В переписке: «В переписке нас легко игнорировать»: как писать клиенту, чтобы он захотел купить

Содержание

Как выбесить собеседника в переписке. Часть 2. Общение в мессенджере

{«id»:195543,»type»:»num»,»link»:»https:\/\/vc.ru\/life\/195543-kak-vybesit-sobesednika-v-perepiske-chast-2-obshchenie-v-messendzhere»,»gtm»:»»,»prevCount»:null,»count»:18}

{«id»:195543,»type»:1,»typeStr»:»content»,»showTitle»:false,»initialState»:{«isActive»:false},»gtm»:»»}

{«id»:195543,»gtm»:null}

41 879 просмотров

Продолжаем давать вредные советы, как переписываться с коллегами, клиентами и партнерами. На этот раз говорим о мессенджерах.

Привет, меня зовут Евгений Кузнецов. Я сооснователь WIM.Agency, мы занимаемся CRM-маркетингом и не только. В прошлой статье мы обсуждали тонкости общения по электронной почте, но так как деловая переписка давным давно зашла на территорию мессенджеров, вторая часть посвящена быстрым сообщениям в Telegram или WhatsApp.

Принято считать, что мессенджер — все-таки личное пространство, и каждый может писать своим друзьям и родственникам так, как хочет. Кому-то нравится отвечать стикерами на любой вопрос, а кто-то общается исключительно голосовыми. Но здесь речь пойдет не о чатах с родными и близкими, а о переписке по рабочим вопросам.

Итак, что точно разозлит собеседника? Держите 8 вредных привычек, от которых стоит избавиться (или не стоит?)

1. Писать в мессенджер не спрашивая

Кажется, в предыдущем абзаце мы сказали, что мессенджер — это личное пространство… Ну да ладно, зато там отвечают гораздо быстрее и точно не пропустят ваше важное предложение или горящий вопрос.

Если серьезно, то без предупреждения врываться в чей-то мессенджер — не очень вежливо. Возможно, человек вообще не использует конкретно этот сервис для решения рабочих вопросов.

Как поступить: сначала связаться в почте и уточнить, удобно ли будет переписываться в мессенджере и в каком именно.

2. Написать «Привет» и ждать ответа

Без комментариев. Это просто глупо и очень раздражает.

Как поступить: сразу формулировать просьбу или вопрос. Коротко и понятно, в одном сообщении, которое начинается с приветствия.

3. Постоянно слать эмодзи и стикеры

Почему бы не отправить клиенту в ответ на его комментарий, что ему не понравился макет, что-нибудь вроде….

Классно… Но не клиенту. Нормально слать веселые картинки котиков коллегам, но партнерам и клиентам — уместно далеко не всегда. Все зависит от статусов собеседников и от общего стиля общения.

Как поступить: адекватно оценивайте уместность ситуации. Если вы только начали переписываться с человеком, но тон коммуникации быстро переходит в дружеский — с радостью хвастайтесь новым стикерпаком. В других случаях можно обойтись без этого.

4. Слать аудиосообщения без предупреждения

Быстро и удобно, можно записать ТЗ на бегу с успокаивающим шумом метро на фоне.

Мир поделился на два лагеря — первые уже забыли, как печатать, а вторые принципиально не хотят слушать голосовые. Так можно их отправлять или нет?

Как поступить: заранее уточняйте у собеседника, нравится ли ему такой формат. Если это окей, то не записывайте сообщения в шумных местах и старайтесь записать 1-2 сообщения по паре минут каждое. Никто не будет слушать одно сообщение на 10 минут, еще больше выводят из себя 10 сообщений подряд по 10-15 секунд.

5. Разбивать предложение на 10 коротких сообщений

У нас.
Только.
Один.
Вопрос.
Зачем.
Так.
Делать.
Это же.
Неудобно.

Как поступить: сформулируйте свою мысль в 2-3 предложениях, напишите и отправьте человеку. Только и всего.

6. Не следить за автозаменой

Старый добрый T9 может стать виновником неловкой ситуации. Например, такой:

Хорошо, если человек не обидится, а просто посмеется. Но бывает всякое.

Как поступить: доверяйте, но проверяйте. Даже искусственный интеллект ошибается, что говорить про T9.

7. Писать человеку несколько раз, если он не ответил в течение 10 минут

Хочется назвать нехорошими словами тех, кто делает так:

Как поступить: не пишите собеседнику каждые 5 минут. В мессенджере никто не обязан реагировать мгновенно. В нерабочее время особенно.

8. Не отмечать человека в общем чате, если ему адресован вопрос

Бывает, что в рабочем чате 10 участников, кто-то переписывается и решает свои задачи, другие не понимают, что происходит… Потом вы задаете вопрос одному из сотрудников по другой теме и ждете его ответ. Можно прождать час, два дня или неделю, если вы не тегнули конкретного человека в сообщении с вопросом.

Многие отключают уведомления в групповых чатах и правильно делают, иначе можно сойти с ума от уведомлений, которые не относятся непосредственно к человеку и только отвлекают от текущей работы.

Как поступить: обязательно отмечать коллегу, которому адресован вопрос.

Когда лучше позвонить

Сначала держите старый мем:

Смешно, но не про бизнес-отношения, правда? Когда вопрос сложно решить в переписке, звонить нужно.

Когда звонить?

  • Когда хочется написать письмо с темой СРОЧНО, ASAP !!!
  • Видите, что в переписке назревает недопонимание или путаница.
  • Несколько дней нет ответа на письмо (но вы уверены, что человек не в отпуске).
  • Если речь идет об отмене встречи, запланированной на текущий день.

После того как созвонились, зафиксируйте все договоренности в почте или другом удобном месте.

Что послушать

Подкаст «Извини, что голосовым»

Комьюнити-подкаст о современном этикете — что такое уважительная коммуникация, как отстаивать личные границы в диджитале, что происходит в Телеграме и Фейсбуке. Выпуски длятся не более 30 минут и не грузят.

А что вы думаете об общении в мессенджерах с коллегами и клиентами? Каких правил придерживаетесь и что вас раздражает? Расскажите в комментариях, возможно, вы дополните этот список новыми пунктами!

Общение с клиентами в переписке: 8 принципов для службы поддержки

Наша команда развивает облачный сервис деск, который автоматизирует любую поддержку.

Мы часто консультируем наших клиентов: подсказываем, как настроить, внедрить либо улучшить процесс, делимся лучшими практиками.

Как организовать коммуникацию так, чтобы саппорт решал клиентские вопросы быстрее? Можно отвечать на них по телефону, в чате, переписываться по почте либо внутри хелпдеск системы.

У каждого из этих способов свои преимущества. Мы же основным каналом выбрали переписку в комментариях в нашем сервис деске. И причина не только в том, что мы его разрабатываем 😉

А почему так и какие принципы помогают выстраивать качественную коммуникацию с клиентом, поможет разобраться Мария Вострикова, старший бизнес-аналитик ITSM 365.

Мария Вострикова
старший бизнес-аналитик ITSM 365

Почему комментарии — удобный способ общения с клиентом

Ежедневно наша служба поддержки общается с клиентами через комментарии в ITSM 365. Почему мы считаем их лучшим способом общения и советуем ими пользоваться?

Сохраняется вся история переписки. Всегда можно вернуться и посмотреть, с чего все началось в заявке и на чем остановились сейчас. Это важно, когда нужно подключить к решению кого-то еще. Например, если предыдущий ответственный в отпуске или случился форс-мажор.

Комментарии позволяют подробнее описать ситуацию или задачу. Например, в ответе на запрос прикрепить скриншоты, ссылки на документацию, Базу знаний или обучающий ролик. В свою очередь, клиент также может отправить ссылку на конкретный пример в системе, чтобы саппорт оперативнее разобрался в вопросе. По телефону можно довольно долго выяснять, где и что требуется сделать.

Часть вопросов решить сразу сложно, а переписка — это своеобразный «тайм-аут» на подумать. Чтобы предоставить лучшее решение, можно дополнительно выявить требования, обсудить их с командой. После чего вернуться с ответом к клиенту.

Написать проще. Сейчас многим набрать текст комфортнее, чем морально настраиваться на звонок и общение с кем-то голосом. Век интровертов, что еще сказать.

В итоге поддержка через письменную коммуникацию получается качественнее и дешевле, в т.ч. за счет снижения затрат на телефонию.

Один клиент даже просил добавить к нам в портал поддержки весь его отдел, чтобы специалисты этой компании смогли перенять опыт, как мы отвечаем на вопросы в заявках. Другой клиент в своем саппорте отказался от обслуживания по телефону, так как увидел, что этого канала нет у нас и общение через комментарии работает хорошо.

8 принципов, как писать понятно и о чем не забыть в переписке

Мы сформулировали принципы, которые помогут правильно строить диалог с клиентами и избежать типичных ошибок. Этим багажом знаний постоянно пользуемся и сами: делимся с новичками команды ITSM 365, а также с другими сотрудниками компании, кому часто приходится общаться с клиентами.

Попробуйте применить эти принципы в вашей работе и увидите, как пользователи начнут все больше ценить ваш сервис.

Важно, что эти принципы можно применить в email-переписке, чате и любом другом канале.

1. Приветствие. Приветствуйте собеседника и обращайтесь к нему по имени для персонализации. Это покажет, что вы настроены на помощь клиенту, и задаст тон всему общению. Клиентам приятно, вам несложно.

О правилах деловой переписки

Уважаемые студенты!

Принимая во внимание увеличение объема деловой переписки, институт психологии и филологический факультет подготовили для вас короткое сообщение, которое, на наш взгляд, поможет придерживаться некоторых общепринятых правил.

О правилах деловой переписки
Отправляя письмо по электронной почте, обязательно укажите тему письма. Тема письма должна четко отражать суть обращения.
Например, Вы обращаетесь к преподавателю для уточнения по заданию к семинару.
Тема письма: вопрос по заданию, Социальная психология, БПс-21.
Придерживайтесь правила: одно письмо — одна цель.
Обращайте внимание на необходимость указания дисциплины и академической группы в переписке с преподавателем. Имейте в виду, что получатель письма может переписываться со многими группами и ему важна определенность в этом вопросе.
Письмо должно:

  • В начале содержать приветствие и обращение. Например, «Здравствуйте / Доброе утро / Добрый день / Добрый вечер + уважаем(ый/ая) + И.О.». Слова в обращении или в указании адресата нельзя сокращать (например, «уважаемый» как «ув.») – таковы правила делового этикета.
  • Ответное письмо также содержит приветствие и обращение. Если переписка уже идет, но это первое письмо с утра, приветствие и обращение нужны. В случае, если это не первое обращение в течение дня данному адресату, если диалог продолжается, то допустимо обходиться без приветствий, а отвечать сразу по делу.
  • Содержание письма должно быть лаконичным.
  • В случае, если надо передать объемную информацию, лучше поместить ее в отдельный файл и послать приложением. Следует учитывать, что письмо не должно содержать только вложение (файл).
  • Придерживайтесь корректного, делового тона.
  • Подбирайте лексику, грамотно формулируйте мысли, избегайте неточностей и двусмысленных фраз. Письмо должно быть понятным. Для этого соблюдайте грамматические, стилистические нормы литературного русского языка.
  • Четко формулируйте вопросы.
  • Заканчивать письмо принято словами благодарности за сотрудничество. В конце письма присутствует формула вежливости и подпись. Например, «С уважением, ФИО».
  • Обращение на «ты» в официальной переписке недопустимо, даже если вы поддерживаете с корреспондентом дружеские отношения. К преподавателю следует обращаться на Вы с прописной буквы.
  • В письме обязательно указывается дата.
  • Учитывайте время обращения. У преподавателей, кроме рабочего, есть личное время, для отдыха.
Выкладываем готовые задания в ЭИОС
Ряд преподавателей четко обозначают требования к названию файлов. Если этого не произошло, понять логику, удобную преподавателю, можно из названия созданной папки.

Например, папка для выкладки заданий называется: «Семинар1».
Выложенные файлы называем: «ФИО студента к семинару 1».

Папка называется датой «16.04».
Выложенные файлы называем: «ФИО студента к 16.04».

Требования к оформлению: помните о необходимости использовать принятый шрифт, интервал, отступ в абзаце, выравнивание по ширине для текста (не считая заголовков).

ОК запустили Центр безопасности сообщений и начали скрывать изображения 18+ в переписке

  © пресс-служба соцсети

Одноклассники представили обновленные способы защиты от нежелательного контента в личных переписках и Центр безопасности сообщений, в котором собраны правила безопасного и корректного общения в соцсети. В Центр безопасности пользователи смогут попасть через официальные сервисные уведомления в сообщениях, которые помогут настроить уровень приватности аккаунта.

ОК уделяют особое внимание безопасному общению и постоянно улучшают алгоритмы противодействия мошенникам и нежелательным знакомствам. Теперь все фото с контентом 18+ от незнакомцев в личных сообщениях будут автоматически определены с помощью технологии нейросети и «размыты». Получатели смогут самостоятельно решить, открывать подобный контент или нет. Благодаря этому пользователи будут защищены от просмотра подобных изображений. «Размытие» изображений уже работает в приложении ОК на Android и в десктопной версии соцсети, а в ближайшее время появится и на iOS.

© пресс-служба соцсети

Кроме того, незнакомого человека при получении нежелательного сообщения можно будет сразу заблокировать. Пользователи, которых часто блокируют собеседники, будут ограничены в переписке с незнакомыми людьми в ОК. С друзьями при этом они смогут общаться, как и прежде.

При частой блокировке незнакомцев ОК предложат проверить настройки приватности сообщений и выбрать, от кого пользователь хочет получать сообщения — только от друзей или от всех пользователей. В этом помогут новые сервисные уведомления в сообщениях, которые автоматически появляются в момент блокировки очередного непрошеного гостя. Эти и другие возможности ОК представили в Центре безопасности сообщений. Пользователи, которые сталкиваются с нежелательными сообщениями от незнакомцев и блокируют людей, смогут попасть на страницу Центра через официальные сервисные уведомления в сообщениях и получить максимум информации о том, как правильно вести себя, чтобы общение в ОК было приятным и не привело к нежелательным последствиям.

© пресс-служба соцсети

Одноклассники регулярно проводят образовательные проекты и запускают инициативы для комфортного общения и этичного поведения в соцсети. Так, в 2021 году был запущен образовательный проект «Мы так не говорим» от интернет-журнала «Такие дела». Пользователям ОК рассказали, как правильно общаться в интернете, чтобы все друзья и собеседники в соцсети чувствовали себя комфортно.

Дмитрий Шостакович в переписке Дмитрия Рогаль-Левицкого и Всеволода Лютша

Фонд Дмитрия Рогаль-Левицкого (педагога, музыковеда, «оркестратора», автора ряда трудов по инструментовке и собственных оркестровых транскрипций, в том числе симфонической триады «Листиана», «Шопениана» и «Скрябиниана) насчитывает более пяти тысяч единиц хранения. Особый интерес представляет обширная коллекция писем, уникальность которой состоит не только в количестве российских и зарубежных адресатов, но и в наличии авторизованных машинописных копий писем самого Дмитрия Рогаль-Левицкого. Сохранившаяся целостность переписки — большая удача для исследователей и ценнейший источник для изучения истории отечественного музыкального искусства.

***

… В мае 1944 года профессор Московской консерватории Дмитрий Романович Рогаль-Левицкий в письме к пианистке Марии Васильевне Сафоновой (Нью-Йорк) дал краткий обзор советской музыки за последнее 20-летие. В привычном для себя амплуа музыкального просветителя он выступил эрудированно и…  пристрастно. Творчеству Шостаковича уделялся скромный абзац с тремя убийственными упреками:

1) отсутствие национальных корней;

2) идейная близорукость;

3) отсутствие «обаяния».

В противоположность Хачатуряну его [Шостаковича] музыка при всей своей остроте и яркости совершенно лишена «национальных» черт, что отнюдь не может быть признано теперь [в период Отечественной войны] ее «положительным» качеством. Тем не менее, его симфонии, лишенные обаяния русских симфонистов, пользуются всеобщим признанием как в России, так и в Америке. Но о Шостаковиче слишком много говорят и пишут, поэтому вкусы на его музыку не только весьма разноречивы, но и резко расходятся по существу. В этом есть, несомненно, и своя положительная сторона — ведь не спорят лишь о том, что лишено всякого художественного значения и интереса.

Ажиотажа вокруг имени Дмитрия Шостаковича Дмитрий Рогаль-Левицкий явно не разделял; его поначалу заинтересованное, а потом все более настороженное отношение к композитору и его музыке в середине 1950-х годов перерастет в резкое неприятие. В аннотации «для Запада» он всё же проявил известную дипломатичность, не высказав и десятой доли своих эстетических претензий к композитору. В приватной переписке он бывал куда откровеннее… Идеальным адресатом для Дмитрия Рогаль-Левицкого был его швейцарский друг Всеволод Лютш. Московский музыкальный критик, внештатный обозреватель журнала «Музыка и Революция», с начала 1930-х годов он обосновался в Цюрихе, где продолжил свою просветительско-критическую деятельность и в течение многих лет принимал самое живое участие в музыкальной жизни города, поддерживая контакты с русской диаспорой и московскими музыкантами, в первую очередь с Рогаль-Левицким. В их обширной переписке тема «Шостакович» не была приоритетной — корреспонденты обсуждали классическую и новейшую музыку (оба были последовательными «традиционалистами» и приверженцами русской классики), музыкантов-совре­мен­ни­ков, включая композиторов русского Зарубежья, книжные и нотные издания, музыкальные и политические новости и, наконец, собственную творческую деятельность и жизнь. И все же имя Шостаковича пунктиром проходит через многие письма, застревая в них занозой. Композитору уделены десятки страниц, что немало даже для столь впечатляющего по объёму эпистолярия (более 500 писем), причем первый пик обсуждения падает на первую половину — середину 1930-х годов и совпадает с растущей славой Шостаковича на родине и за ее пределами. Письма этого периода отражают динамику восприятия корреспондентами музыки композитора: от благожелательного интереса к разной степени отрицания. По сути, в них кипели все те же страсти, что сопутствовали едва ли не каждому новому сочинению молодого Шостаковича в 1930-е годы. Но из переписки также становится ясно, что в тот период по инициативе Всеволода Лютша и при активном содействии Дмитрия Рогаль-Левицкого в Цюрих попадали и впервые исполнялись многиекамерно-инструментальные и фортепианные новинки Шостаковича. Им обоим Швейцария обязана и премьерой оперы «Леди Макбет Мценского уезда», попавшей в обойму самых первых громких зарубежных постановок 1935–1936 годов.

***

Эпистолярная «шостаковичиана» началась с письма Дмитрия Рогаль-Левицкого от 21 ноября 1933 года:

«Из ленинградцев самым интересным является, несомненно, Шостакович. Этот положительно гениальный хулиган вдруг сделался очень серьезным и написал потрясающую оперу под титлом «Леди Макбет Мценского уезда». Полностью этой вещи я не слыхал, но то, что знаю, — превосходно. После его озорства вроде, например, «Болта», хлесткой чертовщины, граничащей с откровенной дрянью (в музыкальной, конечно, смысле), его опера — шаг дистанции огромного размера. Если этот мальчик не свихнется, то будет совершенно замечательным композитором».

Энтузиазм Дмитрия Рогаль-Левицкого имел самые важные последствия; он подстегнул и без того немалый интерес Всеволода Лютша и направил его в сторону практических действий. 22 февраля 1934 года Всеволод Лютш пишет другу:

«…В статейке Браудо [статья Евгения Максимовича Браудо в радио-журнале «Говорит СССР»] я вычитал об исполнении новой вещи Шостаковича, об его фортепианном концерте со струнным оркестром и трубой. Разузнайте хорошенько, голубчик, что это за штука такая, и нельзя ли будет получить ноты, хоть бы и манускрипт (сохранность гарантирована). Могу почти с достоверностью поручиться за исполнение его, т.е. концерта, в Цюрихе или у Шайхета, а может быть и там и тут, или на радио. Шостаковичем у нас очень интересуются. К двум известным и склоняемым на все лады именам Musorgski и Stravinski … понемножку начинает привешиваться и имя этого «музыкального хулигана», как Вы его окрестили в одном из писем. Из пианистов, мне знакомых, наверное многие заинтересуются перспективой сыграть в Цюрихе новую вещь Шостаковича, по крайней мере за Вальтера Фрея и Ирму Шайхет могу заранее обещать».

«Будьте душечкой еще раз и пришлите мне фортепианную сонату Шостаковича. Мне предстоит в апреле произнести вступительные слова к концерту русской и польской музыки в нашем радио … В программе стоят, между прочим, Три фортепианные пьесы Шостаковича [Три фантастических танца], я же уговорил Фрея лучше сыграть его сонату».

«А что у вас слышно по части «Леди Макбет» Шостаковича? По слухам постановка в театре Немировича имеет огромный успех. Вы же писали мне о потрясающей музыке. Издается ли она и можно ли получить из нее что-нибудь? Если действительно потрясающая штука, так может быть удастся сосватать ее на будущий сезон в наш Stadttheater? Ведь хорошо было бы, правда? Только наперед хотелось бы ознакомиться и с либретто, и с музыкой. <…> Большой ли оркестр, и какого состава хоры? Все это нужно было бы мне знать, в виду вышеизложенного сватовства».

Через день, переговорив с дирижёром Александром Шайхетом (основателем Цюрихского камерного оркестра), Всеволод Лютш возобновляет просьбу относительно Концерта Дмитрия Шостаковича:

«Постарайтесь, голубчик, как-нибудь устроить это дело. Шайхет с наслаждением возьмет концерт в программу своих абонементов будущего сезона.  <…> Как только я ему сказал о Шостаковиче, он не знает покоя ни днем, ни ночью и просит меня сделать все от меня зависящее и доставить ему возможность исполнить концерт. Исполненные им два года назад пьесы для Октета имели громкий успех. <…>  За хорошее исполнение я ручаюсь, ибо Шайхет отличный музыкант с тонким чутьем, горячим нутром и вкусом к современной музыке. <…> Простите за беспокойство, но когда дело идет о русской музыке, тут уж я ничего с собой поделать не могу…»

Ответ пришел 4 марта 1934:

«Прежде всего о сонате [Шостаковича]. Ее Вы получите седьмого числа… Фортепьянный концерт его я слушал два раза в авторском исполнении. Невзирая на ряд типичных для Шостаковича странностей и чудачеств, есть много превосходных мест. Концерт печатается и должен выйти в свет к маю месяцу… ноты — партитура и переложение — будут у Вас в конце мая или в начале июня. <…> «Леди Макбет», или «Катерина Измайлова», идет у Немировича и имеет большой успех, хотя многое меня и разочаровало, и осталось мне не совсем понятным. <…> Оркестр оперы — обыкновенный, тройной. Хоры есть, но все в пределах обычных норм. Вокальные партии написаны в декламационно-речитативном стиле и крайне далеки от понятия настоящего пения в стиле Чайковского или Римского-Корсакова. Заключительная cцена каторжан — превосходна. Звучность оркестра — обычная для Шостаковича.  То очень пышная и добротная, то карикатурно-издевательская — перекличка отдельных тембров в самых неожиданных и подчас избито-затасканных последовательностях. Есть, правда, и совершенно изумительные в оркестровом отношении эпизоды. Но я лично, отдавая должное Шостаковичу, как-то не нахожу достаточно созвучных в себе струн и в большинстве случаев остаюсь пассивным».

Однако действия Дмитрия Рогаль-Левицкого по организации премьеры Концерта в Цюрихе пассивными не были: он лихорадочно наводил справки о сроках выхода нот, вёл переговоры с издательством Музгиз и Шостаковичем через его редактора Ивана Шишова, информируя Лютша о каждом этапе продвижения, перемежая деловую часть писем своими оценками. Параллельно дирижёр Александр Шайхет в ожидании нотного материала планировал сроки исполнения. Всеволод Лютш координировал общие усилия.

12 марта того же года Рогаль-Левицкий рапортует в Цюрих:

«Сонату Шостаковича Вы уже без сомнения получили и передали ее Вальтеру Фрэю. Три пьесы для фортепиано <…> я выслать не мог по той причине, что в магазине их не оказалось. Если они Вам нужны — напишите и я тотчас же перешлю их Вам. <…> Теперь по вопросу, наиболее Вас интересующему. По моей просьбе, Шишов лично переговорил с Шостаковичем. Он категорически отказался выдать копии концерта и оперы и предложил ждать их выхода в свет. Мотивы его следующие. Концерт он хочет в первый раз сыграть сам в Риме или Милане, куда он приглашен на Международное музыкальное празднество. Оперу он отказывается дать потому, что первоначальная редакция имеет значительное расхождение с новой, и ему не хотелось бы, чтобы была в ходу та из них, которую он решил не опубликовывать. Во всяком случае, издательство гонит это дело вовсю и к весне рассчитывает выпустить концерт. С оперой придется ещё повременить немножко. При случае, я сам поговорю с Шостаковичем или напишу ему письмо. Авось что-нибудь и выйдет».

Почти параллельно Всеволод Лютш, не дожидаясь ответа на своё предыдущее письмо, продолжает планировать будущее исполнение Концерта Дмитрия Шостаковича, ноты которого с нетерпением ждёт из Москвы. 13 марта он сообщает Дмитрию Рогаль-Левицкому:

«Играть его будет жена Шайхета, отличная, очень сильная пианистка, которая в настоящее время увлечена сонатой. Я решил сонату предоставить ей для исполнения в будущем сезоне, а Вальтер Фрей обойдется теми фортепианными пьесами, какие он выучил. Незачем баловать его слишком. Писать Шостаковичу не надо. Если концерт выйдет в мае, то у Шайхета достаточно будет времени с ним ознакомиться, а у Ирмы — его выучить. Исполнение предвидится в октябре».

Знакомство с музыкой Концерта повергло Всеволода Лютша в замешательство. 25 июля 1934 года, получив и бегло просмотрев долгожданные ноты, он делится с Дмитрием Рогаль-Левицким первыми впечатлениями:

«»‎Чтобы очень да — так нет»‎. Малосимпатичная музыка, и что бы там Ваши «музыковеды» ни говорили — пустая. <…> Натянутость мышления, да и мышление-то у него чисто-головное. И почему она рассматривается вами, как советская музыка, когда в ней западных и, я бы сказал, далеко не первоклассных западных влияний куча? Вероятно, потому что «музыковеды» слишком мало знают другой музыки, кроме Шостаковича».

К 14 августа Всеволод Лютш окончательно утвердился в своём негативном мнении, причем не только о Концерте, но и о фортепианных Прелюдиях, ноты которых получил от друга вместе с клавиром Концерта:

«… я подробнее посмотрел Шостаковича, проиграл внимательно, с повторениями и остановками прелюдии и три раза подряд проиграл и продумал концерт. Продумывать в нём, по правде сказать, нечего, хотя не могу отрицать — музыка талантливая, но какая-то нахальная. А нахалов я не переношу, в музыке же их прямо ненавижу. <…> То, что Шостакович не лирик, не мелодист, видно было еще по его f-moll-ной симфонии [Симфонии № 1], хотя в ней он сумел создать замечательную медленную часть. <…> Что же касается медленной части его концерта, то меня она прямо отвращает от себя своим безвкусием, своим дурного тона щеголяньем собственной душевной пустотой. <…> Впрочем, нужно послушать в оркестре. <…> Много развязности, много потуг на глубокомысленность и невероятная душевная пустота сквозят и из музыки прелюд <ов>. <…>. И это вовсе не потому, что … Шостакович не умеет высказать до конца мысль в малой форме (в конструктивной легкости ему отказать нельзя никоим образом), а только потому, что сами мысли его такого порядка, что, право, не стоят опубликования. Музыкальная ценность его 24 прелюдов, за некоторыми исключениями, ничтожна. Малоинтересны прелюды и по своей фортепианной специфике. Вот Вам мой, на сей раз очень жесткий приговор музыке Шостаковича. Я вовсе не хочу сказать им, что я разуверился в его громадном даровании (я не преувеличиваю), но я утверждаю, что он стоит на ложном пути и в силу этого не развивается дальше, а топчется на месте. <…> Очевидно, его захвалили и превознесли не в меру и не по заслугам. В прелюдах часто мелькают образы прокофьевских «Мимолетностей» в нарочито схематичном и «гротескном» преломлении, но то, что оригинально и свежо у Прокофьева, создавшего свой стиль и всегда говорящего на своем языке, то у Шостаковича является, жутко сказать, эпигонством…»

К осени наступило окончательное охлаждение. 7 сентября Всеволод Лютш прямо называет Шостаковича «голым королём», работающим по принципу «наплевать, и так сойдёт!»; премьера Концерта, по его словам, переносится на следующий сезон. Но подготовка премьеры оперы «Леди Макбет Мценского уезда» продолжает идти полным ходом, хотя еще в апреле 1934 года Всеволод Лютш, ознакомившись с присланным Дмитрием Рогаль-Левицким либретто оперы, удрученно констатировал, что его драматургия и язык производят «грустное впечатление»:

«Не знаю, какова музыка этой оперы, мне хочется всей душой верить в то, что она талантлива и ярка, но либретто убийственно своим безвкусием, натяжками, казенной убогостью языка… и психологической безграмотностью. <…> Если Шостаковичу удалось музыкой покрыть все недостатки либретто, то аплодирую ему от души, но с другой стороны я не полагаю это осуществимым. Плохой текст влечёт за собой неизбежно пустые места в музыке. Грубый натурализм и безвкусные опереточные вирши так и останутся таковыми, в какую музыку их не одевай. А грубости, некультурности, беззубо-издевательских вывихов в либретто Шостаковича такая уйма, что даже не знаешь на чем остановиться. Благодарные для музыки и сцены и моменты, конечно, имеются, но настоящая сцена, да и то с оговорками, только одна — последняя. <…>. Тягаться с Лесковым Шостаковичу не удалось, и то, что он присочинил к Лескову, свидетельствует больше всего о низкой ступени духовной культуры и большой доле самоуверенности. Теперь с еще большим нетерпением буду ждать случая познакомиться с музыкой оперы. Музыкант-то он куда более сильный, чем драматург».

Дмитрий Рогаль-Левицкий не возражал. Его столь недавнее искреннее восхищение успело смениться столь же искренним раздражением. В письме от 1 мая 1934 года он вторит другу:

«… Не подлежит сомнению природная талантливость Шостаковича, так же как и очевидна его интеллектуальная ограниченность.  <…> Действительно умный человек… не вступает в грубую сделку со своей художественной совестью. Умный человек не спекулирует  однажды удавшимся трюком и не делает его основой, чуть ли не идейным фундаментом всей своей дальнейшей композиторской карьеры. Я имею в виду в первом случае «обработку» лесковской повести, а во втором — мещанские мотивчики… <…> В музыкальном отношении, при целом ряде заслуживающих самого серьезного внимания эпизодов, поражает явно хулиганская тенденция. <…> Что, спрашивается, остроумного, сатирического, саркастического или гротескного в том, что Шостакович в самом трагическом месте ни к селу, ни к городу вдруг ввертывает польку, пошленький вальс, фокс-трот или мазурку? В этом усматривают новую эру в музыкальной характеристике, контраст становления, но с моей точки зрения забывают прежде всего о художественности подобного приема. <…> Лично мне не нравится вокальный стиль оперы — я не люблю человеческого лая… В остальном, в опере не мало действительно хороших в музыкальном отношении мест…».

И все же «сватовство» Всеволода Лютша обоюдными усилиями было благополучно завершено: 2 февраля 1936 в Цюрихском городском театре прошла швейцарская премьера оперы Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда». К этому времени корреспонденты успели многократно обсудить ее — и осудить. Особого негодования удостоилась сцена в спальне под музыку, названную Всеволодом Лютшем «пакостным интермеццо» и «coitus`ом» (Дмитрий Рогаль-Левицкий посвятил этой сцене целое письмо, в котором дал полную волю своему сарказму). Другие главные недостатки оперы виделись обеими сторонами в слабости драматургии, «пошлости» ряда сцен, в низкопробности и «не-русскости» стилевых истоков музыки, в отсутствии «духовного стержня». На следующий же день после премьеры в Цюрихе Лютш подвел первые итоги, попутно назвав композитора «страшно рафинированным шельмой» и обвинив его в «эстетстве эпатажа»:

«… В этом отношении он не уступает самому великому «сих дел мастеру», законодателю музыкальной моды — Игорю Стравинскому, и если бы Шостаковичу довелось так потереться на белом свете, как Стравинскому, столько же повидать и послушать, то он смог бы и этого даже заткнуть за пояс. Ему очень недостает культуры, духовной тонкости в нем нет и помину, но он талантлив, чувствует сцену, награжден от природы расчетливостью и способностью тонко схватывать, куда дует ветер. <…> Но силы внутренней у него, как и у Стравинского, немного, все больше от головы. <…> Музыка его лишена лица и вполне бесстильна. Он не задумывается над выбором средств и хватает часто все, что первым попалось под руку. Оттого-то и кусочность музыки, слушаешь и не знаешь, верить ли ушам, Шостакович ли это, или Рихард Штраус, Вагнер (даже!!!), Кшенек, Прокофьев, Стравинский, Хиндемит и т.д. Русского в ней, во всяком случае, мало, а если и есть, то навеяно главным образом Мусоргским».

Согласно письму Всеволода Лютша от 24 февраля 1936 года, труппа театра «слепила» спектакль «Леди Макбет» за четыре недели:

«…срок для Москвы немыслимый, но для здешнего тренированного и очень работоспособного ансамбля достаточный. Работа, конечно, адова, нервная и упорная, и нужно только удивляться, как сумели справиться. Дирижерам приходится творить чудеса и напрягать все силы. Но получилось хорошо.  Чего это стоило всем — другое дело <…>».

В том же письме давался и краткий обзор прессы, которая:

«… была в общем очень прохладная, и особенных восторгов опера не вызвала. Не было даже крайних расхождений во мнениях, если не считать казенных похвал социал-демократической газеты Volkssprache [«Народный язык»], (критик которой восхищался явно по обязанности, а не потому, что понравилось), и резких выпадов католических органов. Это было в порядке вещей. Удивительнее единство всех остальных газет, признавших, как будто сговорившись, неудовлетворительным либретто, ни драматически, ни литературно, ни просто с точки зрения хорошего вкуса, а музыку удовлетворительной только в тех местах, где она говорит человеческим языком, не кривляется и не эпатирует. <…> В общем же «Катерина» прошла шесть раз и, по-видимому, безвозвратно снята с репертуара. В публике тоже скорей удивление, чем восхищение. Некоторым эстетам понравилось, но большинство осталось холодным».

Следует напомнить, что премьера оперы «Леди Макбет» в Цюрихе по времени практически совпала с выходом в газете «Правда» редакционной статьи «Сумбур вместо музыки» (28 января 1936), положившей начало «борьбе с формализмом» в СССР. И корреспонденты, конечно, не оставили этот факт без внимания. Их эпистолярный диалог мало отличался от дебатов на многочисленных собраниях и заседаниях разных творческих союзов, «отреагировавших» на идеологические указания сверху. На желчное злорадство Дмитрия Рогаль-Левицкого его более лояльный оппонент Всеволод Лютш отвечал сдержанным сочувствием к опальному Дмитрию Шостаковичу, который «всего лишь совершенно честно и с лучшими намерениями выполнял социальный заказ», и негодованием в адрес тех, кто вовремя его «духовно не воспитал». Они оба ещё не знали, какие сокрушительные последствия ожидали композитора, его гениальную оперу и советскую культуру в целом.

Роль частных переписок, в которых обсуждались Дмитрий Шостакович и его музыка, невозможно преуменьшить. В данном случае и Дмитрий Рогаль-Левицкий, и Всеволод Лютш, вне зависимости от их статуса и места проживания, отражали взгляды достаточно многочисленной группы «консервативных» отечественных слушателей. Именно такие оценки, по сути аполитичные и абсолютно искренние в отрицании современных музыкальных тенденций и в выражении тоски по «утраченному звуковому раю» прошлого, формировали усредненное музыкальное общественное мнение в советской России в 1930-е годы. К несчастью, они же служили почвой для произрастания «редакционных статей» и «государственных постановлений», разрушавших искусство, творчество, жизни.

 

Говорит Шостакович

Концерты молодого Шостаковича

Любители картинок в переписке и на одежде показались окружающим менее влиятельными

giphy.com

Люди, которые носят одежду с картинками и вставляют в свои сообщения смайлики, со стороны кажутся менее влиятельными, чем те, кто носят одежду с надписями и в переписке обходятся только словами. Интересно, что эти выводы о других делаются опосредовано: человек, использующий изображения в одежде и общении, кажется нам более расположенным к дружбе или неформальному взаимодействию, и после эта расположенность подсказывает нам, что, скорее всего, этот человек менее влиятельный, раз ищет дружбы и, вероятно, поддержки и помощи. К таким выводам пришли израильские ученые после семи экспериментов, в каждом из которых поучаствовало от 200 до 300 человек. Статья опубликована в журнале Organizational Behavior and Human Decision Processes.

Язык является доминирующим средством общения между взрослыми людьми. Однако в качестве альтернативы или дополнения сегодня используется и разнообразие изобразительных средств: например, картинок и смайликов. Исследователи объясняют такую популярность изображений несколькими причинами. Картинки и смайлики помогают уменьшить неоднозначность смысла текстового сообщения и повысить беглость обработки. Также изображение вызывают более сильные эмоциональные реакции, чем слова, передают эмоциональный тон сообщения, который может быть потерян при отсутствии личного общения, и обозначают юмор и иронию.

Тем не менее смайлики, картинки и гифки появляются не в каждой переписке: в частности, люди используют изображения, чтобы заявить о желании сблизиться с другими, а слова — при желании увеличить дистанцию от других. Согласно теоретическим представлениям желание сблизиться или отдалиться от другого меняется в зависимости от силы или власти человека. (Здесь будем определять силу как асимметрию контроля над ценными ресурсами: те, кто занимают более высокое место в обществе или малой группе, имеют больший контроль над ценными ресурсами, чем те, кто находятся на более низких позициях.) Люди, обладающие малой властью, хотят сблизиться с людьми с большей властью, которые могут повлиять на их результаты. Напротив, люди с большой властью не проявляют желания сближаться с людьми, обладающими малой властью, поскольку последние мало могут помочь в достижении целей первых. Исходя из этого можно предположить, что использование изображений в общении может сказаться на репутации человека, а точнее, на том, насколько влиятельным он кажется другим.

Верность этого предположения проверила группа исследователей под руководством Элинор Амит (Elinor Amit) из Тель-Авивского университета в серии из семи экспериментов. Стоит отметить, что слова и изображения могут отличаться по уровню обобщения, быть более абстрактными или более конкретными: слово «стул» куда конкретнее, чем понятие «мебель», а контурный рисунок этого предмета будет менее детализирован, чем его цветная фотография. В своей работе исследователи использовали конкретные слова или имеющие широко известный картинку-логотип, ведь именно для них можно подобрать однозначные изображения, а вот картинки имели разную степень абстрактности, что дополнительно позволило отследить, влияет ли этот параметр изображений на восприятие силы и власти человека.

В каждом эксперименте приняли участие от 90 до 150 мужчин и женщин. При этом исследовалось не только использование смайликов в переписке, но и картинок или других изображений на одежде (по сравнению с надписями на ней), так одежда также является своего рода способом передать некоторое сообщение окружающим. И также авторы не ограничились одним условием, а проверили, как люди будут реагировать в разных контекстах: на картинки и надписи на одежде случайного встречного в магазине, или коллеги на корпоративе, или сотрудниц банка на празднике, на смайлики в письме с приглашением на корпоративную вечеринку от сотрудника отдела кадров, или в тексте незнакомца, претендующего на управленческую должность, или во время созвона в Zoom, а также какую футболку наденут участники для разговора с арендодателем. Каждый раз участники, используя 7-балльную шкалу (1 — совсем нет, 7 — очень сильно), оценивали человека по следующим пунктам: можно ли назвать его склонным к доминированию, сильным, контролирующим, или же дружелюбным, заслуживающим доверия, симпатичным, а также знающим, компетентным, умным, и еще осуждающим, критикующим, самоуверенным.

Как оказалось, человек в футболке с надписью или использующий только слова в переписке со стороны казался более могущественным, сильным и влиятельным (р < 0,04), чем тот, кто выбирал футболку с рисунком или вставлял смайлики в переписку. И этот эффект проявлялся как в неформальной, так и в формальной обстановке. Интересно, что эти выводы участники делали опосредовано: разглядывая человека в одежде с рисунками или читая переписку с тем, кто использует смайлики, участники предполагали, что этот человек более расположен к дружбе или неформальному взаимодействию, а затем эта расположенность подсказывала им, что этот человек, скорее всего, менее влиятельный, раз ищет дружбы и, вероятно, поддержки и помощи (выше мы указывали исследования, которые косвенно подтверждают это). Однако, если участники точно знали, что оцениваемый ими человек не настроен на общение и не хочет сближаться с другими, то человек, даже если он был в одежде с рисунками, казался более влиятельным, чем тот, кто выбирал футболку с надписью, но искал дружбы. Иными словами, если нам известно, хочет ли человек дистанцироваться или сблизиться с другими, то наше суждение о его силе и влиятельности будет опираться на эту информацию, а не на наличие или отсутствие смайликов в переписке и картинок на одежде.

Кроме того, предыдущие исследования показали, что люди, которые говорят, используя абстрактные понятия, кажутся более влиятельными. Но, как показали результаты одного из экспериментов, использование изображений в общении ослабляет кажущуюся власть человека, использующего абстрактные понятия в речи.

Также, если перед участниками стояла задача показаться другому не очень влиятельным человеком, то в этом случае 65 процентов участников решали надеть футболку с изображением. И напротив, если они должны были произвести впечатление обладающего большей властью человека, то большинство выбирали футболку с надписью. То есть участники пытались влиять на впечатление о себе, используя или нет смайлики и картинки.

Но не только картинки, а даже привычные и стандартные знаки препинания в условиях ограниченной информации, как это бывает в переписке, могут повлиять на наше представление о другом человеке или его отношении, настроении. К примеру, точка, стоящая в конце короткого сообщения, может преподнести его смысл в негативном ключе.

Екатерина Рощина

Эксперт назвала подводные камни переписки в мессенджерах

МОСКВА, 17 окт — ПРАЙМ. Общение в мессенджерах стало для нас настолько привычным, что мы порой не задумываемся, что и как пишем. Между тем, переписка предполагает следование определенным правилам, есть и конкретные «табу», рассказывает агентству «Прайм» доцент кафедры маркетинга РЭУ им. Г.В. Плеханова Инга Корягина. 

Россиянам рассказали, как распознать мошенников в мессенджерах

Правило номер один при общении в мессенджерах — к собеседнику надо обращаться по имени. Избегайте безличностных «приветов» и «добрых дней» — человеку приятно видеть личное обращение в переписке, говорит эксперт.  

Также продумайте стиль сообщения.

«Ваше сообщение может появиться во всплывающем окне в самый неподходящий момент для того, кто находится на другом конце общения.  Прежде чем написать, подумайте, сколько времени займет ответ на ваше сообщение у собеседника — пишите только в том случае, если это важно и безотлагательно, кратко и по делу», — советует Корягина.

По словам эксперта, никогда не следует сообщать негатив письменно – это не передает тон и ваши чувства. «Такие новости лучше обсуждать лично, с глазу на глаз», отмечает она.

Не стоит письменно менять место и время встреч. Позвоните и сообщите об этом лично – ваше cообщение может не дойти или человек может его не увидеть. Также обращайте внимание на статус вашего собеседника: «занят» или «в отпуске». Завершайте разговор коротким прощанием — благодарность «за подаренное время общения всегда бесценна».

Что касается деловой переписки в мессенджерах, то она «на любом уровне должна вестись с соблюдением общих правил письменного делового этикета», отмечает маркетолог.

Россиянам назвали наиболее опасный для личных данных мессенджер

Если вы пишете первый раз, начните с представления себя, своей компании и причины вашего обращения. Не рекомендуется использовать эмоджи в деловой переписке.

«Есть большой соблазн использовать картинки вместо слов, но в бизнес-переписке они не всегда выглядят уместно. Несмотря на то, что мы используем те же каналы в личной переписке, в бизнес-переписке в тех же каналах стоит проявлять сдержанность», — полагает маркетолог.

При поиске работы стоит учитывать, что, первое, на что обратят внимание потенциальные работодатели — это владение языком, родным или иностранным, зависит от того, на каком языке вы пишете. Не забывайте, что язык общения – это та «одежка», по которой «встречают».

Оперативность ответа – часть вашего уважения к собеседнику и обязательная часть бизнес этикета. Не нужно выдерживать время и демонстрировать свою занятость и значимость. Важно обращать внимание и на тон коммуникации – он должен быть не слишком формальным, но и не фамильярным. «Сохраняйте профессиональный стиль общения, сохраняя человечность, доброту и уважение к собеседнику», — заключила эксперт.

Корреспонденция Определение и значение | Британский словарь

переписка /ˌkorəˈspɑːndəns/ имя существительное

множественное число корреспонденции

/ˌkorəˈspɑːndəns/

существительное

множественное число корреспонденции

Britannica Dictionary определение СООТВЕТСТВИЯ

: деятельность по написанию писем или электронных писем кому-либо

[не в счет]

[единственное число]

[не в счет] : письма или электронные письма, которые люди пишут друг другу
  • Книга личной переписки автора вышла в свет в начале прошлого года.

  • Официальный тон всегда используется в деловой переписке .

  • У меня на столе куча корреспонденции [=письма от людей].

: прямая связь с или с чем-то или между двумя вещами

[не в счет]

  • Обратите внимание на соответствие каждого номера с местоположением на карте.

  • Иногда между тем, как пишется слово, и тем, как оно произносится на английском языке, существует небольшое соответствие.

[считать]

: факт сходства или равенства с чем-либо

[не в счет]

[считать]

корреспонденция существительное — определение, изображения, произношение и примечания к использованиючеловек отправляет и получает

  • личная/частная корреспонденция
  • Редакция приветствует корреспонденцию от читателей на любую тему.
  • колонка/страница корреспонденции (= в газете)
  • переписка с кем-то переписка Джейн Остин с ее сестрой
Дополнительные примеры
  • Он просматривал груды корреспонденции.
  • Я видел переписку между компанией и колледжем.
  • На эту тему получено много корреспонденции.
  • Пожалуйста, присылайте корреспонденцию в «Money Monthly».
  • Отдел перехватил корреспонденцию иностранных дипломатов.
  • Секретарь занимается всей корреспонденцией.
  • копии ее переписки с композитором
  • файлы, полные конфиденциальной корреспонденции, касающейся планов расширения компании
  • колонки корреспонденции «London Review of Books»
Oxford Collocations Dictionaryadjective
  • конфиденциальная
  • личная
  • 7 9
… повторной проверки + Переписка
  • Exchange
  • Exchange
  • У
Переписка + Nounpreposition
  • по переписке
  • через переписку
  • в соответствии с
см. Полную запись
  • [неисчисляемое, исчисляемое] деятельность по написанию писем
    • переписка (с кем-либо) Я отказался вступать с ним в какую-либо переписку (= обмениваться письмами) по этому поводу.
    • в переписке Мы ведем переписку уже несколько месяцев.
    • Мы поддерживали переписку много лет.
    Дополнительные примеры
    • Я переписывался с менеджером магазина.
    • У меня была переписка с директором компании по этому поводу.
    • Я трачу время на чтение или проверку своей корреспонденции.
    • Врачу было бы глупо вступать в переписку с пациентом.
    • Живная переписка в «время» о способах приготовления Trise
    Oxford 20022 UndicationaryAdjective
    • Confidential
    • Personal
    • Private
    … Coverenceverb + Переписка
    • Вход в
    • Exchange
    • имеют
    переписка + предлог существительного
    • переписка
    • переписка
    • переписка с
    См. запись полностью
  • [исчисляемое, неисчисляемое] соответствие (между А и В) связь между двумя вещами; факт сходства двух вещей
    • Существует тесное соответствие между двумя выдержками.
    Дополнительные примеры
    • Ребенок может видеть взаимно однозначное соответствие пуговиц и петель.
    • тесное соответствие между теорией и практикой
    Oxford Collocations DictionaryadjectiveprepositionСм. полную статью responseere, от re- ‘снова’ + spondere ‘обещать’.

    См. переписку в Oxford Advanced American Dictionary См. переписку в Oxford Learner’s Dictionary of Academic English

    Переписка — Professional Heart Daily

    Письма в редакцию и ответ группы авторов: «Диагностика и лечение миокардита у детей» (PDF) — письма, представленные Alam, et al. и Дас

    Письмо редактору и ответ группы авторов: «Кардиоренальная защита с помощью новейших противодиабетических средств у пациентов с диабетом и хронической болезнью почек» (PDF) — письмо, представленное Нилом и Мэтьюзом

    Письмо в редакцию: «Психологическое здоровье, благополучие и связь между разумом, сердцем и телом» (PDF) — письмо, представленное Hoover, et al.

    Письмо в редакцию и ответ группы авторов: «Профилактика осложнений в кардиологическом отделении интенсивной терапии» (PDF) — письмо, представленное Людмиром и Маккарди

    Письмо редактору и ответ группы авторов: «Медицинская марихуана, рекреационный каннабис и здоровье сердечно-сосудистой системы» (PDF) — письмо, представленное Брауном

    Снижение риска в медицинских учреждениях» (PDF) — письмо, представленное Farr

    Письмо редактору и ответ группы авторов: «Современная диагностика и лечение ревматической болезни сердца: значение для устранения пробела» (PDF) — письмо, представленное Котари

    Письмо редактору и ответ группы авторов: «Научное заявление AACVPR/AHA/ACC о кардиореабилитации в домашних условиях» (PDF) — письмо, представленное Siaplaouras and Apitz

    Письмо редактору и ответ группы авторов: «Характеристики, профилактика и лечение сердечно-сосудистых заболеваний у людей, живущих с ВИЧ» (PDF) — письмо, представленное Шоепфом, Ковари и Тарром

    Письмо редактору и ответ группы писателей: «Оценка и ведение ребенка и взрослого с кровообращением Фонтана» (PDF) — письмо, представленное Bassareo, Calcaterra и Gargiulo

    Письмо редактору и ответ группы авторов: «Кардиореабилитация в домашних условиях» (PDF) — письмо, представленное Далалом, Тейлором, Гривзом, Доэрти и МакДонахом

    Письмо в редакцию: «Кардиоренальный синдром: классификация, патофизиология, диагностика и стратегии лечения» (PDF) — письмо, представленное Шанцем, Альшером и Киммелем

    Письмо редактору и ответ группы авторов: «Современное лечение кардиогенного шока» (PDF) — письмо, представленное Squara и Payen

    Письмо редактору и ответ группы писателей: «Лекарства, которые могут вызвать или усугубить сердечную недостаточность» (PDF) — письмо, представленное Ашером и Хоуком

    Письмо редактору и ответ группы писателей: «Лекарства, которые могут вызвать или усугубить сердечную недостаточность» (PDF) — письмо, представленное Петерсоном, Армстронгом и Холманом

    Письмо в редакцию: «Лекарства, которые могут вызвать или усугубить сердечную недостаточность» (PDF) — письмо, представленное Cosmi, Cosmi и Latini

    Письмо в редакцию: «Лекарства, которые могут вызвать или усугубить сердечную недостаточность» (PDF) — письмо, представленное Hoover

    Письмо в редакцию: «Половые различия в сердечно-сосудистых последствиях сахарного диабета: научное заявление Американской кардиологической ассоциации» (PDF) — письмо, представленное Conway and Blot

    Письмо в редакцию: «Большое депрессивное расстройство и биполярное расстройство предрасполагают молодежь к ускоренному атеросклерозу и ранним сердечно-сосудистым заболеваниям» (PDF) — письмо, представленное Бин Султаном

    Письмо в редакцию: «Заболевания пародонта и атеросклеротические сосудистые заболевания: подтверждают ли данные независимую ассоциацию?» (PDF) — письмо, представленное Savage, et al.

    Письмо в редакцию: «Заболевания пародонта и атеросклеротические сосудистые заболевания: подтверждают ли данные независимую ассоциацию?» (PDF) — письмо, представленное Sen, et al.

    Письмо редактору и ответ группы авторов: «Часть 15: Реанимация новорожденных: Руководство Американской кардиологической ассоциации 2010 г. по сердечно-легочной реанимации и неотложной сердечно-сосудистой помощи» (PDF) — письмо, представленное Fan, et al.

    Письмо редактору и ответ группы авторов: «Жирные кислоты омега-6 и риск сердечно-сосудистых заболеваний» (PDF) — письма, представленные Ramsden, Hibbeln, Lands и Tribole

    Письмо редактору и ответ группы авторов: «Влияние профилактики на снижение бремени сердечно-сосудистых заболеваний» (PDF) — письмо, представленное Уильямсоном и Нараяном

    Письмо редактору и ответ группы авторов: «Сердечно-сосудистый мониторинг детей и подростков с сердечными заболеваниями, получающих лекарства от синдрома дефицита внимания/гиперактивности» (PDF) — письмо, представленное Чангом

    Письмо редактору и ответ группы авторов: «Сердечно-сосудистый мониторинг детей и подростков с сердечными заболеваниями, получающих лекарства от синдрома дефицита внимания/гиперактивности» (PDF) — письмо, представленное Van Hare, et al.

    Письмо редактору и ответ группы авторов: «Рекомендации по профилактике инфекционного эндокардита Американской кардиологической ассоциации» (PDF) — письмо, представленное Ramsden, et al.

    Письмо редактору и ответ группы авторов: «Использование нестероидных противовоспалительных препаратов: обновленная информация для клиницистов» (PDF) — письмо, представленное Schnitzer, et al.

    Письмо редактору и ответ группы авторов: «Использование нестероидных противовоспалительных препаратов: обновленная информация для клиницистов» (PDF) — письмо, представленное Colucci, et al.

    Письмо редактору и ответ группы авторов: «Использование нестероидных противовоспалительных препаратов: обновленная информация для клиницистов» (PDF) — письмо, представленное Drs. Уорнер и Митчелл

    Письмо редактору и ответ группы авторов: «Использование нестероидных противовоспалительных препаратов: обновленная информация для клиницистов» (PDF) — письмо, представленное Американским колледжем ревматологии

    Письмо редактору и ответ группы авторов: «Использование нестероидных противовоспалительных препаратов: обновленная информация для клиницистов» (PDF) — письмо, представленное Pfizer

    Письмо в редакцию: «Инвазивная стоматологическая хирургия безопасна у пациентов, получающих тиенопиридины отдельно или в комбинации с аспирином без прекращения антитромбоцитарной терапии» (PDF)

    Письмо редактору и ответ группы авторов: «Вакцинация против гриппа как вторичная профилактика сердечно-сосудистых заболеваний» (PDF)

    43-4021.00 — Служащие корреспонденции

    Составление писем или электронной корреспонденции в ответ на запросы о товарах, требованиях о возмещении ущерба, кредитной и другой информации, просроченных счетах, неверных счетах или неудовлетворительных услугах. В обязанности может входить сбор данных для формулирования ответа и подготовка корреспонденции.

    Образец зарегистрированных названий должностей: Специалист по возвратным платежам, Клерк по претензиям, Клерк по переписке, Координатор по переписке, Представитель по переписке, Корреспондент, Специалист по разрешению споров, Офисный техник, Технический клерк

    Вы покинете O*NET OnLine, чтобы посетить наш дочерний сайт My Next Move.Вы можете вернуться, нажав кнопку Назад в браузере или выбрав «O*NET OnLine» в меню O*NET Sites внизу любой страницы в разделе «Мой следующий ход».

    Вы покинете O*NET OnLine, чтобы посетить наш дочерний сайт My Next Move for Veterans. Вы можете вернуться, нажав кнопку Назад в браузере или выбрав «O*NET OnLine» в меню O*NET Sites внизу любой страницы в My Next Move for Veterans.

    Saldrá де O * NET OnLine пункт Visitar Nuestro Sitio afiliado Mi Próximo Paso. Пуэде regresar usando el botón Atrás en su navegador, или eligiendo «O*NET OnLine» en el menu Sitios O*NET en la parte inferior de cualquier página en Mi Próximo Paso.

    Задачи