Еврейский женский головной убор: Головные уборы еврейских женщин — 49 фото

Содержание

Головной убор женщины иудейки (50 фото)

Еврейские головные уборы для женщин


Головные уборы Израильтянок


Яэль Низри


Еврейский женский головной убор


Еврейские головные уборы для женщин


Головные уборы Израильтянок


Еврейский женский головной убор


Еврейские головные уборы для женщин


Еврейка в платке


Платок тюрбан


Еврейская прическа женская


Косынки на голову для женщин


Цыганский платок на голову


Еврейский женский головной убор


Таджикский платок на голову


Тюрбан сзади


Туркменский головной убор


Еврейские головные уборы для женщин


Еврейский платок на голову


Головные уборы для ортодоксальных женщин


Иудейские женщины


Еврейская невеста йеменские евреи


Традиционная Еврейская одежда женская


Румол ураш


Тюрбан мусульманский


Модные платки на голову


Еврейский женский головной убор


Повязать платок на голову


Головной убор женщины иудейки


Мусульманская невеста платок на голову


Иудейская одежда женская


Баварский чепец


Эльвира Магомедова


Еврейская женская шляпка


Еврейский костюм женский


Армянский национальный костюм Сюник


Иудейки Магриба — фото начала 20 века.


Натали Веда тюрбан


Армянский национальный головной убор


Израильский головной убор женский


Ава Сейтумерова, победительница конкурса «Крымская красавица – 2015»


Головной убор


Чувашский наряд хушпу


Еврейские головные уборы для женщин


Албанские женщины


Еврейский национальный костюм женский


Головные уборы русского севера


Черкешенка Княжна


Laura (kamea17) шапка женская Kamea


Головной убор эннен средневековье

Головной убор — Кисуй рош

Почему замужняя девушка (женщина) должна покрывать волосы?

Скромность в общем и покрытие волос в частности

Для начала нужно сказать, что, в общем скромность с еврейской точки зрения не имеет ничего общего с непривлекательностью. Скорее, скромность — это средство для создания частного пространства, закрытого для посторонних.

Поэтому, цель законов о покрытии волос — ни в коем случае не в том, чтобы замужняя женщина выглядела уродливо. Красота — это дар Б-га, и еврейская Традиция призывает мужчин и женщин следить за своей внешностью и всегда выглядеть презентабельно.

Еврейская Традиция так же требует скромности — но не для того, чтобы «отвлечь внимание» от нашей красоты, а для того, чтобы направить нашу красоту и привлекательность в правильное русло, а именно — в семью. Талмуд (трактат Йома, 75а) говорит, что во время сорокалетнего пребывания евреев в пустыне вместе с маном падали также женские украшения-благовония, чтобы даже в такой обстановке жены оставались привлекательными для своих мужей.

Причины и детали заповеди

Замужняя женщина должна покрывать волосы по двум причинам:

1. С момента замужества волосы становятся одной из тех «частей тела», которые должны быть закрыты.

2. Головное покрытие показывает, что женщина замужем.

Покрывая волосы, замужняя женщина как бы заявляет: «Я не доступна. Вы можете увидеть меня, но я не “открыта для публики”. Даже мои волосы, такая обычная и приметная составляющая внешности — это не для ваших глаз…». Покрывая волосы, женщина создает психологический барьер между собой и чужими людьми.

В Гемаре (Йома, 47а) рассказано о женщине, которая строго соблюдала законы покрытия волос, и благодаря этой заслуге семь ее сыновей стали первосвященниками (коаним гдолим).

Мишна Брура (75:14) приводит высказывание книги Зоар о том, что тщательное соблюдение женщиной законов покрытия волос положительно влияет на обстановку в доме и на судьбу её сыновей.

Касательно кисуй рош невесты на свадьбе — существуют разные мнения, в какой именно момент наступает обязанность покрывать волосы. Есть мнения, что после хедер ихуд (комната, где невеста уединяется с женихом после хупы) она уже считается замужней женщиной и поэтому её волосы должны быть закрыты. Есть мнения, согласно которым этот наступает раньше, например, когда жених с невестой еще стоят под хупой, или даже еще раньше, поэтому изначально, уже с самого начала церемонии, невеста покрывает волосы. Но есть и другие мнения, в соответствии с которыми она еще не обязана покрывать волосы. Как поступать — стоит спросить вашего раввина.

Такой же вопрос — относительно парика. Во многих общинах женщины не покрывают волосы париком, а только головным убором, другие же придерживаются противоположного мнения. В случае, когда традиции в семье жениха и в семье невесты разные, многие принимают традицию семьи жениха. Однако, в любом случае, будет не лишним посоветоваться с раввином, а также обговорить этот вопрос с самим женихом (или его родителями) для начала.

Заметим, что если волосы покрыты не полностью, то выполняется (не полностью) только второй пункт, т.е. женщина показывает, что она замужем. Но первый пункт — не выполняется. Чтобы выполнить оба пункта, следует покрыть волосы полностью. И так сказано во многих книгах.

На практике, если уже вы на это решились и понимаете величие этой заповеди, не стоит искать «скидки». Тем более все, кто видит, что голова покрыта, — уже всё равно это видят, и эти несколько сантиметров не станут решающими, не добавят женщине ещё красоты…

Сегодня существует бесконечное множество различных вариантов головного покрытия: парики, шляпки, береты, шапочки, косынки и т.п. Руководствуясь своим естественным женским вкусом, каждая женщина может не только значительно разнообразить гардероб и постоянно быть привлекательной для мужа, но и уверенно чувствовать себя в окружении других людей. Главное — помните, что, покрывая волосы, Вы выполняете волю Всевышнего. Остаётся лишь привести слова Царя Шломо: «Соблюдающий заповедь — злого не познает…» (Коэлет 8:5).

Возвращается этническая одежда еврейских женщин

Никто реально не представляет себе, как одевались четыре праматери. Довод, что, мол, Ицхак одевался, как Ишмаэль, потому что оба одевались, как Авраам, в данном случае не работает. Может быть, он сработал бы, если бы речь шла только о мужчинах. «Ерушалмим» действительно еще в очень средние века пошили себе халаты из полосатой арабской ткани, и ходят так до сих пор, плюс пейсы, плюс белая «буденовка» с шишечкой. И смотрятся таки да — аутентично и красиво.

С арабок мы примера брать ну никак не можем, потому что их исторический костюм изменился. Большинство мусульманок в нашей стране одеты куда более сексуально, чем религиозные еврейки. Ну, сверху, как положено, хиджаб, это да. Дальше – базовая кофточка с безрукавкой на ней, это тоже по-нашему. А вот еще ниже – обтягивающие брючки, открывающие фигуру от бедра и до пят. Впрочем, нам, конечно, видна более современная часть арабского населения – именно она посылает девушек в университеты и позволяет в дальнейшем работать вне дома. Но и все равно – не наше это, не наше.

 Обычай покрывать женщине лицо – тоже явно не наш. В Хумаше покрытие лица упомянуто дважды. Оба раза оно связано с обманом. Лаван покрыл лицо Леи, чтобы выдать ее за Рахель, а Тамар покрыла себе лицо, чтобы выдать себя за «кдешу», т.е., блудницу. Доводы талибанок, что так ходили их бабушки в Багдаде, тоже не выдерживает. Они ходили так за пределами еврейского квартала, среди мусульман-шиитов.

Выходит, уж если возвращать этническую ашкеназскую одежду, то ориентироваться надо на наряды 18 века – и до середины 19-го. Потому что в середине 19 века царь Николай Первый просто-напросто запретил евреям их традиционную одежду, привезенную из Польши. Мужики сопротивлялись, как могли, в результате чего возникла новая этническая мода – помесь того, что было в Польше с городским платьем либо русских, либо европейских мужчин. А женщины перешли на городскую моду, приспосабливая ее, если надо, к требованиям скромности. Эта тенденция видна и до сих пор.

 Когда именно марокканские еврейки перешли на современную одежду, сказать не могу. Думаю, что окончательно – только в середине 20-го века, с переездом в Израиль. Отмечу только, что знаменитое марокканское «большое платье» по структуре напоминает то, что носили еврейки Белоруссии и некоторых областей Польши в 18 веке. Только ткани в Марокко были другие, техника вышивка другая, поэтому и вид, соответственно, не такой, как в идишланде.

 

 

Посмотрите на эту картинку из собрания Яд ва-Шема. Здесь изображена традиционная одежда земли Ашкеназ 18 века, отчасти перенесенная из Германии и в Польшу с Россией. Три фигурки слева – девицы и дамы. Девицы отличаются от дамы распущенными волосами. Не думаю, что это парики – их стали носить гораздо позже. Дама (вид сзади), носит что-то вроде короткого покрывала или платка. Фигуры всех трех действительно скрыты под короткими плащами, впрочем, не покрывающими всю верхнюю половину тела, как у «талибанок» города Беит-Шемеш начала 21-го века. Плащ оставляет открытыми грудь и талию, так что виден наряд, перехваченный в поясе, то есть, вполне женственный. Платок на даме номер три – не черного цвета, как у талибанок, а белого. Обращает на себя внимание важная деталь – фартук поверх юбки. Этот фартук еврейки взяли с собой в Польшу и в Россию, и носили очень долго. Считалось, что он предохраняет женщину от налета демонов-губителей, могущих отнять ее детородную силу. Даже в 19 веке, когда фартук уже вышел из моды, некоторые женщины продолжали носить его… под юбками! Так сильны были суеверия в среде «наших святых матерей». Из моды в этом «немецком» наряде вышел только многослойный гофрированный воротник, который позже заменили на простой кружевной воротничок, носимый в субботу поверх темного платья. Я вижу такие воротнички в витринах магазинов современного Бней-Брака. Это – вечное.

 

 

Посмотрите теперь на наряд польской еврейки 18 века, тоже из собрания Яд ва-Шем. На верхней гравюре – миснагедский еврей с женой. На нижней картинке – хасид, почему-то без супруги. Жена миснагеда носит многослойную юбку, причем верхняя юбка, обернутая вокруг талии, сходится не полностью и открывает нижнюю юбку. Поверх юбок – белый фартук. В Польше его обычно вышивали цветами. Сверху – блузка. Поверх блузки обычно носили корсаж – что-то вроде безрукавки на пуговицах или шнуровке. К безрукавке пришивали съемные рукава, часто цветастые, из кисеи. На шее у дамы вариант шейного платка – галебанд или брустух. В данном случае он короткий, не закрывает корсаж до талии, и больше походит на воротничок. На голове у дамы, судя по всему, «теркише» – «турецкий» тюрбан. Он стянут надо лбом и украшен брошью с камнями. Иногда поверх «теркише» носили также шаль, которая спускалась на плечи и доходила до пояса. Но все равно, судя по нескольким виденным мной гравюрам, силуэт был женственный, с подчеркнутой линией талии, и талия была на месте – не ниже и не выше природной. Ничего общего с измышлениями современных поборниц супер-скромности. Фигура не изуродована, и все многочисленные детали головных уборов и одежды не только закрывают женщину, но и украшают ее.

Сохранилось описание еврейской женской одежды Могилевской губернии конца 18 века. Нижний слой состоял из юбки и блузки. Поверх юбки, конечно, фартук, а поверх блузки – корсаж на шнуровке. Поверх корсажа – галебанд, а поверх галебанда – нити жемчуга и золотые цепочки. Головной убор состоял из трех, а то и четырех частей. Голову повязывали тонким платком – шлеером, отделанным кружевом. Концы шлеера свисали на спину. Поверх шлеера повязывали атласные ленты – бинды. (Именно эти бинды почему-то вызвали гнев Николая Первого, и он велел еврейским женщинам их категорически снять). Бинды закрывали волосы на лбу. На бинды с двух сторон крепили стеганые подушечки, вышитые жемчугом. Подушечки закрывали волосы на висках. Летом поверх этого всего повязывали большой треугольный платок – тихл. Зимой на шлеер надевали меховую шапку, а тихл повязывали поверх шапки. Я также видела гравюру, где вместо подушечек на бинды были пришиты искусственные цветы, также закрывавшие виски. В общем, волосы покрывались полностью, но при этом каждая часть головного убора служила украшением. Аксессуаром, как теперь говорят. А высокий головной убор хорошо уравновешивал длинный нос и неправильности черт лица, если таковые имелись. Кроме того, он делал женщину выше, что уравновешивало толстый тухес ( тоже, кстати, нахес). Короче, все очень женственно, и никакого черного цвета. Цветы на рукавах, цветы на голове, цветы на фартуке. Шейне блиме, не женщина, а клумба.

 

Имелся и особо праздничный головной убор – штернтихл (звездный платок). Посмотрите на старинный штернтихл из собрания YIVO. Справа от него – шитые жемчугом височные подушечки. Штернтихл шили из двух плотных лент. В области лба они сшивались между собой так, чтобы одна оказалась над другой, и по обеим сторонам свисали свободные концы. Верхнюю ленту связывали сзади, чтобы получилась высокая диадема на голове. Нижнюю ленту повязывали на затылке. Нижнюю ленту вышивали жемчугом и драгоценными камнями — вот это и были «звезды». Разумеется, штернтихл не закрывал все волосы, поэтому поверх него повязывали тихл или набрасывали шаль.

 

Харкктерным головным убором был также чепчик – купке. Его тоже принесли с собой из Германии и носили с 13-го по 19 век. Поверх купке повязывали платок, а лоб закрывали или биндами, или – в некоторых областях – штукой под названием «харбинд» – волосяная лента. К такой ленте пришивались искусственные волосы, покрывавшие лоб. Ленту, конечно, тоже украшали вышивкой или кружевами.

На ногах носили чулки и башмаки. На многих гравюрах мы видим вполне современную обувь – что-то вроде балеток или лодочек, а иногда туфли без задника на каблуке.

В девятнадцатом веке многие еврейки сменили многослойный головной убор на парик, однако Николай Первый и его подверг гонениям, назвав «ужасным». Дело в том, что парики в то время делались изо льна и шелка. Льняные парики носили бедные женщины, шелковые – богачки. Нечего и говорить, что такие парики быстро превращались в спутанные мочалки. Со временем их сменили «шайтл» (парики) из натуральных волос, еще позже – из синтетических нитей.

Сравним теперь одеяние ашкеназки с традиционным платьем марокканской еврейки. Именно его обычно и изображают как иллюстрацию понятия «национальный костюм евреев». Наиболее известно так называемое «большое платье», каждая часть которого имеет свое название на языке эспаньоль. Скорее всего, платье это принадлежит «чистым сефардам» и было привезено в Марокко из Испании в конце 15-го века. Большое платье состоит из корсажа, юбки с запАхом, съемных рукавов, нагрудника, широкого пояса, заменявшего корсет, иногда – также и шали. Характерная черта – край и отворот запашной юбки отделывался богатой вышивкой, образующей треугольник. Нагрудник также вышивался. Как видим, у этой одежды те же составные части, что и у польско-еврейской, за исключением того, что у марокканок нет фартука, зато есть корсетный пояс, а марокканский «галебанд» (нагрудный галстук) был другой формы и украшался богатой вышивкой. Думаю, что родина обоих костюмов – Испания. На это указывают съемные рукава, которые можно было стирать отдельно от корсажа. Такие рукава описаны в одном из рассказов Габриэля Гарсия Маркеса. Помните, там бабушка постирала внучке рукава, а они не высохли, и теперь юная дева не может отправиться в церковь. (По ходу рассказа выясняется, что бабушка сделала это нарочно, чтобы внучка не увидела своего коварного возлюбленного).

Головной убор марокканской еврейки также состоял из нескольких частей – круглой шапочки, богато украшенной и вышитой, покрывала, которое прятало волосы на затылке и спускалось на плечи и спину, и двух шелковых косичек. Их пришивали к шапочке по бокам, чтобы закрыть виски.

 

 

Ну и что же во всем этого общего с нарядами «мамаш-талибанок»? Только шаль. Но шали в старые времена были цветастыми, закрывали не всю верхнюю часть туалета, а в случае Марокко – еще и полупрозрачные, если верить картинке. Опять же – ни на польских гравюрах, ни на марокканских музейных фотографиях я не видела черных шалей и темно-синих платков. Все цветастое и яркое – от Варшавы и до Танжера.

А кто же в современном Израиле на самом деле возвращает старинную этническую одежду еврейских женщин? Конечно, религиозные сионистки. Платки, украшенные лентами, на которые крепятся цветы, многослойные юбки, безрукавки, шапочки, шитые бисером, фальшивым жемчугом, кружевами – все это гораздо ближе к одежде как польских, так и марокканских прабабушек. Нате, любуйтесь.


На молодой женщине берет, но мог быть и платок, на который, при желании, можно повязать ленту и приколоть цветок из ткани и кружева. Юбка на ней многослойная, верхний слой с цветами, как фартук прабабушки. И силуэт с подчеркнутой талией. Поскольку верхняя часть затянута в обтягивающую базовую кофточку, грудь очень грамотно закрыта шейным платком. И современно, и традиционно.

 

Присоединяйтесь в Telegram

Подпишитесь, и мы будем присылать Вам самые интересные статьи каждую неделю!

Еврейское счастье Что такое тихль и почему он все более популярен: Стиль: Ценности: Lenta.ru

Едва ли не каждый месяц приносит новости об очередном именитом дизайнере, создавшем одежду для женщин, строго придерживающихся установлений шариата. Но свои правила относительно внешнего вида представительниц прекрасного пола есть в каждой мировой религии, и выглядеть модно, но пристойно хотят не только мусульманки. В частности, приверженцы иудаизма тоже создают собственный неповторимый стиль, соединяя требования цниют — свода правил для верующих евреек и современные модные тренды.

Пока секулярные пользователи интернета с любопытством разглядывают и обсуждают фотографии моделей в «гламурных» хиджабах и купальниках-буркини, в Instagram набирают популярность хештеги #tzniutfashion, #tichel и #mitpachat. Так делятся своими «луками» женщины, исповедующие ортодоксальный (и не очень) иудаизм, соблюдающие требования своей религии.

Цниют («скромность») — это свод правил, определяющих для верующей еврейки повседневную жизнь, включая и внешний вид. Основополагающие понятия цниют — женщина должна быть цнуа («скромной») и баалат хесед («творящей дела милосердия»). Соответственно, и одежда требуется неброская — но красивая. Неопрятность, нарочитая небрежность не соответствуют требованиям цниют. Еще одно важное правило — голова замужней женщины всегда прикрывается платком, называемым «тихль» или «митпахат».

«Для женщины естественно желание выглядеть красиво и привлекательно. Это касается любой женщины — в любом возрасте, любого вероисповедования, любого образа жизни. Что до религиозного мира, то в Израиле он приобретает все большую значимость — сегодня это примерно треть населения. И в этом мире тоже совершенно естественным образом возникают свои модные тенденции — и верующие женщины не хотят ходить в каких-то ситцевых юбках и скучных блузках. Они стараются украшать себя, соблюдая при этом религиозные правила скромности, одеваясь красиво, но не вызывающе. И результат, по-моему, радует глаз. Женщина в современном мире, включая Израиль, ходит на работу — и самые религиозные женщины, из ортодоксальных кругов, — тоже. И они имеют право чувствовать себя комфортно — вовсе необязательно выглядеть так, словно мы живем в Средние века. А в мусульманском мире есть большая разница между, к примеру, Ираном, где женщины одеваются достаточно свободно, и Саудовской Аравией, где основной упор делается на унижение женщины и содержание ее в рабском состоянии», — считает теолог и политолог Авигдор Эскин.

Эта категория потребительниц моды, которую дизайнеры предпочитают называть не религиозной, а «скромной», действительно расширяется — причем не только в Израиле, но везде, где есть крупные еврейские общины, например в США. Один из самых популярных интернет-магазинов в этом сегменте — израильский Modli.co, основанный иерусалимским предпринимателем и фэшн-блогером Навой Бриф-Фрид в 2015 году.

Материалы по теме:

Сама она, впрочем, не считает, что ее сайт предназначен только для религиозных евреек: «Мы предлагаем одежду для мам, для женщин plus-size, для женщин, которые хотят защиты от солнца, и для религиозных женщин любой конфессии. Среди наших покупательниц есть и христианки, и мусульманки, и вообще не принадлежащие ни к какой конфессии». «Скромная» мода вписывается и в текущий тренд на отказ от использования в фэшн-съемках чрезмерно худых моделей.

Так, американский журнал Hadar, который его создатели Бари Вайцман и Шеви Генут определяют как «Vogue для ортодоксальных евреек», приглашает в качестве моделей обычных женщин, знакомых сотрудников редакции — вне зависимости от их комплекции.

О «скромной» моде пишут и многие популярные блогеры, самыми заметными из которых, пожалуй, можно признать американку Шарон Лангерт , ведущую блоги сразу на нескольких популярных платформах, и израильтянку Андреа Гринберг, автора посвященного головным платкам и способам их повязывания сетевого дневника Wrapunzel и основателя соответствующего сообщества в Instagram.

В конечном счете именно платок-тихль явно стал лидирующим трендом, привлекающим и религиозных женщин, и просто желающих выделиться оригинальным головным убором.

Элегантные и яркие платки создают, в частности, иерусалимский дизайнер Ринати Лакель и ее тель-авивская коллега по цеху Тамар Ландау.

А самое очевидное свидетельство популярности тихля и «скромной» моды в целом — многочисленные фотографии в аккаунтах обычных пользовательниц Instagram из Израиля и других стран мира. Приветствуют новую скромность и знаменитости. «Головные повязки в виде тюрбана, похожие на тихль религиозных еврейских женщин, вошли в моду еще в середине прошлого века, они были популярны, в частности, у состоятельных буржуа и аристократок из Нью-Йорка и Западной Европы. В прошлом году я стала носить такие повязки и сделала украшения из золота, которыми можно их украсить, прикрепив как брошь. Тюрбан из символа скромности легко превращается в символ элегантности и шика», — говорит креативный директор ювелирного бренда Pasquale Bruni Эуджения Бруни.

«Еврейская жена и ее роль в семье»

Автор выставки: Н.Н. Прокопьева, заместитель директора по учету, хранению и реставрации музейных ценностей

Время и место экспонирования: онлайн с 03.03.2021 года

Как в любом традиционном обществе, в еврейском социуме брачное состояние представлялось наиболее нравственным и естественным. Молодые люди должны были найти себе пару и пожениться для «истинной ценности в жизни, для Торы, для защиты и мира».  К людям, преступившим брачный возраст и не вступившим в брак, не относились с уважением, подозревали их в греховности. Главное предназначение женщины и мужчины – продолжение рода, которое возможно было, по представлениям, только в браке, так же, как и исполнение многих ритуалов и обрядов, совершающихся в иудаизме в доме и в кругу семьи.

Роль женщины в воспитании детей, в обрядовой практике была огромна, она занимала высокое положение в еврейском обществе. Не случайно возникло шутливое выражение «еврейская мама», подразумевающее ее заботу, контроль всех семейных процессов, доходящий до крайности. Однако «удушающая» любовь и забота матери во многом исходила из постоянной тревоги за потомство, истоки кроются, в свою очередь в сохранении многовековой памяти о «жизни в изгнании» и желании сохранить свой народ. 

Брачный возраст, согласно разным источникам, наступал с 13 до 18 лет: именно в этот период молодым людям желательно было вступить в брак. В фольклоре отразилось ироничное отношение народа, особенно к девушкам, не вышедшим вовремя замуж, например, «перезревшая дева, что прошлогодний календарь» также считалось, что после двадцати лет незамужняя дева вводит мужчин в грех.

Родители по достижении их детьми брачного возраста начинали подыскивать пару, а когда находили подходящего партнера, договаривались и засылали к невесте профессионального свата. Жених с невестой могли быть знакомы либо впервые видели друг друга во время помолвки. Семьи старались выбирать пару из равных себе по положению; для успешного совершения брачной сделки не последнюю роль играли родовитость и экономическое положение семей, поскольку предполагалось, что еще несколько лет молодую семью придется содержать родителям жениха или невесты. Как и размер приданого невесты это фиксировалось в обручальном письменном договоре, который назывался тноим. В него входили условия и сроки свадьбы, это была добрачная запись материальной основы семьи. К концу XIX – началу ХХ века появилась готовая форма такого договора, напечатанная типографским способом, которую заполняли и подписывали. Вверху бланка тноим под надписью «С божьей помощью. В добрый час» помещено изображение рукопожатия – знак достигнутого соглашения.

Следующим документом, закрепляющим брак, была Ктубба – брачный контракт, который  жених вручал невесте под хупой; жена хранила его у себя и берегла. Это был очень важный документ, в котором перечислялись обязанности мужа по отношению к жене, при его потере, например, супруги не могли жить вместе, пока не напишут новый. Согласно брачному договору, муж брал на себя обязательства по содержанию жены как полагается «достойным еврейским мужьям». Ктубба гарантировала жене в случае развода определенную денежную сумму, оговаривались и другие условия. Текст Ктуббы, хоть и носил меркантильный характер, излагался поэтичным языком, украшался цитатами из Священного Писания, иллюстрациями к нему, знаками зодиака, что нередко превращало договор в произведение искусства.

Под хупой, в кульминационный момент свадебного ритуала жених надевал невесте кольцо. В конце церемонии принято было разбивать бокал в память о разрушенном Иерусалимском Храме. Для церемонии мать невесты пекла и дарила зятю специальный свадебный пирог, который шутливо называли «болячка моей мамы».

В еврейском обществе в случае смерти мужа для сохранения имущества его рода был возможен левиратный брак: бездетная вдова могла выйти замуж за его брата. При этом воля женщины не учитывалась, имело значение только желание или нежелание деверя. В случае отказа брата жениться, он должен был совершить обряд «халица», буквально «развязывание». Обряд совершался в синагоге в присутствии раввинского суда. Главная часть обряда халицы — разувание вдовой отказывающегося взять ее в жены деверя. Опершись спиной о стену, деверь выставляет вперед правую ногу в специально изготовленной непарной зашнурованной сандалии; вдова, а затем и он произносят на иврите предписанные формулы, после чего вдова нагибается, правой рукой развязывает ремешки его сандалии, снимает и отбрасывает ее через плечо, плюет перед ним на пол и произносит на иврите: «Так поступают с человеком, который не созидает дома брату своему, и нарекут ему имя в Израиле: дом разутого».  По завершении  обряда халицы,  вдова получает так называемый гет халица — документ, разрешающий ей «вступать в брак, с кем пожелает». Сандалия хранилась в синагоге и давалась на прокат.

                
Разводное письмо – «гет»
.

Витебская губ., Дубровинский у. 1924 г. «Составлено в местечке Ляды, стоящем на реке Мерея, в понедельник 17 нисана 5684 г. (1924 г.)

Муж Элиезер, сын Авраама Авели (?) дает развод своей жене Рейше (?), дочери Иехошуа.

Свидетели:

Хайим бен Гиршель(?) бен Авраам

Менахем Мендл Йицхак бен Пинхас».
                   

Инициатором развода мог быть только муж в случае бездетности жены или ее неверности. Слова из Торы «…пусть напишет ей разводное письмо» в еврейском праве интерпретировались буквально: составлялся документ – гет, который освобождал женщину от супружеских обязанностей. Разводное письмо, как и другие документы в иудаизме, имело устоявшуюся форму на иврите и включало следующую информацию: название города, реки, имена разводящихся, имена присутствовавших свидетелей. Разводное письмо надрезали по четырем углам и хранили в архиве синагоги.

В традиционной семье женщина фактически была главой, поскольку именно ей приходилось брать на себя ответственность за решение всех жизненно важных вопросов. Во многом это было связано с тем, что мужчина с согласия и при поддержке жены посвящал большую часть своего времени изучению Торы или молитвам и диспутам в синагоге, в то время как на женщину ложились основные заботы по обеспечению семьи. Женщины имели законное право заниматься торговлей — покупать, продавать, обладать собственностью.  Они рожали и растили детей, следили за благосостоянием семьи, были советчицами для своих мужей в любом деле.

Еврейский костюм черты оседлости  сформировался в XVII –XIX веках по образцу польского городского, а также испытал на себе влияние местного восточнославянского населения, но зрительно отличался от одежды соседей-христиан. Только в 1841 году правительством России было узаконено, чтобы «… евреи не отличались от прочих» в одежде (как польской и не имеющей отношения к еврейской религиозности). Этот указ с радостью восприняла еврейская молодежь, которая стала с удовольствием одеваться щеголевато и по-городскому, поскольку евреи вообще селились в городках и местечках, а не в сельской местности. Замужние женщины заменили тяжелые шали хлопчатобумажными платками в будни, чепцами и шляпками в праздничные дни, по-прежнему покрывая переднюю часть головы волосяными и шелковыми париками, поскольку еврейским замужним женщинам полагалось брить голову, чтобы «волосы не прельщали никого из посторонних». Основной одеждой у женщин были шелковые или хлопчатобумажные юбки, кофта с безрукавкой и по праздникам с нагрудным украшением – брустихлом. Три компонента одежды – брустихл, головной убор и передник были непременными составляющими женского костюма евреек, они видоизменялись, модернизировались, но не исчезали из костюма. Брустихл, наиболее примечательная часть костюма в праздничном варианте, имел картонную основу, обшитую шелком, бархатом, парчой, декорированной блестками, золотным шитьем, мишурной нитью, вставками из цветного стекла и искусственного жемчуга, металлизированным кружевом – «шпаньем» (испанское).

Женские головные уборы в виде чепцов, шалей и платков видоизменялись в зависимости от модных тенденций, но их продолжали носить с париками замужние  женщины в местечках, следуя религиозным традициям. Дополняли праздничный костюм шейные и головные украшения из перламутра, натурального или искусственного жемчуга. Его, предпочитали замужние дамы, в то время как незамужние отдавали предпочтение кораллам.

Женский передник первоначально выполнял, как и пояс-гартл в мужском костюме, не столько прагматичную функцию, сколько символическую – служил оберегом телесного «низа». Когда передники вышли повсеместно из состава городского костюма, ортодоксальные еврейки продолжали скрытно носить передник под одеждой.

В целом одежда местечковых женщин отличалась некоторой старомодностью по отношению к городской (с учетом требований скромности) в крое, материалах, декорировании, использовании устаревших форм и предметов одежды.

Роль еврейской женщины в духовной жизни семьи была не менее важна роли мужчины. Её главные обязанности в доме — это Заповеди, главные из  которых: отделение халы (кусочка теста до печения хлеба) и обеспечение кашрута (закона о требованиях, предъявляемых к продуктам питания и способам приготовления пищи), соблюдение чистоты семейной жизни, зажигание свечей.

Важные правила поведения за столом были изложены в талмудическом трактате «Дерехˊэрц» («Земной путь»). Его установления подчеркивают важность соблюдения гармонии в семейной жизни и предупредительного отношения к жене, детям и родственникам. Правила «дерехˊэрц» указывают, что человек должен быть вежлив, осторожен в словах и требованиях, обязан всячески избегать непристойной речи; должен есть меньше, чем позволяют его средства и прилично одеваться. «Дерехˊэрц» также предусматривает соблюдение правил хорошего тона в поведении за столом, приеме гостей и т. д. Существуют многочисленные строгие запреты, касающиеся пищи. Главным и единственным критерием ее пригодности считаются не соображения гигиены, а ее соответствие установлениям Торы.

Для приготовления пищи евреи использовали посуду, купленную на ярмарках, то есть ту, что изготовлялась в местах их проживания крестьянами и ремесленниками. При этом строго соблюдалось разделение емкостей для мясной, молочной пищи и воды, также и хранили посуду для разных продуктов на разных полках. Помимо утилитарной и эстетической, пища имела и другие функции. Так, оставленные кусочки хлеба на столе, предназначались для умилостивления духов. Пища с использованием лука и чеснока, имеющих резкий запах, использовалась в качестве оберега, а также в практических целях во время эпидемий.

Женской привилегией было зажигать свечи, чтобы благословить светом свечей приход субботы или начало другого праздника, приготовить субботний хлеб – халу. Зажигание свечей официально знаменовало начало священного времени в доме: когда зажжены свечи, действовали особые ограничения или наступало время соблюдения праздника. Также отделением будней от праздника и наоборот знаменовалось вдыхание ароматов пряностей и специй из специальных коробочек – годес (бсамим). Еврейский закон не предписывает, какие именно должны быть специи, главное, чтобы они имели аромат (например, корица или гвоздика). Вдыхая его, вся семья проходила обряд очищения. Серебряные сосуды для благовоний были любимыми изделиями еврейских ювелиров. Их изготовляли в форме готических башенок с флажками и колокольчиками, цветочных бутонов, рыбок и даже, отдавая дань веянию новой эпохи, машинок и паровозов в начале XX века.

Суббота начинается и заканчивается зажиганием огня. Ритуал упоминается в Мишне Торе и является одним из основных предписаний, которые надлежало выполнять женщинам, для чего использовались богато орнаментированные подсвечники, которые часто были парными. Вся церемония называется «Авдала» («Разделение») и означает отделение праздника от обыденности. Количество зажигаемых свечей точно не определено, но, по традиции, их зажигают не менее двух, иногда по числу обитателей дома. В пятницу вечером огонь символизирует радость и свет начинающегося дня, а в субботний вечер он говорит о возвращении в повседневный мир, где разрешен труд. Еще в начале XX века в некоторых еврейских общинах верили, что пламя свечей отгоняет различных демонов, в особенности Лилит, Аграт бат Махаллат и другую нечистую силу, которая становилась в особенности опасной в канун и на исходе Субботы. Возжигание огней субботнего вечера сопровождается другими символическими ритуалами и молитвой.

             
Амулет («каме’а») против тяжелых родов.

Витебская губ., м. Бешенковичи. Конец XIX – начало XX века. Бумага, акварель.

Текст повторяется дважды, в левой и правой частях амулета:

«Адам и Ева. Изгонит Лилит Саеуй, Сансануй, Самгалуф».

Изображение и текст воспроизведены по «Raziel» − книге XI века мистического характера, служившей своего рода инструкцией для изготовления амулетов.

            
Амулет («каме’а») для охраны роженицы.

Витебская губ., м. Бешенковичи. Конец XIX –  начало XX века. Бумага, акварель.

Текст: «В память Адама и Евы, да изгонится Лилит. Сануй и Сансануй и Самгалуф, Шамриэль и Хасриэль»..
    
     
             

      

Таким образом, семейные ценности в еврейской семье определялись женщиной, которая, по сути, отвечала за все, что происходило в доме и семейной жизни: продолжение рода и защиту детей, соблюдение правил и предписаний в поведении домочадцев, питание и исполнение домашних ритуалов.

ВОСТОЧНОЕВРОПЕЙСКИЙ ЕВРЕЙСКИЙ ЖЕНСКИЙ КОСТЮМ Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Екатерина Штандель

Восточноевропейский еврейский женский костюм

Еврейская культура — неотъемлемая часть истории Восточной Европы. Сложившаяся в рамках квазигосударственного образования, известного в литературе под неформальным термином «Идишланд», еврейская культура оказала значительное влияние на развитие европейской и мировой культуры в целом.

Национальная политика ряда европейских государств, направленная на насильственную ассимиляцию, тесный контакт с автохтонным населением и, наконец, Катастрофа европейского еврейства практически полностью уничтожили уникальную самобытную культуру восточноевропейских штетлов. В настоящее время в российских и европейских музеях сохранились лишь единичные объекты, относящиеся к такому важному разделу материальной культуры, как национальный костюм, и это делает их изучение особенно актуальным.

Религиозно-этическая парадигма восточноевропейского еврейства, ориентированная прежде всего на противодействие ассимиляции, предписывала евреям одеваться иначе, чем одевались окружающие их народы. При этом большинство элементов мужского костюма имело строго определенное сакральное значение. Женский еврейский костюм отличался большим разнообразием, однако и его составляющие изготавливались в соответствии с религиозной традицией и подчинялись комплексу этических предписаний, предназначенных для женщин — «цниюту». культурного и экономического потенциала еврейской диа-| споры. Огромный ущерб самобытности еврейского населения Европы был нанесен принятием ряда законодательных и1 актов, направленных как раз на стирание внешних отличий между евреями и неевреями.

В отличие от мужского, для женского восточноевропейского еврейского костюма в значительной степени характерна склонность к заимствованию основных элементов и покроя национального костюма автохтонного населения.

Таким образом, окончательный облик восточноевропейского еврейского женского костюма, сформировавшийся в специфических условиях еврейских кварталов и штетлов, представляет собой продукт сложного мультикультурного синтеза, сохраняя при этом уникальные еврейские черты.

В данном исследовании при реконструкции костюма использовался принцип междисциплинарного анализа. Автором был проведен анализ научной литературы по теме исследования, изучены данные первоисточников — мемуаров современников, предпринят анализ жанровых произведений европейской живописи различных исторических эпох. большая консервативность. §

На ногах носили чулки до колена, белые вязаные, цветные и или ажурные, которые удержались при помощи вышитых подвязок. Обувью летом служили узкие сандалии из двух перекрещенных или параллельных полосок, крепившихся к подошве. Зимой носили ботинки или туфли с тупыми носами.

Брусттух, (иначе брустех или халебанд) представлял собой широкую ленту, предназначенную для того, чтобы носить ее на груди, лента изготавливалась из парчи или бархата с богатой вышивкой. Часто снабжался застежками тонкой ювелирной работы. Дорогой, богато украшенный брусттух являлся важной частью приданого еврейской невесты.

Вестл или камизол — корсаж, который надевали поверх платья.

Китлик — верхняя безрукавка. Китлик — слово польского происхождения. Есть данные, что китлик использовался и з русскими женщинами, причем назывался он так же. Крейндель — кружевная оборка в виде жабо у горла (носи-

§ ли только замужние женщины).

ь

л

а р

т

§ Украшения

о

| На руках носили много колец, на груди — жемчужные оже-

релья, золотые цепочки. Позднее особой популярностью пользовались часы. В ушах — крупные серьги. Многочисленные украшения служили признаком высокого положения в обществе и косвенно свидетельствовали о финансовом состоянии мужа. На чепцах замужние женщины носили искусственные цветы. Молодые девушки заплетали волосы в две косы и использовали вуаль (иногда) или не полностью скрывавший голову чепчик.

Женские головные уборы

Парик (шайтл) — в ашкеназских общинах получил распространение обычай, в соответствии с которым замужние женщины сбривали волосы на голове и носили парики. Более

р ж

р

■а о

н

у

о

р со

Ьч »2

архаичным вариант парика — тканевые накладки из сатина, имитировавшие прическу. Сверху на них одевался чепец.

Купке являлся головным убором замужних женщин. Куп-ке нередко имитировал отсутствующую у замужних женщин шевелюру, особую прическу, поэтому его традиционно изготавливали из материи коричневого цвета. Обод из дорогой ткани на жесткой основе богато украшался, в том числе драгоценными камнями. К этому ободу могли прикрепляться ювелирные украшения-подвески.

Хитл делали в форме шляпы (позже такую форму прини- р мает купке), украшенной сверху цветами, листьями, лентами § и перьями, закрепленными на цитернодл (колышащейся гиб- ® кой булавке). и

Штернтихл представлял собой высокий парадный голов- о ной убор, основой которого служил металлический каркас. § Изготавливался из дорогой ткани и был обильно украшен. Н Характерной особенностью штернтихла было украшение на- й подобие венца из жемчуга, нанизанного на металлическую в проволоку. оп

Фачейле — типичный головной убор литовских евреек, £ представлял собой длинную полосу тонкой ткани белого Н цвета.

Шлеер — тонкий (иногда шелковый) платок, который на- § девали под чепец. и

Грейшель — простая головная повязка. Кнуп — красный шерстяной платок, закрученный на голове наподобие тюрбана (его носили пожилые женщины). Книпель — головная повязка из тюля и шелка.

В целом восточноевропейский женский еврейский костюм представляет собой аутентичный элемент национальной культуры, созданный на основе еврейской религиозной традиции, и является достоянием исторической памяти еврейского народа.

E.V. Shtandel. East European Jewish female costume. Reconstruction Е.В. Штандель. Восточноевропейский еврейский женский костюм. Авторская реконструкция

Isidor Kaufmann (1853-1921). Portrait of a Jewish Woman. Исидор Кауфманн (1853-1921). Портрет еврейской женщины

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ЧУЖИХ ВОЛОС | Мигдаль

0

Летом 2005 г. в иерусалимском квартале Меа Шеарим запылали костры. Время от времени к ним подходили женщины и швыряли в огонь нечто, напоминающее снятый скальп бледнолицего брата. Нет, в этом районе, населённом исключительно ультра-ортодоксальными евреями, не учредили инквизицию и не сжигали ведьм. Женщины швыряли в костры свои собственные парики, купленные за немалые деньги и дотоле представлявшие собой гордость праведной еврейской женщины.

ПАРИК РАЗДОРА

Летом 2005 г. в иерусалимском квартале Меа Шеарим запылали костры. Время от времени к ним подходили женщины и швыряли в огонь нечто, напоминающее снятый скальп бледнолицего брата. Нет, в этом районе, населённом исключительно ультра-ортодоксальными евреями, не учредили инквизицию и не сжигали ведьм. Женщины швыряли в костры свои собственные парики, купленные за немалые деньги и дотоле представлявшие собой гордость праведной еврейской женщины.

«Парикоборцы» так увлеклись сакральной войной, что не обратили ровно никакого внимания на другую войну, которая шла в том же государстве тем же летом 2005 года. В тот же самый период страна готовилась к выселению Гуш Катифа в рамках так называемого «одностороннего размежевания». В Израиле проходили многолюдные демонстрации под лозунгом «Евреи не изгоняют евреев». Но для большинства жителей Бней-Брака и Меа Шеарим драма вокруг париков была куда важнее, чем истинная трагедия людей, которые вот-вот должны были лишиться дома.

Незадолго до этих событий даян религиозного суда в Лондоне побывал в Индии. Там он обнаружил, что значительная часть сырья для париков поступает из храма, посвящённого божеству – гибриду Будды и Кришны. Адепты этой религии представали перед своим идолом с бритыми головами, поэтому преддверие храма было похоже на огромную парикмахерскую. Отрезанные волосы продавали в Китай, а оттуда они расходились по миру в виде готовых изделий или порций волосяного сырья.

Религиозные евреи не имеют права использовать предметы, предназначенные для идолопоклонства. В некоторых раввинских кругах разгорелся спор о судьбе индийских волос. Утверждалось, что если волосы срезают в качестве обряда очищения, то пользоваться ими можно, а вот если это жертвоприношение – то нельзя. При этом главы двух крупнейших хасидских дворов – Хабада и Гура – не приняли участия в дискуссии и объявили парики кошерными априори, а другие велели женщинам временно отказаться от ношения парика – до конца разбирательства.

Не дожидаясь конца дискуссии, особо рьяные дамы сожгли своё любимое украшение, а другие просто выбросили его в мусор. На улицах Бней-Брака внезапно появилось множество женщин в вязаных беретах сефардского образца. В те дни я с чувством глубокого облегчения выкинула на помойку два моих дешёвых китайских парика, заменив их на тюрбаны из шарфов, в которых хожу по сей день. Но произошло это не потому, что в парике жарко. Неудобство этого головного убора – одно из широко распространённых заблуждений. К заблуждениям мы ещё вернёмся.

Другая запомнившаяся мне история о парикоборце произошла примерно в те же времена в Бней-Браке. В городе ни с того ни с сего запылали магазины, где продавались парики и другие изделия из волос. Поджигатель пробирался к магазинам по ночам, поджигал их и оставлял на стене одну и ту же надпись: «Из-за париков не приходит Машиах!» В конце концов злокозненного фанатика поймала полиция. Его имя скрыли от широкой публики, чтобы уберечь от народного гнева жену и детей злоумышленника.
Нет другой детали традиционной еврейской одежды, которая вызывала бы столь острые споры и даже войны, как парик. Над его шёлковой, синтетической или натуральной копной поломано немало копий. Одни уверяют, что нет на свете более кошерного головного убора. Парик, дескать, скрывает все волосы женщины, все до единого, но при этом соответствует желанию женщины быть красивой.

Отвечая на вопрос верующего еврея, крупнейший галахический авторитет наших дней, рав Моше Файнштейн, писал, что не следует запрещать жене вопрошающего носить парик, ибо отказ от парика – это хумра (устрожение закона), а хумру еврей может наложить лишь на себя, но не на другого человека. Так что пусть носит на здоровье, если ей хочется. В то же время другой крупнейший галахический авторитет, рав Овадия Йосеф, глава сефардского и восточного еврейства, писал, что ношение парика однозначно запрещено, а носить следует платок, даже если из-под него видна линия роста волос и височки. По его мнению, парик не отвечает задаче скромности и делает замужнюю женщину похожей на девушку. Говорят, будто однажды он в сердцах воскликнул, что женщина, носящая парик, будет гореть в аду вместе со своим париком!

Отчего же разгорелся сыр-бор, а, точнее, костёр, в котором вместо дров горели индийские волосы?

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Парик – вещь исконно-посконная. Все население Древнего Египта – мужчины, женщины, простые люди, фараоны и жрецы – брили головы и надевали парики. Знаменитый головной убор царицы Нефертити – это выкрашенный в синий цвет парик, на который водрузили диадемы и другие египетские прибамбасы. Красивые причёски жрецов со множеством косичек – тоже парики. В жарком и влажном климате Египта гораздо удобнее было мыть бритую голову и стирать парики, чем ухаживать за естественными волосами, уберегая их от третьей египетской казни – вшей. Удобство и красота фараонского парика, конечно же, обращали на себя внимание других властителей Ближнего Востока, и парик начали носить сначала в Персии, а затем в Древней Греции и Риме.

Неизвестно, когда еврейские женщины впервые надели парик. Тора говорит, что во время дознания жены, подозреваемой в супружеской измене, с её головы снимали «покрытие». Мы не знаем, каким оно было – платком, покрывалом, шарфом или париком. Однако недавно в пустыне Негев была обнаружена фигурка женщины (по-видимому, оберег) примерно пятого века до нашей эры, то есть, эпохи персидского владычества. На голове у женщины покрывало, скрывающее волосы, щеки и шею.

Марокканский головной убор

(0)

Мишна (древнейшая часть Талмуда, оконченная к концу второго века нашей эры) говорит, что женщина может носить тот головной убор, который принят в её местности, в том числе парик. Другой источник из Мишны обсуждает вопрос переноса парика из одного владения в другое во время Шабата. Отсюда понятно, что некоторые еврейские женщины следовали моде своей местности и носили парики, потому что так было принято. В эпоху Мишны распространился обычай полного покрытия волос замужними женщинами вне дома. Однако мудрецы отмечали, что Письменная Тора разрешает лишь частичное покрытие.

В более позднее время отношение к покрытию головы женщинами изменилось. К примеру, Рамбам (12 век) писал, что недостаточно покрывать голову только платком или париком – нужно носить «радид», шаль, покрывающую голову и всю фигуру женщины. Того же самого требует от женщин и «Шульхан Арух» – авторитетный сборник законов Торы и Талмуда (16 век). Книга «ЗоЃар», обнародованная в конце 13 века, указывает на то, что нет разницы между обнажением одного-единственного волоса и отсутствием покрытия всей головы. Именно на это соображение часто ссылаются сегодня женщины, предпочитающие парик другим головным уборам.

В конце 18 века головной убор еврейской женщины Польши и современной Беларуси представлял собой многоэтажное сооружение, состоявшее из повойника, чепца, лент, повязываемых на лоб, подушечек, закрывающих виски, платка, удерживающего вместе все детали этой сложной башни, а в зимнее время – ещё и собольей шапки для тепла. Нечего и говорить, что в 19 веке еврейки с удовольствием сняли такой громоздкий головной убор и заменили его куда более удобным париком.

РУССКИЕ ЦАРИ И БОРЬБА С ПАРИКАМИ

Многие русские цари, стремясь к насильственной ассимиляции евреев, пытались запретить характерные черты их традиционного облика – пейсы у мужчин, вычурные головные уборы у женщин. И тут парики пришли на помощь нашим прабабушкам. Надев парик и повязав поверх него платок, еврейские женщины уже мало чем отличались от украинских и русских крестьянок, носивших платки поверх собственных волос. И до сегодняшнего дня противницы париков ссылаются на то, что их ношение в России было вынужденной мерой, принятой под давлением извне. Не случайно религиозные сионистки почти никогда не носят париков, предпочитая им более аутентичные головные уборы, часто высокие и сложные, как у их прабабушек из Польши 18 века.

Особым рвением в борьбе с еврейским этническим костюмом отличался царь Николай I. В указе от 1850 г. евреям запрещалось носить их традиционную одежду. Царь особо подчёркивал, что еврейским женщинам нельзя повязывать на лоб атласные и гарусные ленты, а также носить «ужасные парики». Проверка исполнения этого указа должна была проводиться в полицейском участке в присутствии мужа подозреваемой женщины. Однако разнообразные унтер-пришибеевы срывали с еврейских женщин платки и парики прямо на улице, на глазах у прохожих. Справедливости ради следует отметить, что парики в то время действительно были ужасны: натуральных почти не было, богатые женщины носили парики из шёлковых нитей, бедные – из льна и хлопка. Качественных средств для ухода за волосами не существовало. Парики быстро превращались в свалявшееся мочало.

Как же ответили еврейские женщины на вызов современности? Конечно, они не отказались от парика, но с течением времени он становился всё более и более натуральным и всё менее привлекающим внимание держиморд.

Исключение представляла собой лишь Литва – там многие женщины вовсе сняли головной убор в будние дни, ограничиваясь по субботам кружевным шарфом поверх собственных волос.

ЧУЖИЕ И СВОИ ВОЛОСЫ

Кстати, парик на иврите – «пеа нохрит», что можно перевести как «чужой край». Этим словом – пеа, край – обозначаются края бороды (пейсы) и края поля, которые не следует дожинать до конца, чтобы от них могли питаться бедняки. Видимо, парик называется «пеа» по аналогии с пейсами. Но я бы перевела «пеа нохрит» всё-таки как «чужие волосы». Некоторые законоучители указывают, что парик должен быть сделан именно из чужих, а не собственных волос женщины.

И как тут не вспомнить стихи Саши Чёрного:

Лиловый лиф и жёлтый бант у бюста,
Безглазые глаза, как два пупка,
Чужие волосы к вискам прилипли густо,
И маслянисто свесились бока.
(«Пошлость»)

Прапрабабушка автора

(0)

Судя по всему, чужие волосы – шиньоны и парики – в начале 20 века были в моде не только у евреек. Но их ношение поэт связывает с пошлостью, со стремлением быть слишком брос­кой, носить контрастные цвета, явно выделяясь из толпы. Однако еврейских женщин это не касалось – для них парик успел стать предметом первой необходимости вне зависимости от моды.

Мода влияла лишь на дизайн парика. На фото моей прапрабабушки, сделанном в Кременчуге в 1900 году, она предстаёт перед потомками в красивом парике с причёской по тогдашней моде, с валиком надо лбом.

Бедные женщины по-прежнему не могли позволить себе красивые парики из натуральных волос. Иногда они носили харбинды – повязки на лоб, заменяющие парик. Такие повязки выглядывали из-под чепца, создавая иллюзию, будто он надет поверх парика. Харбинды делали из коричневого или чёрного атласа, к которому была пришита вертикальная белая лента, изображающая пробор. Кстати, эти проборы никуда не ушли. В наши дни они называются «скай» и подшиваются к парику, а волосы в таком случае пристрачиваются с некоторым отступом друг от друга. Другой способ изготовления харбинда – нашить искусственные волосы поверх атласной накладки.

Улан В. Крестовский, опубликовавший в 1890 году интереснейшие мемуары, рассказывает о жизни своего полка в белорусских городках Гродно и Березине. Обитали там, как вы понимаете, в основном, «жиды». Крестовский их изначально не любил. Но при ближайшем рассмотрении выяснилось, что корчмарь Гершко, хоть и пьяница, но добряк, а его дочка Белла красавица и умница, а портной Элькес, хоть и плут, но у него отменное чувство юмора, а торговка Лейка – смешная и весёлая, хотя от неё пахнет селёдкой, а мадам Хайка – вообще прекрасная женщина. Точнее, старушка, ведь ей за пятьдесят. Хайку все уланы так любят за доброту, что привозят ей подарки – отрезы на платье и все такое, она франтиха. Но у неё нет денег на парик, и она носит под чепцом накладку, изобража­ющую разделённые на пробор волосы. И тогда Крестовский делает Хайке роскошный подарок:

На фото, конечно, не Хайка, а женщина её лет из Вильно. И на ней тоже чепчик из тюля и с лентами да розанами.

(0)

«Но более всего угодить ей довелось мне, когда однажды, согласно её заветной мечте, привёз я ей в подарок новый парик из Петербурга. До тех пор она, как добрая старозаконная еврейка, за неимением парика прятала свои седые волосы под старенькую накладку из порыжелого от лет, некогда чёрного атласа, с прошитою посередине бороздкой пробора, и поверх этой накладки напяливала тюлевый чепец с широкими бантами и пунцовыми розами. Но парик – настоящий «петерэбургхський» парик, из настоящих женских волос – это такая роскошь и такой неожиданный сюрприз, что Хайка просто глазам своим не поверила, когда я открыл перед ней парикмахерскую коробку».

Однако проходит время, и парик из дерзкого нововведения превращается в символ очень бого­боязненной еврейки. И находятся те, кто пытается схитрить – скомбинировать его со своими собственными волосами. ИеЃошуа-Исроэл Зингер в романе «Братья Ашкенази» описывает, как богачка Прива заказывает для своей дочки Диночки парик, который начинается не ото лба, а чуть ли не от макушки. Надев парик на новоиспеченную мужнюю жену, Прива вытаскивает из-под него настоящие локоны Диночки. Увидев это, набожная свекровь чуть не падает в обморок. Отметим, что в наши дни подобные вольности ушли в область преданий.

А что же сефардки и еврейки Востока? Для них ещё в недавние времена, в первой половине 20 в., было характерно использование головного убора, дополненного накладными косами. Так, еврейки некоторых общин Марокко носили маленькие круглые шапочки, к которым сзади пришивалось покрывало, а по бокам – две длинные косы из шёлковых нитей – они закрывали волосы на висках. А еврейки Бухары носили головной убор под названием «кальгушак», состоявший из красиво расшитой шапочки и искусственной длинной косы, спускавшейся на спину. Неожиданно мода дополнять шапочки искусственными волосами вернулась в 2000-е годы, и в магазинах Бней-Брака можно было увидеть круглые восточные шапочки, надетые поверх париков с «лысой» макушкой.

ЛЕГЕНДЫ И ЗАБЛУЖДЕНИЯ

В наше время, как уже было сказано, не утихают споры вокруг кошерности парика. Однако поборники ношения париков ссылаются на многие галахические источники от самых древних до самых современных, и они, как в известном анекдоте, таки тоже правы.

В Израиле парики делают не только для ультра-ортодоксальных евреек. У нас в стране высок процент выздоравливающих от рака. После химиотерапии и светские женщины какое-то время носят парики, поэтому рынок потребления этого модного аксессуара достаточно широк.

Но, к счастью или к сожалению, большая часть светских женщин с париком не знакома, и поэтому в народе ходят самые разные легенды и заблуждения о париках.

Парики носят на бритую голову.

Ничего подобного! Одна из частей парика – гребень, который втыкается в волосы женщины надо лбом, для чего их удобно зачёсывать назад, собирать в пучок или в «хвост». Нечего и говорить, что у многих женщин под париком длинные волосы. Иногда пучок даже приподнимает парик сзади, так он велик. Но некоторые дамы делают и короткую стрижку, причем стараются, чтобы она повторяла дизайн парика. Вообще, бритьё головы сегодня – локальный обычай хасидок Сатмара и некоторых других дворов. Однако на бритой голове они носят гладкие платки, иногда шёлковые и довольно яркие, иногда – чёрные.

В парике жарко.

Нет, жарко в своих собственных волосах, если на них надет платок или шляпа. А вот если коротко подстричься и натянуть парик, то кожа головы прекрасно дышит. Ведь волосы парика нашиваются на сеточку, и хороший парик сегодня – не лохматый. Он должен быть тонким и лёгким, но при этом полностью закрывать «живые» волосы.

Женщины под париками лысеют.

Я много лет пользовалась услугами одной и той же мастерицы. Она трудилась в Бней-Браке – подстригала женщин, в том числе светских, в том числе по последней моде и, кроме того, мыла и укладывала парики. Так вот, по её свидетельству, состояние волос зависит только от одного фактора – здоровья. Если женщина теряет волосы, ей надо сходить к врачу. Дело тут в нехватке витаминов, а парик не виноват. Волосы теряют и те, кто вовсе не носит головного убора.

Парик – это удобно. Надела и пошла.

Конечно, если он уложен и ждёт тебя, ты можешь просто надеть его и отправиться в пир, мир и добрые люди. Но ведь его нужно мыть и укладывать, а это делают специалистки-мастерицы. Уход за париком – лишняя статья расходов. В стиральную машину его, в отличие от шарфа, не бросишь. Поэтому во время эпопеи по сжиганию париков я с удовольствием выбросила свои.

Хороший парик начинается с тысячи долларов.

В общем, это так. Но человеческая мысль не стоит на месте. Время от времени появляются изделия вроде знаменитых wonderwigs, из искусственных волос. Стоят такие парики очень дёшево, выглядят иной раз просто изумительно. Но они не могут пережить многочисленные стирки, поэтому их век недолог.

ПАРИК БУДУЩЕГО

Каким будет парик будущего? Вероятно, человечество изобретёт синтетические волосы, которые будут легче и экологичнее натуральных. Быть может, трудоёмкий процесс пришивания волос на сеточку будет заменен чем-то стремительным, вроде распечатывания париков на 3D-принтере. Ясно одно – парик останется с нами на долгие времена. Вот во Франции запретили ношение женщинами головного убора, дабы мусульманки не надевали хиджабы (бороться с женщинами легче, чем с террористами). И, хотя еврейки Франции, в основном, вышли из Туниса, Алжира и Марокко, и рав Овадия Йосеф для них – безусловный авторитет, парики придётся носить и им. А если так, чужие волосы продолжат свою карьеру в еврейском мире.


Почему эти светские еврейские женщины покрывают волосы

После президентских выборов 2016 года кажется, что все больше и больше людей одеваются, чтобы выразить свою идентичность. Многие евреи носили звезду Давида или хамсу, когда они не делали этого раньше, и многие носят кипу в своей повседневной жизни не для того, чтобы показать свою религиозную преданность, а чтобы показать свою культурную принадлежность. Я также видел, как головной платок tichel или mitpachat набирает обороты среди светских (и религиозных) еврейских женщин как придающий силу символ их еврейской и женской идентичности.Это отражает рост популярности головных уборов среди других культурных групп, включая мусульманок и афроамериканок.

В то время как головные уборы традиционно носили только религиозные замужние женщины, молодые миллениалы предпочитают носить тикель в качестве культурного символа. 28-летняя Арианна говорит: «Я ношу тихель в основном в культурных целях; в основном это способ для меня очень громко заявить о своей еврейской идентичности. Я ношу его по той же причине, по которой каждый день ношу Маген Давид — это символ моего народа и того, кто я есть.

Хотя Арианна носила тикель в течение многих лет, нынешний политический климат оказал на нее непосредственное влияние. «Мой тихелинг усилился, когда Дональд Трамп был избран президентом, чтобы снова громко и беззастенчиво быть евреем».

Существует распространенное заблуждение, что мужчины заставляют женщин прикрываться и вести себя скромно. Однако женщины, говорящие о ношении тишеля , часто подчеркивают, что эта практика глубоко укоренилась в их собственной идентичности, а не в ожиданиях других людей от них.

31-летняя Фэй рассказала мне: «Когда я узнала о [тихелинге], я недавно вышла из эмоционально оскорбительных отношений, когда мой стиль одежды контролировался моим бывшим. Ему нравилось, когда я ношу обтягивающую и открытую одежду, поэтому скромная одежда была актом самоисцеления и способом вернуть свое тело себе. Покрывая голову, а иногда и волосы, я делаю свой собственный выбор в отношении своего тела и того, как я представляю его миру, и нахожу это очень вдохновляющим».

Покрытие волос может быть сложной темой — мы знакомы с дебатами о хиджабе — тем не менее, женщины из разных религий нашли общие черты в своем выборе покрытия волос, причем их покрытия различаются так же, как и причины их ношения.Интернет-магазин tichel , Wrapunzel, стал важной частью роста tichel , и их веб-сайт обслуживает женщин, которые предпочитают покрывать волосы по различным религиозным и нерелигиозным причинам. В блоге Wrapunzel есть видео под названием «Это оскорбительно, если я ношу tichel ?» Это объясняет, кто может носить тишел (спойлер: это любой!) и причины для этого.

Я лично нашел это видео невероятно трогательным, когда подумал о тикеле .Поскольку я не из религиозной семьи и не женат, я обнаружил, что должен серьезно задуматься о том, почему меня тянет к покрытию волос. Помимо нескольких практических соображений, я понял, что тихель заставляет меня чувствовать себя более связанным с моей еврейской идентичностью и служит напоминанием о моих культурных ценностях, особенно когда они отличаются от ценностей, проецируемых вокруг меня.

Многих женщин, выбирающих тихель , серьезно беспокоит реакция, которую они могут получить.Эти опасения говорят о более широких проблемах, о которых многие евреи думают в наши дни — фанатизм с одной стороны, невежество с другой. Расисты могут интерпретировать тихель как мусульманский головной платок, а могут признать это еврейской практикой и отреагировать бурно — как мусульманкам, так и еврейкам публично срывают головные уборы. Другие могут подумать, что светлокожая еврейка присваивает себе мусульманскую или африканскую культуру.

31-летняя Фэй была обеспокоена реакцией на свой тикель .«Меня это очень беспокоило, потому что я боялся быть обвиненным в присвоении черной культуры. Однако у меня не было слишком много этого. В моем районе проживает большое количество мусульман, поэтому я думаю, что люди, которые меня не знают, предполагают, что я мусульманин. Женщина, которая ходит с покрытыми волосами, не такая уж и необычная там, где я живу».

Арианна сказала мне: «Я видела, как люди относились ко мне по-другому или смотрели на меня свысока, иногда сердито или качали головой».

Но она все еще находит утешение в практике.«Прикрытие волос стало для меня своего рода личным упражнением в медитации. Необходимость тратить дополнительное время по утрам, чтобы надеть его и смириться с реакцией, которую я получаю, была своего рода «жертвой» для меня, и поэтому, когда я хотела стремиться к определенной цели или напоминать себе, что есть определенные вещи снаружи под моим контролем, я ношу тихель ».

В конечном счете светское ношение тихель настолько радикально, что оно подчеркивает разнообразие и долговечность еврейской идентичности.Выбор, носить или не носить шарф и как его носить (полное покрытие, просто как повязка на голову и т. д.), говорит о личном, а также создает общность между женщинами, невзирая на религиозные границы.

Шейтели, снуды, тихели и шпицы: наглядное пособие по головным уборам ортодоксальных еврейских женщин

В то время как мужские головные уборы ортодоксальных евреев отличить довольно легко, головные уборы замужних ортодоксальных еврейских женщин варьируются от более до менее утонченных, в зависимости от выбора стиля и общины, к которой принадлежит женщина.Хорошо сделанные парики, шляпы и водопады могут быть даже незаметны, тогда как снуды и тюрбаны бросаются в глаза за милю. Смысл, скрывающийся за прикрытием, важен, независимо от того, как женщина решает это сделать. Вот краткое руководство, которое сортирует большинство вариантов. Это общие сведения — традиции разных общин могут различаться, и мы, конечно, не будем утверждать, что знаем все нюансы каждого головного убора. Дайте нам знать в комментариях ниже, каков был ваш опыт.

Парики варьируются от очень структурированных и фальшивых до естественных и мягких.От кружевных топов и топов до разнонаправленных топов — почти для каждой общины православного спектра найдется парик. В то время как самые современные сообщества могут «вырвать некоторые волосы», чтобы смягчить линию роста волос, другие полагаются на невероятные технологии, чтобы имитировать детские волосы на линии роста волос, утончать переднюю часть своих кепок и подстригать челки для правдоподобия. Более замкнутые сообщества поощряют парики, которые больше похожи на парики, с короткими стрижками, а в хасидских кругах некоторые дополнительно прикрывают парик шляпами.

Этот частичный парик позволяет носить повязку, шарф или шапку, чтобы скрыть линию роста волос, в то время как волосы парика выглядывают из-за указанного аксессуара. Он очень популярен среди современных православных, иешивов и юных общин, хотя он выходит за рамки секты и больше ориентирован на более молодых носителей (стиль повязки), хотя это ни в коем случае не универсально. Это также отличный вариант для тренировок, особенно во время падения пони, о чем свидетельствует популярность Wunderwig и таких владельцев, как Marathon Mother и олимпийский претендент Beatie Deutsch.

Идишское слово, обозначающее платок, также упоминается как митпачат (головной убор) на иврите. Хотя его чаще всего можно увидеть в Израиле из-за его сефардского влияния, он популярен во всем мире среди женщин во всех разных сообществах, либо потому, что они также не верят в ношение париков, либо потому, что это просто еще один выбор стиля, который им нравится. Более современные ортодоксальные женщины могут показывать дюйм или более своей линии роста волос перед шарфом, в то время как более правые ортодоксальные женщины могут носить его плотно к линии роста волос, с «бобо» или средством для увеличения под ним или без него.Это может придать размер голове обладательницы и иметь тенденцию от тонкого (у нее должна быть большая шевелюра под ним) до экстремального (модница Эрика Баду).

Эта бандана «одна и готова» с вшитым кусочком резинки часто имеет хвосты разной длины, предназначенные для завязывания или оставления спускаться по шее. Когда-то очень популярные в сообществе иешивов, они все еще довольно популярны в Израиле, но в меньшей степени в Соединенных Штатах. Часто сама ткань будет иметь рисунок, или же бандана будет иметь рисунок (иногда из страз), предназначенный для ношения над лицом владельца.

Хотя когда-то это был более популярный выбор, сейчас его в основном носят современные православные и сефардские женщины, которые не верят в ношение париков. Они могут варьироваться от элегантных и подходящих для синагоги (спасибо за вдохновение, герцогиня Кембриджская!) до повседневных беретов, больших бейсболок или фетровых шляп. Эти образы также можно сочетать со «спадающей шляпой» для особого вида, который очень удобен для женщин с Северо-Востока, которые любят носить дополнительный слой ушей зимой.

Когда-то они были стандартом одежды средневековых аристократок, а теперь известны за пределами фрум-мира как украшение Ярмарки эпохи Возрождения или аксессуар обедающей дамы. В православном мире они не являются ни тем, ни другим, так как теперь они сияют в различных пряжах с пайетками, синелью и роскошной пряжей, связанной крючком. Независимо от того, регулируемые они или нет, некоторые из них похожи на береты по размеру и форме, а другие длиннее сзади. Очень популярны в ешивистской и хасидской общине, присутствуют и в гардеробах других сект.

Этот аксессуар, вдохновленный хип-хопом и снежным кроликом, теперь является самым удобным головным убором в ортодоксальном еврейском мире, и его можно носить от простого (футболка и модальные ткани) до богато украшенного (украшенного стразами или увенчанного большим помпоном из искусственного меха). . Популярные в самых разных сообществах, от модерна до ешивиша, некоторые также будут носить их с ниспадающим низом для дополнительного гламурного вида и полной защиты.

Эту комбинацию носят хасидки из более изолированных общин, таких как Сатмар, Белз, Визниц и Сквере.Шляпы часто в стиле дот Джеки Кеннеди, а шейтели часто бывают короткими и прямыми с челкой (с очень качественными волосами!). проявляя двойное уважение к Богу.

Этот идишский термин относится к крошечной «челке шейтель», которую многие хасидские женщины носят прикрепленной к тюрбану. В то время как некоторые выглядят вполне естественно, другие нет, но дело в том, что они могут имитировать внешний вид распущенных волос, не жертвуя при этом небольшим покрытием.

От Сары Джессики Паркер до Бейонсе тюрбаны стали популярными в светской моде в последние годы и могут выглядеть одновременно экзотично и серьезно. Некоторые стили более модны (см. ссылку на шарф/бобо выше) и нравятся более современным сообществам. Более конусообразные стили являются фаворитами хасидских женщин, особенно в качестве альтернативы шейтелю (в то время как женщины-ешивы могут носить больше снуда по этой причине).

Если вы нашли этот контент значимым и хотите помочь в продвижении нашей миссии через наши филиалы Кетер, Маком и Тикун, рассмотрите возможность стать Создателем изменений сегодня.

Покрытия для волос для замужних женщин

Во многих традиционных еврейских общинах женщины носят головные уборы после замужества. Эта практика принимает множество различных форм: шляпы, шарфы и парики (часто называемые sheitels [SHAYtulls) закрывают и обнажают волосы разной длины. Многие женщины надевают традиционное покрытие только при входе в синагогу или во время молитвы в синагоге, а некоторые вообще отказываются от покрытия волос. На чем основана эта еврейская практика и каковы некоторые юридические и социальные причины ее вариаций?

Откуда взялась эта практика

Истоки традиции лежат в ритуале Sotah , описанной в Библии церемонии, которая проверяет верность женщины, обвиненной в прелюбодеянии.Согласно Торе, священник обнажает или расплетает волосы обвиняемой женщины как часть унижения, предшествующего церемонии (Числа 5:18). Из этого Талмуд (Кетубот 72) делает вывод, что при нормальных обстоятельствах ношение волос является библейским требованием для женщин.

Мишна в Кетубот (7:6), однако, подразумевает, что покрытие волос не является обязанностью библейского происхождения. В нем обсуждается поведение, которое является основанием для развода, такое как «появление на публике с распущенными волосами, плетение на рынке и разговоры с любым мужчиной», и эти нарушения называются Dat Yehudit , что означает еврейское правление, в отличие от Dat. Моше , правило Моисея.Эта категоризация предполагает, что покрытие волос не является абсолютной обязанностью, исходящей от Моисея на Синае, а скорее является стандартом скромности, определенным еврейской общиной.

Сначала предположив, что ношение волос является библейским требованием, уходящим корнями в ритуал Сота , а затем предполагая, что на самом деле это продукт общественных норм, Талмуд (Кетубот 72) представляет компромиссную позицию: Минимум покрытие волос — библейское обязательство, в то время как дальнейшие стандарты того, как и когда покрывать волосы, определяются сообществом.

В другом месте Талмуда (Берахот 24а) раввины определяют волосы как сексуальную эротику ( ervah ) и запрещают мужчинам молиться при виде волос женщины. Раввины основывают эту оценку на библейском стихе: «Твои волосы подобны стаду коз» (Песнь Песней 4:1), предполагая, что эта похвала отражает чувственную природу волос. Однако важно отметить, что в этом библейском контексте любовник также восхваляет лицо своей возлюбленной, которое раввины не обязывают женщин закрывать.Хотя не все с этим согласятся, позднесредневековый немецкий комментатор Мордехай Бен Гилель Хакоэн, известный как Мордехай, объясняет, что эти раввинистические определения скромности — даже если они взяты из библейского стиха — основаны на субъективных общинных нормах, которые могут меняться со временем. .

Исторически сложилось так, что женщины в талмудический период, вероятно, покрывали волосы, о чем свидетельствуют несколько анекдотов в раввинистической литературе. Например, Бава Кама (90а) рассказывает анекдот о женщине, которая подает гражданский иск против мужчины, заставившего ее открыть волосы на публике.Судья, кажется, встал на сторону женщины, потому что мужчина нарушил социальную норму. Другая виньетка в Талмуде описывает женщину, все семь сыновей которой служили первосвященниками. Когда ее спросили, чем она заслужила таких сыновей, она объяснила, что даже стены ее дома никогда не видели ее волос (Йома 47а). Последняя история — это история крайнего благочестия, превосходящего любой закон или общественное согласие; первый случай может также отражать исторический факт практики и аналогичным образом не обязательно отражает религиозные обязательства.

На протяжении всего Средневековья еврейские власти укрепляли практику покрывать волосы женщин, основываясь на обязательстве, вытекающем из истории Соты. Маймонид не включает покрытие волос в свой список 613 заповедей, но он постановил, что выход из дома без чадры , общепринятого стандарта скромности в арабских странах, является основанием для развода (Законы о браке 24:12). В Шулхан Арухе записано, что как замужние, так и незамужние женщины должны покрывать волосы на публике (Эвен Хаэзер 21: 2), однако ашкеназские постановления подчеркивают, что это обязательство относится только к замужним женщинам.Зоар еще больше укрепляет традицию, описывая мистическую важность женщин, следящих за тем, чтобы ни один волос не был обнажен.

Различное толкование в современную эпоху

 

Сегодня в большинстве консервативных и реформистских общин женщины не покрывают волосы ежедневно, хотя в некоторых синагогах женщины по-прежнему покрывают голову во время молитвы. Reform responsum (1990) заявляет: «Мы, евреи-реформисты, решительно возражаем против этого требования к женщинам, которое ставит их в подчиненное положение и рассматривает их в первую очередь в сексуальной роли.

Как консервативное, так и реформистское движения разрешают, а в некоторых случаях поощряют женщин покрывать голову во время молитвы или изучения Торы из-за требования носить кипу. Эти постановления выводят головной убор из сферы женской сексуальной скромности и вместо этого определяют его как ритуальную практику — как для мужчин, так и для женщин — которая означает уважение и осознание Бога наверху.

В современном православном мире большинство раввинов считают прикрытие волос обязанностью всех замужних женщин; однако форма, которую это принимает, различается.Некоторые утверждают, что женщины должны покрывать все свои волосы, например, Мишна брура запрещает мужчине молиться перед своей женой, если видны какие-либо ее волосы.

ПРОЧИТАЙТЕ: It’s Yelp for Sheitels — первый в мире сайт обзора париков на публике. Основываясь на этой логике, Арух ха-Шулхан заключает, что мужчинам больше не запрещено молиться в присутствии волос женщины, а рав Моше Файнштейн постановил, что женщины могут показывать волосы на ширину ладони.

Несколько ортодоксальных раввинов в начале 20-го века оправдывали решения женщин вообще не покрывать волосы, в том числе главный раввин Марокко в 1960-х годах Ха-Рав Машаш и менее известный американский современный ортодоксальный раввин Исаак Гурвиц, хотя они и вызвали критику. за это мнение. В своих работах они систематически анализируют рассмотренные выше источники и демонстрируют, что эти источники описывают социальную норму скромной одежды, а не юридическое требование.

«Теперь, когда все женщины согласны, — писал рабби Машаш, — что ношение волос с непокрытой головой — это не проявление скромности, а ношение непокрытой головы — не проявление неуважения. великолепие, слава, красота и великолепие, и с непокрытыми волосами она гордится перед своим мужем, своим любовником — запрет принципиально искореняется и делается дозволенным.

Чем занимаются женщины

(Ив Мозельсио/Коллекция еврейского искусства Магнеса, Калифорнийский университет, Беркли)

В то время как лишь несколько традиционных раввинов по-новому интерпретировали закон о покрытии волос, на протяжении поколений женщины действовали по собственной инициативе. Первые вспышки восстания произошли в 1600-х годах, когда французские женщины начали носить парики, чтобы скрыть волосы. Раввины отвергли эту практику как потому, что она напоминала современный нееврейский стиль, так и потому, что в их глазах для женщины было нескромно носить красивую шевелюру, даже если это был парик.Тем не менее, практика париков прижилась и, возможно, по иронии судьбы, сегодня она распространена во многих хасидских и ультраортодоксальных общинах. В некоторых из этих общин женщины имеют обычай носить дополнительное покрытие поверх парика, чтобы никто не принял его за натуральные волосы.

По мере того, как в прошлом веке в западной культуре исчезла общая практика покрытия головы на публике, многие православные женщины также стали ходить с непокрытой головой. Несмотря на мнение раввинов об обратном, эти женщины считали покрытие волос частью обычая и культуры.

Многие женщины, продолжающие покрывать волосы, делают это не из традиционной скромности. Например, некоторые женщины рассматривают головной убор как признак своего семейного положения и поэтому не покрывают волосы в собственном доме. Другие носят только небольшой символический головной убор, демонстрируя большую часть своих волос. Также во многих общинах женщины продолжали покрывать волосы только в синагоге.

В последние десятилетия наблюдается интересная тенденция среди женщин, которые изучили для себя еврейские юридические источники благодаря достижениям в области женского образования и решили занять строгую позицию в отношении покрытия волос, вместо того, чтобы следовать более снисходительным нормам сообщества их родителей.Целая книга, Hide and Seek (2005), рассказывает истории этих женщин.

Скромность как еврейская ценность постоянно совершенствуется и переопределяется еврейскими женщинами и их общинами. Точно так же, как некоторые женщины решили не придавать особого значения покрытию волос как признаку скромности, в других сообществах женщины могут принять его, развивая и укрепляя более традиционную общинную норму. Поскольку скромность определяется субъективно, сообщество, к которому человек хочет принадлежать, может играть большую роль в определении практики.Решение покрыть волосы лежит на перекрестке между законом и обычаем, личным выбором и идентификацией сообщества.

Для дальнейшего чтения см.:

Что смотреть после «Неортодоксального»

18 вещей, которые нужно знать о Шире Хаас

На съемках «Неортодоксального» я ​​освежила свое хасидское прошлое

 

Подпишитесь на нашу рассылку новостей

Расширьте возможности своих еврейских открытий, ежедневно

Санкционная политика — наши внутренние правила

Эта политика является частью наших Условий использования.Используя любой из наших Сервисов, вы соглашаетесь с этой политикой и нашими Условиями использования.

Как глобальная компания, базирующаяся в США и осуществляющая операции в других странах, Etsy должна соблюдать экономические санкции и торговые ограничения, включая, помимо прочего, те, которые введены Управлением по контролю за иностранными активами («OFAC») Департамента США. казначейства. Это означает, что Etsy или любое другое лицо, использующее наши Сервисы, не может принимать участие в транзакциях, в которых участвуют определенные люди, места или предметы, происходящие из определенных мест, как это определено такими агентствами, как OFAC, в дополнение к торговым ограничениям, налагаемым соответствующими законами и правилами.

Эта политика распространяется на всех, кто пользуется нашими Услугами, независимо от их местонахождения. Ознакомление с этими ограничениями зависит от вас.

Например, эти ограничения обычно запрещают, но не ограничиваются транзакциями, включающими:

  1. Определенные географические области, такие как Крым, Куба, Иран, Северная Корея, Сирия, Россия, Беларусь, Донецкая Народная Республика («ДНР») и Луганская Народная Республика («ЛНР») области Украины, или любое физическое или юридическое лицо, работающее или проживающее в этих местах;
  2. Физические или юридические лица, указанные в санкционных списках, таких как Список особо обозначенных граждан (SDN) OFAC или Список иностранных лиц, уклоняющихся от санкций (FSE);
  3. Граждане Кубы, независимо от местонахождения, если не установлено гражданство или постоянное место жительства за пределами Кубы; и
  4. Предметы, происходящие из регионов, включая Кубу, Северную Корею, Иран или Крым, за исключением информационных материалов, таких как публикации, фильмы, плакаты, грампластинки, фотографии, кассеты, компакт-диски и некоторые произведения искусства.
  5. Любые товары, услуги или технологии от ДНР и ЛНР, за исключением соответствующих информационных материалов, и сельскохозяйственных товаров, таких как продукты питания для людей, семена продовольственных культур или удобрения.
  6. Ввоз в США следующих товаров российского происхождения: рыбы, морепродуктов, непромышленных алмазов и любых других товаров, время от времени определяемых министром торговли США.
  7. Вывоз из США или лицом США предметов роскоши и других предметов, которые могут быть определены США.S. Министр торговли, любому лицу, находящемуся в России или Беларуси. Список и описание «предметов роскоши» можно найти в Приложении № 5 к Части 746 Федерального реестра.
  8. Товары, происходящие из-за пределов США, на которые распространяется действие Закона США о тарифах или связанных с ним законов, запрещающих использование принудительного труда.

Чтобы защитить наше сообщество и рынок, Etsy принимает меры для обеспечения соблюдения программ санкций. Например, Etsy запрещает участникам использовать свои учетные записи в определенных географических точках.Если у нас есть основания полагать, что вы используете свою учетную запись из санкционированного места, такого как любое из мест, перечисленных выше, или иным образом нарушаете какие-либо экономические санкции или торговые ограничения, мы можем приостановить или прекратить использование вами наших Услуг. Участникам, как правило, не разрешается размещать, покупать или продавать товары, происходящие из санкционированных районов. Сюда входят предметы, которые были выпущены до введения санкций, поскольку у нас нет возможности проверить, когда они были фактически удалены из места с ограниченным доступом. Etsy оставляет за собой право запросить у продавцов дополнительную информацию, раскрыть страну происхождения товара в списке или предпринять другие шаги для выполнения обязательств по соблюдению.Мы можем отключить списки или отменить транзакции, которые представляют риск нарушения этой политики.

В дополнение к соблюдению OFAC и применимых местных законов, члены Etsy должны знать, что в других странах могут быть свои собственные торговые ограничения и что некоторые товары могут быть запрещены к экспорту или импорту в соответствии с международными законами. Вам следует ознакомиться с законами любой юрисдикции, когда в сделке участвуют международные стороны.

Наконец, члены Etsy должны знать, что сторонние платежные системы, такие как PayPal, могут независимо контролировать транзакции на предмет соблюдения санкций и могут блокировать транзакции в рамках своих собственных программ соответствия.Etsy не имеет полномочий или контроля над независимым принятием решений этими поставщиками.

Экономические санкции и торговые ограничения, применимые к использованию вами Услуг, могут быть изменены, поэтому участникам следует регулярно проверять ресурсы по санкциям. Для получения юридической консультации обратитесь к квалифицированному специалисту.

Ресурсы: Министерство финансов США; Бюро промышленности и безопасности Министерства торговли США; Государственный департамент США; Европейская комиссия

Последнее обновление: 18 марта 2022 г.

Санкционная политика — наши внутренние правила

Эта политика является частью наших Условий использования.Используя любой из наших Сервисов, вы соглашаетесь с этой политикой и нашими Условиями использования.

Как глобальная компания, базирующаяся в США и осуществляющая операции в других странах, Etsy должна соблюдать экономические санкции и торговые ограничения, включая, помимо прочего, те, которые введены Управлением по контролю за иностранными активами («OFAC») Департамента США. казначейства. Это означает, что Etsy или кто-либо, использующий наши Услуги, не может принимать участие в транзакциях, в которых участвуют определенные люди, места или предметы, происходящие из определенных мест, как это определено такими агентствами, как OFAC, в дополнение к торговым ограничениям, налагаемым соответствующими законами и правилами.

Эта политика распространяется на всех, кто пользуется нашими Услугами, независимо от их местонахождения. Ознакомление с этими ограничениями зависит от вас.

Например, эти ограничения обычно запрещают, но не ограничиваются транзакциями, включающими:

  1. Определенные географические области, такие как Крым, Куба, Иран, Северная Корея, Сирия, Россия, Беларусь, Донецкая Народная Республика («ДНР») и Луганская Народная Республика («ЛНР») области Украины, или любое физическое или юридическое лицо, работающее или проживающее в этих местах;
  2. Физические или юридические лица, указанные в санкционных списках, таких как Список особо обозначенных граждан (SDN) OFAC или Список иностранных лиц, уклоняющихся от санкций (FSE);
  3. Граждане Кубы, независимо от местонахождения, если не установлено гражданство или постоянное место жительства за пределами Кубы; и
  4. Предметы, происходящие из регионов, включая Кубу, Северную Корею, Иран или Крым, за исключением информационных материалов, таких как публикации, фильмы, плакаты, грампластинки, фотографии, кассеты, компакт-диски и некоторые произведения искусства.
  5. Любые товары, услуги или технологии от ДНР и ЛНР, за исключением соответствующих информационных материалов, и сельскохозяйственных товаров, таких как продукты питания для людей, семена продовольственных культур или удобрения.
  6. Ввоз в США следующих товаров российского происхождения: рыбы, морепродуктов, непромышленных алмазов и любых других товаров, время от времени определяемых министром торговли США.
  7. Вывоз из США или лицом США предметов роскоши и других предметов, которые могут быть определены США.S. Министр торговли, любому лицу, находящемуся в России или Беларуси. Список и описание «предметов роскоши» можно найти в Приложении № 5 к Части 746 Федерального реестра.
  8. Товары, происходящие из-за пределов США, на которые распространяется действие Закона США о тарифах или связанных с ним законов, запрещающих использование принудительного труда.

Чтобы защитить наше сообщество и рынок, Etsy принимает меры для обеспечения соблюдения программ санкций. Например, Etsy запрещает участникам использовать свои учетные записи в определенных географических точках.Если у нас есть основания полагать, что вы используете свою учетную запись из санкционированного места, такого как любое из мест, перечисленных выше, или иным образом нарушаете какие-либо экономические санкции или торговые ограничения, мы можем приостановить или прекратить использование вами наших Услуг. Участникам, как правило, не разрешается размещать, покупать или продавать товары, происходящие из санкционированных районов. Сюда входят предметы, которые были выпущены до введения санкций, поскольку у нас нет возможности проверить, когда они были фактически удалены из места с ограниченным доступом. Etsy оставляет за собой право запросить у продавцов дополнительную информацию, раскрыть страну происхождения товара в списке или предпринять другие шаги для выполнения обязательств по соблюдению.Мы можем отключить списки или отменить транзакции, которые представляют риск нарушения этой политики.

В дополнение к соблюдению OFAC и применимых местных законов, члены Etsy должны знать, что в других странах могут быть свои собственные торговые ограничения и что некоторые товары могут быть запрещены к экспорту или импорту в соответствии с международными законами. Вам следует ознакомиться с законами любой юрисдикции, когда в сделке участвуют международные стороны.

Наконец, члены Etsy должны знать, что сторонние платежные системы, такие как PayPal, могут независимо контролировать транзакции на предмет соблюдения санкций и могут блокировать транзакции в рамках своих собственных программ соответствия.Etsy не имеет полномочий или контроля над независимым принятием решений этими поставщиками.

Экономические санкции и торговые ограничения, применимые к использованию вами Услуг, могут быть изменены, поэтому участникам следует регулярно проверять ресурсы по санкциям. Для получения юридической консультации обратитесь к квалифицированному специалисту.

Ресурсы: Министерство финансов США; Бюро промышленности и безопасности Министерства торговли США; Государственный департамент США; Европейская комиссия

Последнее обновление: 18 марта 2022 г.

Выбросьте эту чепуху: последние тенденции в православных женских головных уборах — Jewish World — Haaretz | Новости Израиля, данные о вакцинах от COVID, Ближний Восток и еврейский мир

Выбросьте эту чепуху: последние тенденции в головных уборах православных женщин — Jewish World — Haaretz | Новости Израиля, данные о вакцинах от COVID, Ближний Восток и еврейский мир — Haaretz.ком @@render(content.doc,template-osaka-ob-тизер) Дом > Еврейский мир

Повязки и бубусы в моде, береты практически отсутствуют.Посещение недавней ярмарки мод для скромных православных женщин.

Джуди Мальц Чтобы просмотреть список информационных бюллетеней Haaretz, щелкните здесь. Закрывать

 

До свидания, Мать Тереза.Привет Кейт Миддлтон. Это было послание дюжины или около того дизайнеров первоклассных головных уборов, которые представили свои товары на выдающейся израильской ярмарке моды для религиозных женщин в начале этого месяца.

Действительно, судя по образцам, представленным на этом двухгодичном мероприятии для православных женщин, заботящихся о своем стиле, безвкусные монашеские головные уборы прошлых лет явно уступили место новому шикарному дизайну, смелым цветам и смелым, открывающим волосы накидкам.

Правильно: последнее слово в покрытиях для волос в наши дни — это не все, что нужно покрывать.

Многие из новых дизайнов, ярких цветов и обернутых вокруг головы наподобие тюрбана, напоминают головные уборы африканских племен.Другие, с бисером и драгоценными камнями, вшитыми вручную в дорогие ткани, больше похожи на украшения, чем на головной убор.

«Для меня они — своего рода украшение», — говорит Реут Шайовиц, которая разрабатывает собственную линию покрытий для волос под маркой Chapachula.«Что-то красивое, чтобы обрамить лицо».

Многие изделия, например, с этикеткой Chapachula, украшены кружевом, шифоном и замысловатыми аппликациями.Самая дорогая повязка для волос ручной работы Шайовица стоимостью 250 шекелей — это широкая лента для волос, сделанная из легкой ткани и украшенная кристаллами Swarovski ‏(она поставляется в специальной защитной коробке для защиты стекла‏).

Еще одна приманка, явно вдохновленная модной герцогиней Кембриджской, — крошечная шляпка, прикрепленная к ободку с вуалью, соблазнительно опускающейся на один глаз.Кроме того, есть довольно смелая версия шляпы-таблетки, также прикрепленная к металлическому оголовью, с черными отростками, похожими на пальцы, которые создают иллюзию паука, ползающего по голове.

Для особых случаев Шайовиц рекомендует темную кружевную ленту с вшитыми в ткань белыми жемчужинами или любое из ее украшений с золотой и серебряной отделкой; для более игривых случаев есть спортивная линия мятно-зеленых ремешков с очаровательными маленькими аппликациями.

Сцены с ярмарки.

У соседнего стенда Веред Соломовиц, выпускник Школы инженерии и дизайна Шенкара, обслуживает клиентов, желающих побаловать себя праздничными головными уборами перед праздниками.Она вытаскивает кучу вещей из огромной стопки ярких шарфов, косынок, пашмин и повязок, которые она сложила на столе. «Я не могу устоять перед яркими цветами», — почти извиняющимся тоном говорит Соломовиц, демонстрируя процедуру элегантного наматывания платка на голову.

Эти тщательно продуманные, часто украшенные драгоценностями головные уборы действительно далеки от того, что в прошлые годы можно было принять за шматте, небрежно наброшенный на голову.

Будьте в курсе: Подпишитесь на нашу рассылку
Спасибо за регистрацию.

У нас есть еще новости, которые, как мы думаем, будут вам интересны.

кликните сюда
Ой. Что-то пошло не так.

Повторите попытку позже.

Попробуйте еще раз
Спасибо,

Указанный вами адрес электронной почты уже зарегистрирован.

Закрывать

«Это область, которая претерпела огромные изменения за последние годы», — говорит Ади Бург, стилист и персональный покупатель, специализирующийся на моде для православных женщин.«У каждого из представленных здесь дизайнеров есть свой фирменный головной убор. В этом больше нет ничего стандартного».

Однако этот дизайн подходит не всем православным женщинам, особенно тем, которые придерживаются очень строгих стандартов скромности.Действительно, как отмечает Бург, основным рынком сбыта этих довольно резких дизайнов являются женщины, называющие себя dati leumi — религиозными сионистками, израильской версией современных ортодоксов. «Для женщин-харедим такие головные уборы недостаточно скромны», — отмечает она. «Они предпочитают покрывать всю голову париком, но иногда они надевают один из этих головных уборов поверх парика, чтобы добавить изюминку».

Шайовиц отмечает, что ее клиентки охватывают широкий спектр религиозно соблюдающих женщин: некоторые предпочитают покрывать все свои волосы; другим подойдет несколько торчащих прядей; в то время как многие другие в наши дни не возражают против того, чтобы обнажить довольно много волос, будь то распущенные и стянутые лентой или собранные на макушке и вытекающие из отверстия в накидке в ткани.

Для тех, кто носит ленту для волос, правил не существует.«Некоторым нравится шире, чтобы покрыть большую часть головы, — говорит Бург, — а другие складывают ее пополам и показывают еще больше волос».

Шайовиц, проживающий в ультраортодоксальном Бней-Браке, не совсем похож на скромного знатока; она покрывает лишь часть своих волос, носит юбку чуть выше колена и ходит с босыми ногами в сандалиях.Но, по ее мнению, в религиозном мире нынче все идет своим чередом. «Иудаизм стал гораздо более открытым и приветливым, — отмечает она. «Что бы кто ни делал, меня устраивает».

Или, как описывает ситуацию Берг: «Все уже не так черно-бело.”

В последних моделях головных уборов явно отсутствуют традиционные головные уборы, которые когда-то считались неотъемлемой частью гардероба современных православных женщин.Для этого отсутствия есть веская причина, отмечает Берг: «Закрывать лоб действительно вышло из моды».

Ярмарка скромной моды, запущенная пять лет назад, представляет собой недельное мероприятие, проводимое два раза в год, один раз перед Святыми Днями и один раз перед Песахом.Собрав перед этими праздниками тысячи православных покупателей, он стал местом, где можно приобрести скромную, изысканную одежду и аксессуары по разумным ценам.

В первой половине недели дизайнеры выставляют и продают свои изделия в конференц-центре Биньяней Хаума в Иерусалиме; во второй половине они переезжают в более интимную обстановку Центра Воль в Гиват-Шмуэле, пригороде Тель-Авива с большой православной общиной.По словам организаторов, мужчинам запрещено входить на выставку во время проведения мероприятия, чтобы женщины могли чувствовать себя более комфортно, примеряя одежду прямо со вешалок.

В киоске недалеко от Шайовица сидит Хила Тавил, которая создает и продает свои головные уборы под маркой Hilulim. Ее фирменный стиль проявляется в замысловатых бантах и ​​узлах, которые удерживают эти аксессуары на месте.«Посмотрите на это», — говорит она, указывая на аппликацию в виде галстука-бабочки на одном из своих головных уборов. «Это больше не только для уборки женщин».

Некоторые из ее шарфов, добавляет она, служат двойной цели.Их можно использовать в качестве полной повязки на голову или сложить в виде повязки на голову, в зависимости от того, какой уровень скромности требуется для случая или обстановки.

Вы когда-нибудь слышали о бубу? По словам Тавила, в наши дни это абсолютно необходимо для любой женщины, у которой недостаточно собственных волос, чтобы обеспечить головной убор с дополнительным подъемом сзади.Бубу, губчатая подушечка размером с бейсбольный мяч, вставляется в специальный карман внутри шарфа, создавая иллюзию большего объема волос, когда они повязаны вокруг головы.

Бург говорит, что может заметить бубу за милю.«Покажите мне кого-нибудь в этой комнате, — хвастается она, — и я скажу вам, есть ли у нее бубу, застрявший в платке, или это настоящая вещь».

Так, спрашиваем, береты уже никто не носит? Слегка закатив глаза на этот вопрос, Бург подробно рассказала об этих и других головных уборах, которые она считает немодными.«Они для старушек», — утверждает она.

Однако

Тавил не согласен.Демонстрируя свою новую линию беретов, в том числе блестящую модель из искусственной кожи, она указывает на некоторые ключевые отличия от тех маленьких кепок давно минувших дней. «Они намного легче», — отмечает она. «Они сделаны из тех же тканей, что и шарфы. И они также намного более красочные. Посмотрите вот на это. Ты можешь представить? Розово-коричневый берет? Моя бабушка была бы в шоке».

Хилу Тавиль.Некоторые из ее шарфов служат двойной цели. Михаль Фатталь. ‘

Хотите насладиться чтением «Дзен» — без рекламы и только со статьей? Подпишитесь сегодня

Подпишись сейчас Назад на страницу

Актуальные

ИКИМИ

Прокрутить назад Прокрутить вперед

говорящих голов | Гила Берковиц

В Израиле головной убор много говорит о культурных и религиозных взглядах человека.В этом посте мы рассмотрим женские головные уборы и прически. В другой раз отдадим должное мужчинам.

С древних времен замужние еврейские женщины покрывали волосы, но на протяжении большей части 20 го века большинство современных православных/национальных религиозных женщин этого не делали. Сегодня в основном пожилые женщины из этой демографической группы носят естественные волосы, иногда неокрашенные и суровые, в старом новаторском образе, также характерном для пожилых кибуцников, но чаще (как в случае с женщинами кибуца) с привлекательной прической.

Самым популярным головным убором православной женщины является платок и его многочисленные вариации. Немногие носят старый вид треугольника, завязанного узлом на затылке. Еще меньше людей носят сефардскую версию с поднятыми вверх концами и завязывают их на макушке. Вместо этого один или несколько шарфов искусно уложены в виде повязки на голову или тюрбана. Как и многие популярные стили в этой социальной группе, этот образ возник в Иудее и Самарии, то есть «поселенческий шик». У него мистический, смутно библейский вид, но, в отличие от покрывала, он не мешает повседневной деятельности.Это уверенный, смелый взгляд. У него достаточно гибкости, чтобы выглядеть как простой модный платок, повязанный вокруг головы, или сложный тюрбан, состоящий из полосок ткани из богатой парчи и блестящих металликов. В лучшем случае она напоминает Нефертити, в худшем – Мардж Симпсон. Бархатные ленты продаются, чтобы платки не сползали с головы. Пуфы из воздушного материала, «бобо», создают впечатление огромного количества волос под ними, но без веса настоящих или искусственных волос. Даже с этими устройствами угол и масса некоторых из них не поддаются гравитации.

Накидка/тюрбан нравится удивительно широкому кругу населения. Его можно носить, чтобы покрыть все волосы до последнего, что отвечает потребностям ультраортодоксальных женщин, не прочь цвет и чутье. Он также может служить украшенной повязкой на голову, прикрывающей небольшую часть волос, но подчеркивающей социальные пристрастия и семейное положение женщины. Шарф носят как ашкеназские, так и сефардские женщины. Для последнего это особенно важно, поскольку покойный раввин Овадия Йосеф, главный галахический арбитр сефардского еврейства, избегал париков.

Итак, мы подошли к самому легендарному головному убору еврейских женщин. Парики — шейтели — в Израиле встречаются гораздо реже, чем в православных общинах диаспоры. Есть несколько причин. Независимо от того, сделаны ли они из настоящих или искусственных волос, они, как правило, намного теплее, чем другие головные уборы. Самые правые религиозные считают их наглыми; более современные считают их чрезмерными по охвату. Они также дороги и требуют регулярного обслуживания.

Парик имеет место на головах израильтян.Пожилые женщины уже давно предпочитают их как практичное решение для седых и истонченных волос. Стильные иностранные посетители вызвали некоторый интерес, особенно парик с повязкой на голове, популярный у самых молодых замужних женщин. Парики иногда предпочитают деловые женщины, которые ищут профессиональный, ненавязчивый вид. Парик с повязкой и профессиональный имидж олицетворяет телеведущая и православная возлюбленная Сиван Рахав-Меир.

Парик носят некоторые сегменты хасидов. Там он всегда короткий и частично прикрыт либо маленьким платком, либо шляпой-таблеткой, называемой «билли», что в переводе с венгерского означает горшок.Другие покрывают стриженую (не бритую) голову коричневой шелковой полоской, называемой «шпицель». Это предназначено для того, чтобы вызвать волосы, но гарантировать, что никто, каким бы наивным или противным он ни был, на самом деле не примет его за волосы. Во всяком случае, под обрамляющим голову валиком виден лишь небольшой участок шпицеля, удерживающий на месте шелковый платок. Эти шарфы могут быть довольно дорогими и даже дизайнерскими. Самые набожные, однако, носят черные снуды/береты и/или черные матовые платки, такие же безобидные, как вакуумные пакеты.

У незамужних также характерные прически.В некоторых ультраортодоксальных кругах девушки не стригут волосы до свадьбы. Они заплетают волосы либо в низкий хвост, либо в одну косу, но никогда не распускают. Если вы видите малыша-харейди с очаровательными кудрями, это, вероятно, мальчик.

Головные уборы никогда не выходили из моды в религиозном сообществе. Однако, поскольку православие повернулось вправо, в основном шляпы, полностью закрывающие волосы, имели стойкость. Панама любима лекторами и воспитателями, так как указывает на серьезные намерения.

Пятьдесят лет назад арабка в хиджабе попала на фотосессию. Городским женщинам и в голову не придет, что их примут за деревенскую крестьянку или бедуинку. Сегодня головной убор хиджаб является правилом для всех, кроме молодых девушек. Это означает националистическую идентификацию, по крайней мере, в той же степени, что и религиозную набожность. Есть хиджаб, а есть хиджаб. Один из них представляет собой простое покрытие из двух или трех частей, а другой — сложное закрепление, для освоения которого требуются учебные пособия на YouTube. Часто шарф перекликается с тем, что находится под ним — объемный платок поверх облегающего халата или яркое плотное покрытие головы и шеи поверх обтягивающей туники и узких джинсов.Последний вид также создает драматическую основу для экзотического макияжа. Более экстремальный никаб — покрывало на лице, оставляющее открытыми только глаза, — редкость, которую можно увидеть только среди самых отдаленных бедуинов.

Покойный ближневосточный ученый Фуад Аджами утверждал, что современный хиджаб в Западной Азии был преднамеренно основан на привычках католических монахинь. Он назвал дизайнера Мусой ас-Садром, влиятельным ливанским шиитским священнослужителем семидесятых годов.

Светские израильтяне также могут говорить с покрытой или непокрытой головой.Причуды и мода Запада находят отклик в Израиле. Ничто не выглядит более радикальным, чем чисто выбритая голова, а на задворках светского общества есть кефали, готические шипы и раста-косы.

Если и есть что-то, что отличает израильские головы от голов в аналогичных развитых странах, так это то, что израильские волосы и головные уборы более дикие . Это что-то говорит о политике? Общество? Религия? Может быть.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.