Как спросить с понимающего: Спросить как с понимающего что значит?

Содержание

Сценарии осмысления понимающего бытия Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

альт ошям. ао1в

с

2

к ЙЙ

В.М. Розин

Сценарии осмысления понимающего бытия

Аннотация. В статье обсуждаются две основные темы — эффективность социальных проектов (трансформаций) и возможность отдельного человека влиять на социальные процессы. Автор старается показать, что, хотя развитие обязательно предполагает социальные проекты, большинство из них нереализуемы или приводят не к тем результатам, которые планировались. Возникает вопрос, происходит ли тогда в истории прогресс, не технический, а культурный. По мнению автора, культурный прогресс все же происходит за счет двух основных процессов. Во-первых, деятельности и творчества философов, ученых, художников, инженеров и других субъектов, которые озабочены этим прогрессом, т.е. работают на культуру и человека, противостоят разрушительным, нежизненным действиям других людей. Во-вторых, культурный прогресс идет в результате конкуренции социумов. Социумы, основанные на антикультурных идеях, или были уничтожены (как, например, нацистская Германия) или перерождались и проигрывали соревнование (как СССР). По поводу жизненной стратегии отдельного человека, даже в условиях «изобретательного государства», которое блокирует свободу, решение состоит в том, чтобы реализовать себя, работать на культуру и человека, на Благо и нравственность, развивать критическое мышление, без которого в настоящее время невозможно разобраться в происходящем.

Ключевые слова. Бытие, осмысление, свобода, государство, власть, элиты, личность, проект, реализация, понимание.

Хотелось бы не просто жить, а жить осмысленно, понимая, что происходит в мире и совсем рядом, с собственной личностью. Возможно, когда-то это было просто (да и то, вряд ли), но в настоящее время понять бытие очень трудно. Бытие — философская категория, но речь в данном случае идет о его проявлении в обычной жизни, с проблем которой я и начну.

В последнее время, слушая телевидение и просто рассказы разных людей, я поражаюсь, насколько в мире правит эгоизм, бесчувствие, наверное, зло. Уже не однажды ведущие программ предупреждали пенсионеров, которые доверчиво ведутся на всякие соблазнительные предложения незнакомых людей, правда, представляющих себя как лица официальные; но потом выясняется, что это просто мошенники, которые забрали последние сбережения наивных стариков. Какую совесть нужно иметь (или не иметь никакой), чтобы ограбить старого человека?

В данном случае корысть и бесчувствие налицо. Но значительно больше случаев их вуалирования. Вот, например, проблема качества наших продуктов. Постоянно мы смотрим передачи, где рассказывают, как недобросовестные производители в погоне за прибылью или, стараясь выжить, заменяют натуральные продукты всякими суррогатами, которые рано или поздно сказываются на нашем здоровье. Причем речь идет о массовом производстве, затрагивающим буквально миллионы потребителей. Понятно, что каждый конкретный производитель как-то оправдывает свои действия: все так делают, нет другого выхода, на вид даже аппетитнее, для покупателя немного, а мне набежит круглая сумма и т.д. и т.п., но нам от этого не легче, а поступок производителя — все равно выглядит почти как сознательное вредительство. Интересно, какая часть обслуживающих нас людей понимает последнее и переживает. Думаю, очень небольшая.

И уже совсем, вероятно, не переживают наши чиновники, которые успешно распиливают государственный бюджет или придумывают схемы, позволяющие извлекать доход из своих мест. Последняя практика, очень распространенная и требующая настоящего творчества, получила название — «рентостроительство». Строим не дома или новые производства, а собственное благополучие, причем за счет других. Однако подавляющее большинство российских чиновников, занимающихся рентостроительством, считают, что так и положено, точнее, заведено, чуть ли с доисторических времен, когда цари и большие сановники ставили чиновников на кормление (на то и губернатор, чтобы подвластное ему население несло то и другое в клюве).

Эта историческая традиция, к сожалению, во многом определила ход событий и в конце ХХ — начале XXI вв. Новые российские элиты, имея мироощущение, по сути, воспроизводящее ценности прошлого, а также советской власти (партии большевиков, политбюро, КГБ), будучи предельно эгоистическими (в новом понимании, которое позволяет присваивать народную собственность и распределять в свою пользу бюджет государства), способствовали тому, что российская экономика и хозяйство стали специализироваться на добыче сырья (нефть, газ, лес, металл), многие отрасли промышленности были свернуты, товары народного потребления импортируются из-за рубежа, распределение средств и льгот происходит в пользу властных элит. Ну да, в настоящее время наша власть вроде бы спохватилась: заговорили о новой индустриализации, импортозамещении, необходимости освободиться от зависимости, однако, спрашивается, не поздно ли спохватились, возможно ли решить эти задачи при сложившейся вертикали власти и хозяйствования, вообще, возможно ли их решить, находясь в идеологической войне со всем западным миром?

Для объективности надо сказать, что западные чиновники не менее корыстолюбивы. Например, многочисленные службы ООН, помогающие миллионам беженцев в разных странах и голодающему населению, конечно, делают благое дело. Но одновременно они заинтересованы, чтобы эта помощь не прекращалась и даже расширялась; в этом случае чиновники не останутся без работы и смогут жить очень достойно. Поэтому, вряд ли осознавая это, ООН одной рукой помогает, а другой культивирует неблагополучие в форме непрерывно расширяющейся помощи, вместо того, чтобы способствовать такому разрешению социальных конфликтов, которое уменьшало бы саму необходимость в подобной помощи.

Другой пример — политика западных государств в отношении беженцев, безработных и слабо защищенных слоев населения. Опять же власти этих государств делают полезное дело, выглядящее как христианское, раздавая и увеличивая пособия всем этим категориям граждан. Например, «в современной Америке именно государственные программы стали основным орудием в решении проблемы бедности. Уже в первый срок правления Обамы

его администрация побила рекорд по удельному весу населения во всевозможных программах помощи: половина населения Америки получает те или иные государственные пособия. Второй срок обещает существенное увеличение масштаба государственной помощи за счет включения нелегальных иммигрантов в социальные программы» [1].

Но ведь одновременно эта политика развращает население, приучая его к безделию, иждивенчеству, использованию чужих средств, манипулированию законами. Характерны в этой связи высказывания премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмрона. Константин Ремчуков, обсуждая на «Эхо Москвы» результаты выборов в Великобритании, отмечает, что Кэмерон «совсем не заискивал с людьми. Когда речь зашла о миграции, он говорит, да, мы будем ужесточать. Почему? Потому что когда открыли свободу движения в Европе, то открыли свободу движения для рабочей силы. А не для социальных иждивенцев. Если люди по Европе шастают в поисках социальных пакетов, которые они должны получать как безработные, нам такие не нужны. Или молодежь; все говорят молодежи нужно помогать, это же электорат перспективный. Кэмерон говорит, да, будем помогать, но не будем давать пособия или не будем давать долго пособия. Потому что это унизительно и смертельно опасно, если молодой человек начинает получать пособие. Мы должны его научить, чтобы он нашел какую-то работу. Поэтому такой откровенный разговор мне кажется, британцам понравился больше, чем социальные заигрывания лейбористов» [2].

Вторая группа проблем тоже хорошо известна думающим людям. После Второй мировой войны и победы над нацизмом казалось, что восторжествовал разум и можно обеспечить развитие, которое бы привело к лучшей и более справедливой жизни на земле. Однако в конце прошлого века социальную жизнь часто справедливо квалифицировали как «этот безумный, безумный мир». А начало XXI отмечено массовым терроризмом (чего стоит хотя бы 11 сентября, Аль-Каида или бойцы ИГИЛ, насилующие женщин и отрезающие перед объективами головы своих пленников), кровавыми революциями на Ближнем Востоке, общим падением культуры. К сожалению, не избежала последнего и наша страна. Чем, как не падением общей культуры и захватом власти людьми, привыкшими мыслить идеологическими и шпионскими клише, можно объяснить тренды развития нашей экономики и повальное воровство в форме коррупции и инноваций? Тот же Ремчуков пишет на этот счет так: «Потому что каждого патриота поскреби из публичных и обязательно отскребешь государственное финансирование… И отсюда воровство. Мало того, что они получают прямым ходом деньги, при этом самые патриотические патриоты, это генералы спецслужб, вот самые крупные вещи — Роскосмос. Ну, кто к Роскосмосу допущен. Это же все люди в погонах. Со спецдопуском. Чекистского толка. А все воруют. потому что усушки, утруски откаты, специальная профессия появилась -бюджетовыделятели за откаты. Которые ходят лоббируют, вот этот проект будем, вот этот нет» [3].

Кажется, что история пошла вспять, что почти во всем мире быстро побеждает варварство, насилие и лицемерие, что христианские и либерально-демократические ценности не просто переживают кризис, а вообще сходят со сцены истории. Западный мир еще держится, но долго ли сможет сопротивляться, учитывая, с какой скоростью Европу завоевывают арабы, а США латиноамериканцы. И не самоубийственна ли политика российской власти, противопоставляющей нашей стране весь западный мир?

Посмотрим теперь, каким образом массовое сознание, формируемое в том числе социальным знанием, пытается объяснить сложившуюся ситуацию. Здесь можно говорить о трех формах объяснения и одновременно социального действия, поскольку в

социальных науках объяснение, как правило, тесно связано с типом социального действия. Первая точка зрения состоит в убеждении, что основная причина социальных проблем — выход на поверхность эгоизма, ранее сдерживавшегося религией, законами и государством. Например, мой бывший аспирант и прекрасный философ Вадим Беляев, считает, что природа человека исходно эгоистична, но что кризис социальных институтов, вызванный процессами глобализации и ходом «интеркультуры», высвободил в настоящее время дремавшие эгоистические инстинкты людей. Мне эта точка зрения кажется сомнительной, ведь человек — культурное существо, культура же, наоборот, ориентирует человека на сотрудничество, блокируя эгоистические наклонности индивидов, которые, как показывают современные исследования, сами обусловлены социальными факторами. Но как тогда объяснить конфликты и войны, если не эгоистическими позывами? Думаю, теми же самыми культурными и социальными причинами [4].

Правда, в последних работах я сам пишу о «новом эгоизме», но понимаю под этим не обычный эгоизм и эгоцентризм, а культурный феномен. Для современного эгоизма характерно то, что его представители уверены, что они самые обычные люди, не эгоисты, а даже альтруисты, работающие на общее благо. Таковы, как правило, убеждения чиновников, власти и элит. Здесь, конечно, встает очень непростой теоретический вопрос, а можно ли говорить об эгоизме применительно к таким социальным образованиям, как элита, власть, сообщество? Являются ли эти социальные образования субъектами, обладающими сознанием и целеполаганием? Можно ли, скажем, сообщества, сформированные Путиным и Медведевым и российскими обычаями и предназначенные для управления российским хозяйством и обществом, а также защиты порядка, считать целостными и адекватными, если большинство их членов заявляют публично прямо противоположное своим реальным действиям, которые к тому же, как правило, имеют двойное дно?

Вторая точка зрения объясняет возникшие проблемы наличием в обществе социальной несправедливости. Отцом этой концепции, вероятно, был Платон. В «Законах» он писал, что «теперь нам предстоит сражаться с двумя противниками: бедностью и богатством; богатство развратило душу человека роскошью, бедность их вскормила страданием и довела до бесстыдства». В «Государстве» утверждал, что этот мир вещей нужно переделать по образцу совершенного мира идей: «Видя и созерцая нечто стройное и вечно тождественное, — говорил Платон, — не творящее несправедливости и от нее не страдающее, полное порядка и смысла, он этому подражает и как можно более ему уподобляется» [5].

Потом было множество последователей этой концепции, в том числе К. Маркс, считавший несправедливым устройство капиталистического общества. Для Маркса довольно рано было очевидным, что интересы капиталиста и рабочего противоположны, что первый крадет у второго значительную часть его труда (отсюда как богатство одних, так и бедность других), что подобное положение дел обусловлено частной собственностью, что, наконец, разрешение всех проблем и восстановление попранной справедливости предполагает отмену частной собственности со всеми вытекающими из этого последствиями. Очевидными эти положения были потому, что Маркс присоединялся к определенной политической и научной традиции, за которыми, возможно, стояли христианские убеждения.

Впрочем, как добросовестный ученый он старается доказать все эти положения, но не может этого сделать. Действительно, в «Капитале» Маркс фактически показывает, что никакой кражи нет, что рынок так устроен, что капиталист на законных правах может присваивать значительную часть прибавочной стоимости. «Мы видим, — пишет Маркс, —

что если не считать весьма растяжимых границ рабочего дня, то природа товарного обмена сама не устанавливает никаких границ для рабочего дня, а следовательно, и для прибавочного труда. Капиталист осуществляет свое право покупателя, когда стремится по возможности удлинить рабочий день и, если возможно, сделать два рабочих дня из одного. С другой стороны, специфическая природа продаваемого товара (труда рабочего. — В.Р.) обусловливает предел потребления его покупателем, и рабочий осуществляет свое право продавца, когда стремится ограничить рабочий день определенной нормальной величиной. Следовательно, здесь получается антиномия, право противопоставляется праву, причем они в равной мере санкционируются законом товарооборота. При столкновении двух равных прав решает сила» [6].

Анализ работ Маркса позволяет иначе взглянуть и на проблему понимания нового эгоизма. Для этого рассмотрим ситуацию, которую разбирал Маркс в «Капитале» (кражу капиталистами части прибавочной стоимости), с точки зрения представлений философии техники. Тогда она выглядит следующим образом. Капиталисты изобрели социальную технологию, позволяющую получать сверхприбыль. Рабочие противопоставили этой технологии забастовки, критику капитализма, политические действия, кстати, тоже представляющие собой социальное изобретение и технологию. В результате не сразу, но, тем не менее, обе стороны социального конфликта пошли на компромисс (который опять же предполагал новые социальные технологии), и было достигнуто относительно мирное сосуществование. Нельзя ли и на современную ситуацию посмотреть сходным образом?

Новый эгоизм и социальная несправедливость, конечно, налицо. Но поступает ли, например, чиновник противоестественно, когда он занимается «рентостроительством»? Он изобрел и реализует новую социальную технологию, позволяющую ему увеличить свою власть и благосостояние. С точки зрения абстрактных этических принципов и, заметим, отчасти, трудового соглашения, он, конечно, поступает нехорошо. Но с точки зрения возникших возможностей и опять же отчасти существующих законов (в нашей стране очень несовершенных и часто неисполняемых) чиновник остается в правовом поле. Его право как человека, не нарушая законов, расширять свои возможности и благосостояние. Право же граждан, поставивших чиновника на службу обществу (правда, поставивших опосредованно, через выборы и государство), требовать от не рентостроительства, а добросовестного выполнения им своих функций. Как обычный человек я, конечно, на стороне тех, кого возмущает, если не больше, поведение нашей власти и бюрократии. Но как ученый и философ я должен следовать за дискурсом, спокойно смотря на то, что проявляется в результате анализа. Общество в целом заинтересовано в борьбе с рентостроительством, но отдельные сообщества часто нет. Например, наша властная элита и бюрократия (чиновники) не только не хотят бороться с рентостроительством, но напротив, широко его практикуют. Что касается личности, здесь, что ни индивид, то свое решение.

Ко второй точке зрения примыкает третья, сторонники которой объясняют социальное неблагополучие неправильным (несовершенным, не соответствующим идеалу) устройством общества. Для решения социальных проблем, считают они, нужно преодолевать устаревшие, отжившие формы общественной жизни и создавать новые, отвечающие, как сегодня модно говорить, современным вызовам времени. Стоит еще обратить внимание на основания второй и третьей точек зрения. Как правило, эти основания представляют собой социальный идеал (вспомним Платона), который в подавляющем большинстве случаев нереалистичен и практически нереализуем. Тем не менее, часто его пытаются реализовать. Другой вариант, кстати, очень частый, -реализация социального идеала дает совсем не те результаты, на которые рассчитывали, или кое-что получилось, но возникли новые, не менее сложные социальные проблемы.

Последнее можно проиллюстрировать на материале движения Сола Алинского.

«Еще большую известность, — пишет Ирина Жешко, — принесла Алинскому организация ACORN (The Association of Community Organizations for Reform Now ), а точнее, целая сеть подобных организаций в Америке и за рубежом, построенных во многом по образцам социальных экспериментов Алинского и его модели соорганизации людей. Социальные организаторы (social organizers) и созданное ими социальное движение привели к власти своего президента в Америке (Обаму — В.Р.) и способствовали переизбранию его на второй срок, они же сформировали его программу действий, как в ее конструктивной части (реформа здравоохранения, образования, иммиграции и т.д.), так и в смысле национальных проблем, которые ему выпало решать: экономический кризис и огромный государственный долг» [7].

Если для Алинского двумя главными задачами было инициировать самодеятельность и борьбу за права местных бедных общин, а также разработать социальные технологии, позволяющие мирным путем решать первую задачу, то цели движения, взявшего на вооружения технологии Алинского, кардинально изменились. Главным становилось справедливое перераспределение общественного богатства и захват власти в стране как необходимое условие такого перераспределения.

«Когда организаторы попытались свести воедино все выдвинутые на местах предложения, выяснилось, что члены этого движения практически не имели никаких общих скреп кроме технологий соорганизовывания; по основным содержательным идеологическим вопросам разные ячейки ACORN либо расходились во взглядах, либо не имели вовсе никакой позиции. Это нашло отражение в преамбуле к платформе, где социальная база ACORN определялась как «большинство, выкованное из многих меньшинств», которое обещает «выстроить американское общество, где все будут делить общее благосостояние и воевать за свою свободу». В конце концов, предвыборная платформа была написана узким кругом организаторов на основе их собственной идеологии. Чтобы успокоить общественное мнение, напуганное агрессивной платформой ACORN, один из ее лидеров определил цель своей организации следующим образом: «Мы не стараемся захватить власть или богатство. Истеблишмент также имеет право на них. Однако мы хотим иметь в них нашу справедливую долю (fair share)». Основатель ACORN Вейд Ратке в разговоре с единомышленником ответил на вопрос о целях и идеологии ACORN еще прямее: «Помогать людям с низким и скромным доходом получить то, что им по праву принадлежит». На вопрос, что же им по праву принадлежит, он ответил с улыбкой: «Все!». Взятые вместе эти заявления наглядно отражают социальную базу и риторику движения, которое тридцать лет спустя, в 2008, приведет к присяге своего президента» [8].

Что при этом понималось под социальной справедливостью? По меньшей мере, два момента. Во-первых, то, что бедные, цветные, безработные, мигранты, низко образованные, проигрывающие другим в конкуренции живут значительно хуже, чем богатые, белые, работающие, образованные, удачливые в работе и бизнесе, причем вторые получили свои преимущества за счет первых (за счет кражи, эксплуатации, несправедливого распределения и т.п.). Во-вторых, при этом были нарушены естественные, неотъемлемые права людей.

Кажется, что социальный проект Алинского полностью реализован: достигнута социальная справедливость, воплощены в жизнь социальные идеалы. Но все не так просто. М. Фуко предлагает различать дискурс, публично демонстрирующий одно, реально же способствующий прямо противоположному. Ну да, Сол Алинский боролся за демократию, но с точки зрения объективных социальных процессов укрепления

государства, его дискурс, сказал бы Фуко, прикрывал противоположные тенденции подчинения самоорганизации населения бюрократическим и эгоистическим замыслам. «Если попытаться оценить эффективность экспериментов Алинского и его последователей в отношении заявленных ими вначале целей, — пишет Жешко, — т.е. посмотреть, в какой мере эксперименты и начатое им движение social organizing привело к ожидаемым им результатам, то здесь, как я пыталась показать, Алинского бы ждало сильное разочарование. Он, как исследователь и экспериментатор, заметил это отчасти сам в последней главе «Правил».

Эксперименты, начатые во имя развития местной демократии, подорвали самые основы демократии на местном уровне. Отстранение (выпадение) рядовых американцев от политической жизни в конце ХХ века стало еще более массовым, чем в 1960-х. В заметной степени снизилась роль организаций, таких как профсоюзы, политические партии, добровольные организации в демократическом процессе, а именно в прямом представительстве интересов ее членов. Одновременно резко повысилась роль этих же организаций в манипулировании коллективными средствами и мнением своих членов. Руководство организаций типа ACORN с самого начала вело прямой диалог, поверх голов ее членов, с крупными политическими игроками — государством, партиями и большим бизнесом. Предложенная Алинским модель вовлечения граждан в решение своей судьбы через организации и формула демократии как «организации организаций» оказались не способными решить эту задачу. Одна из причин непригодности его модели, как показал опыт ACORN, состоит в том, что члены организаций быстро теряют контроль над собственной организацией и превращаются в ее пешек. Организации, созданные Алинским и его последователями, оказались захваченными и контролируемыми той же самой «номенклатурой» что и социальные институты» [9].

Здесь напрашивается естественный вопрос: не изжила ли себя идея социальной справедливости, не превратилась ли она в свою противоположность? Но что значит, изжила, для кого? Ну да, объективный анализ показывает, что дискурс социальной справедливости способствует противоположным тенденциям: и поддерживает людей, и создает неразрешимые проблемы, причем вторые могут постепенно перевешивать достоинства социальной помощи. Однако научные исследования, как известно, мало влияют на поведение масс и политиков. Они будут следовать за привлекательными и обещающими картинами, до тех пор, пока реальные последствия «картинной жизни» не станут очевидными и больно ударят по благополучию населения. Когда это еще произойдет, скажет скептик, и произойдет ли вообще? Например, аннексия Крыма и война на востоке Украины, безусловно, ударили по благосостоянию россиян и способствовали кризису нашей экономики, но, как отмечают многие комментаторы, не поколебали убеждение граждан в справедливости решения Путина.

Общее место, что социальная жизнь предполагает развитие и социальные трансформации (реформы). Мой учитель, Г.П. Щедровицкий, в свое время в полемике со мной говорил на этот счет следующее. «И вот тут вроде бы многие из вас должны воскликнуть: «Да, идите вы вообще подальше! Хватит нам тех, которые переделывают мир»… Я понимаю этот тезис, с одной стороны, поскольку действительно очень противно. Но — с другой стороны, уважаемые коллеги, нельзя не переделывать мир. Маркс был прав. Как бы вы не относились к тому, что сейчас происходит, и к тому, что было в предыдущие десятилетия, этот принцип по переделке мира остается одним из фундаментальных положений европейской культуры вообще, философии и методологии — в частности. И уж во всяком случае, я должен говорить искренне и откровенно: мы исповедовали этот принцип и полагали, что люди должны переделывать мир, изменять его. И вся наша жизнь проходила как жизнь по переделке мира.» [10].

Мы видим, что переделка мира направляется социальными идеями и концепциями, но, к сожалению, а часто, к счастью, большинство из них нереализуемы. Зато многие реализованные идеи и концепции ужасны по своим социальным последствиям (здесь достаточно вспомнить крестовые походы и борьбу с ведьмами в средние века, или в ХХ столетии итоги осуществления нацистских теорий и результаты построения коммунизма в России или в Камбодже, а сегодня в КНДР). Приходится согласиться с мнением, что идеалы большинства социальных преобразований недостижимы (утопичны), а те, которые все же удается по разным причинам реализовать, часто неприемлемы. «Многие утописты прошлого, — пишет Барбара Гудвин, — не обладали ни серьезными знаниями, ни высокой культурой, их видение хорошего общества выражало просто их жажду свободы, справедливости, демократии и притом в символической форме. Другие люди превращали их видения в теории и политические манифесты. Утопия — явление в принципе двухфазовое, но сегодня, в век академизма и экспертов, мы забыли о первой фазе -утопической идее и сосредоточились на второй — теоретизировании и политике» [11]. Но было бы преувеличением утверждать, что все социальные проекты являются неэффективными. Конечно, не все.

Например, социальные преобразования, идущие в Европе, начиная с XVI столетия, были достаточно успешными. К этому времени реализация социальных концепций привела к кризису сразу в нескольких областях. «Конфессиональный абсолютизм» породил религиозные войны, «властный» — абсолютизм королевской власти и деспотию, «стяжательские идеи» — богатство одних и бедность других, «персональные», как ничем не ограниченные свобода и желания личности — эгоистическое поведение, «когнитивные манифесты» — желание вырвать у природы ее тайны (эксперимент как пытка природы, чтобы она приоткрыла свои подлинные законы). Европейская культура Нового времени возникает именно в связи с преодолением этих идей и концепций с помощью ряда социальных реформ. Религиозные войны разрешились принятием принципа свободы вероисповедования. Абсолютизму и деспотии власти были противопоставлены парламент, естественное право и гражданское общество. Рыночные баталии были введены в русло экономических законов. Персональный эгоизм обуздан моралью, нравственностью и правом. Когнитивный эгоизм был удовлетворен в рамках естествознания и инженерии. В Европе сложилось то, что мы называем капитализмом и либерально-демократическим обществом.

Другой пример — создание коммун. Мой отец Марк Абрамович Розин создал в Москве в конце 1920-х годов одну из первых комсомольских коммун, которая вполне успешно функционировала до тех пор, пока отца не призвали в армию. Анализ опыта этой и других коммун показывает, что необходимым условием их существования являются, с одной стороны, подбор участников (это, как правило, люди, одержимые идеями и готовые ради их воплощения кардинально менять свою жизнь), с другой — терпимое отношение общества к таким социальным экспериментам. Но известно, что коммуны обычно эффективно функционировали всего несколько лет. Еще один пример успешной реализации утопических замыслов — общественные переустройства в рамках диктаторских и тоталитарных режимов. Здесь путем насилия, пропаганды, тотального контроля и идеологического воспитания удавалось воплощать самые невероятные проекты. Одно из необходимых условий этого — лишение человека свободы, оболванивание его. Понятно, что подобная социальная инженерия может быть оценена только негативно, она приводит к уклонению от нормальной жизни общества и человека.

Вероятно, лишь те социальные преобразования успешны, которые, с одной стороны, подготовлены предыдущим развитием, с другой, — удается изобрести социальные технологии, позволяющие эти проекты реализовать, с третьей стороны, появляются

сообщества и индивиды, которые формулируют такие проекты и готовы их реализовать. Хотя большинство социальных проектов недостижимы, а другие приводят к печальным последствиям, тем не менее, без социальных преобразований (здесь Щедровицкий, действительно, прав) социальная жизнь не могла бы состояться. Но тогда приходится отвечать на такой вопрос: поскольку социальные преобразования успешны только в редких случаях, имеет ли место в истории прогресс, не технический (он, безусловно, идет), а культурный. Возрастает ли разумное поведение, становится ли жизнь более осмысленной, снижаются ли конфликты и войны, изменяются ли к лучшему взаимоотношения людей, увеличивается ли вес гуманистических и охранительных идей и пр. Ответить на этот вопрос очень трудно, учитывая, что можно привести много весомых аргументов как «за», так и «против».

Лично мое мнение таково. Культурный прогресс все же происходит, он идет, хоть и очень медленно, за счет двух основных процессов. Во-первых, деятельности и творчества философов, ученых, художников, инженеров и других субъектов, которые озабочены этим прогрессом, т.е. работают на культуру и человека, противостоят разрушительным, нежизненным действиям других людей. Здесь можно спросить: что я имею в виду, говоря «работают на культуру и человека», разве не существует на этот счет противоположных мнений? Существует, но в данном случае это ситуация нашего самоопределения. Кроме того, понятия блага, культуры, человека, правильной жизни и прочее, нужно каждый раз продумывать заново. В настоящее время мы имеем дело именно с таким случаем, требующим заново установиться в фундаментальных антропологических и социальных представлениях.

Во-вторых, культурный прогресс происходит за счет конкуренции социумов. Хотя нацизм и советский социализм какое-то время вполне успешно существовали, все же они проиграли соревнование с западными обществами. Оказалось, что хозяйство и способы жизни людей, построенные на основе соответствующих нацистских и коммунистических проектов и месседжей, все же несостоятельны. Например, что было характерным для становления и функционирования нацистского государства и общества в качестве социального организма? Для внутренней среды третьего рейха — создание согласованных социальных институтов, обеспечивающих решение поставленных Гитлером задач; для внешней — завоевание или уничтожение других народов. Но Гитлер не учел ни общей экономической мощи его противников, превосходящей немецкие возможности, ни быстро возрастающего сопротивления его армиям, ни слабости и античеловечности самих идей, предлагаемых нацистами миру. В результате ему не удалось реализовать свою программу, а Германия была разгромлена, т.е. нацистский социальный организм не смог выжить в борьбе с социальными организмами СССР и Запада. В одном случае социумы, основанные на антикультурных (антиантропологических) идеях, были просто уничтожены (как например, нацистская Германия), в других — они перерождались и проигрывали (как СССР).

Получается, что указанные здесь процессы дополнительны. Если социум поддерживает культуросообразные идеи, концепции и формы жизни, то он в социальной конкуренции с социумами противоположной ориентации (назовем их условно «экстремальными») имеет больше шансов на выигрыш и выживание. И одновременно, если в социуме большой потенциал культуросообразных индивидов, такой социум более жизнеспособен. В исторической перспективе такая точка зрения вполне оптимистическая, но не для отдельных стран и индивидов. А цикл жизни экстремального социума, как правило, может продолжаться несколько десятилетий и больше. Этот период соизмерим с жизнью отдельного человека или поколения. Безусловно, рано или поздно экстремальные социумы сходят со сцены истории, но отдельный человек или поколение часто

вынуждены жить от рождения до смерти именно в таких экстремальных социальных организмах.

В связи с этим стоит различать два разных уровня социального действия — «личностный», относящийся к нашим собственным решениям, где мы можем в определенной степени контролировать свои действия и их результат, и «социальный», когда речь идет о действиях и отношениях, направленных на различные социальные образования, как например, социальные институты, власть, общество и пр. Дело в том, что последние хотя и включают в себя наши собственные действия и действия других людей, кстати, не совпадающие с нашими, тем не менее, являются естественными образованиями, которые можно отнести к социальным формам жизни или социальным организмам. У них свои процессы, траектории и циклы. Может быть, нам и хотелось бы заставить развиваться их в желательном направлении (например, чтобы уменьшался эгоизм правящих элит). Однако, зависит ли это от нас, соизмеримы ли наши силы с силами и факторами, определяющими становление и развитие этих деиндивидуальных форм жизни и социальных организмов?

Здесь я перехожу к рассмотрению позиции и способа жизни отдельного человека, точнее, личности. Личность не простой индивид, а человек, формирующийся, начиная с античной культуры, противопоставляющий себя традиции, начинающий действовать самостоятельно и выстраивать под себя мир и себя в этом мире. Впервые такого человека выводит в своих диалогах Платон. Его Сократ и некоторые другие герои, ведут себя не как все, они обдумывают свою жизнь, осуществляют выбор жизненного пути. В «Государстве» Платон описывает перипетии душ в загробном мире. Вроде бы судьба человека полностью определяется богами загробного мира, однако, выбор дальнейшей судьбы (жребия) трактуется Платоном как поступок личности умершего. «После этих слов прорицателя сразу же подошел тот, кому достался первый жребий, он взял себе жизнь могущественного тирана (выше богиня судьбы Лахесис, бросавшая в толпу душ жребии, сказала: «Добродетель не есть достояние кого-либо одного, почитая или не почитая ее, каждый приобщается к ней больше или меньше. Это — вина избирающего, бог не виновен». — В.Р.). Из-за своего неразумия и ненасытности он произвел выбор, не поразмыслив, а там таилась роковая для него участь — пожирание собственных детей и другие всевозможные беды. Когда же он потом, не торопясь, поразмыслил, он начал бить себя в грудь, горевать, что, делая свой выбор, не посчитался с предупреждением прорицателя, винил в этих бедах не себя, а судьбу, богов — все что угодно, кроме себя самого… Случайно самой последней из всех выпал жребий идти душе Одиссея. Она помнила прежние тяготы и, отбросив всякое честолюбие, долго бродила, разыскивая жизнь обыкновенного человека, далекого от дел; наконец, она насилу нашла ее, где-то валявшуюся, все ведь ею пренебрегли, но душа Одиссея, чуть ее увидела, с радостью взяла себе» [12].

Интересно, что Платон намечает и решение интересующей нас проблемы — как жить личности и может ли она влиять на ход социальных процессов. С одной стороны, показывает великий античный мыслитель, личность должна реализовать себя, идя по пути спасения, и если она эту задачу решает, то человек становится блаженным, встречая смерть спокойно, без страха. Понимание загробного бытия у Платона работает на его концепцию личности, ведь главное, что должна сделать душа в царстве Аида, -осуществить правильный выбор своей судьбы. Но правильный выбор по Платону — это не одномоментный акт, а размышление, обдумывание своей прошедшей жизни, в конечном счете, как показывает анализ «Федона», «Пира» и ряда других диалогов, правильный выбор предполагает сложную духовную работу («вынашивание духовных плодов», освобождение от уз тела и неразумных желаний, жизнь истиной, идеями и прочее).

С другой стороны, личность, именно чтобы спастись, должна работать на общее Благо, в идеале, достигнув совершенства, переделать этот земной мир по образу неба и мира идей, где царствуют боги и справедливость. Вот тут-то и проявилась слабость, утопичность платоновского замысла. Платон считал, что реальное государство должно быть построено в строгом соответствии с идеей государства, которую именно он, Платон, знает (припомнил в результате правильных размышлений), а, по сути, мы бы сегодня сказали, что эта идея была проектом совершенного государства, который создал Платон. При этом он исходил из идей порядка, организации, принуждения, образа социальной жизни, несколько напоминающий военный коммунизм. А.Ф. Лосев прямо пишет, что в «Законах» Платон принес свои идеалы в «жертву гармонии казармы»; «Законы» поражают дотошной регламентацией всех без исключения проявлений человеческой жизни, вплоть до брака и половых отношений [13]. Но понять Платона можно.

Сначала Платон питал иллюзии: думал, что много людей захочет жить по разуму, приблизить свою жизнь к подлинному бытию. Ведь если уже знаешь, как устроен мир и что такое правильная жизнь, ведущая к блаженству и бессмертию, то разве будешь жить по-прежнему? Но оказалось, что не только тираны, но и все остальные граждане совершенно не желают или не могут приблизиться к правильной жизни, предпочитают синицу в руках, чем журавля в небе. В общем, Платон понял, почему: хотя в мире идей царит порядок и разум, в чувственном мире — хаос и злоба, порождающие войну. Все, пишет Платон в «Законах», находятся в войне со всеми как в общественной, так и в частной жизни, и каждый с самим собой. Тем не менее, как человек разумный и знающий истину, Платон не мог отказаться от попыток открыть глаза людям и способствовать преображению обычного мира. Только теперь он меняет тактику: если человек не понимает своего счастья или не хочет понимать, если у него на глазах шоры, то одними увещеваниями и обращением к разуму не обойтись. Нужно людей заставить жить правильно, необходимо создать жесткие условия — для того и законы, чтобы жизнь людей постепенно приближалась к подлинной жизни.

Потом этот путь вслед за Платоном повторили многие социальные реформаторы: дорогу разума и свободы они заменяли социальными институтами и нормированием. Пару раз (у церкви в средние века и у либерально-демократических институтов в новое время) это сработало, но в настоящее время платоновский подход полностью пробуксовывает. Не в последнюю очередь потому, что государство научилось управлять обществом и отдельными людьми, тем самым, блокировав свободу, без которой ни личность, ни общество действовать не могут. «Современные условия, — пишет З. Бауман, — делают возможным появление «изобретательного» государства, способного заменить всю систему социального и экономического контроля на политическое управление и администрирование. Что еще более важно: современные условия обеспечивают необходимый «материал» для такого управления и администрирования. Современная эпоха, как мы помним, это время искусственного порядка и грандиозных социальных «дизайн-проектов», время плановиков, визионеров и — в более общем плане -культивирующих нечто «садовников», воспринимающих общество как целинную землю, которая должна культивироваться в соответствии с их планами». «Два самых известных и страшных случая современного геноцида (фашизм и коммунизм) не изменили духу современности… Они породили огромный и мощный арсенал технологий и организаторского искусства. Они произвели на свет институты, которые служат одной-единственной цели — смоделировать поведение человека до такой степени, что он будет продуктивно и энергично преследовать любую цель, причем независимо от того, получил ли он идеологическое обоснование или моральное одобрение со стороны тех, кто поставил перед ним эту цель. Эти мечты и усилия узаконивают монополию правителей на конечные результаты, а управляемым отводят роль средства. Они определяют

большинство действий как средства, а средства должны подчиняться конечной цели — тем, кто ее поставил, высшей воле, высшему знанию» [14].

Вот это проблема, так проблема: каким образом воздействовать на социальные структуры, когда они в лице государства вменяют тебе нужные для властной элиты убеждения? В молодые годы мой учитель решал эту дилемму следующим образом. «Именно тогда, в 1952 году, — вспоминал он, — я сформулировал для себя основной принцип, который определил всю дальнейшую мою жизнь и работу: для того чтобы Россия могла занять свое место в мире, нужно восстановить интеллигенцию России. Мне уже тогда, в 1952 году, казались бессмысленными демократические установки русской интеллигенции. Я тогда же, в 1952 году, сформулировал принцип, которого придерживаюсь и сейчас. Каждый должен заботиться о себе — в первую очередь, о себе как культурной личности, — и в этом состоят его обязанности, его обязательства перед людьми; каждый отвечает за свое личное поведение: не быть подлым, не приспосабливаться к условиям жизни, наоборот, постоянно сохранять неколебимыми принципы и позицию. Я понимал, что история -естественно-исторический процесс, что люди — отдельные люди, так же как и отдельные страты (я бы сказал, сообщества. — В.Р.) — не вольны в выборе условий существования: они не выбирают ситуацию, а долг человека — жить активно, продуктивно и осмысленно в любой ситуации, какой бы она ни сложилась или какой бы она ни получилась» [15]. Итак, решение, даже в условиях «изобретательного государства», состоит в том, чтобы реализовать себя, работать на культуру и человека, на Благо и нравственность, развивать критическое мышление, без которого в настоящее время невозможно разобраться в происходящем. Два слова о себе.

Подобно Аристотелю считаю, что мы изо всех сил должны улучшать мир, внося в жизнь разум и духовность. Необходимым условием такого улучшения является работа и в отношении себя. Другими словами, надо жить и работать так, чтобы происходили изменения в лучшую сторону и в нас самих и в мире. Как ученый я признаю сопротивление и своей персоны, и социальности. Хорошо бы, конечно, привести и то и другое к желаемому состоянию, но как это сделать, к тому же мы — не демиурги. Помимо наших усилий, направленных на изменение жизни, ее пытаются изменить и переделать другие, причем иначе, чем мы. Было бы наивно думать, во всяком случае, в ближайшей исторической перспективе, что можно согласовать наши усилия с реформаторской деятельностью других людей и организаций. Когда Вадим Беляев спрашивает, почему я не указываю конкретные пути покорения монблана социальных проблем человечества, я отвечаю — это просто невозможно сделать, естественно, в том случае если мы отвечаем за свои действия. А если не отвечаем и беремся за решение таких задач, то не только не достигаем поставленных целей, но и усугубляем проблемы и кризис цивилизации.

Одновременно, я за активную социальную позицию, но реалистическую. Что это означает? Для меня следующее. Надо учитывать особенности той реальности, по отношению к которой мы действуем. В эту реальность, включающую и нашу личность и социальность, вносит вклад наша деятельность. Именно потому, что люди активны, изобретают новое, мыслят, действуют, становится, развертывается и сменяется социальность и мы сами. Это положение не означает, что личность и социальность чисто искусственное, и то и другое и искусственное и естественное. Да, мы своей деятельностью поддерживаем или изменяем реальность, но культура постоянно превращает деятельность и ее продукты в социальную реальность, в особую вторую природу. На этот момент обращал внимание еще Г. Зиммель. «Нам, — писал он, — противостоят бесчисленные объективации духа, произведения искусства и социальные нормы, институты и познания, подобно управляемым по собственным законам царствам, притязающие на то, чтобы стать содержанием и нормой нашего индивидуального существования, которое в сущности не

знает, что с ними делать, и часто воспринимает их как бремя и противостоящие ему силы» [16].

Поскольку человек делает вклад в социальность и собственную личность, нельзя не быть социально активным хотя бы с той целью, чтобы противостоять тенденциям, с которыми мы не согласны, но также и с целью улучшения жизни. Одно из следствий такого отношения — необходимость самоопределения относительно добра и зла. С кем мы и против кого: с теми, кто старается помочь другим людям, работает на культуру, думает о последствиях своих действий в отношении других людей и т.п. или с теми, кто сознательно или бессознательно творит зло. Опять же понимаю, что определить в настоящее время, где добро, а где зло, очень трудно, если возможно вообще. Но проблематичность в этой области не избавляет нас от необходимости решать; все равно каждый из нас должен совершать выбор в пользу жизни и будущего или смерти.

Так как социальность и персональность не поддаются точному моделированию, эффективность наших построений должна постоянно проверяться и корректироваться практикой. Последняя представляет собой не социальную инженерию и не ее психотехнический вариант (так в 1920-х годах считал Л.С. Выготский), а, с одной стороны, отслеживание результатов наших усилий и возвращение к обсуждению исходных целей, задач и способов их решения, с другой стороны, учет интересов всех тех, кого затрагивают наши действия. Надо смотреть, что замышлялось и что реально получается в результате нашей деятельности. Если не то, что планировалось, думать почему, менять цели и деятельность.

Надо обсуждать с заинтересованными лицами наши замыслы и способы их реализации, и не просто обсуждать, но и быть готовыми идти на компромиссы и изменения. Здесь нужно быть честными и решительными. В противном случае мы становимся социально деструктивными. Вот Маркс, обнаружив в исследовании, что исходные его постулаты не верны (насчет кражи прибавочной стоимости частной собственности), не стал их пересматривать. Спрашивается почему? Не потому ли, что не считал нужным прислушиваться к мнению общества, встав только на сторону пролетариата. А также, не потому ли, что ощущал себя социальным инженером, который должен и может переделать жизнь людей. На общество можно оказать влияние, но только в том случае, если наши идеи и поступки оказываются в «зоне его ближайшего развития», так сказать, отвечают на реальные вызовы и проблемы, волнующие общественность. Причем, если мы правильно мыслим и действуем, то отчасти мы эту зону и формируем, но, понятно, что не мы одни заняты этим делом.

Наконец, всякое действие конкретно, контекстуально и ситуативно. Например, сегодня российское общество расколото и пассивно, зато сильны всякие манипуляторы сознанием людей от власти и бизнеса. Не сложились нормальный рынок, право, парламент и другие либерально-демократические институты. В обществе эффективны насилие и цинизм. Не продолжаю, все это широко обсуждается в Интернете и некоторых СМИ. Спрашивается, о каком прямом социальном действии («конкретном пути решения социальных проблем», как пишет Беляев) можно говорить в такой ситуации? Да и возможно ли оно?

Поэтому я стараюсь действовать на своем месте, а не решать глобальные общероссийские или мировые проблемы. Мое место — философа, методолога, культуролога и педагога. Я размышляю, решаю проблемы, пишу статьи и книги, преподаю, обсуждаю современную жизнь со своими друзьями и студентами (в их число входит и Беляев). Я надеюсь, что моя деятельность и работа делает лучше и эффективнее и меня самого и тех, с кем я общаюсь. Моя миссия как философа и методолога состоит также в анализе сознания и мифов

россиян, в критике этих мифов, в разработке схем, позволяющих указать и ввести новую реальность. Кстати, этим же занимается и мой коллега по философскому цеху Вадим Беляев. В ситуации снижения культуры, нравственного одичания и агрессии, направленной против «слишком умных и культурных», я стараюсь поддержать всех «своих». И последнее, всерьез считаю работу в отношении самого себя (объективный анализ своего поведения, осмысление своих предпочтений и ценностей, противостояние тому в себе, с чем я не могу согласиться, продумывание смысла своей жизни и пути спасения) тем, что работает и на другие мои действия, делает их более эффективными.

Можно сказать, что я сторонник либеральной доктрины, но осмысленной и пропущенной через мою личность и российские условия. При этом, конечно, нужно понять, что в этом случае от либеральной доктрины останется. Если «ничего» или «рожки да ножки», то можно будет говорить еще об одном вызове времени — необходимости обсуждения и выращивания новой социальной доктрины. Как показывает социальная история на решение таких задач часто уходит не одно столетие. А жить и действовать нужно постоянно. Поэтому мне кажется, что необходимо двигаться одновременно в двух горизонтах: работать на текущее время (ситуацию) и на будущее, жить конкретными проблемами России и всего мира.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Браун (Жешко) И. Модель организации Сола Алинского // Философия управления: методологические проблемы и проекты. М.: ИФРАН, 2013. С. 227.

[2] Ремчуков К. Особое мнение от 11 мая 2015 г. на «Эхо Москвы» [Электронный ресурс]. URL: http://echo.msk.ru/programs/personalno/1546112-echo/ Дата обращения 25.05.2015.

[3] Там же.

[4] См. мою статью о войне: Розин В.М. Социокультурный анализ походов Александра Македонского и размышление о сущности войны // Культура и искусство. 2015. № 4.

[5] Платон. Государство // Платон. Собр. соч.: В 3 т. Т. 3. М.: Мысль, 1994. С. 281.

[6] Маркс К. Капитал. Т. 1. М.: Политиздат, 1978. С. 246.

[7] Браун (Жешко) И. Указ. соч. С. 195.

[8] Там же. С. 217-218.

[9] Там же. С. 226-227.

[10] Щедровицкий Г.П. На досках. Публичные лекции по философии Г.П. Щедровицкого. М.: Изд. ШКП, 2004. С. 65, 103.

[11] Социокультурные утопии ХХ века. Вып. 4. М.: Наука, 1987. С. 46.

[12] Платон. Указ. соч. С. 417, 418-419.

[13] Платон. Законы // Платон. Собр. соч.: В 3 т. Т. 4. М.: Мысль, 1994.

[14] Бауман З. Актуальность холокоста. М.: Европа, 2010. С. 140, 117.

[15] Щедровицкий Г.П. Я всегда был идеалистом. 2-е изд. М.: ННФ «Ин-т развития им. Г.П. Щедровицкого», 2012. С. 212-213.

[16] Зиммель Г. Кризис культуры // Зиммель Г. Избр. собр. соч.: В 2 т. М.: Юрист, 1996.

© Розин В.М., 2016 Статья поступила в редакцию 30 мая 2015 г.

Розин Вадим Маркович,

доктор философских наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института философии РАН e-mail: [email protected] com

Рекомендации после имплантации электрокардиостимулятора

Ритмичный, последовательный, регулярный цикл сокращений и расслаблений сердца управляется электрическими импульсами. Эти импульсы возникают в особых клетках мышцы сердца, так называемых клетках проводящей системы. Очаги большого скопления этих клеток называют «узлами», а их разветвления, идущие вдоль мышечных волокон – «проводящими путями». Узлов проводящей системы два: синусовый и атрио-вентрикулярный, а путей — несколько. Особенность самих клеток, проводящих электрические импульсы, заключается в том, что они способны возбуждаться и передавать это возбуждение значительно быстрее, чем соседние клетки рабочего, сокращающегося миокарда, или сердечной мышцы. Поэтому они — проводники, указывающие путь другим, быстрее других понимающие, куда идти. В нормальном сердце вначале возбуждается верхний, синусовый узел. Импульс передается по проводящим путям стенок предсердий к нижнему, атрио-вентрикулярному узлу, а затем, по более тонким путям поступает к желудочкам, вызывая в ответ их сокращение — фаза систолы. Затем следует период паузы — диастола — и миокард готовится к принятию нового импульса. Частота таких импульсов — это частота сердцебиения и пульса. У новорожденных — 120–140 ударов в минуту, у более старших детей гораздо реже. Эти электрические импульсы легко регистрируются достаточно простыми приборами. Запись приборов называют электрокардиограммой.

Мы далеки от мысли научить вас ее читать: это дело профессионалов. Мы только хотим объяснить, что это такое, и для чего она делается. Электрокардиограмма дает возможность не только выявить нарушения нормального проведения импульса, но и определить, какие отделы сердца ненормально увеличены, какие постоянно работают с повышенной нагрузкой, каким образом они с ней справляются. Оно безболезненно и информативно.

Нам с вами остается только поражаться невероятному совершенству сердечно-сосудистой системы, которая при всей своей сложности, удивительно проста, логична и стройна. Однако, возникают ситуации, когда собственное сердце бьется неритмично — слишком медленно или нерегулярно. Проблема может быть врожденной – врожденная полная поперечная блокада сердца (при наличии порока сердца или без него), зачастую она диагностируется еще внутриутробно, на различных сроках беременности. Врачи пытаются медикаментозно воздействовать на нарушения ритма, иногда это лечение успешно, иногда нет. Раздел фетальной аритмологии (науки, которая занимается выявлением и лечением нарушений ритма у плода) еще очень молод, но уже доказанно эффективен и снижает процент неблагоприятного исхода беременности у мам с выявленными нарушениями ритма плода. По статистике полная блокада сердца выявляется у 1 из 20000 детей.

Существует и приобретенная полная поперечная блокада, причины ее могут быть различны, это может быть и особенность протекания порока сердца, и состояние после инфекционного заболевания сердца (миокардита), а также являться осложнением после сложной операции на сердце. Электрические импульсы при этом заболевании блокируются на пути из предсердий в желудочки. В этом случае другой участок желудочка берёт на себя функцию водителя ритма и заставляет сердце работать, но с меньшей частотой. Таким образом, камеры сердца имеют различные водители ритма и сокращаются независимо друг от друга: предсердия — часто, желудочки — редко. Что, безусловно, негативно отражается на гемодинамике в частности и на организме в целом.

В таком случае хирурги прибегают к вживлению (имплантации) искусственного водителя ритма (электрокардиостимулятора). С тех пор, как был успешно имплантирован первый ЭКС, более двух миллионов людей извлекли пользу из этого замечательного изобретения. ЭКС посылает электрические импульсы сердечной мышце. Электрические импульсы устанавливаются индивидуально и точно дозируются, заставляя сердце работать в диапазоне естественного ритма.

Система электростимуляции состоит из двух частей — блока ЭКС (собственно генератора импульсов) и электрода. Блок ЭКС — маленький прибор весом 22–45 г и размером не более 55 мм. Он вмещает батарею, которая обеспечивает электрическую энергию для работы ЭКС и микросхему — мини-компьютер, заключенные в титановый корпус, что позволяет ЭКС долгое время находиться в теле ребенка без проявления отрицательной реакции со стороны организма. С помощью электрода — изолированного провода — электрический импульс от аппарата идет к сердцу и передает информацию относительно естественной активности сердца обратно в ЭКС. Электроды чрезвычайно гибки, чтобы противостоять скручиванию и изгибу, возникающим в результате сокращений самого сердца или движений тела. Другой конец устанавливается в правом желудочке или правом предсердии сердца или с наружной стороны сердца, в зависимости от вида имплантации. Электродов может быть один или два.

Имплантация электрокардиостимулятора

Электрокардиостимулятор можно имплантировать в эндокардиальном или миокардиальном варианте. При эндокардиальной имплантации сам ЭКС подшивается в левой подключичной области (обычно у детей старше 2–3 лет). Под ключицей (параллельно ей) выполняется небольшой разрез длиной 3–4 см, куда в ложе подкожной жировой клетчатке устанавливается блок ЭКС, а электрод по сосудам заводится в камеры сердца.

У новорожденных, а также при одновременном устранении порока сердца и лечении блокады, ЭКС может быть имплантирован миокардиально, то есть электрод прикрепляется к сердцу снаружи. Тогда блок ЭКС располагается в мышце живота или в брюшной полости.

Сразу после имплантации электрокардиостимулятор начинает вырабатывать электрические импульсы, которые заставляют сердечную мышцу сокращаться после возбуждения. Однако этот импульс рождается только в том случае, если в работе сердца возникает длительная пауза. В остальное время ЭКС работает в «ждущем режиме», тщательно отслеживая все сигналы естественного сердечного ритма.

В первые несколько суток ребенок может чувствовать умеренный дискомфорт в области разреза, капризничать. Поэтому после операции обычно назначают обезболивающие препараты. Вначале может быть ощущение тяжести. Но вскоре ребенок привыкает и забывает про него.

Обязательно сообщите врачу о следующих симптомах, которые вы можете наблюдать у ребенка — подергивание мышц в области ЭКС, неприятное ощущение толчков и пульсации в области желудка и печени, эпизоды выраженной икоты. Эти признаки требуют перепроверки (перепрограммирования) работы ЭКС, которое осуществляется дистанционно, неинвазивно, без разрезов, через наложение на кожу области ЭКС головки программатора — прибора, осуществляющего программирование. Во время сеансов проверки ЭКС оценивается его взаимодействие с сердцем и состояние батареи.

Замена электрокардиостимулятора

Конечно, любой ЭКС когда-либо надо менять, хотя точное время замены зависит от типа устройства и скорости истощения батареи питания, что в свою очередь зависит от многого. Большинство аппаратов служит более 7 лет. Благодаря программированию, устройство может эффективно работать намного дольше, чем без него. Это — одна из причин регулярного посещения врача-электрофизиолога.

Когда батарея начнет иссякать, ритм аппарата будет снижаться. ЭКС должен быть заменен, когда его ритм уменьшится до определенного значения. Реимплантация (замена) ЭКС продолжается гораздо меньше, чем первичная установка аппарата (примерно 1час). Разрез проводится там же, где и в первый раз, по рубцу. Вскрывается ложе аппарата (его капсула, образованная тканями организма за несколько лет) и извлекается устройство. Во время операции проверяется качество работы электрода, чтобы определить, необходимы ли новые. Если электроды функционируют хорошо, существующие электроды останутся в сердце и будут состыкованы с новым блоком ЭКС.

Через 1 месяц после выписки Вам надо приехать на контроль параметров электрокардиостимулятора. Вы должны сохранять паспорт ЭКС и электродов, всю медицинскую документацию, связанную с операцией по имплантации электрокардиостимулятора — выписной эпикриз, рекомендации и т.п. и иметь ее при себе во время консультативных осмотров. Всегда носите с собой паспорт на ЭКС вашего ребенка (он выдается в клинике, где он был имплантирован), в котором указаны модель и серийный номер вашего ЭКС и электродов, дата имплантации устройства.

Ребенок с имплантированным ЭКС может пользоваться любым видом транспорта и путешествовать на поезде, самолете, яхте. Не рекомендуется проходить через магнитные детекторы в аэропортах — аппарат может запустить «сигнал тревоги». Просто покажите диспетчеру или работнику таможни паспорт Вашего электрокардиостимулятора и они позволят Вашему ребенку обойти рамку.

ЭКС имеет специальный фильтр для того, чтобы исключить влияние внешних воздействий. Поэтому правильно эксплуатируемая домашняя и бытовая электротехника не влияет на работу ЭКС.

В течение 10 дней после операции старайтесь ограничивать ребенка в активных движениях рукой, на стороне которой имплантирован аппарат (при эндокардиальной его имплантации). Это необходимо для того, чтобы электрод не натягивался. Тогда кончик электрода надежно «прирастет» к сердцу, а вокруг аппарата сформируется капсула.

На приеме у врача, при посещении физиокабинета, стоматолога или вызывая бригаду «скорой помощи» всегда сообщайте медицинскому персоналу о наличии у Вас ЭКС. С надлежащими предупредительными мерами, наиболее распространенные медицинские манипуляции (зубные процедуры, рентгенография, флюороскопия, компьютерная томография, лазер, ультразвуковое исследование) безопасны и не будут влиять на Ваш ЭКС.

Однако, некоторые медицинские процедуры создают высокий уровень электромагнитного поля, которое может временно затруднять функционирование ЭКС. Не рекомендуется выполнять ЯМР-томографию, диатермию, литотрипсию. Консультируйтесь с Вашим врачом, чтобы взвесить риск и пользу этих процедур. Не выполняйте других физиотерапевтических манипуляций непосредственно на область электрокардиостимулятора. Лучевая терапия, радиоизотопные исследования способны постепенно вызывать разрушение корпуса ЭКС.

Помните, что четкое соблюдение рекомендаций, режима приема и дозирования лекарственных препаратов, указанных кардиологом ребенка, является важнейшим условием его выздоровления.

Школьный портал

Школьная библиотека – это мозг школы

Школьник на уроке в кабинете учителя-предметника видит мир под углом этого предмета, а библиотека способна раскрыть ребенку целостную картину мира.

Режим работы библиотеки:

понедельник — пятница — 9.00 — 17.00

Суббота, воскресенье – выходной.

Последняя пятница месяца – санитарный день.

Библиотекарь: Денисова Татьяна Александровна

Как привить любовь к чтению?

Рекомендации родителям по организации детского чтения.

1. Выбор книги

1. Попробуйте найти жанр, который понравится вашему ребёнку. Волшебные сказки или юмористические рассказы, экзотические приключения или повести о ровесниках: пусть он выберет то, о чём ему интересно читать. Возможность сделать самостоятельный выбор, проявить свою индивидуальность будет приятна ребёнку и свяжет для него чтение со свободой, а не принуждением. Посетите вместе библиотеку или книжный магазин, понаблюдайте, что вызывает его интерес, а что отталкивает. Возможно, какие его предубеждения удастся рассеять.

2. Заинтересовать ребёнка чтением можно и с помощью необычного вида книга. Это могут быть, например, книги с «объёмными» иллюстрациями (когда вырезанные изображения «встают» со страниц книги), или книги, рассчитанные на чтение в стереоочках. Комиксы – тоже интересный книжный жанр, объединяющий литературу и изобразительное искусство. Возможно, ребёнку будет легче начать своё самостоятельное чтение с комиксов. Вообще, любая детская книга должна быть хорошо оформлена. Обращайте внимание на качество бумаги, полиграфии, читаемость текста (гигиенические нормы для начинающего читателя подразумевают маленькое количество переносов и строчных букв, крупный и чёткий шрифт). Хорошая книга будет оформлена и проиллюстрирована так, чтобы обогатить и облегчить восприятие печатного текста.

3. Немаловажна длина произведения. Маленький ребёнок не в силах долго удерживать внимание, особенно если он воспринимает совершенно новую информацию, и его интерес снижается. Зато осознание того, что текст прочитан от начала до конца, даёт ребёнку позитивные впечатления и повод для гордости.

4. Увлечь ребёнка книгой-бестселлером или книгой по известному фильму – тоже возможный вариант. Такую книгу можно обсудить с друзьями, и это значимо для ребёнка. К тому же, к ней обычно продаются раскраски или мягкие игрушки; это тоже привлекательно для него.

2. Организация чтения:

1. Сделайте книги доступными для ребёнка. Пусть они лежат везде, где есть вероятность появления минуток, в которые нечем себя занять. И, конечно, важный шаг в привитие читательской культуры – создание домашней библиотеки. Пусть ребёнок поучаствует в выборе места для неё, или в расстановке книг на полках.

2. Даже когда ребёнок научился читать сам, необходимо продолжать иногда читать ему вслух. Читатель начинается с собеседника и слушателя. Для детей младшего школьного возраста слушание является важной составляющей «понимающего» чтения. Взрослый посредством выразительного чтения формирует правильность восприятия текста ребёнком. Он обращает внимание на важные детали, имеет возможность повлиять на морально-нравственную оценку произведения.

3. Очень важно обсуждение с ребёнком прочитанного произведения. Это помогает ему запомнить то, что он услышал/прочитал, разобраться со своими впечатлениями. Кроме того, учит высказываться о прочитанном и выражать свои мысли и эмоции. А ещё это даёт возможность родителям поговорить с детьми о каких-то важных темах, затронутых в книге. Если вы покажете свою заинтересованность в личности ребёнка и его личном мнении, это тоже будет способствовать повышению интереса к чтению.

4. Большой простор и для углубления восприятия произведения, и для укрепления отношений в семье, и для увеличения интереса к чтению дают творческие работы на основе прочитанного. Это могут быть рисунки или поделки, а может быть разыгранная с домашними сценка или импровизированная викторина.

5. Самое главное – органично встроить книгу в вашу семейную жизнь. Пусть станет традицией чтение на ночь, чтение после обеда, совместное чтение, чтение с младшими в семье, чтение в дороге, на даче или в путешествии; покупка новых книг всей семьёй и посещение книжных праздников и фестивалей – тоже хорошая семейная традиция.

6. Попробуйте увлечь ребёнка ведением читательского дневника. Ему понравится собирать свою «коллекцию» прочитанных книг. Его можно наполнять понравившимися фразами из книги, собственными рисунками, распечатанными картинками или наклейками. Такой дневник можно будет, например, показать ребятам в классе.

Маленькие секреты:

• Читая ребёнку вслух, остановиться на самом интересном месте, а на следующий день спросить: «И что там было дальше?»

• Оставить книгу, которая (как вы предполагаете) заинтересует ребёнка, на видном месте. Пусть ему кажется, что он стал читать её по собственному желанию, без подсказки (отчасти так и будет).

• Разрешите читать в постели, хоть это и не приветствуется. Скажите ребёнку, что он должен ложиться в определённое время. Однако он может либо спать, либо читать. Обычно дети выбирают чтение.

• Не заставляйте ребёнка дочитывать книгу до конца, его она ему неинтересна. У него должно быть ощущение свободы, которую даёт чтение.

• Вспоминая содержание прочитанной вместе книги, специально измените факты, чтобы проверить, запомнил ли его ребёнок.

3. Личный пример:

Для того, чтобы ребёнок читал (или хотя бы не испытывал к чтению как таковому пренебрежение, что очень помешает ему в учёбе), необходимо, чтобы домашние были для него в этом примером. Обратите внимание, не говорите ли вы при ребёнке о ком-то, что он «скучный ботаник» или не отзываетесь плохо о ком-то, кто «уткнулся в книжку и сидит». Уважение к книге – это тот уровень внутренней культуры, которому нельзя научить, его можно только незаметно для себя впитать из окружающей среды: семьи, школы.

Откажитесь иногда от других дел и займите это время чтением книги (не журнала). Ребёнок должен видеть, что вам это нравится. Возможно, у него возникнет любопытство: от чего вы получаете такое удовольствие?

Обсуждайте прочитанную книгами с другими членами семьи. Пусть ребёнок видит ваш интерес к прочитанному. Покажите ему, что может заинтересовать в книге.

Рекомендуйте ребёнку книги своего детства, делитесь своими детскими впечатлениями от чтения той или иной книги, сопоставляйте ваши впечатления.

4. Объяснение целей чтения:

Многих детей отвращает от чтения обязательная программа по чтению в школе. Ребёнок говорит «я и так много читаю!» или даже «надоели эти книжки, опять какая-нибудь скукотища». Конечно, на уроках учителя стараются увлечь детей проходимым материалом, но это не всегда удаётся, хотя бы потому, что это – «обязаловка».

Но необходимо показать ребёнку, что чтение – это не только выполнение домашнего задания, а и поиск чего-то, что будет интересно лично тебе. И поэтому книги находятся для каждого.

Книжный фонд:

Объем фонда библиотеки (всего) _______19 240______ экз.

Из него:

·         художественной литературы______7080_______экз. книг;

·         учебники ______________________10 830______экз. книг;

—       процент обеспеченности учебниками —  100 %

вежливость — Как вежливее всего спросить кого-нибудь, понимает ли он английский?

Сначала ваш вопрос звучит так, будто вы из тех людей, которые превратили ваш вопрос в проблему, но, читая его непредвзято, кажется, что вы один из тех, кто просто сбит с толку ситуацией и не понимаю других людей, которые считают неприемлемым спрашивать кого-то, с кем вы общаетесь в Интернете, понимают ли они английский язык.

Проблема, с которой вы столкнулись, заключается в том, что существует больше аспектов общения, чем понимание языка.Разные люди имеют разное мышление и по-разному смотрят на мир. Непонимание того, что человек на самом деле имеет в виду, когда он пишет на совершенно хорошем английском языке, не обязательно означает, что человек, который этого не понимает, не знает английского. В какой-то степени вы это понимаете, потому что иначе вы даже не подумали бы задать вопрос.

Но большинство людей, задавая вопрос, уже предопределяют ответ. Они убеждены, что человек, с которым они разговаривают, совсем не понимает по-английски.В лучшем случае они пропускают слова через программу-переводчик и делают вид, что понимают по-английски.

Эти люди не очень хорошо разбираются в программах-переводчиках, потому что в наши дни переводчик Google просто великолепен. У меня было несколько разговоров с людьми, использующими Google переводчик с моей стороны, в то время как они пишут на своем родном языке, а также переводят вручную. С 2017 года Google Translate, казалось, в 100% случаев передал их намерения намного лучше, чем их переводы.

Но это никак не поможет людям, которые смотрят на проблемы с неправильной точки зрения, лучше понять их.Я аутист, поэтому я много знаю о трудностях в общении с людьми из-за того, что не могу правильно передать свое мышление. Это мое всегда. Но зная, что разные вещи разные, я пробую разные подходы и нахожу, что некоторые работают лучше, чем другие.

Кроме того, хотя иногда люди, для которых английский язык не является родным, говорят странно, также верно и то, что есть люди, чей родной язык английский, которые говорят что-то странным образом.Я должен знать, я один из них. Ты должен знать, потому что ты явно тоже один из них.

Чтобы ответить на вопрос, о котором вы говорили во второй половине второго абзаца… Любой, кто сочтет, что незнакомцу будет грубо спрашивать его, считают ли они себя толстыми, подумает, что это грубо по отношению к незнакомцу. спросить их, не сочтут ли они грубым, если незнакомец спросит их, считают ли они себя толстыми. Более того, большинство людей признают это и считают, что на другом конце этого вопроса есть проблема, даже если они не будут оскорблены обсуждаемым вопросом.

Чтобы дать вам возможность испытать, что такое быть на другом конце этого вопроса, вы не думаете, что было бы грубо, если бы я спросил вас, проходили ли вы когда-нибудь тестирование на аутизм? Пожалуйста, поймите, что на самом деле я не задаю этот вопрос; это ответ, и я не могу задавать вопросы в ответе.

8 вопросов, которые помогут вам по-настоящему понять людей

Все привыкли находиться среди других людей. Мы видим людей каждый день в школе, на работе, в магазине и на улицах, и у нас есть друзья и семья, с которыми мы проводим время.

Тем не менее, несмотря на это, большинству людей трудно понять окружающих. Большинство людей хотят установить связи и иметь глубокие, эмоциональные отношения, но, к сожалению, они не знают, как это сделать. Им интересно, что другие люди чувствуют и что они думают, но они просто не могут придумать способ заставить другого человека открыться им.

Вы можете относиться к этому? Если это так, не беспокойтесь. Легко общаться с людьми и понимать их, если задавать правильные вопросы.Вот 8 интересных вопросов, которые помогут вам по-настоящему понять окружающих вас людей.

1. «Что общего у вас с самим собой в детстве?»

Этот вопрос поможет вам лучше понять другого человека как взрослого, так и ребенка. Их ответ расскажет вам многое о том, как они себя видят, а также поможет узнать больше об их личности. Например, если они говорят «юмор», вы будете знать, что им нравится веселиться и что они считают себя шутниками.

2. «Если бы у вас было собственное телешоу, о чем бы оно было?»

Ответ на этот вопрос позволит узнать больше об их интересах, в том числе о телешоу, которые им нравятся. Это также поможет вам понять, как другой человек смотрит на свою жизнь. Например, если они воображают, что сериал об апокалипсисе, они могут чувствовать себя одинокими, а если действие происходит в офисе, они могут быть чрезвычайно ориентированы на карьеру.

3. «Если бы у вас был лишний час каждый день, на что бы вы его потратили?»

Это позволит вам больше узнать об увлечениях и увлечениях другого человека.Если они скажут вам, что будут учиться, вы поймете, что они сейчас сосредоточены на экзаменах, а если они скажут, что будут рисовать, вы больше поймете об одном из их увлечений.

4. «Если бы вы могли освоить один навык, которого у вас сейчас нет, что бы это было?»

Этот вопрос поможет вам лучше понять качества, которыми восхищается другой человек. Если они выбирают шахматы, вполне вероятно, что они стремятся стать более умными, а если они хотят научиться играть на гитаре, вполне вероятно, что они сильно ценят музыку.

5. «Какие слова вы бы передали себе в детстве?»

Этот вопрос даст вам представление о том, как они оценивают качество своей жизни. Если они говорят «наслаждайся поездкой», вполне вероятно, что они очень довольны своей жизнью, но если они говорят «избегай свиданий, пока тебе не исполнится 20», они могут сожалеть о прошлых отношениях.

6. «Вы бы предпочли потерять все свои старые воспоминания или никогда не создать новые?»

Этот вопрос поможет вам лучше понять, насколько счастлив другой человек.Это также даст вам представление о том, как они думают.

7. «Если бы вы могли обменяться жизнями с одним из ваших друзей, кто бы это был?»

Разные люди ценят разные вещи; одни люди мечтают о деньгах, а другие мечтают о любви и семье. Ответ на этот вопрос поможет вам лучше понять, что другой человек считает успешным.

8. «Что стоит между тобой и счастьем?»

Ответ на этот вопрос часто бывает неожиданным.Они могут сказать вам, что уже счастливы, а может, упомянут что-то совершенно неожиданное. Это поможет вам лучше понять, как другой человек относится к счастью.

Просто выберите несколько вопросов, которые вы хотели бы задать кому-нибудь, и запишите их на листе бумаги. В следующий раз, когда вы увидите другого человека, сядьте с ним и задайте ему несколько своих вопросов. Помните, что понимать людей и устанавливать связи легко — вам просто нужно задавать правильные вопросы!

тактик задавать хорошие уточняющие вопросы

Хотите ли вы нанять кого-то, решить, доверять ли кому-то или вступить в деловое партнерство, чем лучше вы будете оценивать людей, тем лучше для вас будет.К сожалению, большинство людей просто плохо читают других. Несколько десятилетий исследований среди психологов выявили всевозможные слепые пятна, предубеждения и ошибки в суждениях, которые мы допускаем при оценке людей. Большая часть этих исследований была сосредоточена на психических процессах, которые мы используем для интерпретации того, что видим или слышим. Но ошибки случаются и задолго до этого — проблема может начаться с вопросов, которые мы задаем, чтобы понять людей в первую очередь.

Какие вопросы вы задаете, когда хотите узнать о ком-то? У большинства людей есть наводящие вопросы.Чаще всего я слышу открытые вопросы, например: «Каковы ваши самые сильные и слабые стороны?» «Чем ты хочешь заниматься через пять лет?» и «Что вас мотивирует?» Некоторые более опытные спрашивающие задают вопросы, основанные на поведении, например: «Расскажите мне о случае, когда вы…». Звучит здорово, правда? А теперь спросите себя, узнавали ли вы когда-нибудь правду о ком-то, отвечая на эти вопросы. Сколько раз вы полагались на ответы людей на эти вопросы только для того, чтобы потом убедиться, что эти ответы вообще ничего не значат? Большинство людей задают подобный вопрос, а затем переходят к другой теме, казалось бы, довольные тем, что услышали то, что им нужно было услышать.На самом деле они ничего не узнали о другом человеке.

По моему опыту проведения оценки на основе интервью за последние 12 лет я обнаружил, что это происходит потому, что первый ответ на один из этих вопросов лишь незначительно полезен и может даже быть неуместным. Тем не менее, большинство спрашивающих просто принимают то, что они слышат (хорошее или плохое), и, не задавая никаких вопросов, переходят к следующей теме в своем списке.

Но ключ к пониманию людей лежит в следующем вопросе.По моему опыту, есть две основные причины, по которым люди не задают хороших (или вообще никаких) дополнительных вопросов. Во-первых, многие интервьюеры на самом деле не уделяют достаточно внимания, чтобы задавать подробные уточняющие вопросы. Чтобы задать хорошее продолжение, вам нужно обратить очень пристальное внимание на то, как интервьюируемый отвечает на ваш первоначальный вопрос, а затем опираться на его или ее ответ. Вторая причина, по которой большинство людей не решается начать расследование, заключается в страхе обидеть другого человека. Но быть вежливым — это не то же самое, что позволить другому человеку сорваться с крючка.

Задайте дополнительный вопрос, который поможет вам действительно раскрыть то, что вы хотите узнать. Будьте любопытны, и вы будете поражены тем, что обнаружите. Вот три типа уточняющих вопросов, которые позволят вам больше узнать о человеке:

1. Задайте свой первоначальный вопрос еще раз, немного по-другому.  Не бойтесь задавать один и тот же вопрос дважды. Если я беру интервью у кого-то, и человек либо уклоняется от моего первого вопроса, либо не дает реального ответа, я часто говорю: «Позвольте мне спросить вас об этом по-другому…».Это эффективно, потому что вы сообщаете, что не даете человеку сорваться с крючка, но позволяете ему сохранить лицо, хотя бы подразумевая, что, возможно, ваш первоначальный вопрос был недостаточно ясен. Это очень эффективный метод извлечения реальной реакции, которая на самом деле будет предсказывать поведение.

Внимание: просто убедитесь, что вы изменили формулировку второго вопроса, иначе он может показаться спорным. Ключ в том, чтобы задать вопрос по-другому и заявить, что вы делаете именно так.

2. Соедините их ответы друг с другом. Одна из моих любимых стратегий, позволяющих лучше понять людей, — связать их ответы с тем, что они сказали ранее. Я говорю не о попытке уличить кого-то во лжи, а о том, чтобы соединить точки между их ответами. Хорошие знатоки характера делают это естественно — они внимательно слушают и связывают то, что слышат, с чем-то сказанным ранее в разговоре. Спросите что-то вроде: «О, это похоже на время, когда ты…?» или «Это то, что вы имели в виду ранее, когда говорили…?».Помимо того, что вы можете лучше понять человека, это сообщает, что вы действительно слушаете, и на самом деле обеспечивает осмысленное понимание человека, указывая на связь, которую он или она, возможно, даже не видел. Это позволяет синтезировать информацию, а не просто слышать ее.

Осторожно : Злоупотребление этим может сделать вас похожим на полицейского детектива, ищущего «попавшийся» момент. Не говорите что-то вроде: «Но это не то, что вы сказали ранее…». Я предлагаю синтезировать, а не допрашивать.

3. Спросите о последствиях их ответа . Когда люди отвечают на вопрос, не раскрывая их особо, или давая очень безопасный ответ, что вы делаете? Например, на вопрос о самой большой слабости кто-то отвечает: «Я перфекционист» или «Я слишком много работаю». Вместо того чтобы принимать подобные ответы за чистую монету, постарайтесь по-настоящему понять человека, спросив о последствиях его ответов. У самопровозглашенного перфекциониста вы можете спросить: «Как ваш перфекционизм проявляется на рабочем месте?» или «Каковы последствия вашей ориентации на детали?» И не останавливайтесь на достигнутом — продолжайте задавать подразумевающие вопросы, пока не будете уверены, что знаете все, что вам нужно знать о человеке.

Осторожно: Спрашивая о последствиях, не превращайте их в наводящие вопросы. Вместо этого действительно проявляйте любопытство к поведению и его последствиям.

Составление большого списка вопросов — это только первый шаг в проведении подробного интервью. Это дополнительные вопросы, которые действительно скажут вам, с кем вы имеете дело.

Вот как попросить разъяснений у другого человека

«Я не понимаю.

Никто не любит произносить эти слова, опасаясь, что они прозвучат медленно при восприятии. И все же у всех нас бывают моменты в личной и профессиональной жизни, когда мы не совсем понимаем, что кто-то пытается нам сказать. Как вы просите разъяснений?

Совет: Хотите, чтобы ваш текст всегда выглядел великолепно? Grammarly может уберечь вас от орфографических, грамматических и пунктуационных ошибок, а также других проблем с письмом на всех ваших любимых веб-сайтах.

Советы по запросу разъяснений

Когда-то в начальной школе у ​​вас, возможно, был учитель, который сказал: «Единственный глупый вопрос — это тот, который ты не задаешь.Эта стандартная учительская фраза не могла прояснить ситуацию — можно попросить объяснений, если вы не понимаете. На самом деле, угадывание и неверный ответ с большей вероятностью вызовет проблемы, чем вежливый запрос дополнительной информации. Просьбы о разъяснении показывают, что вы внимательны и достаточно заботитесь о том, чтобы полностью понять то, что вам сказали.

Есть несколько простых шагов, которые нужно выполнить, если вы ищете дополнительные объяснения.

  • Признайтесь, вам нужны разъяснения. Признание того, что вам нужно больше информации, значительно облегчает следующий шаг для человека, которого вы спрашиваете. Не говорите расплывчато, просто скажите, что вы не понимаете.
  • Не вините другого человека. Примите свое замешательство. Не говорите ничего, что звучит обвинительно. Вы получите гораздо лучший ответ от: «Не могли бы вы объяснить мне это еще раз?» чем «Это было так же ясно, как грязь!»
  • Подведение итогов. Если разговор был долгим или сложным, может быть полезно дать собеседнику краткое изложение того, что произошло до этого момента.
  • Будьте конкретны. Если вам что-то непонятно, назовите. Не заставляйте другого человека ломать голову, пытаясь понять, что вы понимаете, а что нет…

Примеры запроса разъяснений

Бывают самые разные ситуации, когда вам может понадобиться задать уточняющие вопросы. Давайте рассмотрим некоторые распространенные случаи, которые могут возникнуть в нашей работе и личной жизни, и подумаем, как лучше всего на них реагировать.

Когда вы не понимаете инструкции

Если инструкции, которые вам присылают, примерно такие же четкие, как инструкции по сборке мебели, написанные не на вашем родном языке, вам следует обратиться за помощью.

Когда кто-то просит вас еще раз объяснить сложную задачу, вы, вероятно, первым делом скажете: «Подождите, что? Хочешь, чтобы я еще раз все объяснил? Эта динамика может создать разочаровывающую петлю обратной связи для обеих сторон. Чтобы избежать этой петли, начните с объяснения того, что вы делаете понимаете, и спросите, правильно ли вы это понимаете.

Вот подсказка: Обращение за разъяснениями может служить тонким способом управления проектом. Когда вы излагаете свое резюме, представьте шаги так, как вы хотели бы, чтобы все было сделано. Если вы предложили лучший и более четкий путь, другой человек может просто согласиться, и все может двигаться вперед с недвусмысленным видением.

Если вы хотите лучше понять чью-то позицию

Иногда нам нужны разъяснения, когда мы хотим лучше понять, откуда пришли другие.Задавая уточняющие вопросы, вы показываете, что активно слушаете и хотите понять.

Лучшие вопросы открытые. Они позволяют человеку расширить тему, а не дать простой ответ «да» или «нет».

Закрыто Вопрос: Итак, вы считаете, что подход Боба был слишком разрушительным?

Открытый вопрос: Что именно в подходе Боба показалось вам разрушительным?

 

Closed Question: Вы всегда чувствовали, что работать с ним было непросто?

Открытый вопрос: Когда вы впервые заметили, что работать с ним было непросто?

 

Закрыто Вопрос: Будете ли вы ценны для компании, если мы вас наймем?

Открытый вопрос: Чем вы будете полезны для компании, если мы вас наймем?

 

Закрыто Вопрос: Был ли этот опыт тем, что вы ожидали?

Открытый вопрос: Что вы ожидали увидеть?

 

Ясность — ключ к эффективному общению.Разговоры, диалоги по электронной почте и даже текстовые сообщения проходят лучше всего, когда все понимают одинаково.

10 способов вежливо попросить разъяснений на английском языке

Встречаетесь ли вы с иностранным клиентом, посещаете ли вы врача или посещаете онлайн-уроки английского языка, бывают моменты, когда вы не понимаете, что только что сказал другой человек.

Сегодня мы познакомим вас с 10 вежливыми английскими выражениями для запроса разъяснений.

1. Что вы подразумеваете под … ?

Иногда лучший способ попросить кого-то разъяснить — это напрямую спросить его: «Что вы имеете в виду под…?» Чуть более вежливая версия этой фразы звучит так: «Я не уверен, что вы имеете в виду под ….”

  • Извините, что вы подразумеваете под этим?
  • Не совсем понимаю, что вы подразумеваете под «официальным дресс-кодом». Не могли бы вы показать мне несколько примеров?

2. Я не понимаю.

Еще один способ попросить разъяснений — сообщить собеседнику, что вы его не поняли. Вы можете сделать это, сказав: «Я не понимаю» или «Я не уверен, что понимаю».

  • Извините, Я не понимаю вашего вопроса.Не могли бы вы перефразировать это для меня?
  • Хм, Я не уверен, что понимаю . Не могли бы вы объяснить это еще раз?

3. Я (немного) запутался.

Вместо того, чтобы говорить «Я не понимаю», вы также можете просто сказать «Я (немного) запутался».

  • Извините, Я запутался . Должен ли я принимать это лекарство три раза в день или четыре?
  • Я немного сбит с толку тем, что вы только что сказали.

4. Я (совсем) не понимаю.

Еще один способ сказать «я не понимаю» — это сказать «я не понимаю» или «я не понимаю».

  • Хм, Я не совсем понимаю вас. Не могли бы вы объяснить мне это еще раз?
  • Боюсь Я не слежу. Не могли бы вы уточнить?

5. Вы имеете в виду… ?

Сообщить собеседнику, что, по вашему мнению, он имел в виду, — эффективный способ попросить разъяснений. Вы можете сделать это, сказав: «Вы имеете в виду…?» что является сокращением от «Вы имеете в виду…?»

6.Как в …

Альтернатива «вы имеете в виду…?» фраза «как в…». Это означает «в смысле…» или «в смысле…».

7. Так вы говорите…?

«Значит, ты говоришь…?» означает «Значит, вы думаете, что…?» или «Значит, ты имеешь в виду…?»

8. Если я вас правильно понял…

«Если я вас правильно понял…» — это несколько более формальный способ проверить ваше понимание.

  • Итак, , если я правильно вас понял, вы считаете, что вас несправедливо уволили с работы?
  • Позвольте мне увидеть , если я правильно вас понял .Вы говорите, что эта политика создаст 10 миллионов новых рабочих мест?

Вы также услышите, как носители языка говорят: «Если я правильно вас понял ». Допустимо как прошедшее, так и настоящее время.

9. Не могли бы вы уточнить (об этом)?

Когда вы просите кого-то «уточнить» что-то, вы просите его объяснить это более подробно, что является еще одним хорошим способом попросить разъяснений.

  • Извините, не могли бы вы уточнить , пожалуйста?
  • Не могли бы вы рассказать мне об этом ? Я не уверен, что следую.

10. Не могли бы вы объяснить это мне?

Если вы «разбиваете что-то», вы разделяете это на части. Поэтому, если вы просите кого-то «разложить» что-то, что он сказал, вы просите его объяснить это по частям.

  • Думаю, я понимаю, что вы имеете в виду, но не могли бы вы объяснить мне это ?
  • Не могли бы вы объяснить это мне? Сколько денег он украл и кто все жертвы?

Попробуйте эти выражения в реальном разговоре!

Если вы читаете этот пост, вы, вероятно, хотите улучшить свои навыки общения на английском языке, и лучший способ сделать это — вести настоящие разговоры.Еще лучше, если вы сможете пообщаться и получить поправки от профессионального репетитора по английскому языку!

Десять советов, как задавать хорошие вопросы

Никто не говорит все, что вы хотите услышать, в точном порядке, с той глубиной и подробностями, которые вы предпочитаете. Вот почему главный инструмент хорошего слушателя — хороший вопрос. Хорошо составленные вопросы могут стимулировать, затягивать и направлять дискуссию.

Используйте эти рекомендации при разработке вопросов:

  • Планируйте свои вопросы. Перед встречей обозначьте свои информационные цели и последовательность соответствующих вопросов, чтобы помочь вам следить за разговором и следить за своими заметками.

  • Знай свою цель. Каждый вопрос, который вы задаете, должен помочь вам собрать факты или мнение. Знайте, какая информация вам нужна, и формулируйте свои вопросы соответствующим образом.

  • Открыть беседу. В отличие от простых вопросов, на которые можно ответить «да» или «нет», открытые вопросы приглашают респондента к разговору и позволяют собрать гораздо больше информации.«Что вам больше всего нравится в этой компании?» скорее всего, даст более ценную информацию, чем вопрос «Вам нравится эта компания?» Другая тактика — задать вопрос в декларативной форме — «Расскажи мне об этом». Люди, которые не будут отвечать на вопросы, иногда лучше реагируют на прямой приказ.

  • Говорите на языке вашего слушателя. Свяжите вопросы с точкой зрения слушателя и используйте слова и фразы, понятные вашему слушателю. Например, избегайте отраслевого жаргона, когда ведете переговоры с кем-то, кто не связан с вашей отраслью.Если кто-то, кажется, не понимает, о чем вы спрашиваете, попробуйте перефразировать.

  • Используйте нейтральную формулировку. Задавать наводящие вопросы, например: «Как вам потрясающие удобства в этом конференц-центре?» является непродуктивным. Поскольку вопрос выражает восторженное мнение о месте, собеседник вряд ли скажет о нем что-то негативное, даже если он ненавидит это место. Он не изменил своих чувств; он просто не выразил их, и вы потеряли возможность влиять на него.Нейтральный вопрос, который позволяет получить точную информацию или честное мнение, например: «Понравилось ли вам?» — гораздо полезнее.

  • За общими вопросами следует давать конкретные. Создайте иерархию вопросов, которая начинается с общей картины и постепенно переходит к деталям с помощью дополнительных вопросов.

  • Сфокусируйте свои вопросы так, чтобы они задавали одну вещь за раз. Чтобы получить более полные ответы, создавайте короткие вопросы, каждый из которых посвящен одному пункту.Если вы действительно хотите узнать две разные вещи, задайте два разных вопроса.

  • Задавайте только важные вопросы. Если вас не волнует информация, которая может прийти, не задавайте вопрос. Уважайте время и внимание другого человека, чтобы не показаться сопротивляющимся заключению сделки.

  • Не перебивать. Прослушайте полный ответ на свой вопрос. Искусство задавать вопросы заключается в том, чтобы действительно хотеть получить информацию, которая будет содержаться в ответе.

  • Естественный переход. Используйте что-нибудь в ответе, чтобы сформулировать следующий вопрос. Даже если это на какое-то время сбивает вас с намеченного пути, это показывает, что вы слушаете, а не просто повторяете свою повестку дня, и обеспечивает естественное течение беседы.

Вопросы, которые на самом деле являются заявлениями о предположениях, облеченных в форму вопроса, могут быть агрессивными, что часто приводит к враждебности. Например, цель такого вопроса, как «Можете ли вы назвать хоть одну компанию, которая уложилась в такой срок?» или «Почему ваша компания настаивает на завышении цены на этот товар?» не в том, чтобы лучше понять ситуацию; это заявление о вашей точке зрения или предположении.Вместо этого разбейте вопрос на части, чтобы у другой стороны была возможность предоставить вам информацию, которая поможет вам лучше понять ситуацию и даст вам возможность вести переговоры. В ценовом сценарии замените враждебный вопрос тремя отдельными вопросами:

.
  • Сколько ваша компания берет за этот товар?

  • Сколько другие компании берут за этот товар?

  • Как вы думаете, почему существует расхождение в ценах?

100 наводящих вопросов по продажам, чтобы по-настоящему понять проблемы ваших потенциальных клиентов

Успешная карьера в сфере продаж зависит от вашей способности задавать правильные вопросы для исследования продаж.Чтобы развить этот навык, вы должны знать, когда пора копать глубже, задавая наводящие вопросы. Вы знаете такие: тип вопросов, необходимых для раскрытия основных потребностей вашего потенциального клиента… быстро.

В этих случаях недостаточно просто спросить «Расскажите мне о самых больших проблемах с вашим текущим решением» и двигаться дальше. Вы должны задавать уточняющие вопросы, которые придадут вашему потенциальному клиенту уверенность в том, что он расскажет о реальных препятствиях, с которыми он сталкивается.

Что такое наводящий вопрос?

Наводящие вопросы требуют более подробной информации по конкретному вопросу.Часто это дополнительные вопросы, например: «Не могли бы вы рассказать мне об этом подробнее?» или «Пожалуйста, объясните, что вы имеете в виду». Наводящие вопросы предназначены для того, чтобы прояснить точку зрения или помочь вам понять корень проблемы, чтобы вы знали, как лучше двигаться вперед.

Вот исчерпывающий список контрольных вопросов, которые вы можете задать покупателям, чтобы лучше ознакомиться с их ситуацией и сформулировать возможные решения. Если вам нужен мой полный список из 450 вопросов о продажах для любой ситуации, загрузите эту электронную книгу.

И не забывайте: наводящие вопросы касаются не только речи, но и слушания. Убедитесь, что вы действительно слушаете ответы своего потенциального клиента, чтобы знать, какой вопрос задать следующим.

Наводящие вопросы по продажам

Используйте эти вопросы в начале процесса продажи, чтобы определить ключевую информацию о вашем потенциальном клиенте. Проработка — это первый шаг к получению ясности и контекста борьбы ваших потенциальных клиентов. Как только ваш потенциальный клиент предоставит вам конкретные детали, у вас будет больше контекста, который поможет вашему клиенту.

  1. «Чем мы можем помочь?»
  2. «Не могли бы вы рассказать мне об этом?»
  3. «Можете ли вы рассказать мне больше о текущей ситуации/проблеме?»
  4. «Расскажите мне об этом подробнее.»
  5. «Как давно ты об этом думаешь?»
  6. «Как вы думаете, почему это происходит?»
  7. «Какие у вас цели и задачи для этого?»
  8. «В чем для вас самая большая проблема?»
  9. «Какие у вас основные цели?»
  10. «Что вам нравится в вашем нынешнем поставщике?»
  11. «Что ты сейчас используешь/делаешь?»
  12. «Есть ли у вас какие-либо предпочтения относительно решения?»
  13. «Какие три ключевых результата вы хотите от этого?»
  14. «Не могли бы вы рассказать мне об этом?»
  15. «Вы можете привести пример?»
  16. «Вы можете быть более конкретным?»
  17. «Как вам это выглядит/звучит/ощущается?»
  18. «Почему вы стремитесь выполнять эту работу/проект/занятие?»

Вопросы для выявления симптомов общих проблем

Следующие вопросы о продажах разработаны, чтобы помочь вам определить барьеры, с которыми сталкивается ваш потенциальный клиент.Понимание того, что, как и как долго эти проблемы существуют, поможет вам добраться до корня проблемы.

Корни этих барьеров, скорее всего, проявляются в других сферах их бизнеса или личного развития. Эти вопросы помогут вам определить, какие проблемы необходимо решить в первую очередь.

  1. «Почему эта конкретная услуга/продукт/ситуация/проблема не работает для вас прямо сейчас?»
  2. «Как долго это было проблемой/проблемой?»
  3. «Как вы думаете, почему вопрос/проблема существует так долго?»
  4. «Сколько еще вы можете позволить себе не решать проблему?»
  5. «Как это влияет на вашу организацию/клиентов/сотрудников?»
  6. «Насколько серьезна проблема?»
  7. «Кем вам нужно решить вопрос/проблему?»
  8. «Почему ты так долго этим занимаешься?»
  9. «Что вас больше всего беспокоит в этой ситуации/вопросе/проблеме?»
  10. «Что мешало вам исправить это в прошлом?»
  11. «В какие сроки вы собираетесь это исправить?»
  12. «Как давно ты об этом думаешь?»
  13. «Эта проблема вызывает другие проблемы?»
  14. «Есть ли у ваших конкурентов такие проблемы?»
  15. «Какая самая большая проблема, с которой вы столкнулись?»
  16. «С какими еще проблемами вы столкнулись?»
  17. «Какие альтернативы вы рассматривали?»
  18. «Каковы нематериальные последствия проблемы?»
  19. «Вызывает ли проблема проблемы с моральным духом сотрудников?»
  20. «Вызывает ли проблема проблемы, негативно влияющие на мотивацию ваших сотрудников?»
  21. «Может ли эта проблема повлиять на производительность?»
  22. «Эта проблема уникальна для вашей организации?»
  23. «Это проблема всей отрасли?»
  24. «Региональный или географический?»
  25. «Когда вы пришли к своему существующему поставщику и поделились своим разочарованием по поводу этой проблемы, какие заверения они дали вам, что это не повторится?»
  26. «Как впервые возникли эти проблемы/вопросы? Каковы были первопричины?»
  27. «Что вы делали в прошлом для решения этой проблемы?»
  28. «Повлияет ли это на другие части бизнеса?»
  29. «Какое давление это оказывает на вас и бизнес?»
  30. «Какие варианты вы пробовали?»
  31. «Каковы долгосрочные последствия проблемы?»
  32. «Как проблема в конечном итоге влияет на ваших текущих клиентов?»
  33. «Как эта проблема в конечном итоге повлияет на ваших потенциальных клиентов?»
  34. «Как проблема в конечном итоге повлияет на ваши отделы продаж?»
  35. «Как эта проблема в итоге повлияет на других ваших сотрудников?»
  36. «Как эта проблема в конечном итоге повлияет на ваш процесс продаж?»
  37. «Как проблема в конечном счете повлияет на вашу репутацию/добрую репутацию/бренд?»
  38. «Считаете ли вы, что эта проблема/проблема дала вашим конкурентам конкурентное преимущество? Если да, то как?»
  39. «С кем вы работали в прошлый раз и почему?»
  40. «Как вы думаете, как часто возникала проблема, когда вы о ней не знали?»
  41. «Каковы долгосрочные последствия проблемы? Если бы вы были на месте своих конкурентов, как бы вы воспользовались этим?»
  42. «Знаете ли вы, что ваши конкуренты думают/планируют по этому поводу?»
  43. «У них такая же проблема?»
  44. «Повлияет ли это на другие части бизнеса?»

Наводящие вопросы, ориентированные на действие

После того, как у вас есть контекст барьеров вашего потенциального клиента, важно знать, какие действия должен предпринять ваш потенциальный клиент.Эти вопросы помогут вашему потенциальному клиенту увидеть путь к улучшению своего бизнеса, а также укрепят доверие между вами и ним. Каждый вопрос помогает потенциальному клиенту определить шаги, которые помогут вам двоим сформулировать правильные решения.

  1. «Какой номер вы бы поставили этому вопросу с точки зрения приоритетности?»
  2. «Насколько продуктивнее могли бы работать ваши сотрудники, если бы проблемы не существовало?»
  3. «Если бы вы были вашим конкурентом, что бы вы сделали прямо сейчас?»
  4. «Если бы вы могли разработать идеальное решение, как бы оно выглядело, сколько бы вы потратили и как долго оно длилось бы?»
  5. «Что у вас тут за срочность?»
  6. «Какие три ключевых результата вы хотите получить от решения проблемы?»
  7. «Каковы три основных требования, которым должно соответствовать это решение?»
  8. «Если бы все было так, как вы хотите, как бы это выглядело?»
  9. «Что ты сейчас используешь/делаешь?»
  10. «Насколько важна эта потребность (по шкале от 1 до 10)?»
  11. «Какие варианты вы сейчас рассматриваете?»
  12. «В идеальном мире, что бы вы хотели, чтобы произошло с этим?»
  13. «Какова ваша стратегия решения этой проблемы?»
  14. «Что вы сейчас делаете для решения этой проблемы?»

Финансовые вопросы

Доход определяет решения для большинства предприятий.Эти вопросы дадут вам более глубокое понимание того, где ваш потенциальный клиент может колебаться, чтобы двигаться вперед, или почему он делает определенный выбор в отношении денег.

Задавая эти вопросы, вы углубите свой анализ финансовых барьеров, с которыми сталкивается потенциальный клиент. Поскольку деньги являются более деликатной темой, вам следует перейти к этим вопросам, как только вы почувствуете, что вы установили чувство доверия со своим потенциальным клиентом.

  1. «Сколько это вам стоит?»
  2. «Знаете ли вы, в каких других областях проблема стоит вам денег?»
  3. «Можете ли вы определить сумму проблемы с точки зрения затрат: еженедельно, ежемесячно, ежегодно?»
  4. «Вы видите, сколько денег вы/ваша организация теряете каждый день, не решая эту проблему?»
  5. «Как проблема в конечном счете повлияет на ваши цены/расходы на продажу?»
  6. «Сколько эта проблема стоит вам в человеко-часах/времени?»
  7. «Глядя на это с точки зрения потерянных продаж, сколько стоит одна продажа для компании?»
  8. «Сколько стоит вопрос/проблема по времени/деньгам/ресурсам/персоналу/энергии?»
  9. «Можете ли вы сделать обоснованное предположение, сколько это вам стоит?»
  10. «Какую отдачу или вознаграждение вы ожидаете, если добьетесь успешного решения проблемы?»
  11. «С чем вы работаете в данный момент? Просто бейсбол… »
  12. «Как вы справляетесь с бюджетом?»

Подотчетность и ясность Контрольные вопросы

Эти вопросы укрепляют ваше понимание позиции вашего потенциального клиента, углубляясь в детали. Это также поможет вашему потенциальному клиенту прояснить все вопросы, которые будут решаться во время работы с вами. Эти вопросы помогут завершить вашу сессию продаж и определить объем вашей работы.

  1. «Кто в конечном итоге несет за это ответственность?»
  2. «Почему вы стремитесь выполнять эту работу/проект/занятие?»
  3. «Кто еще об этом знает?»
  4. «Что заставило вас заняться этим сейчас?»
  5. «В какие сроки вы работаете?»
  6. «Есть ли что-нибудь, что я упустил из виду?»
  7. «Все ли я рассмотрел?»
  8. «Какие альтернативы вы рассматривали?»
  9. «У вас есть вопросы, которые вы хотели бы мне задать?»
  10. «Какие еще важные для вас факторы мы не обсудили?»
  11. «Есть ли какие-то другие важные области, о которых я вас не спросил?»
  12. «Что еще я должен знать?»
  13. «Расспросил ли я вас обо всех важных для вас деталях?»
  14. «Как скоро вы хотели бы переехать с этим?»
  15. «Повлияет ли это на другие части бизнеса?»
  16. «Какова ваша роль в этой ситуации/вопросе/проблеме?»
  17. «Кто поддерживает эту акцию?»

Эффективная стратегия продаж подразумевает задавание правильных вопросов

Если вы хотите сделать процесс продаж эффективным для вас и ваших потенциальных клиентов, этот список наводящих вопросов обязательно вам поможет.Задавая вопросы, которые помогут вам понять вашего потенциального клиента, вы увеличите шансы на завершение продажи. Демонстрация желания выслушать болевые точки, барьеры и сроки имеют решающее значение для эффективной встречи по продажам.

Эти наводящие вопросы помогут вам получить правильную информацию. Они подтолкнут вашего потенциального клиента к действию и помогут ему визуализировать, как сократить разрыв между тем, где он находится, и тем, где он хочет быть.

Примечание редактора: этот пост был первоначально опубликован в сентябре 2015 года и обновлен для полноты информации.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.