодальных структур и государство в обычном понимании этого слова. Общество этих этнических группы постепенно становились все более и более дифференцированными.

С одной стороны богатство и привилегии процветала аристократия, а с другой — зависимость крестьян на феодальных землях углубились. Феодальных споров по земельным вопросам становилось все больше. общий.Они касались относительно узкого класса профессиональных солдат. из отрядов феодалистов. Крестьяне, будучи классом, составляющим ядро этих этнических групп все меньше и меньше желали участвовать в этих столкновениях и жертвовать своими жизнями за другие народы (феодалисты) земля.

Распад феодального общества и начало горной демократии

В 15-18 вв. процесс трансформации изначально феодальных обществ в демократические обществ среди тех чеченцев, которые переселились с равнин на горы в 13-14 вв.Некоторые называют это победа «крестьянской революции». Условия в горы не подходили для феодального хозяйства. Вместо этого животноводство получил широкое распространение. Отсюда предпосылки для создания и развития феодальных отношений и феодального государства там не было. Свободная гора общины играли ведущую роль в жизни чеченцев. Это так называемое «горная демократия» была основана прежде всего на семьях и кланах.

В данном контексте Ян Чеснов, действующий Российский историк и этнолог пишет, что горная демократия укрепилась после высылки местного или иностранного (т.е.г., Кабардинская, Кумыкская, Осетинская, Аварцы — прим. Автора) аристократы; у рабочих это усилило чувство человеческое достоинство, которое впоследствии легло в основу самобытного кавказского склад ума. Таким образом, мы находим у обычных крестьян и пастухов стандарты поведение похоже на этикет аристократов. Этот «крестьянский аристократизм» лежит в основе общеизвестных терминов «кавказец» и «Кавказскость».

Тухумы и тейпы

Горная природа ландшафта Кавказа привели к значительной изоляции поселений заселенных чеченцами.В ходе истории ряд самостоятельных горных сообщества сформировались с минимальными взаимными связями. Это специфично в Чечню, что общество стало дифференцироваться не по классам, а случай почти в любой точке мира, а скорее по регионам в «тухумы» (таких как Урус-Мартановский или Шатойский тухумы, всего их было 13), и по семейно-клановому принципу в так называемые «тейпы».

тейп

Все население Чечни разделено в тейпы, образованные отдельными семьями.Количество членов данного тейп в основном зависит от его древности — в пределах самых старых тейпов, которые обычно более уважаемы, степень отношений довольно формальная из-за постоянных миграционных процессов. С другой стороны, молодые тейпы часто состоит из людей из одной деревни, которые связаны между собой.

тейпов подразделяются на более мелкие «гарс» (ветви), а гарс в «некие» (отчество семьи). Время от времени некоторые gars или nekye заявляли о себе как тейпы, чтобы повысить свой статус.Таким образом, количество с середины 19 века количество тейпов выросло с 30 до 150.

Чеченские тейпы по сути своей нации внутри нации. Члены тейпа поддерживают друг друга. Понятие чести тейпа имеет особое значение. Тейп — защитник чеченской психики, о чем свидетельствует традиционная чеченская пословица: «Тейп — это крепость адат (обычное или обычное право) «.

Совет старейшин

Каждый клан имеет свой высший орган — совет старейшин.Совет обычно состоит из старейших и наиболее уважаемые члены тейпа («аксаккалы» — буквально « седобородый «по-тюркски). Обычно он касается важных вопросов. в отношении всего клана, например, объявление войны, решение о время посева и др.

Конкурс на статус тейпа

Был постоянный дух соревнования между отдельными тейпами, вызывая значительную напряженность, которая была и все еще используется иностранными державами. Через военные набеги тейпа члены продемонстрируют свою храбрость и перед членами своего клана. как члены других тейпов.Это дает объяснение различным колебаниям социального статуса многих кланов.

Например, в ауле Энди Авар тухум Унсурилал считался иностранным, то есть новый тухум. это еще не зарекомендовало себя. Тем не менее со временем он стал одним из самые уважаемые, потому что «его члены по семье традиция имела репутацию бесстрашных героев; такой человек не мог родиться или жить среди них, у которых будет хоть малейшее место даже для малейшее чувство страха в его сердце ».В результате повторяющихся дерзкие набеги на соседние племена членов этого тухума авторитета всего клана росла.

Статус старшего и некогда бесстрашного тухум Вагмаадул был низведен до «потомков неудачников» и «бывшие кафиры (варвары)», потому что у их бывшего лидера был разбит войсками Тамерлана четырьмя веками ранее и был позже был вынужден принять ислам.

Остатки культа предков

В определенной степени некоторые элементы языческий культ предков сохранился до наших дней у народов Кавказа.Чеченцы знают как минимум восемь поколений своих предков и ближайших родственников, хотя среди мусульман и даже реже среди язычников никогда не было обычая записывать рождение и смерть в мечетях.

Горный житель может обидеться, если Вы вспоминаете какой-то не особо респектабельный поступок своего прадеда. Такие ситуации часто могут привести к конфликту. Точно так же он мог гордиться сам на какой-то записанной храбрости или мудрости своего предка, превознося его дела на глазах у знакомых.Таким образом он воспитывает чувство гордости за своих детей.

Адат (обычное право) и кровная месть

На Кавказе не было государств в традиционном понимании этого слова. Государственные органы часто просто номинальное значение, так как их мощность обычно распространяется только на сиденье правителя и не распространялся на труднодоступные горные районы. Отсутствие государства означало отсутствие государственного закона или государственной власти. Ислам и христианство распространились лишь до определенной степени, если вообще распространились. из-за труднопроходимой местности, препятствующей контакту с внешним миром.Хотя формально Чечня была мусульманской страной, стандарты исламского не действовали законы (шариат).

Свод стандартов и правил — адатс

Единственный закон, определяющий рамки взаимоотношений внутри общества был так называемый «адат» (обычное право. Его соблюдение контролировали вольные горные общины. и отдельные кланы. Эта ситуация представляет собой интересное явление: вопреки теории государства и государственной власти Гоббса, общества гор Кавказа могли образоваться — без законов и исполнительной власти в их традиционном понимании — четко определенный свод стандартов и правил что предотвратило хаос в отношениях между отдельными членами сообщества.

Существовали законы самопомощи в тейп или деревня, но прежде всего необходимость завоевать и поддерживать уважение и честь в глазах широкой публики. Хотя принцип кровной мести было суровым, в данных условиях де-факто анархии это было необходимым механизм предотвращения хаоса и деспотизма.

Понятие чести

Свобода и честь традиционно были высшими ценностями у горцев Кавказа. В понятие «честь» воспринималось в очень широком смысле: мужчина ожидалось, что сдержит свое слово, поддержит свою семью материально, чтобы ее члены могут вести достойную жизнь, но честь подразумевает также и независимость, верная дружба, почти иррациональное мужество или, скорее, показное бесстрашие, потрясающее гостеприимство, честность и правдивость, «чистота» девушки и женщины и т. д.

Чеченское мужество

На Кавказе, где это вряд ли возможно удивлять отвагой, благодаря своему воспитанию чеченцы всегда считались самыми смелыми. Их можно существенно охарактеризовать как имеющий существенно ослабленный инстинкт самосохранения из-за их глубоко развитое чувство человеческого достоинства. По характеристике Чеченская пословица «Трудно быть чеченцем».

Гостиничный бизнес

Для кавказцев гостеприимство священно.В законе адата это считалось одним из высших принципов. Во время чеченского восстания 1877 г. русские части генерала Смекалова осадили мятежный чеченский аул Махкеты. Генерал Смекалов дал совет старейшин ультиматум с просьбой сдать один из Организаторы восстания назвали Умму, скрывавшуюся в ауле. В случае они не смогли этого сделать, поэтому он пригрозил уничтожить всю деревню со всеми его полями и имуществом, и либо уничтожить всех жителей или депортировать их в Турцию.

Старейшины в ответ написали: «Генерал! Вы можете попросить у людей все, что только возможно. Ты наверняка знаешь как тяжело нам было бы расстаться с могилами наших отцов и наша родная земля. Тем не менее, мы не можем отдать Умму вам. Умма наш гость »(Хроника чеченсково восстания 1877 г., Терский сборник, 1-е издание, Владикавказ 1890, с. 65-66). Таким образом деревня была сожжена и большинство его жителей было убито.

Полномочия

Чеченцы не имели исторического опыта с крепостным правом у них никогда не было царя, у них редко бывали феодалисты, и их общество не подверглось дифференциации на классы.Они были никогда не подчиняться какой-либо власти (власти), кроме добровольно признанных авторитет уважаемых старейшин тейпа, добровольно избранная деревня или город советы и общеобязательные стандарты права адата.

Страх стыда

Горцев не гнали боязнь телесных наказаний из-за плохо функционирующих или полностью отсутствующих «центральной» власти, а скорее из-за страха «опозорить» своей семьи и тейпа на случай, если в глазах сообщества они нарушили строгие адаты, а также из-за боязни возможных негативных откликов со стороны другие тейпы.Бейбулат Таймиев, чеченец, сопровождавший Пушкина на его путешествие в Эрзурум было необычайно храбрым человеком. Тем не менее он бы признаться поэту в его постоянных опасениях — будет ли удовлетворен его гость, не будет ли он вести себя некорректно, оскорбляя свой «кунак» (гость, друг), или сможет ли он сдержать свое обещание. «Я боюсь стыда, поэтому всегда начеку. Нет, я не смел «.

«Залог чести»

В некоторых случаях стыд падал не только на определенного человека, но и всей его семьи.В случае, если стыд был серьезный характер часто не удавалось «смыть» на всю десятилетия. В таких случаях жизнь преступника была невыносимой. Его собственный тейп отлучил бы его от церкви, высадив его вне закона, его дочь могла бы никогда не женится, его сын будет жить в унижении, а его родители будут ложатся в могилы со стыдом.

Кроме того, жизнь в горах за пределами сложившаяся система взаимопомощи внутри общины была практически невозможно. Поэтому многие горцы сдержали так называемое «обещание чести », хотя заранее знали, что это может стоить им жизни.Если бы они столкнулись с выбором: позор для своей семьи а клан или смерть, они обычно выбирали последнее.

Кровная месть

Любой клан, который был оскорблен определенным образом считал делом чести клана отомстить за преступление должным образом. В случае, если речь идет о чести семьи или кого-либо из его члены, при необходимости, некоторые более могущественные кланы были способны мобилизовать даже больше бойцов, чем было у княжеских частей.

В северных горных районах Азербайджана и в Дагестане до сих пор вспоминают, как члены «обиженных» клан простого пастуха или крестьянина, к дочери которого относились не совсем деликатно правителем (т.э., не в соответствии с адатами), буквально истреблены хана вся когорта и семья. Как метко выразился Броньевский на начало 19 века: «В мире много мелких тиранов. Кавказа, но явного самодержавия нет ». (С.М. Броньевский (1763-1830), автор «Новейших географических и исторических известий». o Кавказ).

Кровная месть в целом объявлялась мужчины вовлеченной семьи, в особых случаях также мужчины всего клан (обычно это молодые и холостые члены — джиггиты).Захват земли, смертельная травма, убийство или серьезное оскорбление могут служить основанием для объявления кровная месть. Если женщина или девушка были опозорены, кровная месть обычно объявлялся всем «опозоренным» кланом, и это был направлен против всех мужчин клана, причинившего оскорбление. Это было честь клана, о котором идет речь.

Кровная месть формально распространяется на всех родственники преступника мужского пола, на практике это был только его отец, его сыновья и, главным образом, его братья.Его выполнение могло быть продлено вплоть до полного уничтожения одного из кланов. В Дагестане аул Кадар одна такая кровная месть между двумя антагонистическими кланами затянулась в течение почти 260 лет, с 17 века до 1860-х годов.

Леонтий Люлье, знаток условий на Кавказе писали в середине 19 века: «Среди горных люди, кровная месть не является неконтролируемым постоянным чувством, таким как вендетта происходит среди корсиканцев. Это больше похоже на наложенное обязательство общественным мнением.»Достаточно сказать, что в глазах узденов «обиженный» человек не был реабилитирован до тех пор, пока ему удалось осуществить месть.

Хотя традиция кровной мести постепенно исчезли среди большинства этнических групп Кавказа в связи с социальным развитием последних десятилетий в горных районах Дагестана многие северные области Грузии и Азербайджана, ряд республик северных Кавказ, и в основном по всей Чечне и Ингушетии он все еще сохраняется. так или иначе.

Кодекс поведения — горный этикет

Чтобы эффективно и своевременно исключить кровная месть, особый комплекс правил и норм поведения, известных как горный этикет, утвердился на Кавказе. Не соблюдая иногда это могло иметь фатальные последствия. Чеченская версия горы этикет называется нохчалля и отличается от аналогичных этикет других кавказских этносов своей строгостью и аккуратностью. Он основан на принципах сдержанности, трезвости и уважения к человек.

Нарушение этикета

Это можно считать серьезным оскорблением. если, например, при встрече с другим человеком плюют на землю; или если мужчина внезапно сжимает рукоять своего кинжала (кинжала) во время разговор. Вытаскивание кинджала из ножен во время спора или обращение с Кавказская «папаха» (шапка) непочтительно является эквивалентом пощечины и считается преступлением крови.

Еще говорят, что не рекомендуется напиться на Кавказе. Как правило, следует тщательно взвесить слова, выражения лица и жесты при разговоре о другом человеке или его родственники, особенно родственницы женского пола, но также и его предки и близкие друзья.Среди мужчин более серьезные ругательства и нецензурные выражения немыслимы.

«Странное» поведение кавказцев.

Различные концепции чести, укорененные в менталитете кавказских и некавказских народов, а также их разный темперамент были причиной многих конфликтных ситуаций внутри а также за пределами Кавказа. Также нередки случаи кавказцев. приехать на заработки, например, в Россию, и вместо того, чтобы найти работу «невольно» приземлился в СИЗО.

Словарь простых русских, часто содержащие ругательства в связи с близкими родственниками другого человека или довольно обычные ссылки на табуированные части тела, часто воспринимается людьми с Кавказа слишком буквально, и это часто оскорбление мгновенно «смывается» кровью.На основании такого негатива опыте есть устоявшиеся представления о кавказцах как о потенциальных убийцах и грубые, непредсказуемые, агрессивные и тщеславные психи с мафиози тенденции и непонятное, «странное» поведение.

Различия горцев и горожане

Интересно, что даже внутри на Кавказе есть довольно очевидная разница между людьми из горные районы с их традиционным образом жизни и укоренившимися представлениями чести и достоинства, и более толерантные «европеизированные» жители городов и низин.Не зная достаточно хорошо менталитет горцев легко можно было бы нечаянно навредить такому человеку.

Или более консервативный человек с гор может произнести неуместный комментарий, например, о короткая юбка женщины из города или про «несколько странное» прическа мужа, и конфликт гарантирован.

Коллективная самооборона

Среди горцев, в случае конфликт механизм коллективной самообороны, отработанный веками, автоматически отключается.Вызываются десятки родственников и жителей села из аулы. Поэтому горцы считаются дерзкими, упрямыми, и опасно. В низинах и городах местные жители предпочитают держаться на расстоянии. от них, если они не понимают своих обычаев и привычек.

Заключение

В царские времена и даже больше поэтому в эпоху советской власти адаты были в значительной степени истреблены — правила ислама играют более формальную роль в настоящее время, горный этикет исчезли, даже нормы советского права до сих пор часто пренебрегали в горных районах, в то время как социальные различия стали более суровый — особенно среди молодого поколения горцев.Тем не мение, культура насилия все еще сохраняется. Довольно часто приходится слышать комментарий, что в настоящее время вместо закона адата это закон джунглей что правит на Кавказе.

(T / E)

Ислам приходит в класс в российской Чечне

ГРОЗНЫЙ, Россия, 22 октября (Рейтер) — В школе № 20 в неспокойном российском регионе Чечня мальчики сидят сбоку от класса и с другой — девушки в платках. Все молчат, когда новый учитель встает, чтобы говорить.

«Вы читаете утреннюю молитву?» — спрашивает 21-летний Ислам Джабраилов, одетый в зеленую молитвенную шапочку и простую тунику, религиозная одежда, которая становится все более популярной в горной провинции преимущественно мусульманского кавказского региона на юге России.

«Это так же важно, как и домашнее задание», — говорит он ученикам в возрасте 14–15 лет.

Один из 420 учителей медресе, преподающих историю религии, Джабраилов направляет усилия чеченского лидера Рамзана Кадырова на борьбу с мятежными исламистами, внедряя свой собственный вид ислама.В этом Кадырова пользуется поддержкой президента Владимира Путина, хотя некоторые могут сомневаться в этом человеке.

На фоне более строгих правил в отношении женской одежды и более широкого признания полигамии критики говорят, что Кадыров бросает вызов российскому разделению религии и государства и оттесняет Чечню от Москвы всего через десять лет после того, как федеральные войска свергли там сепаратистское руководство, чтобы восстановить власть Кремля.

В соседнем Ставрополе, в центре русской православной церкви, директор школы устроила бурю, когда запретила небольшой группе мусульманских девочек носить хиджаб на уроках.Путин вмешался, подчеркнув необходимость светских стандартов в школах.

В этом году в российских школах начали предлагать курсы по истории мировых религий, таких как православие и буддизм; Также предлагается курс секуляризма, отражающий взгляды, сформировавшиеся в эпоху коммунистического Советского Союза.

В Чечне стираются границы между историей религии и религиозным образованием. Джабраилов, который утверждает, что является заместителем директора духовно-нравственного отдела своей школы, говорит, что программа реализуется в Чечне с использованием материалов, подготовленных местными религиозными лидерами.

Хотя официально это не является обязательным, студенты и учителя говорят, что все ученики обязаны пройти курс ислама, который фокусируется на истории ислама и на том, как вести себя как мусульманин. Российские СМИ сообщают, что занятия посещают от 99 до 100 процентов чеченских студентов.

«Школа должна давать светское образование, для этого и предназначена школа, и тем более русские школы», — сказала одна учительница в школе, которая отказалась назвать свое имя, опасаясь возмездия за выступление против политики Кадырова.

«У нас достаточно медресе, открытых для тех, кто хочет получить духовное образование», — сказала она.

Критики говорят, что Кремль предоставил Кадырову свободу насаждать ислам по своему усмотрению и укрепить свою власть в Чечне в обмен на подавление повстанцев, стремящихся вырезать исламское государство на Северном Кавказе.

Кадыров атакует повстанцев, а иногда и их семьи, используя сильную тактику, включая похищения и пытки, говорят правозащитники. В соседнем районе Дагестана боевики по-прежнему почти ежедневно совершают акты насилия.

Кадыров отрицает обвинения как попытки очернить свое имя.

Чечня установила де-факто независимое правительство после разрушительной войны 1994-96 годов против Москвы, но федеральные войска восстановили власть Кремля во время второй войны 1999-2000 годов.

В то время как Кадыров, похоже, держит сепаратистов под контролем в своем районе, исламистские повстанцы ведут вооруженную кампанию в соседнем Дагестане с целью создания мусульманского государства, основанного на шариате.

НАБИРАЯ ПРИСОЕДИНЕНИЕ

Кадыров, который в начале этого месяца пригласил таких, как Жерар Депардье, на блестящую вечеринку по случаю дня рождения, укрепил свой авторитет в регионе.Его отец Ахмат был руководителем региона до 2004 года, когда он был убит в результате взрыва бомбы.

В прошлом году руководство Чечни заявило, что хочет, чтобы госслужащие были одеты в «мусульманскую одежду», в том числе в хиджаб для женщин. Они настаивают, что это была «рекомендация», но ее неукоснительно соблюдают. Сам Кадыров публично поддерживал многоженство.

В начале этого года 36-летний Кадыров с бочкообразной грудью провел встречу с директорами средних школ и представителями духовных властей, чтобы донести до них точку зрения нового класса.

«Вы должны научить школьников понимать значение истинного ислама. Вы должны понимать, что это огромная ответственность », — говорится на сайте его правительства.

Там, где Путин использует свои связи с Русской православной церковью для активизации своей консервативной базы, Кадыров играет на религиозных чувствах местного населения, идеологически конкурируя с мятежниками, разжигаемыми нарушениями прав человека, бедностью и коррупцией.

Григорий Шведов, редактор новостного портала «Кавказский узел» (www.kavkaz-uzel.ru), говорит Кадыров, пытаясь превратить Грозный в новый центр исламского мира.

«Он хочет, чтобы его считали не только главой региона, но и исламским лидером, халифом», — сказал он.

«Проблема Кремля в том, что чем дальше Чечня становится религиозным центром Кавказа и России, тем дальше она удаляется от Москвы», — сказал он.

Кадыров стремился укрепить свою исламскую репутацию в начале этого года, привезя, по его словам, мощи пророка Мухаммеда в Грозный, где они были показаны мужчинам в течение трех дней и женщинам в течение одного дня.С тех пор он сказал, что останется хранителем реликвий, в том числе прядей того, что он считает бородой пророка.

Кремлевские чиновники публично не выражают беспокойства по поводу возрастающей роли ислама, и аналитики говорят, что Кадыров останется лояльным Путину.

Но очень личный характер их отношений — это еще и их слабость, — сказал Александр Мухин, глава московского Центра политической информации.

«Путин зависит от Кадырова, а Кадыров — от Путина.Отношения между Чечней и Москвой напрямую зависят от этих личных отношений, и если бы кто-то из них, не дай Бог, не был у власти, то эти отношения могли бы кардинально измениться », — сказал он.

ШКОЛА № 20

В школе № 20 Джабраилов сказал, что высший мусульманский лидер региона решил, кто будет служить в школах. Но он говорит, что его позицию «создал … сам Рамзан Кадыров».

«Нам дана власть не только учить, но и заботиться о нравственном воспитании учеников школы.Мы, как духовные наставники, можем рекомендовать занятия учителей », — сказал он.

«Все это, например, позволяет мне контролировать внешний вид женской половины школы», — сказал он.

В классе ученики выкрикивают ответы на вопросы, которые он задает. Он говорит девочкам, что они не должны перебивать мальчиков, «даже если они ошибаются».

Как и многие здания чеченской столицы Грозного, школа №20 сверкает новизной.

Город был почти полностью восстановлен после двух войн, которые почти разрушили его.Благодаря средствам Кремля город теперь безупречно чист, а строительные объекты, такие как бизнес-центры и отели, появляются, хотя и редко используются.

Видное место занимает большая новая мечеть.

В школах дресс-кодом для девочек является платок. В университетах Кадыров объявил вне закона ношение хиджаба студентками, но недавняя поездка в университетский городок доказала, что многие женщины до сих пор носят их вместе с длинными юбками.

По всему региону строятся новые общественные здания с помещениями для молитв, которые, по словам местных жителей, являются обязательными.

В регионе, где насилие и власть были связаны после распада Советского Союза, исламские классы, похоже, набирают силу.

«Мне нравится ходить на лекции по истории ислама, и я хочу лучше понять ислам в местном медресе», — сказала студентка, назвавшаяся Маликой.

«Раньше я не мог представить себя в платке … но теперь уже привык».

Джабраилов говорит, что преподавание ислама необходимо среди студентов, чтобы остановить распространение религиозного фундаментализма, которое, по его словам, привело к восстаниям арабской весны на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

«Мы не обучаем радикальному исламу. И мы не уменьшаем свободы (наших студентов), как это может показаться. Это просто правильное воспитание мусульманского чеченского общества ».

Казахстан: Воспоминания об исходе чеченцев не исчезают

Полина Ибраева сейчас хрупкая старушка с искрящимися карими глазами. Семьдесят три года назад она была трехмесячным младенцем, внезапно изгнанным из горного чеченского села, где она родилась, и депортирована за тысячи километров к востоку, в степи на севере Казахстана.

Ибраева была одной из более чем полумиллиона душ — всего населения Чечено-Ингушской Автономной Советской Социалистической Республики — которые были заперты в вагоны для перевозки скота и выдержали 2500-километровое путешествие в среднеазиатское изгнание. На этой неделе чеченцы и ингуши отмечают годовщину депортации.

«Они называли нас врагами народа», — прямо сказала Ибраева дрожащим голосом, сидя в своем аккуратном деревянном коттедже в поселке Красная Поляна, одетая в платок с узором тюльпанов и платье в горошек, пухлая серая кошка удовлетворенно дремлет. рядом с ней.

23 февраля 1944 года запечатлелось в памяти вайнахов — собирательное название чеченцев и ингушей — как травматическое начало Аардаха: Исход. Массовая депортация в Среднюю Азию была коллективным наказанием, разработанным Иосифом Сталиным и его начальником тайной полиции Лаврентием Берия за предполагаемое предательство Родины.

Изгнание произошло во время Великой Отечественной войны (советское название Второй мировой войны), через два года после вторжения нацистских войск на Кавказ в обреченной попытке получить там контроль над нефтяными месторождениями.«Они якобы депортировали нас, чтобы спасти Кавказ», — пояснил Ансар Ибраев, сын Полины Ибраевой, который в настоящее время является мэром Красной Поляны, где поселились многие депортированные, а их потомки живут 70 лет спустя.

«Политика заключалась в том, что чеченцы могли перейти на сторону немцев на Кавказе, хотя немцы не доходили до Грозного и не доходили до [реки] Терека. Но российская политика заклеймила их предателями и врагами народа , — сказал Ибраев.

Чеченские общины в Казахстане верны своим родным обычаям и сохраняют прочные связи с родиной. Сидя в ратуше в традиционной чеченской тюбетейке из синего бархата, Ибраев показал на своем компьютере фотографии своих визитов в Чечню.

Оскорбления чеченской гордости уязвимы даже спустя семь десятилетий. «Мы не были предателями!» — сказал Ибраев, историк по образованию. «50 тысяч [чеченцев] сражались на фронте, герои, а их жены и матери были депортированы!»

Изо всех сил пытаясь подавить чеченское восстание, начавшееся в 1940 году, когда Советский Союз был союзником Гитлера по пакту о ненападении, Кремль воспринимал чеченцев как пятую колонну, которая могла бы встать на сторону нацистов, хотя ход битвы за Кавказ повернулся в пользу Красной Армии за год до того, как был приведен в действие Аардах.

Ибраева была слишком молода, чтобы из первых рук иметь воспоминания об операции «Чечевица», как в Советском Союзе называли депортацию. По-русски чечевица означает чечевица, что превращает кодовое название в жестокую игру слов.

Но Ибраева ясно передала воспоминания, переданные ее матерью, которая ехала из Чечни в Казахстан одна с пятью детьми, ее муж исчез во время сталинских репрессий, предположительно расстрелянных. Их бросили в селе в Костанайской области Казахстана.Если бы не казахи, которые кормили и одевали их, семья вполне могла погибнуть. «Моя мама всегда говорит мне: Ансар, ты жив, потому что казахский народ не дал нам умереть», — сказал мэр, рассказав о невзгодах, которые пережили его родственники по отцовской линии во время депортации.

Его отец «всегда будет помнить, как… они прибыли [в Казахстан] в марте, ему было 14 лет, а его сестра и мать умерли от голода в тот же день. Он отвел их на кладбище, похоронил, пришел домой и его вторая сестра лежала там мертвая.Они похоронены здесь, на нашем кладбище ».

Красная Поляна находится в 300 км к северо-западу от Астаны в сельскохозяйственном центре Казахстана, где пшеничные поля — пухлые и золотистые поздней осенью — кажутся простирающимися до самого горизонта.

Дорога из ближайшего города, Атбасара, превращается в грязную тропу, которая проходит через деревни, где пожилые немки в платках пасут свои тюки сена — еще одно наследие сталинской депортации, поскольку чеченцы не были ни первыми, ни последними, кто подвергся депортации из своей страны. родная страна.

Этнические немцы из России и Украины, корейцы с Дальнего Востока, курды с Кавказа, татары из Крыма были среди тех, кто был депортирован в 1930-х и 1940-х годах в Среднюю Азию, которая стала свалкой для народов, подвергшихся коллективному наказанию.

Многие погибли во время тяжелого путешествия. Оставшиеся в живых трудились на заводах и в колхозах, служа винтиками, двигавшими сталинские сельскохозяйственные и промышленные революции.

Депортации оставили демографический отпечаток, который до сих пор сохраняется в Казахстане, где президент Нурсултан Назарбаев воспользовался наследием разнообразия, унаследованным от Советского Союза.На момент обретения страной независимости в 1991 году меньшинства составляли около 60 процентов населения, но эмиграция этнических славян, немцев и других лиц в сочетании с притоком этнических казахов из других стран, включая Узбекистан, Туркменистан, Китай и Монголию, снизилась. соотношение составляет около одной трети.

Астана проповедует межнациональную гармонию и толерантность как национальные ценности — и, конечно же, в Красной Поляне процветает чеченская культура. Сельская школа — единственная в Казахстане, в учебной программе которой преподается чеченский язык.Яркие культурные традиции, такие как танец зикр — чеченская версия танца кружащегося дервиша — точно сохранены. «Мы не должны терять нашу культуру», — сказал мэр, который говорит, что Казахстан всегда будет домом для него и его детей. «Это наш богатый актив».

Чеченцы северного Казахстана также создали новые традиции: они известны как белошапочники, белые шляпы, по названию головного убора папаха из лохматой овчины, который они носят.

У села есть еще одна отличительная черта: он сухой.Распитие алкоголя не запрещено, но не продается. Запрет не мотивирован религиозными убеждениями (чеченцы — мусульмане), но препятствует алкоголизму, который часто является болезнью в сельских районах Казахстана.

Красная Поляна была основана славянскими поселенцами в 1863 году, но после больших миграционных перемещений 1990-х годов село в наши дни почти полностью чеченское. Помимо чуть более тысячи чеченцев, в селе проживают 14 русских, трое немцев и трое казахов.

У Полины Ибраевой тоже есть тезка.Она была названа в честь русской медсестры, поселившейся в ее семье с советским капитаном в их чеченской деревне в 1943 году. Позже ее мать поняла, что они были частью передового отряда по подготовке к Ардаху.

В 1957 году, через четыре года после смерти Сталина, чеченцам разрешили вернуться домой. Ибраева вернулась с семьей в Чечню, но не в родное село Люнки, которое к тому времени было оккупировано «другими людьми».

Подростковые годы она жила в Чечне и собиралась провести там остаток своей жизни, но вмешалась судьба.В 1962 году ее семья приехала в Красную Поляну навестить родственников и обручила ее с местным чеченцем. По традиции невеста должна присоединиться к семье мужа, поэтому она осталась, когда остальные члены ее семьи вернулись в Чечню.

Пожилая женщина говорит, что любит Казахстан (и его президента тоже), но ее глаза горят тоской, когда она говорит о Чечне. «Я живу здесь 54 года, но все еще скучаю по нему. Это мое место, где живут мои люди», — сказала она.

«Иногда я сижу по ночам и плачу, и думаю: почему эти [братья и сестры] находятся в другом месте, а я здесь? Это не то, о чем ты забываешь.Нас бросили на произвол судьбы ».

Примечание редактора: Джоанна Лиллис — писатель-фрилансер, специализирующаяся на Центральной Азии.

Уведомление об авторских правах: Все материалы EurasiaNet © Институт «Открытое общество»

сотен чеченцев задержаны в «фильтрационных лагерях» (пресс-релиз, 18.02.2000)

(Назрань, 18 февраля 2000 г.). Сегодня Хьюман Райтс Вотч обвинила охранников российского лагеря в пытках, избиениях и иногда изнасиловании чеченских мирных жителей в «фильтрационном лагере» на территории Чечни.

Организация получила достоверные показания на этот счет от нескольких бывших заключенных из лагеря Чернокозово под Грозным. В нем также говорилось, что российские силы в последние недели произвольно задерживали сотни чеченских мирных жителей, в основном мужчин, и выражалась обеспокоенность их судьбой.


«Невозможно описать то, что происходит в этих фильтрационных лагерях. Мы видели такие же пытки и жестокое обращение в фильтрационных лагерях во время последней чеченской войны.Россиянам не сойдет с рук совершение этих нарушений во второй раз ».

Холли Картнер, директор отдела кадров Подразделение Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. «


«Невозможно выразить то, что происходит в этих фильтрационных лагерях, — сказала Холли Картнер, исполнительный директор отделения Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии. «Мы видели такие же пытки и жестокое обращение в фильтрационных лагерях во время последней чеченской войны.Русские не должны избежать наказания за повторное совершение этих нарушений «.

Трое мужчин, недавно освобожденных из фильтрационного лагеря в Чернокозово, рассказали Хьюман Райтс Вотч о жестоких издевательствах, которым они подверглись в лагере. Их свидетельства были взаимно согласованными и очень подробными. Считается, что мужчины одними из первых были освобождены из фильтрационных лагерей после массовых арестов, начавшихся в середине января. Все трое были освобождены после того, как их семьи дали существенные взятки российским чиновникам.

Трое мужчин были задержаны в середине января на различных блокпостах в Чечне. 21-летний «Исса» (имя изменено) рассказал Хьюман Райтс Вотч, что 17 января его и еще десять задержанных доставили на грузовике в Чернокозово. коридор охранников лагеря с резиновыми дубинками. Он сказал: «Около пятнадцати или двадцати солдат стояли двумя рядами с резиновыми палками … Когда я бежал по коридору, каждый солдат бил меня палками…. Они заставили нас раздеться и начали проверять нашу одежду. Они забрали понравившуюся одежду: мою куртку, часы, деньги, шляпу и золотое кольцо. Целую неделю мне пришлось сидеть в СИЗО почти голым. Старик в тюрьме дал мне старую одежду, когда его выпустили ».

Двое других мужчин, опрошенных Хьюман Райтс Вотч, рассказали аналогично о том, как их заставили бросить вызов охранникам лагеря и лишили их одежды и ценностей. Исса рассказал Хьюман Райтс Вотч, что на второй день задержания его и других сокамерников снова заставили бежать по коридору, но на этот раз у двоих охранников были тяжелые металлические молотки: «Прежде чем меня ударили молотком, я думал, что нет ничего хуже резиновых палочек.Потом я понял, что резиновая палка ничто по сравнению с молотком ». Исса получил удар тяжелым молотком по спине, и четыре недели спустя он все еще страдал от сильной боли в спине.

Все трое заявили, что сотрудники лагеря пытали их во время неоднократных допросов в лагере. Двадцатичетырехлетний «Акмед» (имя изменено) сказал: «Каждый раз, когда мы приходили в комнату для допросов или вызывались с какой-то другой целью, нас избивали. Охранники были в масках и не позволяли нам посмотрите им в глаза.[Перед дверью комнаты для допросов] Мне приказали упасть и ползти. Когда я подошел к двери, мне приказали снять шляпу и представиться: Гражданин офицер, спасибо, что меня встретили. Я [имя]. По вашему приказу я залез сюда. … Я добрался до комнаты, и один охранник избил меня железной палкой ».

Исса рассказал Хьюман Райтс Вотч, что из двадцати одного дня, проведенного в Чернокозово, его не избивали только три-четыре дня. Двое мужчин также утверждали, что несколько раз охранники распыляли слезоточивый газ на камеры и что задержанным приказывали стоять весь день с поднятыми руками.Тридцативосьмилетний «Ваха» (имя изменено) сказал, что шестнадцать заключенных в его камере были вынуждены помочиться на полу из-за отсутствия туалетов.

Все трое мужчин также рассказали истории об изнасиловании. Ваха дал подробную информацию о двух изнасилованиях в лагере. На второй день задержания Ваха услышал крики 42-летней матери четверых детей из Толстого-Юрта, с которой он прибыл в лагерь. «Женщину безжалостно избили, — сказал Ваха Хьюман Райтс Вотч.«Судя по шуму, я догадался, что ее били резиновыми палками. Ее били пятнадцать минут. Затем в течение получаса мы вообще ничего о ней не слышали. Мы могли слышать все, что происходило в тюрьме, но не могла видеть. Через полчаса мы поняли, что ее изнасиловали. Она умоляла их не делать этого. Солдаты ругались, и это продолжалось некоторое время. Потом все прекратилось ».

Ваха также сказал, что в лагере изнасиловали мужчин: «Одного человека вызвали из камеры.Они вывели его и, ничего не сказав, начали жестоко избивать ногами и дубинками. Мы все слышали. Затем солдаты приказали ему раздеться. Потом на что-то уложили, может, к чему-то привязали. С ним что-то сделали, как педофилы, мужеложство. Мы слышали, как он сказал: «Пожалуйста, пожалуйста, в этом нет необходимости». После всего этого жертва сказала: «Ты убил меня». Было два или три таких случая, одно и то же дважды случилось с одним и тем же человеком, и я думаю, с другим мужчиной.Его переименовали в Аллу, сказали: «Отныне ты будешь Аллой, женщиной».

Трое свидетелей были освобождены в конце января или начале февраля после того, как родственники предложили должностным лицам лагеря взятки в размере от одной до четырех тысяч рублей (примерно от сорока до ста шестидесяти долларов США).

Хьюман Райтс Вотч глубоко обеспокоена волной арестов, в основном чеченских мужчин, после ухода чеченских боевиков из столицы Грозного. Российские солдаты произвольно задержали сотни мужчин, лишили их основных процессуальных прав и увезли в неустановленные места содержания под стражей.Хьюман Райтс Вотч получала сообщения о массовых арестах из сел и городов по всей Чечне. 3 февраля российские солдаты арестовали около 300 раненых, в том числе много раненых чеченских боевиков, а также мирных жителей из села Алхан-Хала. Среди арестованных в Алхан-Кале были министр здравоохранения Чечни Умар Гамбиев, пять хирургов и несколько медсестер.

«Во многих из этих случаев арест, по-видимому, основывается исключительно на этническом происхождении мужчин», — сказал Картнер.«Такое коллективное наказание для чеченских мужчин абсолютно неприемлемо».

Хьюман Райтс Вотч призвала российские власти немедленно положить конец злоупотреблениям в фильтрационных лагерях и разрешить постоянное международное присутствие для наблюдения за действиями российских властей в лагерях. Он осудил решение России отказать Мэри Робинсон, Верховному комиссару ООН по правам человека, в доступе в регион. Правозащитная организация потребовала от российских властей немедленно сообщить членам семей задержанных об их местонахождении и разрешить семьям и законным представителям доступ к задержанным.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.