Унизить это: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

унизить — это… Что такое унизить?

  • УНИЗИТЬ — УНИЗИТЬ, унижу, унизишь, совер. (к унижать), кого что. Умалить чье нибудь достоинство, оскорбить чье нибудь самолюбие чем нибудь. «Не унижу себя ничтожной местью никогда.» Лермонтов. «Так вот как я унижен в вашем мненьи коварным лепетом молвы.»… …   Толковый словарь Ушакова

  • унизить — обдристать, вытереть ноги, обхамить, оскорбить, смешать с грязью, принизить, уничижить, засобачить, уничтожить, растоптать, втоптать в грязь, опустить, осквернить, уронить, попрать Словарь русских синонимов. унизить принизить / достоинство… …   Словарь синонимов

  • УНИЗИТЬ — УНИЗИТЬ, ижу, изишь; иженный; совер., кого (что). Оскорбить чьё н. достоинство, самолюбие. У. насмешкой. | несовер. унижать, аю, аешь. | возвр. унизиться, ижусь, изишься. У. до лжи; несовер. унижаться, аюсь, аешься. | сущ. унижение, я, ср.… …   Толковый словарь Ожегова

  • унизить — унизить, унижу (неправильно унизю), унизит …   Словарь трудностей произношения и ударения в современном русском языке

  • унизить — уни/жу, уни/зишь, уни/зят, сов.; унижа/ть, нсв. 1) (кого/что) Оскорбить чье л. самолюбие, достоинство, поставить в унизительное положение. Унизить своего противника. Ах! этот человек всегда причиной мне ужасного расстройства! Унизить рад,… …   Популярный словарь русского языка

  • унизить — • до глубины души унизить …   Словарь русской идиоматики

  • Унизить — сов. перех. см. унижать Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • унизить — унизить, унижу, унизим, унизишь, унизите, унизит, унизят, унизя, унизил, унизила, унизило, унизили, унизь, унизьте, унизивший, унизившая, унизившее, унизившие, унизившего, унизившей, унизившего, унизивших, унизившему, унизившей, унизившему,… …   Формы слов

  • унизить — Общеслав. Преф. производное от низити «унижать», суф. образования от низъ. См. низ …   Этимологический словарь русского языка

  • унизить — ун изить, ун ижу, ун изит …   Русский орфографический словарь

  • унизить — это… Что такое унизить?

  • УНИЗИТЬ — УНИЗИТЬ, унижу, унизишь, совер. (к унижать), кого что. Умалить чье нибудь достоинство, оскорбить чье нибудь самолюбие чем нибудь. «Не унижу себя ничтожной местью никогда.» Лермонтов. «Так вот как я унижен в вашем мненьи коварным лепетом молвы.»… …   Толковый словарь Ушакова

  • УНИЗИТЬ — УНИЗИТЬ, ижу, изишь; иженный; совер., кого (что). Оскорбить чьё н. достоинство, самолюбие. У. насмешкой. | несовер. унижать, аю, аешь. | возвр. унизиться, ижусь, изишься. У. до лжи; несовер. унижаться, аюсь, аешься. | сущ. унижение, я, ср.… …   Толковый словарь Ожегова

  • унизить — унизить, унижу (неправильно унизю), унизит …   Словарь трудностей произношения и ударения в современном русском языке

  • унизить — уни/жу, уни/зишь, уни/зят, сов.; унижа/ть, нсв. 1) (кого/что) Оскорбить чье л. самолюбие, достоинство, поставить в унизительное положение. Унизить своего противника. Ах! этот человек всегда причиной мне ужасного расстройства! Унизить рад,… …   Популярный словарь русского языка

  • унизить — • до глубины души унизить …   Словарь русской идиоматики

  • Унизить — сов. перех. см. унижать Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • унизить — унизить, унижу, унизим, унизишь, унизите, унизит, унизят, унизя, унизил, унизила, унизило, унизили, унизь, унизьте, унизивший, унизившая, унизившее, унизившие, унизившего, унизившей, унизившего, унизивших, унизившему, унизившей, унизившему,… …   Формы слов

  • унизить

    — возвысить …   Словарь антонимов

  • унизить — Общеслав. Преф. производное от низити «унижать», суф. образования от низъ. См. низ …   Этимологический словарь русского языка

  • унизить — ун изить, ун ижу, ун изит …   Русский орфографический словарь

  • Юрист объяснил, может ли Chanel отказывать россиянам в покупке – Москва 24, 01.04.2022

    Блогер и дизайнер интерьеров Лиза Литвин рассказала в соцсетях, что бутик Chanel в торговом центре в ОАЭ отказался продать ей вещь. Чтобы купить сумочку, девушка должна была подписать бумагу, что она не живет в России и не будет пользоваться вещью у себя на родине. О подобной дискриминации упоминали и другие соотечественники за рубежом. Рассказываем, как на это отреагировали власти и звезды и что может грозить тому, кто все равно будет носить вещь Chanel в России.

    Фото: instagram.com (признана экстремистской на территории РФ)/lisalitvin

    «У них постановление»

    На своей странице в соцсетях Лиза Литвин показала бумагу, которую требует подписать бутик Chanel в Дубае при покупке вещей россиянами. По ее словам, своей подписью она должна была подтвердить, что не живет в России и не собирается носить сумочку на территории РФ.

    «Мне не продали сумку, потому что я из России! С сегодняшнего дня типа у них постановление. Они могут продать ее только в том случае, если я подпишу бумагу, что я не везу ее в Россию и не буду носить ее там», – рассказала она.

    В итоге Литвин не стала покупать сумку, добавив, что с подобным отношением столкнулась только в Chanel – в магазине другого модного бренда, Jimmy Choo, ничего подобного от нее не требовали.

    О похожей ситуации в своем телеграм-канале рассказала журналист и светская львица Лаура Джугелия. «Подруга пишет, что в магазине Chanel в Дубае, когда узнали, что она русская, не продали вещи. Сначала спросили номер телефона, услышали, что начинается с +7, отвели в сторону и сказали, что не продадут», – написала она.

    В свою очередь, блогер и продюсер Полина Пушкарева поделилась, что лично у нее возникли проблемы с покупкой люксовых вещей в Париже. Девушке, которая официально живет и работает в США, отказались продавать товары в некоторых бутиках. При этом еще недавно с покупками в том же Chanel не было никаких проблем, заверила Пушкарева.

    «Шок!»

    Фото: AP Photo/Sakchai Lalit

    Ситуацию прокомментировала и официальный представитель МИД РФ Мария Захарова. По ее мнению, бренд решил присоединиться к русофобской кампании по «отмене России».

    «Видимо, управляющие наследием «Великой Коко» таким образом решили присоединиться к русофобской кампании по «отмене России». Странно, да? При чем здесь антифашистская операция России и французский дом моды? А очень даже при том. Мы просто открыли шкаф, из которого выпали еще не сгнившие скелеты 80-летней давности», – сказала Захарова.

    Она напомнила, что основательница бренда Коко Шанель была агентом Третьего Рейха и решала свои коммерческие задачи за счет фашистов.

    А вот что управляющими всегда подчеркивалось, так это то, что традиции дома Chanel неизменно сильны. Теперь в этом нет никаких сомнений.

    Мария Захарова

    официальный представитель МИД РФ

    Продюсер Яна Рудковская написала в своем телеграм-канале, что ситуация с Лизой Литвин вызвала у нее шок. «Для меня как для человека, который более 20 лет покупал вещи Chanel и Chanel haute couture, а также сидел на показах в первом ряду, это шок… шок и шок! Ну а для человека, который оставил там более 1 миллиона евро за эти годы, это даже унизительно», – добавила Рудковская.

    Историк моды Анатоль Вовк в беседе с Москвой 24 назвал сложившуюся ситуацию грустной. Однако в то же время он призвал дождаться официального заявления компании. Единичные случаи отказов россиянам в покупках не означают, что это политика всего бренда в целом, считает эксперт.

    «Пока никаких громких заявлений. И обвинять бренд в расизме, ксенофобии и других нехороших вещах я бы не советовал. Нужно подождать, когда будет официальный ответ», – сказал историк моды. При этом, по его мнению, если компания подтвердит запрет, то потеряет не очень большую долю прибыли: в покупках люксовых вещей россияне в мире занимают не более 5%.

    Сам бренд ситуацию никак не прокомментировал.

    Фото: AP Photo/Damian Dovarganes

    А если купить и носить в России?

    Никаких причин запрещать покупателю использовать товар на территории России у компании нет, заявил Москве 24 юрист Василий Воробьев. По его словам, у требования подписать на кассе бутиков какие-либо бумаги нет оснований.

    На самом деле это чистой воды ахинея. По большому счету, это просто попытка унижать людей. Это в чистом виде дискриминация по национальному признаку как она есть.

    Василий Воробьев

    юрист

    «Несмотря на то, что та или иная компания прекращает свою деятельность на территории какой-то страны, не значит, что на ее территорию запрещен ввоз товаров этой компании. Это мы говорим про вещи для личного пользования. Да, по коммерческому использованию ограничения могут быть, но опять же этим занимаются пограничные и таможенные службы, а не сами бренды», – объяснил Воробьев.

    Вывоз вещей из страны может быть запрещен только на государственном уровне, продолжил юрист, причем частные компании просить об этом власти стран не могут. «Если покупатель не будет исполнять тот документ, который подписал на кассе, это ни к чему не приведет. Никто за это не может быть привлечен или наказан», – подчеркнул Воробьев.

    По словам юриста, россияне, которые столкнулись с подобной дискриминацией, могут подать на компанию в суд той страны, где произошел инцидент (шансы на успех будут зависеть от законов этого государства).

    Читайте также


    Никита Камзин, Светлана Медведева

    Украина не пойдет ни на какие уступки, которые могут унизить нашу борьбу за территориальную целостность – Михаил Подоляк

    Позиция Верховного Главнокомандующего, Президента Владимира Зеленского относительно переговоров с Российской Федерацией остается жесткой: Украина не пойдет ни на какие уступки, которые могут унизить нашу борьбу за территориальную целостность. Об этом заявил советник руководителя Офиса Президента Михаил Подоляк во время брифинга во Львове.

    «Президент Зеленский точно не пойдет ни на какие уступки, которые могут так или иначе унизить нашу борьбу, которая сегодня ведется в Украине за ее территориальную целостность и свободу», – подчеркнул он.

    «Поэтому переговоры будут идти тяжело. Но они будут идти», – добавил Михаил Подоляк.

    По словам советника руководителя Офиса Президента, Глава государства совершенно четко понимает все нюансы и обстоятельства переговоров с Российской Федерацией.

    «Мы не просто находимся на переговорах или просто слушаем их. Мы понимаем, куда они хотят зайти, почему они так думают и какая у них ситуация», – сказал Михаил Подоляк.

    Он подчеркнул, что позиция Украины в переговорном процессе значительно усиливается нашими западными партнерами, а также успехами Вооруженных Сил.

    По словам советника руководителя Офиса Президента, когда РФ планировала военную операцию в Украине, то ожидала, что она будет очень короткой, а последствия в виде санкций – не настолько существенными.

    «Но на сегодняшний день мы получили затяжную битву вокруг многих городов Украины. Мы видим, что это уже гуманитарная катастрофа в центре Европы, и, безусловно, пакет санкций, которые сегодня наши западные партнеры накладывают на Россию, создает для них очень тяжелые последствия, которые будут длиться год-два-три, даже если их сегодня отменить», – рассказал Михаил Подоляк.

    Он отметил, что санкции уже обрушили экономику РФ, поэтому российская сторона стремится выйти на какие-то решения на переговорах.

    «Понятно, что эти решения должны быть в интересах Украины, потому что, когда они заходили в переговорный процесс, это была одна позиция… Сегодня Украина воюет так, как никто не ожидал», – подчеркнул советник руководителя Офиса Президента.

    Он также сделал акцент на том, что украинская сторона готова продолжать переговоры в любой момент, и предположил, что следующий раунд переговоров с РФ состоится уже через несколько дней.

    Трамп нашел тему, где можно поиздеваться и унизить немцев

    Президент США планирует сократить американский воинский контингент в Германии на 9 тысяч человек. Почти на треть. Об этом сообщил журнал Spiegel, а в немецком правительстве подтвердили, что знают о таком намерении союзников по НАТО. Таков очередной ход Дональда Трампа в отношениях с немецким канцлером Ангелой Меркель, которая ни в какую не хочет платить 2% ВВП страны в бюджет НАТО. А вообще у немцев накопилось. С каждым днем противоречий с Америкой все больше.

    Взаимная неприязнь канцлера Германии и президента США имеет давнюю и богатую историю. Известно, что Меркель испытывает это сильное чувство лично к Трампу, а Трамп экстраполирует его еще и на всю Германию, которая мало платит в НАТО, имеет положительное сальдо в торговле с Америкой и еще покупает у русских газ.

    За прошедшую неделю отношения лидеров принципиально не изменились, просто стали еще хуже. Недавно Меркель попросили прокомментировать события, происходящие в США. Несет ли Трамп ответственность за раскол общества?

    Меркель выражала уверенность, что Трамп справится с проблемами, но в целом ответ прозвучал: да, Трамп виноват. Такие приветы в Белый дом передают нечасто, но так случайно совпало, что Трамп практически тут же подтвердил оценку, данную Меркель его политическому стилю: не поставив в известность даже своих генералов, президент США объявил о планах сокращения более чем на четверть американского военного присутствия в Германии.

    Юмористы из немецкого Heuteshow изобрели игру «Защити Германию без американцев». Все сломано — нужно отремонтировать танки, вертолеты, самолеты и автоматы и — самое трудное — велосипед министра обороны.

    Трамп обещает снизить численность американского контингента в стране с 34 до 25 тысяч человек. Это должно произойти осенью. Пишут, что часть из 9 тысяч военнослужащих вернется в США, оставшиеся могут отправиться в Польшу и Румынию, для которых это будет великий праздник. В самой Германии планам Трампа порадовалась левая оппозиция — там увидели в этом окно возможностей.

    «Частичный вывод американский войска должен быть расценен как шанс. Федеральному правительству следует с благодарностью принять эту возможность и вместе с администрацией Трампа подготовить полный вывод военного контингента США. Когда солдаты будут уходить, им стоит заодно взять с собой американское ядерное оружие», — заявили левые.

    Правящие в Германии узнали о предстоящем сокращении американского присутствия из СМИ и расценили новость как очередной шаг к снижению уровня двусторонних отношений — именно этого Трамп и добивался, но немецкий министр обороны Аннегрет Крамп-Карренбауэр надеется, что это еще не точно.

    Но, по мнению Трампа, ситуация, очевидно, требует сильного жеста. Президента США откровенно обидел отказ Меркель приехать на встречу «Большой семерки» в Вашингтон — канцлер мотивировала это коронавирусом. От внимания Белого дома также вряд ли ускользнули усилия Меркель организовать саммит «ЕС – Китай», что не могло не вызвать у Трампа подозрений в попытке какого-то сговора за его спиной. В общем, целый комплекс обид, требующих отмщения. Параллельно с импульсивными решениями, вроде сокращения военного контингента, в США продолжается и системная работа по подрыву немецкой экономики. Республиканцы в Сенате разрабатывают законопроект о новых ультимативных санкциях против газопровода «Северный поток-2».

    «Методы, которыми американские депутаты намерены остановить проект, разумеется, недопустимы. Противники «Северного потока-2″, которые сейчас радуются в Варшаве, Киеве и балтийских столицах, не видят перспективы. Они почувствуют на себе любое углубление конфликта между Европой и США. Мы имеем дело с конфликтом, который не исчезнет даже в том случае, если на ноябрьских выборах победу одержит более предсказуемый кандидат», — пишет немецкая пресса.

    Более предсказуемый означает не Трамп. От Трампа в Европе (стоит уточнить — в Старой Европе) каждый день ждут какой-нибудь гадости. Сразу вспоминаются выход США из парижских соглашений по климату и ядерной сделки по Ирану, денонсация международных договоров в области вооружений, выход из Совета по правам человека при ООН, Всемирной организации здравоохранения и Соглашения по открытому небу. Из совсем свежего — закон о санкциях в отношении лиц, связанных с международным уголовным судом, ведущим расследования преступлений американской армии и спецслужб в Афганистане. В Евросоюзе этим обеспокоены, сообщил Жозеп Борелль — еврокомиссар по иностранным делам. Но дальше этой обеспокоенности дело не пойдет.

    «Они не знают, что делать, потому что привыкли просто, я как-то это назвал религиозным преклонением перед Америкой, которое в Западной Европе началось после Второй мировой войны. У европейцев нет стратегии видеть себя в этом многополярном мире, они боятся этого слова. Вот это надо понимать, сейчас они надеются, что Трамп уйдет и все будет нормально в этих самых отношениях», — отметил политолог Александр Рар.

    За десятилетия владычества США в Европе разучились думать самостоятельно. При этом, как указала Frankfurter Allgemeine, даже если в ноябре на выборах в штатах победит Байден, мало что изменится: в ситуации накалывающихся друг на друга кризисов США станут унижать Европу и предъявлять ей те же самые требования, но в более мягком тоне.

    И здесь имеет смысл еще раз вернуться к возможному сокращению численности американских войск. 34 тысячи американцев здесь, 25 тысяч или вообще 10 — принципиально на ситуацию в сфере безопасности никак не влияет. Прежде всего потому, что у Германии нет внешних врагов. Трамп просто нашел тему, где можно поиздеваться и унизить немцев: захочет выведет войска, а захочет оставит. Германия в этом вопросе слова не имеет.

    Общество унижения | Российское агентство правовой и судебной информации

    Контекст

    Аркадий Смолин, обозреватель РАПСИ

     

    Агрессивное и неадекватное поведение телеведущих все чаще представляет опасность для безопасности и даже жизни зрителей и участников телевизионных шоу. Последним громким примером противоправной природы «актуального» развлекательного телевидения стало уголовное дело по статье «доведение до самоубийства», возбужденное в Индии против известной телеведущей Ракхи Савант.

    Однако менее чем через три месяца после того, как о самоубийстве участника индийского телешоу стало известно по всему миру, российская телеведущая Елена Малышева выбрала для работы с зрителями не менее скандальную и унизительную форму. В эфире государственного канала, следуя гоголевской традиции, она символически низвела человека до одной части тела.

    Сюрреалистичность ситуации усугубляется тем, что женщине из зала суждено было воплотиться даже не в нос, а в типично мужской орган. Если принять во внимание, что аудитория Первого канала – 98,8% населения РФ, легко представить себе судьбу этой женщины и ее сына в ближайшем будущем.

    24-летний индус после унижения в телеэфире впал в депрессию, начал избегать любого общения и, в конце концов, покончил с собой. Его российская сестра по несчастью также начинает проявлять признаки асоциального поведения: боится идти на родительское собрание и думает забрать сына из школы, где его после телеэфира подвергли обструкции.

    Хочется надеяться, что на этом сходство двух жертв развлекательного телевидения исчерпывается, хотя параллели в поведении телеведущих пугают: как Малышева, так и Савант в эфире обсуждали тему эффективной работы мужского достоинства, чем изрядно шокировали непредупрежденных гостей студии.

    Предположим, что Малышева не хотела унизить зрительницу из зала, отрезав горловину ее свитера как иллюстрацию обрезания крайней плоти. Однако отсутствие культуры принесения публичных извинений на российской телевидении пугает не меньше, чем злоупотребления элементами унижения в развлекательных шоу (многие из которых используют процедуру публичного унижения как сюжетный двигатель).

    Психология изначально рассматривала унижение как одну из сильнейших травм, которая может стать причиной острого невроза и девиантного поведения. Между тем, сегодня унижение стало не столько психологической, сколько правовой проблемой. На Западе судебные иски о защите чести и достоинства занимают лидирующие позиции, как по суммарной численности, так и в процентном отношении положительных решений суда. В США даже существует преуспевающая прослойка адвокатов, специализирующихся исключительно на отстаивании прав зрителей и участников реалити-шоу.

    Таким образом, доступность и востребованность среди простых граждан защиты чести и достоинства в судебном порядке служит лакмусовой бумажкой состояния всего правового поля страны. Даже на примере малых групп (тюрьма, школа) становится очевидно, что отказываясь отстаивать свою честь, человек автоматически отказывается и от других прав.

    В этом контексте особенно важно понять, почему в нынешней России судебные перспективы подвергшейся явному унижению в телеэфире женщины выглядят туманно, хотя наличие соответствующих законов и прецедентов мирового опыта должны убеждать в обратном.

    Статья 130 УК РФ трактует оскорбление как «унижение чести и достоинства, выражающегося в отрицательной оценке личности потерпевшего, которая подрывает его престиж в глазах окружающих и наносит ущерб уважению к самому себе». Как публичное представление женщины в качестве образа мужских гениталий может сказаться на ее престиже и уважению к себе?

    Пункт 2 этой статьи предписывает за оскорбление, содержащееся в публичном выступлении или СМИ, наказание штрафом в размере до 200 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух месяцев, либо обязательными работами на срок до 180 часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

    То есть, формулировка закона, вроде бы, снимает все вопросы о потенциальном исходе этого дела. А размер штрафа выглядит несущественным для Малышевой или любого другого виновного сотрудника телешоу, чтобы оказывать противоправное воздействие на суд.

    Вот тут мы сталкиваемся с главным парадоксом групповой психологии россиян: возможно, именно здесь находится камень преткновения, сводящий на нет все усилия по расширению правового поля в России. Вместо того, чтобы законно призвать к ответу сотрудников патологической телепередачи, пострадавшая женщина предпочитает публично жаловаться и искать сострадания, будто это простое невезение. Вряд ли это не мазохизм в чистом виде, скорее – симптом стабильности российского общества унижения.

    Нам не удалось припомнить ни одного случая в России, когда организаторов телешоу привлекли бы к ответственности за унижение или оскорбление простого зрителя, при том что за рубежом такие судебные дела едва ли не поставлены на поток. Получается, в результате многолетних всесторонних унижений в массовом сознании россиян наступил рессентимент – мазохистское принятие ситуации со всеми сопутствующими изменениями в психике.

    У любого человека систематические унижения приводят к краху системы ценностей, сформированной в детстве родителями, самостоятельно с помощью художественной литературы или на основе официальной пропаганды. Мало ведь кто изначально учился лгать и воровать. Однако каждое столкновение с реальным миром, где идеалистические представления (в том числе о «правовом самосознании», «диктатуре закона» или «гражданском обществе») не котируются, вызывает у человека жгучее чувство унижения, которое, в конце концов, выливается в стремление любой ценой избежать его повторения.

    Результатом такого краха ценностей становится пересмотр установок – формирование того, что Медведев называл «правовым нигилизмом». Если все вокруг воруют и обманывают, уже не кажется унизительным, например, дать взятку.

    Телевидение делает зрелище унижения привычным, а воспринимать обыденное явление как преступление противоречит человеческой психологии. Люди вынуждены воспринимать унижение как нормальную ситуацию продуцируя соответствующие защитные рефлексы: не обращать внимания, пренебрежительно оценивать все личные случаи унижения в сравнении с транслируемыми по телевидению, принимать их как свою вынужденную обязанность.

    Государственный смысл унижения, по всей видимости, заключается в том, что чувство униженности подавляет защитные механизмы противодействия страху. Благодаря этому страх до сих пор остается основным мотивирующим механизмом государственного управления обществом, не смотря на то, что мировой опыт давно наглядно доказал ошибочность такой тактики. Люди без чувства собственного достоинства не могут искренне соблюдать правила, а значит и законы.

    Страх не является достаточным инструментом принуждения, поскольку автоматически подсознательно внушает человеку желание нарушить навязанные правила в качестве символической победы над доминантом. Отсюда распространенное в СССР и России воровство у государства, халтура на работе, коррупция – зачастую эти нарушения не столько приносят выгоду, сколько позволяют униженному, запуганному человеку ощутить иллюзию частичной сатисфакции по отношению к начальству, абстрактным властям и государству.

    Почему тогда телевидение в России превратилось в главного пропагандиста унижения? Для ответа на этот вопрос необходимо углубиться в истоки возникновения института унижения. Не секрет, что это основной инструмент построения вертикали власти в стае животных – в первую очередь, приматов. Лидер утверждает свою власть, избивая или насилуя остальных самцов. Аналогичные действия проделывают по отношению к более слабым особям и другие члены стаи. Таким образом, процедура унижения заменяет выборы в обществах с недоразвитым институтом демократии.

    Отсюда можно было бы предположить, что телевидение, как государственно значимое, а следовательно – подконтрольное, СМИ, ретранслирует ценности некоего власть имущего альфа-самца. Эскалация культуры унижения и дискредитация всех представлений о правах человека в телеэфире должна быть наглядной демонстрацией рядовому зрителю реальности доминирования привилегированных классов, а также  утверждать естественность такого положения вещей.

    Однако эта версия подвергается сомнению, если принять во внимание те жесткие конкурентные условия, в которых находится сегодня телевидение. Оно больше не имеет ресурсов для воспитания: отстаивая свою аудиторию перед натиском Интернета, телевидение вынуждено угождать. Другими словами, телевидение за последние двадцать лет мутировало из рупора власти в коллективное бессознательное.

    Анализируя это бессознательно, мы видим, что призонизация общества почти достигла своего предела – отличия в жизненных принципах условного «пролетариата» в провинции и зэков-рецидивистов в колонии минимальны. Как следствие культура управления почти на всех социальных этажах подменена навыками подавления (принципы формирования вертикали власти в тюрьме, крупном бизнесе и ряде госорганов, как известно, мало чем отличаются от действий приматов в стаях). На коммуникативном уровне торжествует «пацанская этика», также построенная на перманентной дуэли унижениями (начиная с «подколов», где обида и предъявление претензий является признаком поражения).

    При этом надо учитывать, что в результате Интернет-экспансии телевидение сегодня вынуждено ориентироваться на малообразованные, инертные массы – ту самую протоплазму, из которой формируется фундамент политической и социальной стабильности страны – рядовой состав милиции, армии, и в целом – рядовой гражданин – носитель комплекса национальных ценностей.

    И для этих масс телевидение легализует их собственные неформальные представления о правилах поведения. Вместо обоснования силы прав человека, потенциальный милиционер или чиновник видит на телеэкране торжество методов унижения и модифицированного кодекса «понятий». Возникает эффект зеркального коридора – отражаясь друг в друге общество и телевидение делает чувство унижения систематизирующей доминантой. Вплоть до национальной идеи. Униженный – значит русский. Благо принципы униженности хорошо коррелируются с исконно государственной религией – православием.

    Заметим, что именно православие долгое время терапевтически снимало проблему «похмелья» от перманентного унижения. Обида и озлобленность нивелируются осознанием того факта, что право воздаяния принадлежит Господу и осуществляется оно согласно его непостижимому графику. Фактически Церковь представляла собой некий «банк», накапливающий общественное возмущение, пассионарную энергию, и использующий свой «капитал» в экономико-политических взаимоотношениях с политической властью.

    Однако сегодня набирает силу конкурентный «банк» — ислам, который более эффективно использует «инвестиции» верующих для прямого политического действия – в т.ч. путем экстремизма. В этой связи симптоматично, что в среде русских интеллектуалов и творческой интеллигенции в последние годы чрезвычайно модно публично исповедовать радикальный ислам.

    Причем подавление роли религиозных организаций в обществе только обостряет проблему. Помимо очевидных утверждений, что именно чувством унижения объясняется мотивация подавляющего большинства экстремистов и террористов, можно вспомнить версию, что успех фашистской идеологии является национальной сублимацией унижения.

    В таком контексте, фашизм можно считать групповым аффектом – возможно, даже заслуживающем оправдания, ведь известно, что помрачение рассудка, называемое аффектом, возникает обычно только тогда, когда человек загнан в тупик, доведен его до крайности.

    Таким образом, фашизм, как групповой аффект, подлежит трактовке как пассивная реакция на последовательно и безнаказанное унижение этноса или целой нации.

    Локальные признаки пограничного, полуаффективного состояния общества мы наблюдали весь последний год: «приморские партизаны», показательные избиения, Манежная площадь – все эти неадекватные всплески насилия можно трактовать как форму сублимации общественного унижения. Однако излечение социального организма в таком состоянии, на наш взгляд, возможно только гомеопатическими методами: подобное подобным.

    Если не идеализировать возможности власти и общества (все попытки «перевоспитания» пока заканчивались новым всплеском нетерпимости), привить обществу зачатки понятий о правах реальнее всего путем гипертрофированного унижения. Необходимо сделать унижение заметным, непереносимым – как для каждого конкретного человека в любой бытовой ситуации, так и для всего общества в отношениях с чиновниками и другими власть предержащими. В этом плане политика Первого канала, ТНТ, СТС и пр. – надежда демократии.

    Каждый гражданин имеет право унижать и быть униженным — Особое мнение — Новости Санкт-Петербурга

    Цивилизация выработала универсальные механизмы для саморегуляции общества — выборы, гражданские свободы, уважение к инакомыслию. Но у нас есть достойная альтернатива.

    В Москве (у нас ведь все происходит в Москве) появилось антитабачное движение. В «Ведомостях» напечатан репортаж, как лидер движения, молодой человек Михаил, вместе с миниатюрной девушкой Светой подходит к курящим в общественных местах гражданам и вежливо, со ссылкой на закон, просит их потушить сигарету. Если они отказываются — заливает ее водой. Света снимает на видеокамеру. Если дело доходит до конфликта, вмешивается полиция. Конечно, она на стороне Михаила. Потому что он действует во славу закона.

    Собственно, на фоне ежедневно творящегося вокруг нас бреда это мелкое фрик-шоу не стоило бы внимания. Если бы не было тенденцией.

    Рожденное в недрах нашистов движение «Стоп-хам», активисты которого клеят на неправильно припаркованные машины большие стикеры. Разные околомилоновские «Родительские контроли», которые устраивают провокации против педофилов, переписываются с ними в интернете и заманивают в ловушки. Прекратившиеся с посадкой Бондарика, хотя и абсолютно легальные, «Русские зачистки», когда русские граждане требовали от нерусских граждан, торгующих на улице, документы и разрешения, а потом звали полицию. Список несложно продолжить, стоит только напрячь память.

    Все эти сюжеты имеют три принципиальные общие характеристики. Законность требований их участников. Отсутствие личной заинтересованности. Видеокамеры.

    Отсутствие личной заинтересованности указывает, что это — не какое-то банальное устранение конкурентов, когда один бизнесмен стучит на другого в налоговую, а принципиальная позиция. Бескорыстные и принципиальные активисты тратят свое личное время на то, чтобы бороться за торжество закона — разве это не есть земное воплощение божественной идеи о гражданском обществе? Не настает ли время для ликования?

    Но все портят камеры. Потому что на записях, старательно выкладываемых в Youtube, видна не борьба за торжество закона, а радость толпы, которая нашла повод и легальную возможность кого-то унизить. И этим похвастаться. Это истинный мотив, ради которого не жалко потратить свое время: унизить негодяя. Причем публично и безнаказанно.

    У кого не хватает фантазии и смелости заливать курящим сигареты, могут записаться в казаки. Казакам дают нагайки, с которыми они идут охранять порядок на массовые мероприятия. Имеет смысл хотя бы раз сходить на какой-нибудь общегородской крестный ход, чтобы посмотреть, с какой радостью и гордостью казаки доминируют над толпой и при случае работают локтями, расчищая дорогу. Конечно, казачья нагайка не так эффектна, как пистолет полицейского, но в полиции надо работать, а тут подоминировал — и вернулся домой на диван.

    С недавнего времени дело и вовсе упростилось: теперь не надо даже в казаки записываться. Достаточно включить телевизор и насладиться зрелищем немощи украинской армии и всего украинского государства, особенно на фоне счастливой жизни в соседней Ростовской области. Посмотреть, как «каратели» в наручниках, потупя взор, словно пойманные Милоновым педофилы, дают признательные показания бойцам Донецкой республики.

    Человек, находящийся в гармонии с самим собой и окружающим миром, не нуждается в том, чтобы кого-то унижать или над кем-то доминировать. Унижать хотят униженные, доминировать – закомплексованные. И если пассионарность нации выливается в удовлетворение этих двух потребностей — значит, психическое здоровье этой нации, мягко говоря, не замечательно.

    Беспомощность маленького человека против государства или, если угодно, Системы — ключевой вопрос бытия не только России, но и всей нашей цивилизации. Он создает напряжение. Это напряжение может сниматься с помощью механизмов влияния человека на Систему — с выборов, независимых СМИ и т. д. Не важно, реально ли эти механизмы работают, как считают сторонники западных ценностей, или они лишь фикция, как принято думать у русских патриотов. Важно, что они снимают напряжение.

    Когда таких механизмов нет либо они есть, но их фиктивность очевидна даже идиотам, государство вынуждено выдумывать другие.

    И вот оно выдумало. Не само, конечно, — просто вспомнило старый советский анекдот.

    Забор, перед ним длинная очередь. В заборе дырка — каждый туда заглядывает, вскрикивает и бежит за забор. Встаешь в очередь, она подходит, заглядываешь в дырку и тут же получаешь кулаком в лицо. Вскрикиваешь, бежишь за забор. Там — никого, только чья-то дурацкая рожа в дырку пялится.

    Про нашу власть никогда нельзя понять: специально она эта делает или случайно получилось, а потом сделали вид, что так и задумывалось. Но как бы то ни было, взбесившийся принтер не просто так свои законы печатает. Больше ада! Больше запретов и штрафов. Больше возможностей униженным и закомплексованным унижать, травить и доминировать.

    Унижать Определение и значение | Британский словарь

    унижать /hjuˈmɪliˌeɪt/ глагол

    унижает; униженный; унизительный

    унижает; униженный; унизительный

    Определение слова унижать в Британском словаре

    [+ объект]

    : заставить (кого-то) чувствовать себя очень стыдно или глупо
    • Надеюсь, я не унижу себя во время презентации.

    • Он обвинил ее в попытке унизить его публично.

    • Она была задета и глубоко унижена ложью, которую он сказал о ней.

    — унизительно

    имя прилагательное [более унизительно; самое унизительное]

    — унижение

    /hjuˌmɪliˈeɪʃən/ существительное, множественное число унижения

    [Унижение на работе — теоретические концепции и значение для здоровья работников и функционирования организации]

    Унижение на работе — явление опасное и в то же время малоизученное.Это связано с асимметрией власти, которая вызывает у униженного человека чувство меньшей ценности и неполноценности. Оно проявляется как внутреннее событие (осуждение и эмоции), внешнее событие (акт насилия) или системные социальные условия (бедность и дискриминация). Переживание унижения имеет негативные последствия как тогда, когда человек становится субъектом, так и свидетелем унизительного события. Эти последствия касаются многих областей жизни человека и функционирования в организации.В статье рассматривается взаимосвязь между унижением на организационном уровне и такими трудовыми патологиями, как моббинг, запугивание, травля или травля. Их целью и следствием является унижение отдельного человека или группы людей, а поскольку унижение связано с чувством несправедливости и желанием отомстить, оно часто навсегда нарушает отношения между сторонами и наблюдателями такого поведения. Несмотря на свою индивидуальную и социальную значимость, феномен унижения до сих пор остается пробелом в рассмотрении здоровой рабочей среды и взаимоотношений между людьми, занятыми в организации.В отличие от зарубежной литературы феномен унижения не является частым предметом рассмотрения в польских исследованиях, хотя интерес к нему в последние годы возрос. В статье предлагаются определения этого явления с трех исследовательских точек зрения, а также представлены избранные концепции, касающиеся природы этого явления, и отчеты об исследованиях последствий унижающего достоинство поведения на работе с точки зрения как отдельного лица, так и организации. Мед пр. 2021;72(1):61-8.

    Upokorzenie w pracy to zjawisko niebezpieczne, ale słabo poznane. Wiąże się z asymetrią władzy. У особых упокорзоней скуткуйе почзуцием мниейзей вартосьци и быця горшым. Przejawia się jako zdarzenie wewnętrzne (sądy i emocje), zewnętrzne (akt przemocy) lub systemowe warunki społeczne (bieda i diskryminacja). Doświadczanie upokorzenia niesie negatywne konsekwencje, gdy jednostka staje się zarówno podmiotem upokarzającego zdarzenia, jak i jego świadkiem.Konsekwencje te dotyczą wielu obszarów życia jednostki i funkcjonowania w organizacji. Artykuł ten omawia związek upokorzenia na poziomie organizacyjnym z patologiami pracy, takimi jak mobbing, zastraszanie, znęcanie się czy molestowanie. Ich celem oraz skutkiem jest upokorzenie jednostki lub group osób, a ponieważ upokorzenie wiąże się z poczuciem niesprawiedliwości i chęcią zemsty, często trwale zaburza relacje pmiędzy stronami i obserwatorami zachowańkich. Zjawisko upokorzenia – mimo swej jednostkowej i społecznej istotności – nadal rzadko pojawia się w rozważaniach o zdrowym środowisku pracy i relacjach między osobami zatrudnionymi w organizacji.W literaturze polskiej, w przeciwieństwie do literatury zagranicznej, zjawisko upokorzenia nie jest opisywane często, choć zainteresowanie nim w ostatnich latach wzrosło. Autorzy artykułu proponują definicję tego zjawiska z 3 perspektyw badawczych, przedstawiają wybrane koncepcje dotyczące его natury oraz doniesienia z badań nad konsekwencjami zachowań upokarzaacjących w pracy z jorganstuizjidzenia. Мед. Пр. 2021;72(1):61–68.

    Ключевые слова: злоупотребление силой; эмоции на работе; унижение; моббинг; расстройства отношений; патологии труда.

    «Унижение» Уэйна Кестенбаума — Лямбда Литература

    Автор: Кристин Роулз

    7 ноября 2011 г.

    Тот факт, что Уэйн Кестенбаум — выдающийся талант, очевиден уже на первых нескольких страницах его короткого литературно-критического сборника « Унижение » (Пикадор). В нем Кестенбаум продумывает концепцию унижения во многих различных контекстах, личных и политических. Возникает поэтическая и часто глубокая теоретическая работа, имеющая как академическое, так и культурное значение.

    Примерно первые две трети книги самые сильные. В них Кестенбаум приводит убедительную дискуссию об унижении. Мы проводим свою жизнь, говорит он, стараясь избежать унижения, гуляя в его тени и выбираясь из-под него.

    Книга одновременно прямолинейна и застенчива. Письмо часто производит впечатление упорного влечения к предмету, омраченного постоянным уклонением от него. «Я устал, как и любой человек, — пишет Кестенбаум, — после жизни, которую я провел, избегая унижений и все же стоя рядом с ее пламенем, наслаждаясь искрами, жаром, парадоксальным озарением.

    Прежде всего, это глубоко гуманное чтение. Если «мы все живем на грани унижения, в опасности быть депортированными в эту недобрую страну», это должно открыть путь для какой-то человеческой солидарности. Кестенбаум оказывает всем нам немного благодати, объединяя всех жертв, от убитого жертвы Холокоста до ребенка, над которым издевались в школе.

    Это не значит, что в книге нет недостатков. Кестенбаум иногда делает опрометчивые выводы, которые не звучат правдоподобно. Отмечая, что «[унижение] включает в себя треугольник: (1) жертва, (2) обидчик и (3) свидетель», он утверждает, что все три стороны унижены зрелищем унижения.Итак, свидетель и обидчик делят опыт унижения с потерпевшим. Кестенбаум стирает различие между обидчиком и жертвой способами, которые не всегда звучат правдоподобно. Непонятно как унижение другого равняется унижению. Это может сигнализировать о порче или потере сострадания. Насильник может унизить другого, чтобы избежать унижения самого себя. Но действительно ли эти вещи унижают нас?

    Во-вторых, Кестенбаум слишком легко характеризует письмо, искусство и другие акты творчества как деятельность, порождающую унижение.Он описывает письмо как акт очищения, способствующий катарсису, и утверждает, что это идентично своего рода очищению, происходящему в момент унижения, — своего рода обжиганию огнём. Возможно, для некоторых это верно, но трудно представить, что все реагируют таким образом, даже часть времени. Или что письмо — это акт эмоционального выброса для всех нас.

    Не верю я и мнению Кестенбаума, что язык сам по себе унижает нас. Иногда слова ведут себя как знаки, как предположили Адорно и другие, которые не отражают ничего истинного — или конкретного — о человеческом опыте.А иногда, как указывал Фуко, язык делает «невинным» то, что на самом деле не является невинным. Но слишком часто в этой книге опускаются сложные понятия, чтобы сделать более общий аргумент автора в пользу унижения.

    Несмотря на свои недостатки, Унижение , в конечном счете, является славным, свежим и искупительным подходом к старой проблеме.

     

    Унижение
    Уэйн Кестенбаум
    Пикадор
    Мягкая обложка, 9780312429225, 192 стр.
    Август 2011 г.

    Исследования человеческого достоинства и унижения

    Унижение — это когда вас унижают, удерживают, делают беспомощным и причиняют вам боль.

    Динамика унижения встроена в отношения. Люди и учреждения унижают тех, кто подвергается унижению. Динамика унижения влечет за собой акторов, совершающих акты унижения, и получателей, испытывающих чувство унижения. Однако важно отметить, что унижение не всегда наносится преднамеренно. Иногда чувство унижения возникает в результате недопонимания, более того, оно может возникнуть даже тогда, когда люди хотят помочь и не осознают, что их помощь унижает адресата.

    Унижение влечет за собой основные аспекты, которые являются универсальными, и другие аспекты, характерные для культурных и личных особенностей. Универсально то, что унижение всегда связано с чувством «приниженности» и восприятием этого как неправомерного нападения. Отличие состоит в том, что в разных контекстах унижение определяется и переживается по-разному.

    В коллективистских контекстах чести, например, унижение определяется и переживается способами, которые часто контрастируют со способами определения и переживания унижения в контекстах, подчеркивающих достоинство человека.Ярким примером могут служить так называемые «убийства чести» (по словам Стефани Небехай, 2000 г., «убийства чести» были зарегистрированы в Бангладеш, Великобритании, Бразилии, Эквадоре, Египте, Индии, Израиле, Италии, Иордании, Пакистане, Марокко, Швеция, Турция и Уганда»…): когда это происходит в контексте, подчеркивающем честь группы, такие убийства воспринимаются как непреодолимая обязанность восстановить униженную честь. В контекстах, подчеркивающих достоинство человека, та же стратегия расценивается как нарушение прав человека, унижающее человеческое достоинство всех причастных.В обоих случаях его представители могут воспринимать критику другой стороны как крайне унизительную, поскольку такая критика может рассматриваться как высокомерная и самодовольная.

    Таким образом, стремление уважать культурное разнообразие легко оказывается на минном поле вездесущего чувства унижения. Даже использование примера так называемых убийств чести в этом тексте вызывает гнев у некоторых наших друзей, например, из Палестины, которые считают, что мы намерены высокомерно заклеймить незападное культурное мышление как отсталое.

    Наш ответ заключается в том, что все мы, все человечество, «владеем» множеством культурных практик, используемых на этой планете, и что так называемые убийства чести являются такой же «нашей» человеческой культурой, как и любая другая практика. Мы не одобряем противопоставление культурных сфер друг другу, напротив, мы считаем, что все мы несем совместную ответственность за всю планету и ее жителей.

    Не в последнюю очередь понятие чести встречается повсюду, в том числе и на так называемом Западе.Например, Southern Honor , хотя к нему больше не обращаются напрямую, он все еще проникает в политику Соединенных Штатов Америки. Историк Бертрам Вятт-Браун (1982) описывает Southern Honor в своей книге с таким же названием. Согласно Уайатт-Брауну, склонность южан к «воинской этике» включает в себя следующие элементы: «мир должен признать высокое отличие государства; боязнь унижения, если этому требованию не будет оказано должного уважения; стремление к славе; и, наконец, принуждение к мести, когда в вопросах как личных расчетов лидерства, так и в коллективных или национальных условиях репутация той или иной добродетели и самооправданной силы отвергается» (Wyatt-Brown, 2005, с.2). Дэвид Хакетт Фишер (1989) сообщает нам, что южане «решительно поддерживали каждую американскую войну, независимо от того, из-за чего она велась и против кого она велась» (Fischer, 1989, стр. 843). Социальные психологи Ричард Нисбетт и Дов Коэн (1996) объясняют психологию насилия в культуре чести в южной части Соединенных Штатов.

    Апартеид может служить примером институционального унижения. Разработанная как иерархическая система «высших» и «низших» существ, которая первоначально рассматривалась как представляющая «естественный» или «божественный порядок», с ростом идеалов прав человека она все чаще рассматривалась как система институционализированного унижения.

    Чувство унижения может привести к апатии и депрессии или к униженной ярости (Хелен Льюис), которая питает либо насилие — от насилия в семье до крупномасштабных злодеяний, таких как геноцид или терроризм, спровоцированный экстремистскими униженцами-предпринимателями, которые держат циклы унижения в движение — или оно может привести к конструктивным социальным изменениям, продвигаемым умеренными людьми в духе таких людей, как Берта фон Зутнер, Пауло Фрейре, Мохандас К. Ганди или Нельсон Мандела, цель которых — изменить унизительные системы, не используя унижение как инструмент.

    В социальных контекстах, где считается «естественным порядком» иметь «высших» и «низших» существ, «низших» людей часто обычно унижают, чтобы «преподать им уроки» и «напомнить» им о должном низкое место. Нередко подчиненные усваивают это устройство и реагируют с раболепным «смирением». В таких контекстах обычно только элиты ссылаются на понятие унижения, когда их унижают; они защищают униженную честь дуэльными ответами.

    Эта установка резко меняется, как только идеалы прав человека проникают в сердца и умы людей.Подчиненные больше не смиренно принимают свое низкое положение. Напротив, они взывают к понятию унижения и требуют, чтобы элиты считали их равными по достоинству, которых теперь просят отказаться от превозношения превосходства. Как только идеалы прав человека начинают проникать в социальные и психологические коды, применение старых методов унижения людей с целью «научить их тому, чему они принадлежат» легко приводит к контрпродуктивным результатам. Она больше не делает униженными подчиненных, будь то покорные жены, подчиненные служащие или граждане второго сорта, которые «знают свое место», напротив, она может сделать униженными разгневанных противников, которые отвергают ее как унизительную.А поскольку чувство унижения потенциально может привести к серьезным последствиям, Линднер называет его «ядерной бомбой эмоций», которая может привести к результатам, варьирующимся от разрушения социальных отношений до терроризма.

    Унижение и динамика конфликта | За пределами неподатливости

    Дженнифер Голдман

    Аспирант Министерства внутренней безопасности США и аспирант Международного центра сотрудничества и разрешения конфликтов Колумбийского университета


    Эта черновая стенограмма представляет собой текстовую альтернативу аудио.Приносим свои извинения за случайные ошибки и непонятные разделы (которые отмечены знаком ???).

    A: Во-первых, часто, если не всегда, происходит динамика силы, когда происходит унизительное событие. Поэтому часто человека, которого унижают, заставляют чувствовать себя ниже того, кто уже чувствует, что имеет над ним власть. В случае с палестинцем, который проходит через контрольно-пропускной пункт и чувствует себя униженным из-за необходимости раздеться или других унизительных переживаний, там явно происходит динамика власти.Есть солдат и гражданский, и у солдата есть пистолет, а у гражданского нет, и гражданский в этом случае действительно зависит от прихоти солдата. Есть также динамика культурной власти, когда целая группа людей как бы угнетается другой группой людей во многих отношениях. Таким образом, динамика власти, связанная с унизительным опытом, часто идет рука об руку с дисбалансом власти. Так что, если вы уже сидите за столом переговоров, и есть дисбаланс сил и есть унижение, связанное с этим дисбалансом сил, конечно, будет гораздо труднее, чтобы эти стороны пришли к соглашению, чем это было бы если бы не было тех унизительных переживаний или если бы не было дисбаланса сил.Я думаю, если мы думаем о продолжительности конфликта как о прямом конфликте и о том, что вокруг конфликта происходят ужасные события, то конфликт становится более зрелым и перемещается в место, где люди действительно могут разговаривать друг с другом, договариваться и пытаться чтобы прийти к пониманию, если не к соглашению, но, по крайней мере, к пониманию точек зрения друг друга, то место, на которое мы смотрим, унижение вдоль этого континуума на самом деле находится в первой части, вокруг фактического опыта конфликта, а не столько в, » Хорошо, теперь ты за столом.Что вы делаете, оглядываясь назад на унижение, которое привело вас к этому конфликту в первую очередь?» Во многих отношениях это довольно сложно делать в этой области и «Путь к согласию», сосредоточив внимание на людях, сидящих за столом. , и они пережили конфликт или находятся в разгаре конфликта, но они могут разговаривать друг с другом. Это исследование сосредоточено на задолго до этого. «Что так затягивает людей в этот цикл насилия?

    В: Итак, что полезного нам нужно знать об унижении?

    A: Итак, если унижение является центральным элементом неразрешимого конфликта, то для того, чтобы знать, что с этим делать, нам сначала нужно узнать, что с ним происходит.Итак, я чувствую, что мы только в самом начале пытаемся понять: «Какова ситуация? Какова динамика, которая здесь происходит?» Я могу глубже объяснить исследования, над которыми мы работаем, и это может помочь объяснить, как я об этом думаю. Поэтому, если мы просто попытаемся сказать, что унижение — это плохо, и попытаемся избавиться от него и сделать его не проблемой, я не думаю, что мы сможем сделать это, не поняв сначала: «Какова динамика в игре?» и «Что его подпитывает? Как это работает? Как это заставляет людей застревать?» Итак, первый вопрос: «Как это заставляет людей застревать? Как это работает с течением времени? Как это способствует неразрешимости конфликта?» Как только мы разберемся с этим, и это не обязательно линейные шаги, когда вы сначала посмотрите, как это работает, а затем посмотрите, как это предотвратить, но с точки зрения исследования, которое занимает очень много времени, я думаю, глядя на процесс это и его цикл — действительно хорошее место для начала.Итак, сначала мы смотрим на вопрос: «Как люди увязают в этом?» Затем мы могли бы рассмотреть вопрос: «Какие способы предотвратить это?» Затем: «Как вы можете продолжать жить так, чтобы унижение не играло роли и не помогало этим конфликтам выйти из-под контроля?»

    Q: Итак, чтобы этого не произошло, у вас есть два варианта: один, каким-то образом предотвратить унижение унижающего, или два, с другой стороны, создать механизмы выживания для униженных, которые, казалось бы, предвзято относятся к сторонам.Когда вы выясняете механизмы унижения, что тогда?

    A: Хорошо, могу я сначала рассказать, как это работает?

    В: Да, я говорю это только потому, что считаю это увлекательным и интересным. Я склонен всегда думать о том, как это использовать.

    A: Я бы предположил, что один из способов понять, что с этим делать, — это сначала выяснить, как это происходит, так как же это работает? Итак, это одна из теорий того, как это работает, и идея в том, что когда кто-то сталкивается лицом к лицу с унизительным опытом, кто-то обрывает его.Предположим, что кто-то говорит в группе людей, а кто-то другой перебивает их и говорит: «В любом случае, что вы можете сказать? Почему бы вам просто не помолчать и не принести остальным кофе?» Я вижу, только по твоему выражению лица, что это поражает многих людей, и это не международный пример, но он поражает.

    В таком случае люди могут испытать это по-разному. Некоторые люди могут подумать: «Да, я воспринимаю это как унизительный опыт, и я собираюсь жить дальше, и этот человек сказал мне один комментарий, и это нормально.«Могут быть другие люди, которые скажут: «Как этот человек посмел сделать это», будут вариться и думать об этом, и могут пройти недели, а это все еще будет у них на уме, и они думают обо всех вещах в что они могли бы сказать, или должны были сказать, или хотели бы сказать. Могут быть другие люди, которые в этот момент будут кричать, кричать и немедленно сопротивляться. ситуации, кто бы пошутил над ситуацией.Таким образом, есть все эти разные способы, которыми человек в данный момент может переживать событие и фактически вести себя.

    Итак, один вопрос: «Что приводит к этим индивидуальным различиям в поведении или опыте?» Почему некоторые люди воспринимают это так: «Я просто позволю этому сойти с ума», а другие встают и тут же злятся? Мысль состоит в том, что некоторые из них связаны с внутренней психологией или ДНК, личностью, психологическими переменными, а некоторые из них связаны с более широкими социологическими переменными.Как социальный психолог, я всегда думаю об обоих. В данном случае меня сейчас больше интересуют социологические переменные и какова культурная динамика, с которой мы все живем, и общества, в котором мы живем, какие сообщения посылаются нам о том, как мы должны испытывать свои эмоции. ?

    Кто-то, кто повлиял на мои размышления об этом, это некто по имени Джеймс Аврил, социальный психолог из Массачусетского университета. Он писал об эмоциональных ролях.По сути, он сказал, что есть несколько разных типов сообщений, которые нам посылают о том, как мы должны испытывать определенные эмоции. Люди могут чувствовать себя привилегированными, когда испытывают определенные эмоции. Например, если вы чувствуете себя униженным, ваша культура может привести к тому, что вы будете чувствовать себя привилегированным, чтобы агрессировать, потому что вы были унижены; вы жертва, и теперь у вас есть привилегия нападать на человека, который вас унизил. Вы можете быть ограничены в действиях из-за эмоций. Примером может быть скорбь.Если ваш муж только что умер, а вы находитесь на похоронах и скорбите, вам запрещено делать кучу разных вещей. Вам, вероятно, запрещено носить цвета, кроме черного, вам запрещено смеяться, вам запрещено ходить на работу, вам запрещено встречаться с другими людьми в течение года. Есть все эти социальные ограничения, которые основаны на культуре. Во всех культурах это будет отличаться, но я говорю об американской культуре. Таким образом, привилегия и ограничение — это два основных фактора, которые, как мне кажется, имеют отношение к статье об унижении.Есть все эти различные культурные сообщения о том, что вы должны делать в определенных ситуациях.

    Когда люди унижены, более конструктивными являются те сообщения, которые не дают людям привилегии на агрессию, а скорее запрещают или дают людям привилегию каким-то образом конструктивно относиться к этому. Это одна часть истории — социальные нормы о том, «Что мне делать, когда я чувствую себя униженным?» Вторая часть истории: «Что мне делать, когда я чувствую себя униженным?» Это связано с эмоциональной ролью.«Как я это чувствую? Как я веду себя в зависимости от этого?» Опять же, мы предполагаем, что существуют социальные нормы, которые говорят людям, как вести себя в различных обстоятельствах. В ситуации, которую я описал, когда кого-то застрелили посреди встречи, когда он говорил, скажем, в контексте такой компании, как «На Уолл-стрит», если бы это произошло в контексте того, что я называю Уолл-Стрит. Уличный пример или сценарий: вы можете представить, как человек говорит: «Нет, ты заткнись, садись, иди принеси мне кофе, иди отсюда.Что вы имеете в виду?» Это ощущение мужественности, «все возможно», люди просто говорят друг другу, что делать все время, а крики и вопли — это норма. Это то, что я представляю себе на Уолл-Стрит. сценарий

    С другой стороны, если вы подумаете о другой ситуации, когда у вас есть очень совместная организация, подобная той, в которой я работал, консалтинговые фирмы, которые помогают людям общаться более эффективно. Если бы кто-то сделал это на собрании или в такой обстановке, реакция могла бы быть совсем другой.Скорее всего, человек, почувствовавший себя униженным, не стал бы кричать и ругаться. Они могут решить это конструктивно или просто молча сидеть и ждать, пока позже, и поговорить с человеком в автономном режиме. Могут быть некоторые последствия для человека, совершившего унизительный поступок, в более широком сообществе людей. В зависимости от обстановки, в которой вы находитесь, и социальных норм в этой обстановке, люди будут по-разному переживать унижение и реагировать на него по-разному.Но интересная часть этой серии исследований, которую мы проводим, связана с тем, как люди помнят унизительный опыт.

    Мы не просто смотрим на то, что происходит, когда вы чувствуете себя униженным в данный момент, но неделю спустя, месяц спустя, как вы помните этот опыт? В этом воспоминании ваш огонь снова разгорается, и вам просто хочется набрасываться каждый раз, когда вы вспоминаете ситуацию? Или со временем рассосется? Отличается ли то, как вы это помните и как вы действуете в дальнейшем, в зависимости от сообщений, которые вам посылает окружающее вас общество? То, как мы думаем о том, как работает унижение, состоит в том, что дело не только в том, что в ту минуту, когда вы чувствуете себя униженным, вы набрасываетесь, и это конец истории.На самом деле в обществах или культурах посылается сообщение: «Когда вы чувствуете себя униженным, ваша обязанность или ваша привилегия — смешаться с этим и позволить этому проникнуть в вас, чтобы вы чувствовали себя вправе наброситься на вас», если это так. что происходит, мы можем понять, почему это такая проблематичная эмоция и как она может оказаться в центре циклов разрушения. Это может быть верно не только для эмоции унижения, это может быть верно для многих других видов эмоций и других вещей, которые делают конфликты неразрешимыми.Если правда, что с течением времени люди варятся в этих эмоциях, и каждый раз, когда они думают об этом или каждый раз, когда они проходят через этот же блокпост, даже если тот же самый солдат не продолжает их унижать, просто вид блокпоста вызывает это чувство унижения, и эти чувства подпитывают агрессивное поведение, этому нет конца. Вот как я думаю о том, как работает динамика в данный момент. Вы можете видеть, что это всего лишь ядро ​​понимания того, что может происходить; это всего лишь одна часть гораздо большей головоломки.Я бы никогда не сказал, что то, что я только что описал, является ответом на вопрос, почему конфликты неразрешимы, я бы никогда этого не сказал.

    Домогательства — Консультации граждан

    Преследование — это нежелательное поведение, которое вы считаете оскорбительным или которое заставляет вас чувствовать себя запуганным или униженным. Это может происходить само по себе или наряду с другими формами дискриминации.

    Нежелательное поведение может быть:

    • произнесенные или написанные слова или оскорбления
    • оскорбительные электронные письма, твиты или комментарии на сайтах социальных сетей
    • изображений и
    • граффити
    • физических жестов
    • выражений лица
    • анекдотов

    Вам не нужно ранее возражать против чего-либо, чтобы это стало нежелательным.

    Проверить, не является ли домогательство незаконной дискриминацией

    Преследование является незаконной дискриминацией в соответствии с Законом о равенстве 2010 года, если оно вызвано или связано с одним из следующих факторов:

    • возраст
    • инвалидность
    • смена пола
    • религия или убеждения
    • секс
    • сексуальная ориентация

    Закон о равенстве называет эти вещи охраняемыми характеристиками . Преследование из-за одной из этих характеристик называется преследованием, связанным с защищенной характеристикой .

    Преследование в связи с тем, что вы беременны или недавно родили ребенка

    Если вы подвергаетесь домогательствам из-за того, что беременны, кормите грудью или недавно родили, это может быть домогательство, связанное с сексом.

    Каковы последствия или намерения преследования?

    В Законе о равенстве говорится, что домогательством считается поведение, предназначенное для или имеет эффект либо :

    • оскорбление вашего достоинства
    • создание запугивающей, враждебной, унизительной, унизительной или оскорбительной обстановки

    Это означает, что это домогательство, даже если человек, который вас беспокоит, не хотел вас обидеть или запугать, если домогательство имеет один из вышеперечисленных последствий.

    Если вы пойдете в суд, судье, возможно, придется решить, домогательство это или нет. Они рассмотрят, какие чувства у вас вызвало такое поведение, и будут ли разумными для вас такие чувства.

    Преследование может быть направлено на вас, но может быть направлено и на кого-то другого или даже ни на кого конкретно. Это может быть связано с вашей или чьей-либо защищенной характеристикой. Это может не иметь к вам никакого отношения, но вы все равно находите это оскорбительным.

    Если это связано с охраняемой характеристикой, это может быть притеснением.

    Пример

    Вы женщина. Всякий раз, когда вы тренируетесь в своем местном спортзале, другие посетители тренажерного зала мужского пола дразнят вас и делают оскорбительные комментарии — например, что лучше не разговаривать с вами прямо сейчас, потому что это должно быть ваше время месяца снова. Вы можете подать иск о домогательствах, связанных с сексом.

    Пример

    Водитель автобуса отпускает расистские комментарии о темнокожих за рулем. Это не обращено ни к кому конкретно, но создает пугающую и враждебную атмосферу для пассажиров, в том числе и для вас, находящихся в автобусе.Вы можете подать иск о домогательствах, связанных с расой, даже если вы не черный.

    Пример

    Вы идете на ужин со своими мамочками-лесбиянками, чтобы отпраздновать свой день рождения. Некоторые работники ресторана в течение всего вечера делают друг другу антигейские комментарии о ваших родителях. Комментарии достаточно громкие, чтобы их услышали все. Вы находите комментарии оскорбительными и очень огорчены поведением персонала. Вы можете подать иск о домогательствах, связанных с сексуальной ориентацией.

    Преследование из-за защищенной характеристики, которую кто-то считает имеющейся у вас

    Вас могут преследовать из-за охраняемой характеристики, которой кто-то считает, что вы обладаете, хотя на самом деле это не так.

    Пример

    В ожидании обслуживания в баре вы слышите, как персонал громко и оскорбительно отзывается о вашей внешности, говоря, что вы трансгендерная женщина. Несмотря на то, что это неправда, вы чувствуете себя напуганными и расстроенными их замечаниями и решаете уйти.Это может быть домогательство, связанное со сменой пола.

    Преследование из-за охраняемой характеристики, о которой известно, что у вас ее нет

    Вас также могут беспокоить защищенные характеристики, о которых кто-то знает, что на самом деле у вас их нет.

    Пример

    На работе некоторые из ваших коллег продолжают комментировать и шутить о том, что вы гей. Они обзывают вас и иногда оставляют на вашем столе такие вещи, как гей-фильмы для взрослых и журналы.Они все знают, что на самом деле ты не гей. Вы можете подать иск о домогательствах, связанных с сексуальной ориентацией.

    Если с вами плохо обращаются из-за вашей реакции на домогательства

    Если с вами обращаются плохо или менее благосклонно из-за вашей реакции на домогательства, связанные с полом или сменой пола, вы можете подать иск в соответствии с Законом о равенстве. Закон говорит, что это также домогательство. Вы защищены, если отклоните или подчинитесь преследованию.

    Человек, который относится к вам менее благосклонно, может быть человеком, который на самом деле домогался вас, но это может быть и кто-то другой.

    Сексуальные домогательства

    Если кто-то ведет себя таким образом, что вы чувствуете себя расстроенным, запуганным или оскорбленным, и такое поведение носит сексуальный характер, это называется сексуальными домогательствами.

    Следующие шаги

    Другая полезная информация

    Консультативная служба поддержки по вопросам равенства (EASS)

    Если вы столкнулись с дискриминацией, вы можете получить помощь по телефону доверия EASS.

    Комиссия по вопросам равенства и прав человека (EHRC)

    Помогите нам улучшить наши советы по предотвращению домогательств

    Если вы пришли на наш сайт сегодня, чтобы найти информацию или совет о домогательствах, мы хотели бы, чтобы вы заполнили короткую онлайн-анкету о своем опыте.

    Это займет около 5 минут. Узнайте, как вы можете улучшить наши рекомендации по предотвращению домогательств .

    Унижение Америки — это больше, чем американское высокомерие

    Когда американские военные ушли из Афганистана, Кабул с ошеломляющей скоростью пал перед решительными бойцами со средневековыми желаниями во всем, кроме снаряжения войны. Талибы с длинными бородами и длинными ружьями проехали по городу на пикапах и водрузили свой флаг в знак победы. Женщины, опасаясь возвращения к репрессивному обществу, в котором они были скорее собственностью, чем личностью, исчезали в своих домах, в секретных местах и ​​за всеобъемлющими паранджами.

    И на этих берегах говорили об унижении Америки.

    Жители Афганистана затопили взлетно-посадочную полосу и вцепились в брюхо самолета, катившегося на взлетную полосу в аэропорту Кабула. Люди так отчаянно пытались вырваться из запутанных обстоятельств, что были готовы рискнуть жизнью в колесной арке реактивного самолета.

    А голоса в соцсетях объявили происходящее свидетельством глобального унижения этой страны.

    «В Афганистане президент Байден сказал, что он «доверяет» «силам афганских вооруженных сил», и в результате снова получился позорный спектакль, дипломатическое унижение и катастрофа для национальной безопасности», — заявил сенатор. .Об этом говорится в заявлении Теда Круза (штат Техас).

    Есть что-то не совсем правильное в том, чтобы приписывать Америке «унижение» — что-то эгоистичное и в конечном счете самовозвеличивающее.

    Назвать это унижением — значит сделать Америку центром этой истории — не широкомасштабной военной саги, которая длилась десятилетиями, а трагической гуманитарной главы, которая начала разворачиваться в последние недели. В погоне за бегством из собственной страны афганский народ открыто демонстрирует свой страх, отчаяние и предательство.Они причиняют боль в каждом неподвижном изображении, в каждом фрагменте видео, в каждом написанном слове. Страдания более чем достаточно.

    Каждый раз, когда кто-то описывает логистику вывода войск как унижение для Америки, это ставит гордость и самооценку страны в центр этой душераздирающей истории, что кажется скорее отвлекающим, чем конструктивным. Унижение и высокомерие — родные братья. Они сросшиеся близнецы самоуважения.

    Стыд может стать мощным мотиватором к лучшему.Это может быть необходимым топливом, чтобы подтолкнуть страну к исправлению аморальной ситуации. Но унижение звучит хрупким эгоизмом и уязвленными чувствами. Это ставит эго этой страны в центр истории, в которой можно утверждать, что американское эго было крайне усложняющим фактором.

    Америка унижена только в том случае, если Америка непогрешима, а эта страна уж точно не такова.

    «Мы четко осознавали риски. Мы планировали все непредвиденные обстоятельства», — сказал президент Байден в понедельник днем ​​в речи из Белого дома.«Но я всегда обещал американскому народу, что буду откровенен с вами. Правда в том, что все произошло быстрее, чем мы ожидали».

    «Я не буду вводить американский народ в заблуждение, утверждая, что всего лишь немного больше времени в Афганистане решит все проблемы. Я также не буду уклоняться от своей доли ответственности за то, где мы находимся сегодня и как мы должны двигаться вперед», — сказал он. «Я президент Соединенных Штатов Америки, и ответственность ложится на меня».

    «Я глубоко опечален фактами, с которыми мы сейчас сталкиваемся», — сказал он.«Но я не жалею о своем решении положить конец войне Америки в Афганистане».

    Она была единственным членом Конгресса, проголосовавшим против войны в Афганистане. Некоторые называли ее предательницей.

    Америка не была унижена; Америка облажалась. И Америка должна исправить свою ошибку, пока не стало слишком поздно.

    Личное унижение долгое время было целью талибов в обращении с женщинами. Унижение заставляют замолчать и жестоко обращаются из-за вашего пола. Говорят, что само ваше присутствие является оскорблением морали и праведности.Ему отказывают в образовании и свободе.

    Президент Афганистана бежал из своей страны. Военные сдались талибам без боя. И сотни ошеломленных граждан остались стоять плечом к плечу на полу грузового самолета ВВС США, направлявшегося в Катар, отчаянно желая покинуть свой дом, свою страну. Они смирились с тем, что попрощались с частью себя и оставили часть своего сердца.

    «Сцены, которые мы наблюдаем в Афганистане, мучительны, особенно для наших ветеранов, наших дипломатов, гуманитарных работников, для всех, кто провел время на местах, работая в поддержку афганского народа», — сказал Байден.«Для тех, кто потерял близких в Афганистане, и для американцев, которые воевали и служили в стране — служить нашей стране в Афганистане — это глубоко личное. Это и для меня тоже».

    Байдену удалось признать происходящее ужасное зрелище, а также эмоциональную связь, которую так много членов военного, дипломатического корпуса и других имеют с Афганистаном и его народом. Но он воздержался от сеанса терапии для ослабленной американской мощи. Некоторые утверждают, что он не взял на себя достаточную ответственность за этот беспорядок.У других есть проблемы с его решением уйти вообще. Это политика и политические дебаты. Ни то, ни другое не доставит людей в самолеты и спасет от опасности в ближайшие дни. Оба заслуживают более позднего внимания.

    Вывод американских войск из Афганистана — это неразбериха. Это шокирующе дезорганизовано, ужасно хаотично и разрушительно душераздирающе. Америка должна злиться на себя за свои неудачи.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.